Глава 19. С тобой

Вернуться к — Глава 18. Нельзя соблазнить занятое сердце / Перейти к — Глава 20. Только ты

За завтраком Энефрея не было. Эйшан и Аль-Толь пришли, когда в столовом зале была только Тристакинния. Женщина не хотела видеть с утра мужа, потому пришла раньше и без него.
Искандер шел с тренировки детей, сегодня Джаллал был рассеян, и шейху пришлось задержаться. Теперь он подходил к столовой один. Вот, сегодня он проведет первую половину дня с Тристакиннией, и найдет ей дом. Возможно, сегодня он видит ее последний раз. Может, так и лучше, пора вырвать ее из сердца. И сколько понадобится Джаллалу, чтобы забыть дочь Тристакиннии? Он юн, много юнее, чем Искандер когда увидел Тристакиннию. Искандеру так и не удалось справиться со своей любовью, хотя он и думал иначе, и, смирившись, начал строить жизнь заново на родине. Только так и не понял зачем он жил эти десять лет… сколько раз он будет себе клясться, вырвать Тристакиннию из сердца?.. Помотав головой, шейх открыл дверь, но она резко закрылась, притянув Искандера к себе всем телом.
— Доброе утро, Иска, — прошелестел на ухо мужчине знакомый голос.
Ярость начисто смела мысли о Тристакиннии. Рука Фрея небрежно изучала тело Искандера.
— Как мне нравится, что твое тело узнает хозяина мгновенно… — Фрей прошелся ладонью по бедрам Искандера, под белой тканью штанов.
— Да, отвращение, которое я испытываю от твоих прикосновений, сложно забыть, шакал, — прошипел Искандер, попытался стряхнуть Фрея с себя, и почувствовал, как рука варвара сжимает ему мошонку.
Фрей рассмеялся.
— У тебя всегда стоит от отвращения, Иска? – снова в ухо выдохнул Фрей и скользнул в раковину языком.
Искандер яростно взревел и рванулся от Фрея. Викинг отпустил Искандера, отступив, смеясь и шутливо опасаясь стать жертвой его ярости. Искандер кинулся на варвара, сбил его с ног, и сжал одной рукой горло, занес кулак для удара. Фрей смотрел, как всегда, взглядом средиземного моря, наверное, от нехватки воздуха.
— Оставь меня в покое, здоровее будешь. – Искандер тряхнул Фрея за шею, легко стукая его затылком о пол и выпрямился, направился к столовой, ожидая нападения от Фрея. Снова открыл дверь.
— Ты слишком разговорчивый, Иска, но тем больше поводов наказать тебя. – Фрей оказался прямо за ним. Второй раз за день. Со спины.
И мужчины ввалились в столовую вместе, след в след, только что не обнимаясь. Все воззрились на них. Тристакинния уронила голову на ладони, словно ожидала подобного. Эйшан свела красивые брови. Аль-Толь поднялся, показывая, что он готов помочь другу, если тот скажет, чем именно. Султана в комнате еще не было. Искандер грациозно отскочил от Фрея, останавливая жестом Амелика. Искандер сел за стол, раздраженно думая, что надо что-то делать, раз за его спиной так легко оказаться.
Аль-Толь сел на место.
— Брось, чернявый, ему все нравится. Ты нам не нужен, — отмахнулся Фрей, садясь за стол.
Амелик что-то прошипел на арабском, Фрей парировал тут же, но понять смысл можно было только по интонации. Амелик оскорблял на староарабском, Фрей отвечал на своем диалекте. Аль-Дива снова выставил ладонь, останавливая друга и обратился к Фрею.
— Всякий раз, как ты открываешь рот, ты говоришь оскорбление или глупость, избавь нас, пожалуйста, от необходимости слушать твои оскорбления, в доме человека, чьим гостеприимством ты пользуешься.
— Если бы ты проявил должное гостеприимство, Иска, я бы рта не раскрывал. И, вообще, даже не выходил бы сюда. Только имел и имел тебя. – рассмеялся Фрей. – так что, я в любой момент готов перейти с тобой в спальню, и не видеть, не слышать и не говорить ни с кем тут. Может, эта глупость тебе подскажет, зачем я, вообще, здесь, Иска.
Эйшан не выдержала и заверещала на арабском, но так быстро, что ее невозможно было понять. Аль-Толь сверкнул глазами, и плохо скрывая гнев, посмотрел на друга. На Тристакиннию было жалко смотреть. Красавица съежилась и закусила губу, раз кинув жалобный взгляд на Иску.
Ох, как многого Искандер не мог сказать, именно из-за нее!
— Я понял, что ты не желаешь проявить хоть каплю уважения ко мне, но уважай присутствующих. – сказал Искандер. – Мы сможем выяснить отношения наедине.
Фрей роскошно улыбнулся, красиво скривился и снисходительно сказал:
— Ну, почти понял, или что-то около того.
Аль-Толь зашипел что-то. Эйшан трогала мужа за плечо, не переставая, вереща. В столовую вошел султан, улыбнулся присутствующим.
— Доброе утро, всем. – приветствовал он присутствующих, склонивших головы, Фрей тоже кивнул султану в знак приветствия.
Трапеза началась.
— Итак, мне стало известно, что Тристакинния хочет стать хозяйкой в нашем городе своего дома. – улыбнулся султан. – Шейх Аль-Дива согласился помочь ей в выборе дома…
— Мы никуда не уезжаем. Разве что в Айсланд. – усмехнулся Фрей, перебив Оснана.
Султан свел брови, он не привык чтобы его перебивали, и Фрей говорил что-то совсем отличное, от того, о чем они вчера договорились с Искандером. Султан посмотрел на шейха. Искандер развел руками.
— Видимо, это чья-то шутка. — одарил взглядом Искандера Оснан. Тристакинния просящее посмотрела на шейха – у нее не было случая сказать ему о том, что Фрей не одобрил эту идею. – Итак. Фрей, Кемаль сказал, что встретил вчера тебя на пляже. Он хотел бы, еще поговорить с тобой.
Фрей усмехнулся.
— Нельзя отказывать тем, кто ищет бога, — ответил Фрей фразой из Корана.
Темные глаза Оснана блеснули, он прикрыл хищный блеск глаз черными длинными ресницами. Султан был красив. Фрей отметил это и усмехнулся сам себе – его раб был красивее. Викинг перевел взгляд на Иску, погладил его взглядом по шраму на щеке.
— Вот и хорошо. Кемаль будет ждать тебя в обед в библиотеке. – обрадовался султан.
Фрей небрежно кивнул, глядя, как ест Искандер. Шейх старался игнорировать викинга, ухаживая за женщинами.
После завтрака, когда Искандер шел в комнату для переговоров, Оснану не терпелось начать добычу руды в Айсланде, кто-то коснулся его плеча. Шейх дернулся, но быстро сообразил, что Фрей не касался бы его плеч. Мужчина обернулся. Тристакинния, извиняясь, улыбнулась.
— Прости…Фрей ночью рассердился, когда я сказала ему про переезд… спасибо тебе.
— Да не за что, — Искандер не удержался, и погладил Тристакиннию по щеке. Кожа северянки была атласной, нежной. Это прикосновение он тоже запомнит. Женщина чуть прикрыла глаза, но не отпрянула. Сердце Искандера запело. Она не скривилась, не отшатнулась, может быть ей было даже приятно. А вдруг Тристакинния согласится стать его женой?! Надежда не преминула воспользоваться этими мыслями и начала расти. Искандер склонился к лицу Тристакиннии.
— Я рад, что ты остаешься, так я чаще буду видеть тебя.
Северянка вздохнула и закусила губу.
— Иска, ты…
— Нравится? – хищно-вкрадчиво выдохнул на ухо Искандеру Фрей, обнимая его за талию, как девушку, и прижимая к себе, поднял морозный взгляд на Тристакиннию.
Шейх дернулся, но Фрей держал его крепко, болезненно-упреждающе впившись пальцами под ребра.
— Фрей! – истерично начала Тристакинния.
Викинг мотнул головой и женщина убежала в ту сторону, куда кивнул муж.
— Я тоже рад, что остаюсь, Иска, — потряс Искандера в объятиях Фрей.
Фрей сказал это, убив надежду Искандера что-то соврать, чтобы не компрометировать Тристакиннию. Но викинг, который говорил с Оснаном, все слышал, ничему не помешал, а теперь вот, как всегда, смог метко убить всю красоту момента. Не хотелось думать о вороватом поведении Тристакиннии и своем, но думалось. Шейх, чувствуя себя виноватым, даже не сопротивлялся какое-то мгновение.
На них смотрели остальные. Эйшан что-то возмущенно говорила Амелику. Аль-Толь разводил руками, наблюдая за происходящим. Искандер тряхнул головой – ему нечего стыдиться! Он ничего не сделал! Стало противно перед собой за оправдания.
— Может, ты найдешь нам какое-нибудь славное гнездышко? – веселился Фрей.
Искандер оттолкнул Фрея от себя. Варвар легко отстранился под толчком и рассмеялся. Уверенно, словно ничего и не было, пошел в комнату переговоров. Шейх проводил Фрея тяжелым взглядом и направился следом.
Амелик, как верный друг, не сказал ни слова.
Эйшан поискала северянку взглядом, но той нигде не было, и женщина пошла к себе. Может Аллах и разгневается на нее за эти мысли, но она должна найти способ остановить Иблиса. И пусть женщина должна убояться мужчину! Она должна, также, помогать своему мужчине и господину! Эйшан скрылась в комнате, думая, как избавить семью от северян.

Вернуться к — Глава 18. Нельзя соблазнить занятое сердце / Перейти к — Глава 20. Только ты

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s