Глава 10. Нет, вот теперь вдвоем!

Вернуться к — Глава 9. Снова вдвоем / Перейти к — Перейти к — Глава 11. Соперница

Искандер вернулся во дворец. Тристакинния вскочила, увидев шейха. Аль-Толь тоже поднялся. Они сидели на ступенях веранды в саду. Белая одежда Искандера была в пыли и измята. Мужчины, скорее всего, все-таки подрались.
— Где он? – тревожно спросила Тристакинния, заглядывая своими лучистыми глазами в глаза Искандера.
«О, какие глаза!» — подумал мужчина. Именно за них он тогда стал рабом, о чем сейчас горько сожалел. За что Аллах их свел снова?
— Гость пожелал осматривать город в одиночестве. – невозмутимо сказал Искандер.
— Фригг! – закрыла лицо руками Тристакинния.
Страх возлюбленной Тристакиннии за это чудовище раздражал.
— Успокойся, женщина. Он вполне доволен жизнью. – раздраженно сказал Искандер, проходя мимо.
Тристакинния запустила ладони в волосы, она побежала за Искандером, как поплыла, не касаясь травы.
— Где ты его оставил, Иска? Зачем ты его оставил?! Он же теперь не найдет дорогу назад. Фригг… — Тристакинния помотала головой, остановилась.
Искандер развернулся к ней.
— Он не ребенок, воин. Ориентироваться умеет.
— Он обязательно нарвется на каких-нибудь разбойников! Я пойду его искать!
Искандер удержал ее за плечи. Прикосновение было знакомым, он словно пронес его через вечность.
— Я найду его. – примирительно сказал Искандер.
— Все, было достаточно времени вам поговорить по-мужски, я пойду с тобой, — кивнул Амелик.
— Нет. – безапелляционно заявил Искандер и так же стремительно направился из дворца. Терпеть насмешки варвара, что он струсил и вернулся с подмогой, было бы невыносимо.
— Я с тобой пойду! Вы снова поругаетесь! – сказала Тристакинния, спеша за ним.
— Хорошо. – остановился Искандер, подождав женщину.
На рынке Фрея уже не было, по крайней мере, найти его не удалось. Продавцы с удовольствием показывали, куда пошел заметный северянин. Идти по его следам было мучительно, казалось, что Фрей ходит кругами. Искандер много раз предлагал вернуться, уверяя, что Фрей может за себя постоять. Но Тристакинния тревожилась.
— Иска! Это дома он может за себя постоять! А тут…тут все не так… — женщина устала идти, ей хотелось пить. Она остановилась и развернулась к Искандеру. – Он обидел тебя, да?
И Тристакинния вдруг погладила его по лицу, перебрала, как тогда, нежными пальцами по шраму. Искандера вдруг обожгла страшная догадка. Возлюбленная до сих пор его жалеет. Считает, что Фрей имеющий, пусть и незаслуженно, но право на все, а шейх Аль-Дива, владелец Ховна, не в силах терпеть его издевки. Хоть он и получил дома глоток свободы и был защищен от всевластия Фрея, он словно остался в ее глазах рабом Фрея. И неважно, как она его звала. Стоило прорычать ей, чтобы она не смела вспоминать рабское имя, она бы перестала, хоть в ее устах оно и звучало ласково, а не унизительно. В ее глазах он был бы Искандер – раб Фрея. Как удавалось бессердечному викингу так занимать собой пространство, что он никому не давал дышать свободно, вне себя? Искандер горько вздохнул.
— Ты устала, тебя отвезет домой возничий, а я еще поищу его.
— Нет, я с тобой. – решительно сказала Тристакинния. – только пить хочется…
— Хорошо, но ты поедешь. Сейчас я куплю щербет.
— Нет, я могу идти! – возмутилась девушка.
Искандер остановил возничего, помог Тристакиннии сесть в тенистую повозку. Сам пошел рядом, купив по дороге бутылку шербета. Искандер тайно надеялся, что они не скоро найдут дикаря, чтобы он мог подольше побыть с возлюбленной Тристакиннией. «Ах, какой у нее кружащий голову смех…», — думал Искандер, хотя ему не часто доводилось слышать ее смех. Мужчина начал рассказывать легенды своего народа. Тристакинния иногда хмурилась.
— У нас есть похожая легенда…
у них оказалось так много общих легенд, что было странно, они ведь такие разные.
— Он перелез через забор, а там ожидал его ее отец… – рассказывал Искандер.
Тристакинния вдруг рассмеялась. Искренне и весело.
— у нас… — девушка вдруг осеклась. Тряхнула головой и продолжала смеяться. Однажды, когда Фрей возвращался от нее, его поймал, прямо спрыгнувшего из ее окна, Хевдинг. Фрей так весело рассказывал ей эту историю. А что ты? – спросила она тогда. А что я? Мы жених и невеста. – пожал плечами он, так примерно звучало его предложение руки и сердца.
Искандер, улыбаясь, смотрел на Тристакиннию. Вот ради этого момента, наверное, Аллах и свел их снова, чтобы показать Искандеру, что такое счастье. Дать глотнуть его.
Аллах, очевидно, слышал молитвы Искандера, Фрея нигде не было.
— Земля круглая, если бы она была плоской, то удаляющиеся корабли было бы видно очень долго в подзорные трубы.
— Их и так видно очень долго, она плоская, потому что многие доплывали до края земли, некоторые смельчаки заглядывали туда и в ужасе уплывали назад.
— Края земли нет, скорее всего смельчаки боялись собственной тени или откровенно врали.
— Это достойные воины. – обиделась Тристакинния. — ваши воины просто никогда не доплывали до туда вот вы и придумываете всякую ерунду.
Искандер коротко рассмеялся.
— Не обязательно куда-то плыть, чтобы что-то знать. Многое могут подсказать звезды, луна, логика. Так вот корабли было бы видно маленькой точкой, пока они не доплывали до края земли, но корабль не видно уже через несколько часов.
— Дурацкое доказательство, ведь диск сам по себе неровный, но это не значит, что вся земля круглая.
— Вода заливает все неровности, сравнивая их. Это говорит по крайней мере о том, что этот диск выпуклый. Вся теория о том, что земля диск, держится на том, что если бы это был не диск, а, например, выпуклость, то все реки бы стекали вниз. Но фокус с морем, как раз доказывает, что земля выпуклая.
— Ничего это не доказывает, — Тристакинния рассмеялась. – Иска, перестань меня дурачить.
Девушка проголодалась, но говорить об этом считала неудобным. На город спустился вечер, и мужчина догадался спросить, не голодна ли девушка.
— Я бы съела чего-нибудь, — как-то тоскливо сказала она. – Только я не взяла с собой ни монеты, я думала мы быстро найдем Фрея.
Искандер купил фруктов, вяленого мяса, сыра и сока. Девушка позвала мужчину с собой, поесть. Так же тепло и снисходительно, словно делала что-то запретное. Искандер остановил повозку, сел на порог.
— Какие теплые ночи… — сказала Тристакинния. – тут всегда так? У нас летом тоже тепло…
— Да, всегда, здесь не бывает зимы, иногда, очень редко идут дожди.
Тристакинния улыбнулась.
— Какая странная страна.
Искандер улыбнулся.
— Ты полюбишь ее.
— Это вряд ли.
— Почему нет? Ты откроешь свое сердце ей, а она захлестнет тебя своей любовью.
— Мое сердце принадлежит другой стране. – грустно сказала девушка.
Шейх кивнул.
— Родина всегда милее чужбины.
Тристакинния уныло улыбнулась.
Искандер неохотно поднялся с подножки, скоро стемнеет, так, что ничего будет не видно и нужно было либо быстрее найти Фрея, либо возвращаться и ждать его во дворце.
— Где же он? – вздохнула Тристакинния. – может, на него напали?..
— Нет, он просто осматривает город. – в который раз возразил Искандер.
Им пришлось вернуться во дворец, поиски так и не увенчались успехом. Да и как, действительно, найти, пусть даже заметного северянина, в таком большом городе. Тристакинния переживала, она хмурилась, возвращаясь во дворец. Без Фрея она чувствовала себя совсем незащищенной. Она устала, и не хотела быть сильной, она даже сначала решила не выходить к ужину, но представила, что бы сказал на это Фрей, гордо вскинула голову и вошла во дворец.
Навстречу паре из сада во дворец вбежали разгоряченные, вспотевшие Айваз и Энефрей, на мгновение затормозили около взрослых и пронеслись дальше. Страшная догадка мелькнула у Искандера, он тряхнул головой, Энефрей не выглядел страдающим.
— Наши дети мудрее нас, — вздохнула Тристакинния, скрываясь в своей комнате.
— Да отстань же ты от меня! – пронеслась мимо Искандера Лима. На пороге стоял Джаллал и провожал ее взглядом. Но этой «мудрости» Тристакинния уже не видела. Искандер проводил взглядом девочку, обернулся и ободряюще улыбнулся сыну.
Тристакинния нервничала за ужином, и быстро ушла к себе в комнату.
Искандер так же, как и вчера, читал на балконе при свечах, ему нравилось это место во дворце. Так уж случилось, что ему с этого места были видны окна комнаты Тристакиннии. Она долго не гасила свет, иногда выглядывая в окно, но ей за буйной зеленью было не видно Искандера.
Девушка только немного говорила по-арабски, читать не умела. Она села, листая книгу с рисунками. Рисунки были непристойными, но Тристакинния была одна, и никто не мог поймать ее за этим занятием. Если бы вошел Фрей…он бы усмехнулся. И все.
По саду разнесся негромкий простой мотив, кто-то напевал. Тристакинния узнала голос пьяного мужа через открытое окно, и высунулась посмотреть все ли с ним в порядке.
— Папа! – выбежала в сад Лима в одной сорочке, озираясь и забыв про стыд.
Это был, действительно, Фрей. Северянин держал в руках бутон розы и бесстыдно целовал его, терзая лепестки.
— Фрей! – выдохнула Тристакинния и закусила губу. Он часто так делал, когда напивался. Девушка не понимала, отчего у мужа появляется такая любовь к цветам, но в этом был какой-то тайный, скрытый от Тристакиннии, смысл. Почему-то эта пьяная привычка нервировала и смущала Тристакиннию больше, чем его грубые приставания, или, наоборот, то, что он ее не замечал. Девушке столько раз хотелось оказаться на месте этой розы. Без всякой связи, Тристакинния каждый раз вспоминала подслушанный ею разговор, десять лет назад. Если бы Иска только знал, какое унижение готовил Фрей ему, по своему возвращению. Это была одна из причин, по которой Тристакинния помогла Искандеру бежать. Фрей бы прибил ее, если бы узнал, что это она замешана в побеге Иски. Сейчас он думал, что Иска сбежал сам, может, с помощью рабов. Тристакинния передернула плечами. Фрей что-то напевал, в перерывах целуя розу.
Искандер выглянул на источник шума, увидев Фрея, терзающего цветок, шейх смутился и разозлился. Он вспомнил, как сегодня Фрей сравнил его губы с цветком.
— Шакал, — прошипел Искандер и вернулся к книге, но читать не получалось, смысл ускользал от обозленного разума.
— О! Ты чего голой бегаешь? – оторвался от розы Фрей, заметив дочь.
Девочка замерла от страха.
— Я волновалась… тебя так долго не было… — выдавила она из себя.
— Молодец какая, но голой бегать все равно нельзя, ты очень красивая девочка. – мужчина шатнулся и поднял Лиму на руки. – я принес тебе подарок.
Фрей попытался что-то вытащить из кармана шаровар, но ему было неудобно держать девочку на руках, он и так плохо стоял на ногах.
— В доме отдам… — смирился Фрей.
Лима льнула к отцу, счастливая, что он не злится и не отталкивает ее. Искандер видел, как девочка просто светится от обожания. Фрей швырнул истерзанный цветок куда-то в сторону, и тот, поцеловав висок шейха, упал на книгу перед ним. Фрей скрылся во дворце.
Искандер дернул головой, гнев залил разум, но обидчик уже скрылся. Шейх смел цветок в сторону. Да что позволяет себе этот варвар, терпение Искандера не безгранично. Мужчина захлопнул книгу. «И все-таки, что он имел в виду, когда, сказал, что хотел жениться на мне», — недоуменно подумал Искандер и содрогнулся от возможных идей Фрея, которыми была полна фантазия дикаря, снова восхваляя Аллаха за то, что он помог ему сбежать из плена.
Фрей принес Лиму в ее комнату, уложил в постель, падая рядом.
— На, — достал, наконец, из кармана подарок мужчина. На тонкой золотой цепочке висел медальон: арабская буква Лям – это первая буква твоего имени. Только местная, чтобы все знали…как правильно начинается твое имя.
Девочка сжала в руке медальон. Фрей откинулся на постели и уснул. Лима в один миг полюбила эту страну, этих людей, даже Джаллал, показался ей приятным мальчишкой. Страна была ласковой, солнце теплым, еда вкусной, а жизнь счастливой. Никогда дома на нее не сваливалось столько счастья. Лима легла отцу на грудь головой, бережно обняла его, насколько хватило рук, и закрыла глаза, боясь уснуть. Отец был рядом, он сегодня уже никуда не пойдет и будет принадлежать только ей. Рука Фрея легла на спину Лимы, и девочка тихо замурлыкала. Мужчина спал, а Лима тихо плакала от счастья.
Тристакинния подождала мужа несколько минут и вышла из комнаты, наверняка он пошел в сераль. Фрея охватывала страсть часто, но после выпивки, он не понимал, что женат, и шел где обещали удовольствие. А таких охотниц было много. Тристакинния вдруг вздрогнула. Нет, здесь, Фрей ни разу не посмотрел ни на одну женщину. О Фригг! Он наверняка пошел донимать Иску. Тристакинния побежала в комнату, где жил шейх. Девушка прислушалась. В комнате было тихо. Тристакинния выдохнула, какая глупость. Даже у Фрея не хватило бы наглости прийти в комнату Иски. Идти в сераль было унизительно, и Тристакинния вернулась к себе. Искандер даже не знал, что возлюбленная была так близко этой ночью, стоило только протянуть руку. Тристакинния легла в постель и уткнувшись в подушку заплакала. Она даже покупала у Дхельбет приворотное зелье. И поила, как учила старуха, Фрея. Он должен был приходить к ней, всегда. Ни в какой не в сераль! Его сердце не должна занять никакая другая женщина. Тристакинния так же долго поила его отворотным зельем, потому что в том походе, он завел себе кого-то. И эту тоску смогло вырвать из сердца только колдовство. Когда Фрей вернулся…его глаза больше не были как море в солнечную погоду, он почти не спал, и не хотел никого видеть, лишь после отворота, он переключил внимание и злость на сбежавшего Иску, он заговорил о нем. Это радовало Тристакиннию, потому что он больше не вспоминал о ней, о какой-то неизвестной южанке. Тристакинния всхлипнула. Может, она зря так? Может, он спит в комнате детей? У Айваза или Лимы? Наверное, у Айваза. Тристакинния улыбнулась. Мальчик наверняка горд, что отец пришел к нему. Девушка решила не мешать детскому счастью, она даже улыбнулась, представив эту идиллию, и смогла уснуть.

Вернуться к — Глава 9. Снова вдвоем / Перейти к — Перейти к — Глава 11. Соперница

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s