Глава 14. Что же тебе нужно?

Вернуться к — Глава 13. Острые углы / Перейти к — Глава 15. Недетский разговор

Оснан стоял у окна, задумчиво глядя в сад, где веселились наложницы. Амелик стоял рядом.
— Ты недоволен моим разговором с язычником? – спросил Амелик.
— Что?.. а, нет. – отмахнулся Оснан. – как ты думаешь, что могло вызвать такую вражду между Фреем и Искандером?
— Я не знаю. Может, они познакомились, когда Искандер был в плену у северян?
— Да, я слышал. Ему чудом удалось сбежать. Как можно дать Искандеру возможность отомстить за себя, чтобы он мог вести себя, как подобает великодушным победителям?
— Искандер ведет себя достойно! – обиделся за друга Амелик.
— Да, да…но Фрей может поднести нам этот остров. Амелик… Айсланд — остров дикий. Дикарям не объяснить, что мы победители. Сколько наших людей погибло в войнах с варварами? Я хочу, чтобы Айсланд принадлежал нам, а не велась война до тех пор, пока кто-нибудь из моих потомков не даст им свободу, устав воевать. Хевдинг сдал нам основной город Айсланда, негласную столицу. Я не настолько глуп, чтобы думать, что викинги рады нашей победе. Они затаились. И…я знаю, что они сильны в партизанских войнах. Не хочу, чтобы наши планы саботировали. Они ждут. Я не знаю, чего. Может, готовят наступление. Хотя у них меньше кораблей и оружия. Я специально приказал отправить детей сюда, чтобы, если что, держать их в заложниках, но викинги не боятся смерти, и не идут на уступки ради близких.
— Не сыграют ли эти наши гости роль троянского коня?
— Их слишком мало, и они неподготовлены. У них нет оружия…тем не менее, мне нужно чтобы негласный правитель Ховна принял меня, как властителя. Тогда примут и остальные. Если с Фреем что-нибудь случится, начнется кровопролитие…
— И что же, нам придется терпеть выходки этого дикаря? – процедил Амелик.
— Можешь придумать что-нибудь получше, — властно предложил султан. – например, как обратить его сердцем к нам!
Амелик медленно кивнул, задумавшись, потер подбородок.
— Я подумаю…
— Я не знаю как, но мне думается, это мог сделать бы наш друг, шейх Аль-Дива.
— Искандер? А тебе не кажется, твое могущество, если Искандеру Фрей напоминает о плене, жестоко заставлять его даже приближаться к дикарю. Искандер очень спокойный, надежный человек, но ты видел, как стоило Фрею сказать пару слов, он ушел из-за стола, чего не позволял себе никогда!
— Но мы же будем рядом, мы будем с ним. И…думаю, Искандеру пора похоронить свое прошлое.
— Хорошо. Но что сможет сделать Искандер?
— Я не знаю. – пожал плечами султан. – думаю, Искандер знает.
Амелик покачал головой. Ему затея не нравилась. Дикарю нужно указать его место! Но Амелик понимал, что Фрей тогда развяжет войну. Любое серьезное оскорбление освободит ему руки, и тогда викинги подорвут султанат набегами.
— Но говори с Искандером об этом сам, — махнул рукой Амелик.

Тристакинния бережно уложила Дагаза в колыбель. Погладила его, и оставила на попечение нянек, вышла в комнату. Она бы не доверила сына чужим рабыням, если бы не Иска. Почему-то его присутствие успокаивало, заставляло верить, что ничего плохого с ней и ее детьми не произойдет. С Фреем не было страшно, нет, но с ним было опасно. Посвященный Тору, потомок Фрейра требовал насаждения своих правил, внедряя их огнем и мечом. Для него был один закон – его. Он не боялся ни за нее, ни за детей. Это пугало Тристакиннию. То, что восхищало юную дерзкую девчонку, не устраивало мать троих детей. Теперь она понимала отца, хотя раньше ни за что не смирилась бы, ушла бы в горы с отрядом партизан, и воевала бы против султаната. Но теперь ей хотелось мира. Хотелось покоя для себя и детей. Хотелось просто жить, быть любимой и счастливой. Женщина посмотрела в окно. Чужая страна предлагала исполнить ее желания. Солнце грело ярко и ласково. Запах роз и гул пчел умиротворяли. Казалось, что все будет хорошо. Тристакинния села на подоконник и раскрыла книгу с картинками.

— Красавец какой, купи у меня орешков, они даже жажду утоляют. – дерзко кинулась наперерез Фрею молодая торговка.
Фрей отвлекся от мыслей, улыбнулся. Мужчина смотрел на девушку, привыкшую к плотоядным взглядам так, что она смутилась. Так должен смотреть на девушку тот самый единственный, или святой. Викинг небрежно расплатился, взял пакетик и направился дальше. Вот так, просто прошел мимо. Девушка недоуменно смотрела ему вслед. Разве мог пройти мимо тот, кого она так долго ждала? В детстве, бабушка ей рассказывала про джина-солнце, которое является только избранному, и предвещает счастье. И что, тот кто увидит его, сразу узнает. Маленькой Зумле не нужно было ничего от него, только бы ходить рядом, касаться его, смотреть. Откуда взяться бы в Триболи такому солнечному человеку в белых одеждах, если он не джин-солнце?
Джин, тем временем, завернул к морю. Ему нужно было подумать, а во дворце не было никакой возможности остаться одному. Жена, которой было тревожно в чужой стране – но за это она пусть скажет спасибо своему папаше, — требовала внимания постоянно. Айваз постоянно пытался рассказать отцу про жизнь детей во дворце, а Фрей слушал вполуха, дети его не интересовали. Лима расцветала, у нее появилась какая-то тайна, наверняка, девчонка влюбилась, и, наверняка, в сына Иски, стоило ей увидеть отца, она ни на шаг от него не отходила, видимо, стремясь добиться какого-нибудь благословения. Султан мечтал, чтобы Фрей принял ислам и понес распространять его на Айсланде. Это было видно невооруженным глазом. Друг и жена Иски тоже хотели бы высказать свое недовольство за попытки Фрея претендовать на Иску. До него не было дела, пожалуй, только детям Иски, за это они ему нравились. А у Фрея было о чем подумать. Он так и не знал, что ищет здесь, чего ждет? Что сказать своему народу? Чем добрым может обернуться поступок Хевдинга? Выхода не было, по крайней мере, он прятался, ускользал от Фрея. Мужчина сел на белый песок, устремил взор вдаль, где-то там его родина, земля живых богов. Язычник погладил ладонью бирюзовую теплую воду моря. Волна тепло зашумела, ветер ласково, надежно обнял мужчину за плечи, показывая, что живые боги всегда рядом. Не волнуйся, ты получишь все, чего хочешь. – будто говорили ему. «Все?» — Фрей не пытался скрыть от богов свои истинные желания. Воин десять долгих лет готовил вылазку в Триболи. Теперь, когда он может свободно рассмотреть все подходы, с моря, все пути в городе, и передать через плененных северян в Айсланд, он думал, что не так уж нужна эта вылазка теперь. Его цель рядом, только руку протяни. Может забрать то, что ему принадлежит и уйти в горы Айсланда. Никто никогда его там не найдет. Наплевать на Хевдинга, и всех остальных. Но тогда Тор может спросить – оставался ли ты верным мне до конца? И Фрей не сможет ответить: я делал все, и даже больше того. И тогда, в вечной жизни Тор может отнять у него все. Нет, нужно придумать, как сделать все так, как завещал Тор. Фрей перебирал в памяти все возможные схемы. Пока ничего путного на ум не приходило, но Фрей верил богам.

Вернуться к — Глава 13. Острые углы / Перейти к — Глава 15. Недетский разговор

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s