Глава 23. Еще одна северная соперница

Вернуться к — Глава 22. Чаяния / Перейти к — Глава 24. Любовная магия

Лима, сжимая свежую вырезанную руну, кралась к себе. Завтра она дождется, пока отец уйдет, найдет его руны и подложит свою. Он тут их все равно не достает, мать жаловалась. Девочка старалась дышать тихо-тихо, сердце после танца билось сильнее, и в южной ночи, Лиме казалось, что его могут услышать во дворце. Каждая северянка с детства знала, как колдовать. Не каждая желала приворожить отца, хотя девочка слышала истории про дочерей отшельников, которые жили с отцами, как жены. Но ведь так бывает, что она судьба отца, и чтобы быть поближе, родилась рядом с ним, не рассчитала – и родилась дочерью. И почему Фригг ее не остановила?.. Лима вздохнула, занята, наверное, была.
Девочка легла в постель и вздохнула, спрятав руну под подушку. Туда же, где лежал верный нож. Отец подарил ей его давно. И даже учил с ним обращаться, потом научил этому Айваза и сказал, чтобы брат учил сестру.
Счастливая Лима закрыла глаза и вдруг услышала какой-то шорох в комнате. Рука невольно сжала нож, хотя в открытое окно могла влететь всего лишь птица. Луна скрылась за деревьями, и в комнате стало ощутимо темнее. Лима по-кошачьи напрягла глаза. Кто-то прыгнул в ее сторону, отделившись от стены. Лима без всякого вскрика увернулась и оказавшись сбоку от нападавшего кольнула его ножом в шею. Она уж не сомневалась, что это человек – уж очень по-человечески он охнул, нападая.
— Кто ты и что тебе нужно здесь? Кто нужен тебе, что ты решился проникнуть в комнату гостя? – тихо спросила Лима.
Гость шипел на арабском. Лима почти не знала языка, поэтому поняла только, что в ее руках девушка. Не старше ее самой. Девочка вздохнула, она не знала, что делать. Отпустить ее? Та может напасть снова…прирезать? А вдруг она пришла за помощью?.. Но как она может ей помочь, если даже не понимает ее? Арабы, как звери, ну зачем приходить, если не знаешь языка? Может, она и выдаст ее тайну, но Лима не нашлась что сделать еще.
— Айваз! – позвала она. Брат сохранит тайну. Она бы позвала отца, но боялась, что он будет недоволен, что она не смогла справиться с ситуацией. – Айваз!
Крикнула она еще раз в окно. Арабка дернулась, лезвие ткнулось ей в шею сильнее.
— Лежи тихо. – приказала Лима и вздохнула, – ты же не понимаешь…как кошка.

Фрей поднял голову.
— Что за вопль посреди ночи? – раздраженно отозвался он.
Тристакинния с трудом разлепляла глаза.
— Ммм?
Фрей отмахнулся, услышал снова, как Лима зовет брата. Викинг гибко вскочил с постели. Он решил, что какой-нибудь араб залез к его дочери, и она зовет на помощь брата. Мельком подумав, что надо будет утром наказать сына за глубокий сон в чужом краю, мужчина почти сразу оказался у комнаты Лимы. Тряхнул запертую дверь.
— Ты можешь открыть, Лима? – спросил Фрей на северном.
— Отец… — Лима чуть не выпустила добычу, услышав голос отца. Попыталась собраться. – я поймала кого-то в своей комнате… она убежит, если я ее отпущу.
Фрей тряхнул дверь еще пару раз.
— Подержи ее немного. Я сейчас.
Он стукнул по двери комнаты Айваза.
— Кто? Кто? – крикнул Айваз на северном.
— Открывай, — прорычал Фрей.
Мальчик вскочил с постели, распахнул дверь. Фрей метнулся к окну, не объясняя сыну ничего и перебрался на балкон Лимы.
Лима счастливо выдохнула, когда в комнату влез Фрей, отобрал добычу у дочери.
— Ты кто? – спросил викинг рыча, на арабском.
— Я дочь султана — Лейла. – гордо, насколько можно было, ответила девочка.
— Зажги лампу. – бросил Фрей на северном Лиме. Встряхнул пленницу. – И что же ты тут забыла, Лейла, дочь султана? Пришла делиться девичьими секретами, не зная языка, приветствовать гостью ночью, или ты пришла со злом?
— Я просто пряталась здесь. – врала девочка.
— Она врет. – сказала Лима, зажигая лампу.
— Ты понимаешь, что она говорит? – удивился Фрей.
— Нет, но что бы она не говорила, я чувствую, что она врет.
— Ясно. Пряталась…от кого? – перешел Фрей на арабский.
— От поклонника. Сын шейха Аль-Дива преследовал меня. Мне нужно было укрыться. Я дождалась пока он уйдет и хотела уйти сама, когда твоя дочь меня схватила.
В комнате стало светло. Лима подошла и свела брови. Лейла и остальные девочки сегодня что-то смеялись и кричали ей вслед.
— Она говорит, просто хотела уйти. – перевел Фрей. – пряталась от сына твоего поклонника, Иски, который за ней волочится.
Лима испытала смешанные чувства. Что-то совсем новое, необычное. Приятное чувство, от того, что отец решил, будто Искандер ее поклонник, а вдруг отец даже станет ревновать?
В комнату постучались.
— Бурно же ты проводишь ночи, — усмехнулся Фрей тихо.
— Лима, что-то случилось? – раздался за дверью тихий беспокойный голос Искандера.
Фрей выдохнул смешок.
— Открой ему немедленно. – приказал он дочери, не замечая ее изумленного взгляда. Пока она шла к двери, он задумчиво смотрел ей вслед. Да что в этих женщинах такого? Фрей лениво ласкал затылок Лейлы, отчего по телу девочки разливалось волнительное тепло, она больше не сопротивлялась. Хотя понимала, что ей придется врать и изворачиваться. Паршивка оказалась как зверь, Лейла хотела напугать неверную, чтобы она перестала искушать Джаллала. Ревность настолько залила темпераментную арабку, что она забыла, что не сможет ни слова сказать Лиме.
Лима открыла дверь.
— Заходи. – позвала она шейха Аль-Дива. Как-то немного натянуто, словно исполняя чужую волю.
Искандер поколебался на пороге, приличия не позволяли входить в комнату женщины, когда она одна. Но вдруг девочка в опасности? Шейх вошел в комнату. Лима закрыла дверь.
— Проходи, Иска. – усмехнулся Фрей. – ты к моей дочери?
Искандер оглядел комнату, остановил взгляд на Лейле и Фрее, не сложно догадаться кто здесь лишний, вряд ли заносчивая арабка тайно дружит с гордой северянкой. Мужчина с трудом скрыл досаду, Фрея видеть не хотелось, но его присутствие было логичным. Викинг был раздет, его бедра были обернуты покрывалом.
— Я слышал твой крик. – обратился шейх к Лиме, мужчина был одет, не похоже было, что он только что встал из постели.
— Она напала на меня. – пояснила Лима.
Шейх Аль-Дива перевел вопросительный взгляд на Лейлу. Девочка рванулась из руки Фрея к Искандеру, причитая. Заверещала от боли, когда викинг сдавил ее горло, не сводя переливчатого, в свете ламп, лазурного взгляда с шейха.
— Присаживайся, Иска.
— Отпусти принцессу, я уверен, она не хотела пугать гостя. – вежливо на арабском попросил Искандер.
— Привычка у султанши такая, кидаться на гостей? – усмехнулся Фрей, вскинув бровь.
Шейх повел головой.
— Я уверен, принцесса Лейла, здесь по другой причине, она сожалеет о случившемся и готова принести извинения. – Искандер перевел взгляд на, с мольбой смотрящую на него, девочку.
— А ты знаешь по какой? – вкрадчиво спросил Фрей, как-то особенно глядя на Искандера. Будто воспринимал шейха единственным равным себе, будто они несли вдвоем какую-то одну тайну, будто они старые друзья, встретившиеся после долгой разлуки, но всегда понимающие друг друга. Момент единения был настолько ощутимым, что нельзя было списать его на просто ощущения. Искандер вздохнул, подобные несвойственные Фрею проявления симпатии на поверку оказывались еще большим издевательством и Искандер горько сожалел после, о своем доверии.
— Если ты отпустишь принцессу, она все сможет объяснить.
— Она уже объяснила. – усмехнулся Фрей. – Она скрывалась от любовного преследования твоего сына и просто хотела уйти, но перепутала постель с окном и кинулась на Лиму, а не в окно.
Викинг ожидающе смотрел на Искандера. Момент не кончался, Искандер понял, что Фрей знает о чувствах Джаллала к своей дочери и знает, что Искандер об этом тоже знает.
Араб подошел к Фрею и Лейле, опустился перед девочкой на одно колено, мягко высвободил ее шею из ладони Фрея. Лейла тут же прильнула к Искандеру. Шейх за плечи отстранил девочку, серьезно посмотрел в черные, бархатно глубокие, как южная ночь, глаза юной принцессы.
— Принцесса Лейла, сейчас ты извинишься перед Лимой, за то, что пыталась на нее напасть, пообещаешь не делать подобного впредь и в будущем будешь выказывать почтение дочери посла северной страны, подобающее ее положению. В обмен на это, гости султана не будут выражать недовольство нарушением святого закона гостеприимства.
— Я не нападала, я не хотела бы об этом говорить, ты все-таки его отец. Конечно, я принесу извинения, за то, что побеспокоила гостью.
Лейла подошла к Лиме, улыбнулась и на арабском извинилась за беспокойство, затем, гордо направилась к двери.
— Лейла, мне бы не хотелось доносить этот случай до султана, но твои попытки схитрить не оставляют мне выбора. Умей с честью принимать свои ошибки. – упреждающе сказал шейх.
— Я не хочу дольше здесь оставаться, — выпустите меня.
Шейх Аль-Дива вздохнул покачал головой, отвернулся, теряя интерес к принцессе.
— Я приношу свои извинения, я поговорю обо всем с султаном, принцессу показательно накажут и случай будет исчерпан. – то же самое он сказал и на северном для Лимы.
— Это не твой позор, тебе не за что приносить извинения. – сказала Лима.
Фрей обнял Искандера за плечи, притянул к себе.
— Оставь эту потаскуху, Иска. Лима, выпусти ее, в следующий раз прирежь ее. Так поступают с глупыми собаками. – Фрей говорил смешанно на обоих языках.
Искандер попытался снять руку Фрея со своего плеча.
— Не переходи границ варвар, ничто не дает тебе права выражать непочтение к моему народу и султанату. – прорычал шейх, борясь с рукой Фрея.
Лима, тем временем, выпустила принцессу.
— На этом закончим нашу встречу. – с нажимом произнес Искандер.
Фрей усмехнулся, звонко поцеловал шейха в висок и отпустил, момент единения кончился. Араб, не оборачиваясь, пошел к двери, прощаясь только с Лимой.
— Спасибо. – едва слышно сказала девочка, выпуская шейха.
Искандер тепло улыбнулся девочке в ответ. За дверью Искандер огляделся, Лейлы нигде не было. Досада от произошедшего принесла раздражение, на Лейлу с ее глупым жеманством, на Фрея за то, что тот все-таки изгадил теплое ощущение и на себя за то, что, в который раз, расслабился с варваром. Шейх вздохнул, давя раздражение, тяжело и быстро направился в зал для тренировок, где можно было выплеснуть его. Неприятные тягостные эмоции, застелили романтические мысли о Тристакиннии и Искандер не подумал привычно, что сейчас северянка одна, в постели. В последнее время Фрей часто перетягивал мысли с прекрасной Тристакиннии на себя.
Фрей улыбнулся дочери.
— Ты молодец. Я горжусь тобой. – провел по лицу Лимы мужчина задумчиво, погладил ее по золотым глазам и направился обратно, так же, как пришел, через окно.
Лима, как всегда, стояла, замерев от прикосновений отца. Когда она открыла глаза, Фрея в комнате уже не было. Но день начался удачно и даже арабка не могла испортить настроение своей глупой выходкой. Девочка упала на постель, улыбаясь, обняла подушку, тихо рассмеялась и сладко задремала, лелея ощущение прикосновения отца.
Фрей вернулся в комнату. Тристакинния ожидающе посмотрела на мужа.
— Собаки, — отмахнулся он, укладываясь, и откинув приглашающе покрывало.
Тристакинния прильнула к мужу, поцеловала его в плечо, нежно, как весенняя бабочка. Фрей повел плечом, отмахиваясь. Видимо, не понял, что это был поцелуй жены, а не ночи или ветра, очарованных им. Тристакинния улыбнулась и потерлась лицом о спину мужа. Все-таки она счастливая.
Фрей погрузился в чуткий сон без сновидений. Ему хватало своих грез. Без сновидений, пусть даже и навеянных богами.

Вернуться к — Глава 22. Чаяния / Перейти к — Глава 24. Любовная магия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s