Глава 15. Недетский разговор

Вернуться к — Глава 14. Что же тебе нужно? / Перейти к — Глава 16. Боги

Эйшан поцеловала мужа в уголок губ.
— Ты все правильно сделал, милый.
Энефрей, которого отец вывел из столовой, подошел к окну, сел на широкий подоконник и уставился в сад. Уйти ему было сейчас некуда, потому что после завтрака султан должен был увести Энефрея на занятия, уйдя из столовой было нечего надеяться, что его отпустят свободно гулять, к Айвазу и Лиме. Это было бы неуважением к султану. Вернуться в столовую – неуважением к отцу. Поэтому Энефрей сидел и ждал решения взрослых.
Искандер кивнул, легко сжимая жену в объятиях.
— Сейчас я поговорю с сыном, а после мы сходим с тобой на базар.
— О, милый, — Эйшан рассмеялась и выскочила из комнаты. Может, этот иблис выжжет своими выходками северянку из сердца Искандера.
Энефрей повернулся к Искандеру, когда мать вышла. Искандер опустился на подоконник, рядом с сыном. Мужчина тяжело вздохнул, как попросить сына забыть о позоре отца. Искандер взял Энефрея за руку, перебрал пальцы.
— Сегодняшний разговор за столом… не нужно воспринимать всерьез, в гневе и в желании досадить говорится много глупостей. – Искандер долго посмотрел на сына.
Энефрей несколько секунд ждал продолжения и мужчина продолжил.
— Я хочу, чтобы ты забыл мою сегодняшнюю ссору с Фреем и… не рассказывай о ней никому.
— Хорошо, папа. – ровно отозвался мальчик.
Энефрей выглядел так, словно ничего не произошло, не понимая зачем Искандер ему говорит все это. С одной стороны, было хорошо, что Энефрей не придает значения словам Фрея, но могло быть так, что сын просто скрывает от него свои мысли, а значит не доверяет ему. Джаллал бы строил предположения, спрашивал бы – почему нельзя об этом говорить, задал бы все интересующие его вопросы по словам Фрея, может, разговор бы не понравился Искандеру, но не было бы такого гнетущего чувства недоговоренности. Энефрей сейчас тоже думал о брате, который бы повел себя в этом разговоре иначе. Но Искандер бы расстроился, а Энефрей не хотел расстраивать отца. Легче было сразу сказать то, что нужно отцу. В конце концов, Энефрею всего восемь, он не раз слышал от взрослых как он мал. Часто и многое взрослые списывали на его возраст, не силясь объяснить. Многих раздражали его вопросы, и мальчик перестал их задавать. Отец не отталкивал его, нет, но Энефрей не хотел даже пробовать.
— Если у тебя есть вопросы, ты можешь задать их. – сказал Искандер, скрепя сердце. Шейх бы не хотел, чтобы Энефрей пошел задавать вопросы кому-то другому. – Мы поговорим, все выясним.
— У тебя нет столько времени, чтобы ответить на все мои вопросы, — солнечно, ярко рассмеялся мальчик, чуть сощурившись, став похожим на Фрея. – тебя мать ждет уже.
Искандер улыбнулся, невольно погладил сына по глазам.
— У меня всегда есть для тебя время.
— У меня ничего не случилось, чтобы отнимать его у тебя.
— Нет, ты его не отнимаешь, ты даришь мне свое время.
Энефрей чувственно играл с ладонью отца.
— Мать будет ревновать и расстраиваться. – улыбнулся мальчик.
Энефрея всегда волновало, что подумает Джаллал или мать, не отбирает ли Энефрей у них отца и мужа. Джаллал охотно делился с отцом, Эйшан никогда не было скучно с мужем, Искандер знал львиную долю ее размышлений на многие темы. И непонятно, кому нес свои мысли Энефрей, и были ли они у него. Бабке? Султану? Брату? Так просто его в очередной раз отпустить. Но Искандер чувствовал, что может потерять сына. Всегда их связывала какая-то неуловимая нить близости, о которой не нужно было говорить. Энефрей словно всегда все понимал, и словно говорил: дай им немножко сейчас, у нас ведь так много впереди и позади времени вместе. И шейх сейчас вдруг остро почувствовал, что это может быть мороком, ложным ощущением, и нить рвется, если уже не порвалась. Словно Энефрей помнил или знал что-то, чего не помнил или не знал Искандер. Какую-то дружбу в другой жизни, а в этой, словно шейх давал понять, что ему в этой жизни не до него, не до Энефрея.
— Нет, не будет, я сказал ей, что мне нужно поговорить с тобой.
— Но ты ведь уже сказал, что хочешь чтоб я забыл слова Фрея.
— А ты не сказал мне, чего хочешь ты.
— Спасибо. Мне ничего не нужно. У меня все есть. – сейчас вдруг стало очевидным, что Энефрей никогда не просил ничего привезти, ничего купить.
— Может, тогда ты поделишься своим мнением? – Искандер вдруг заметил, что спрашивает совета у своего восьмилетнего сына. Мальчик всегда выражал взрослое мнение, когда выражал его, что так забавляло Амелика.
— На Фрея? Или на его слова?
— На его слова и на него. – кивнул Искандер.
— Вы знакомы. До того, как они сюда приехали. Ты нравишься его жене, как маме. Или про жену не надо? – ласкал пальцы отца Энефрей.
— Надо, — с замиранием сердца отозвался Искандер. «Нравлюсь, как маме?!» — повторил мысленно мужчина.
— Тебе тоже она нравится. Наверное, даже больше, чем мама…
Искандер повел головой и, решив дослушать сына, как и обещал, не стал его перебивать. Суждения Энефрея и впрямь отличались недетской проницательностью, возможно ли, чтобы он мог так четко видеть все со стороны…
— Почему ты думаешь, что Тристакинния относится ко мне, как мама? – вернулся Искандер к интересующей его теме. Сам мужчина не видел нежных чувств северянки по отношению к себе, тем более таких сильных, как у Эйшан. С чего Энефрей решил, что Тристакинния может быть влюблена в него?
Энефрей несвойственно ему жестко усмехнулся. Наверное, скопировал с Фрея.
— Она смотрит на тебя, следит за твоими руками, губами. Она проводит глазами по твоему лицу, груди, словно рукой. Когда ты стоишь, она всегда борется со своим взглядом, чтобы не смотреть на низ твоего живота. – томно певуче заговорил мальчик. Энефрей на мгновение задумался и продолжил. – Когда ты, задумавшись, перебираешь что-то в руках, будто ласкаешь, она сглатывает и закрывает глаза, примеряя ласки на себя.
Искандер, справившись с изумлением, кивнул. Такая наблюдательность сына и чувственное восприятие удивляли, примечательным было и то, что Искандер почувствовал легкое возбуждение. Устыдившись этого, он запоздало пожалел о своем вопросе еще и потому, что вопрос касался матери Энефрея.
— Ну, а что ты думаешь о нашем разговоре с Фреем?
— Вы говорили о… вашей жизни, до того, как они сюда приехали. Вы… жили раньше вместе. Как с мамой. Наверное, ему не хочется, чтобы это кончалось. Но он почему-то не злится на маму. И на жену, хотя они тебе нравятся больше. Ты ему нужен. Так же, как мне, наверное. А ты… — мальчик хотел сказать, что Искандер его боится, но решил не говорить, хотя мужчина почти услышал это. – не хочешь больше с ним жить.
Энефрей словно хотел что-то спросить, но молчал.
Изумлению Искандера снова не было границ и что значит «как мне»? Оказалось, что к разговору с сыном он не был готов, его смущала откровенность Энефрея, хотя тема сама по себе была откровенной. Когда же Энефрей стал таким взрослым?
— Он тебя так зовет… — помолчав несколько секунд подобрал слова мальчик.
Искандер притянул Энефрея к себе, усадил на колени, обняв. Мальчик вскинул глаза на отца, разомкнул губы. Искандеру на мгновение показалось, что Энефрей зовет его. Мужчина тряхнул головой, сбрасывая наваждение.
— Мне показалось, ты хотел спросить о чем-то? – решил как можно быстрее закончить неловкий разговор.
Энефрей осмелился спросить, решив, если нарвется на ярость, не заговаривать больше никогда ни о чем.
— Тебе с ним было хорошо?
Искандер выдохнул смешок, можно было ожидать чего-то подобного.
— Нет.
— Почему ты остался жить тогда?
— Когда Фрей пленил меня я был только ранен, а остался жить потому что увидел Тристакиннию.
— Почему он ее не убил? – удивился Энефрей. Мысль сорвалась с его губ невольно. Мальчик осекся, когда понял, что сказал это вслух.
— Она была его невестой и стала потом его женой.
— Да, — словно отмахиваясь, сказал мальчик. Энефрей думал о чем-то своем. Искандер увидел в этот момент в сыне северную, звериную жестокость, не свойственную роду Аль-Дива. – он тебя обидел и ты сбежал?
— Энефрей, викинги не убивают своих женщин, тем более невест и дочерей Конунгов. Я сбежал, потому что не хотел провести в рабстве остаток своих дней, потому что рабство насилие над волей и надругательство одного человека над другим противоестественно и грешно.
— Коран не запрещает рабство. – усмехнулся Энефрей.
— Аллах создал всех равными, и я не слышал, чтобы он поощрял рабство.
— Но он и не осуждает его, хотя он обещает наказать многобожников, сразу видно, что ему это не нравится. – как-то грустно проговорил Энефрей.
Искандер вздохнул.
— Коран записан человеком, я не сомневаюсь в святости Мухаммеда, но он всего лишь человек и писал сообразно своим суждениям.
Энефрей внимательно посмотрел на отца, словно снова хотел что-то спросить, но не решался.
— Это тоже не стоит никому рассказывать. – подмигнул Искандер Энефрею.
Мальчик улыбнулся.
— А ты видел живых богов?
— В Ховне?
— Да, на земле богов?
— Нет, я их не видел, но я не думаю, чтобы кто-то вообще их видел.
— Временами мне кажется, что никаких богов, вообще, нет. ни Аллаха, ни Одина. Что тому, кто все это создал, нет дела до нас и до законов, которые мы исполняем или не исполняем.
— Возможно ты и прав, какое может быть дело богам до человека, ветер не спрашивает у путника удобно ли ему. Но это не так уж плохо, по-моему, значит, мы сами творим свою жизнь.
— Тебе было плохо с ним, — Энефрей погладил отца по лицу, словно извиняясь за Фрея. Как-то жутковато казалось, что через мальчика пытается извиниться сам Фрей. Будто это бирюза его глаз проглядывает из глаз Энефрея.
— Если бы мне было хорошо, я бы не стал сбегать. Ну, а потом ты знаешь, я вернулся домой и женился на твоей маме.
Энефрей повел головой, словно отмахиваясь. Любовно провел пальцами по шраму на щеке отца. Он так делал только когда был еще младенцем. Искандер поймал руку сына, прижал к щеке. В лазурно-бирюзовых глазах мальчика плескалась яростная нежность. Словно та самая гордыня, которая не вмещалась в него, сейчас пыталась найти выход через глаза. Энефрей улыбнулся, словно это он оставил шрам на лице отца.
— Это он сделал, да?
— Да. – тепло усмехнулся Искандер. – чтобы я не нравился женщинам.
Энефрей улыбнулся тепло и ярко.
— Ревновал.
— Наверное.
Энефрей недоуменно повел головой, вздохнул. Вряд ли у него будет возможность спросить у Фрея почему тот не убил и не изуродовал Тристакиннию, раз так вожделел его отца.
Искандер покачал головой, Энефрей не видел ничего плохого в действиях Фрея, его деловитые расспросы говорили об этом. Возможно, сам Энефрей поступил бы так же с пленником, который посмел бы влюбиться в его женщину? И убил бы ее?!
— Фрей любит Тристакиннию. – неуверенно и запоздало сказал Искандер, по крайней мере, на этом строилось объяснение причин поведения Фрея.
Энефрей взросло-насмешливо выдохнул. Так тоже делал Фрей, показывая Искандеру, что он сказал глупость. Мальчик помотал головой, любовно нежно обнял отца, прильнув к нему. Искандер укрыл сына руками, благодарность, нежность и растроганность вытеснили возмущение.
Мальчик моргнул, ощутимо поцеловав ресницами кожу на груди отца, в вырезе рубашки, сомкнул губы, невольно поцеловав его уже по-настоящему. Искандер вздрогнул, теснее прижал Энефрея и поцеловал его волосы. Ему снова полезли в голову мысли о близости.
— Я люблю тебя. – ласково улыбнулся Искандер, невольно отмечая про себя, что его слова о любви, словно дополнили и завершили чувственность и вожделенность ситуации. Искандер вспомнил о султане, который часто обнимал Энефрея и мгновенно подумал, что надо быстрее возвращаться домой.
— И я тебя. – бархатно выдохнул Энефрей, потершись лицом о грудь мужчины. Изящные ладони мальчика вкрадчиво, осторожно скользили по спине Искандера.
Искандер снова, с усилием, отогнал пугающие мысли. Дыхание Энефрея целовало кожу мужчины.
— Ладно, сейчас беги на занятия. – разжал объятия Искандер, чем могут закончиться и значат ли что-то ласки сына, он решил не выяснять.
— Хорошо, папа. – ровно, божественно улыбнулся Энефрей, вскинув бирюзовый взгляд, он гибко соскользнул с колен отца и направился к дверям. Искандер смотрел вслед осколку вожделения и надеялся, что султан держит себя в руках. Шейх оттолкнулся от подоконника и направился к верно ждущей его Эйшан.

Вернуться к — Глава 14. Что же тебе нужно? / Перейти к — Глава 16. Боги

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s