Глава 25. Покой северной принцессы

Вернуться к — Глава 24. Любовная магия / Перейти к — Глава 26. Недетские игры

Фрей сидел на берегу моря, теплого, совсем не похожего на его, тяжелое, северное, родное. Время шло, а выхода не было видно. Спасения для старого хевдинга не существовало. И зря Фрей даже думает об этом. Хевдинг предатель. А предателям не было прощения. Жизнь тестя выскальзывала из рук. Сородичи ждали ответа Фрея. Они верили, что у Фрея есть план против султана. Сам Фрей бы верил. Мужчина откинулся на песок, ласковый шум моря успокаивал. Пытался. Но покоя в этой стране не было для Фрея. Викинг томно провел по волосам.
— Думаешь об отце? – отвлек Фрея певучий вопрос на северном языке.
Викинг легко сел. Увидел младшего сына Иски.
— Отец научил тебя моему языку?
— бабушка. Она плененная кельтская принцесса.
Фрей повел головой.
— Из какого она рода? Не было мужчин в ее роду, способных защитить ее?
Энефрей отмахнулся, садясь рядом.
— Она любила деда. Он ее тоже. Так бывает. – мальчик вскинул свои невероятные бирюзовые глаза на викинга.
— Да…бывает. Так вот в кого ты. – усмехнулся Фрей.
— Ну, я же не мог быть в тебя. Я должен быть в кого-то. – укоряюще пояснил Энефрей.
Фрей снова усмехнулся. Конечно, глупость, как у мужчины могут быть дети в любовника?
— Твоя бабушка скучает по родине?
— Да, очень. Но она хочет умереть на этой земле. Это земля ее любимого господина. Она боится даже навестить родину. Потому что может не вынести. Она всегда старается узнать новости о родине, но ей некому их приносить.
Фрей сомкнул губы, провел по волосам.
— Отведешь меня к ней? Или этого она тоже может не вынести?
— Это далеко. День пути. Только туда.
Фрей кивнул.
— Я знаю, как добраться быстрее.
— Откуда?
Викинг провел по волосам Энефрея.
— Такие знания очень нужны. Идем, найдем лошадь.
— Можно взять в конюшне. Я знаю кого. – Энефрей не чувствовал никакого подвоха в словах северянина. Фрей, похоже, хотел встретиться с бабушкой, возможно, потому что они одной крови, и викинг хотел уважить старость. Мальчик представил, как обрадуется бабушка. Ему очень хотелось хоть как-то уменьшить ее тоску.
Энефрей выбрал одного из жеребцов Оснана, конюх не отказал фавориту султана. Фрей легко оседлал скакуна, закинул мальчика перед собой. У Энефрея закружилась голова от полета, он выдохнул, откидываясь спиной на Фрея. Северянин пустил жеребца в галоп, мальчик, чувствуя ритмичные прикосновения мужчины, судорожно, тихо стонал.
Фрей знал дорогу, но спрашивал у мальчика о том, куда ехать. Не нужно было знать кому-то, что Фрей давно нашел дом Иски. В своих вылазках в город, он раз за разом проверял новые пути.
Дома были только слуги. Энефея не сидела на балконе, и не вышла посмотреть, кто приехал.
Слуга встретил мальчика. Фрей соскочил с коня, поймал Энефрея, пошел за ним в дом. По восточному обычаю разулся, осматриваясь. Фрей цепко запоминал все, что видел. Мальчик вошел в комнату.
— Бабушка, — позвал он на северном.
— Фрей? – бабушка улыбнулась. – ты вернулся, я не слышала, как вы приехали.
Энефея поднялась с кресла, и увидела незнакомого мужчину в белом.
— Великая Фрейя… — выдохнула она.
— Это Фрей, бабушка. – сказал мальчик. – он из Ховна.
Кельтская принцесса подошла к ним.
— Кто ты? – спросила она.
— Торисаз. – назвал свой род Фрей. – а ты?
— Энефея из рода Экенеев. Дочь Торина старшего.
Фрей склонился, приветствуя принцессу, по обычаю их рода. Фрей слышал про Экенеев.
— Знаешь ли ты мой род? – спросила Энефея, проходя и приглашая гостей.
— Знаю…моя мать жила недалеко от вас…
Энефрей сидел подле воина, слушая разговоры бабки и северянина. О, как интересно было мальчику слушать, как сладко было иметь отношение к этим двоим. Энефрею казалось, он понимает все-все, что обсуждали Фрей и бабушка.
Энефея поила их чаем, равнодушно спросила Энефрея о родителях, слушая северянина. И слушала, слушала, иногда смахивая слезы.
Они говорили и о грустном, и о веселом. О грустном – о старой войне, о новой войне. О хевдинге…
— Что ты будешь делать, Фрей? Энефрей мал, пока он станет султаном и сможет сделать что-то для своей родины – будет идти война. Конунга не спасти… он боялся за жизнь своих людей. Но я не знаю, что лучше… — повела головой Энефея.
Увидев северного гостя, Энефея словно помолодела. Она снова была вечно юной северной принцессой. Она могла бы сойти за сестру или жену Фрея, сейчас.
Энефрей грустно подумал, что очень жаль, что он не сможет оправдать надежд бабушки. Он никогда не станет султаном. И он не мог ей даже объяснить почему. Нельзя чтобы на это надеялся и Фрей. Но Фрею он скажет на обратном пути об этом. Фрей поймет.
Фрей усмехнулся.
— Энефея, я сделаю все, чтобы не возлагать ответственность на плечи Энефрея.
Они говорили долго. Потом Фрей оставил Энефее щепотку земли, из кисета, который носил с собой.
— Спасибо тебе, Фрей. – светлые глаза Энефеи блестели. – за Родину.
Фрей улыбнулся. Вдруг бабка кинулась в объятия воина, и Фрей обнял ее, уважительно и нежно, как мать. Энефея беззвучно плакала, а Фрей, не отстраняясь, гладил ее по голове и спине. Энефрей свел брови. Очень сильные чувства сгустились в комнате. Мальчику стало грустно. Ему так хотелось, чтобы в этот тайно-сладкий круг отношений стал вхож и отец…
На обратном пути Энефрей повел головой, пытаясь избавиться от ощущения близости Фрея.
— Я не стану султаном, Фрей. – сказал мальчик. Викинг не услышал из-за топота копыт жеребца.
Энефрей погладил мужчину по ноге. Фрей остановил коня, хотя до Триболи было уже недолго.
Мальчик развернулся в седле, вскинул бирюзовый взгляд на Фрея.
— Я не стану султаном, Фрей. Бабушка ждет этого…но…я не стану султаном. А если стану, то не дольше, чем на день.
Энефрей облизнулся, надеясь, что мужчина его поймет.
— На сколько Оснан старше тебя? – усмехнулся Фрей.
— На двадцать лет. – Энефрей не сдержался, ткнулся лбом в грудь Фрея. Так хотелось, не скрывать ничего, от отца, от бабушки, от Оснана… от всех… и для каждого у него была своя тайна. Энефрей не мог понять, зачем людям столько тайн? Никому тайны не приносили радости. Только от Фрея можно было не заводить тайн. Он все знал, северный божественный воин, понимал и хранил свои тайны.
— Не станешь жить без него… двадцать лет жизни. – Фрей пожал плечами, легко улыбнулся. – Я бы тоже их отдал.
Энефрей улыбнулся, но викинг не мог этого видеть. Мальчик обнял воина.
Фрей обнял мальчика в ответ.
— Я дальше поеду так. – сказал Энефрей.
— Но так неудобно, — удивился Фрей, и снова понял, мальчишка, видимо, так проявлял чувственность, властно усмехнулся. – хорошо.
Энефрей выдохнул. Может, поэтому северяне так гордятся своими родами? Может, все роды на севере так друг друга понимают? Ах, как бы он хотел жить в роду, в котором бы у него не было тайн.
Вернув жеребца в конюшню, хоть было уже поздно, Энефрей и викинг пошли на пляж.
— Оснан, наверное, ищет тебя. – сказал Фрей.
— Он сегодня очень занят. У него встречи. – улыбнулся мальчик, беря еду с руки Фрея губами.
Мужчина развел небольшой костер, теперь жарил хлеб и фрукты на огне.
— Расскажи про Фрея и богов. – попросил мальчик.
— Про Фрея?
— Про воина. – сказал Энефрей.
— Я немного знаю про него историй.
— Неправда. Ты просто скромничаешь. У вас одно имя, тебе должны были все рассказать про него.
Фрей повел головой, закинул в рот виноградину.
— Я вырос в другом роду. Я почти не помню мать. И не помню отца.
Мальчик улыбнулся. Воин из историй бабушки тоже не помнил родителей. Отец наблюдал за ним с небес, иногда приходя и помогая, а мать отец забрал с собой.
— Рассказывай лучше ты. — усмехнулся Фрей.
— О чем?
— О чем хочешь. Об отце, о себе, об Оснане. Мне интересно.
— Я хотел бы, чтобы отец был сейчас здесь. – сказал Энефрей чувственно.
Фрей рассмеялся, потрепал мальчика по голове, скармливая ему еду с ладони.
— Я тоже.

Искандер тревожно оглядывал сад, с тех пор, как они вернулись с Тристакиннией с рынка, прошло несколько часов, и за это время Энефрей не попадался ему на глаза. Возможно, тревожиться не было оснований, но когда он начал спрашивать о сыне, никто не мог сказать, что видел его недавно. Искандер обошел места в которых собирались дети, он увидел всех детей, кроме Энефрея. Пришло время ложиться спать и мужчина направился в комнату детей. Джаллал вышел из купальни, обернутый в полотенце, ярко улыбнулся отцу.
— Энефрей уже здесь? – с надеждой спросил Искандер.
— Нет. Он с султаном, папа, он вернется позже, он иногда так делает.
Искандер кивнул.
— Давно ты его не видел?
— Да с обеда.
— Хорошо, сынок, сладких грез. – мужчина прикрыл за собой дверь, стремительно направился к выходу. Если султан не вводит его в заблуждение, тогда стоит поднимать тревогу, Энефрей мог попасть в беду, и пока не поздно, если не поздно, нужно начать поиски. Джаллал выглянул в окно и сказал отцу.
— Сказать ему, что ты его искал, когда он придет?
— Да, если он придет, я хочу, чтобы он никуда не уходил.
— Хорошо. – кивнул и скрылся Джаллал.
Искандер направился к покоям Оснана, чтобы начать поиски.
Фрей, обнимая мальчика за плечи, улыбаясь, вошел в сад. Энефрей, что-то пел своим томно-бархатным голосом ему. Фрей повел плечами, ощутив знакомое волнение, обвел глазами сад и увидел стремительно идущего к ним Иску. Ярко улыбнулся.
— Что? – спросил Энефрей, прослеживая за взглядом мужчины. Божественно ровно улыбнулся отцу.
— О, Аллах всемогущий, Энефрей, где ты был? Еще бы чуть-чуть и я поднял армию султана на твои поиски!
— А вот и мамочка. – усмехнулся Фрей, продолжая обнимать мальчика за плечи.
— Я гулял, папа. Со мной ничего не случилось. Ты же учил меня постоять за себя. И я недолго был один. – улыбался отцу Энефрей. Для него день прошел красиво, сладко, он не понимал, отчего разволновался отец.
Искандер протянул руку Энефрею, тот шагнул к отцу, оглянувшись на Фрея.
Викинг улыбнулся, приподняв ладонь в знак прощания. Мальчик улыбнулся в ответ и прильнул к отцу. Фрей ничего не сказав, прошел во дворец. Что сделаешь Иске при ребенке?
Искандер повел сына в его комнату, воркуя по дороге.
— Я хочу, чтобы ты не покидал дворца в одиночестве…или, вообще, не покидал, а если захочешь куда-нибудь сходить, подойди ко мне.
Энефрей вздохнул.
— …И я свожу тебя, куда захочешь. – продолжал Искандер.
Мальчик думал, какая досадная случайность произошла, что его поймали. Никогда раньше его отлучки из охраняемого дворца не были замечены. Все дети сбегали, на базар, или просто шататься по городу. Взрослым об этом знать не стоило.
— Хорошо, отец.
— Ты весь день один гулял? – спросил Искандер.
— Нет, — они входили уже в комнату. – я дошел один до пляжа. Мне хотелось посмотреть на море. Я там встретил Фрея. Он меня не оставлял, мы вместе вернулись во дворец.
— И все время вы гуляли по пляжу?
— Нет, мы катались на Саале. Ездили даже за Триболи. Потому, так поздно и вернулись. – Энефрей решил не говорить, что ездил домой, не страшно, если отец потом узнает, но сейчас, он бы, наверное, разволновался. Мальчик знал, что отцу не настолько он интересен, чтобы задавать прямые вопросы, и вообще углубляться в расспросы. Поэтому можно было не врать и не волновать его.
— Кто? – поднялся на локте Джаллал, увидев отца и брата. – Вы куда-то ездили с султаном?
— Я сегодня катался с Фреем. – ответил мальчик, раздеваясь. Искандер сел на постель. Обнаженный мальчик юркнул под одеяло.
— А… — Джаллал посмотрел на отца. – а ему можно это делать?
Искандеру не нравилась мысль, что его дети могут проводить время с Фреем. Но ничего логичного он не мог сказать против.
— Мне бы не хотелось, чтобы вы покидали дворец. – сказал Искандер. – Без моего ведома. Я буду волноваться.
Джаллал вздохнул, так же, как чуть раньше Энефрей.
— Хорошо, папа, — повторил Джаллал послушно.
— Ладно, я знаю, что вы выходите из дворца. – сказал Искандер.
Дети молчали, быстро переглянулись, думая, какое ложное место выхода можно сдать, если отец начнет настаивать.
— Я не согласен с этим, как отец. Хотя я не понимал в детстве, почему родители запрещают выходить в город. Я хочу, чтобы вы были очень осторожны. Потому что, я понимаю, что вы не перестанете. Но если я заподозрю подобное желание, я буду пресекать любые попытки выхода.
— То есть, нам надо стать хитрее? – удивился Джаллал.
Энефрей бросил на него мрачный взгляд.
— Я поговорю с ним, папа. – медово пролил Энефрей. Взрослые очень любили тайны. И не у кого было спросить мальчику – почему? Он бы мог спросить у Фрея, но тот их не любил сам, и не смог бы ответить.
Искандер кивнул, погладив Энефрея по волосам.
— Я не перестану волноваться за вас, поэтому не могу вам разрешить выходить самостоятельно в город.
— Айвазу можно. И даже Лиме можно. – пробурчал честный Джаллал.
Энефрей обласкал дыханием бедра Искандера, сквозь тонкую ткань штанов.
— Не думаю, что Фрей разрешал им выходить в город. Думаю, он не знает об этом.
— Айваз говорил, что обсуждал с ним поход на базар.
Ласковые ладони Энефрея, играючи гладили шелк штанов отца, оглаживая его бедра.
— Ты же не разговариваешь с Айвазом, Джаллал, — возразил Энефрей, делая брату знаки глазами.
Джаллал был честным, справедливым, он мог вступить в войну против несправедливости взрослых. А это бессмысленно. Взрослые очень любят несправедливость, и лживо ропщут на нее.
— Аким слышал. Он Лиме рассказывал.
— Врет Аким. Айваз Лиме мог говорить на клеьтском. Давно Аким его знает? Или северяне говорили на арабском, между собой?
Джаллал нахмурился. Он об этом не подумал.
— Конечно, папа. – победно-ровно сказал Энефрей. – Мы понимаем.
Ладонь Энефрея случайно коснулась паха мужчины. Отец вздрогнул, неосознанно прижал ладонь мальчика к бедру, на более целомудренном расстоянии.
— Вам очень скоро можно будет все, без моего разрешения. Еще каких-нибудь пять лет.
Джаллал возмущенно открыл рот и закрыл его.
До паха Искандера добралась другая рука Энефрея. Мужчина дернулся и поймал руку более осознанно, мягко сжал ладошки сына, соединив их.
Энефрей гортанно выдохнул, подтянулся, чтобы лечь удобнее, устроил голову на ноге отца, глядя ему между ног. Искандер поднялся, задумчиво остановился.
— Если хочешь, Джаллал, можешь помочь в лавке. Ты сможешь тратить не данные, а заработанные деньги.
Джаллал вскинул голову на отца, закивал.
— А когда?
— Завтра, после тренировки.
Мальчик обрадовался.
— Хорошо! Спасибо! Что брать с собой?
Это давало свободу, он больше не будет богатым бездельником, он будет дельцом, приносящим пользу. Может, Лима поймет, что он не неженка.
Энефрей откинулся на постели, вытягиваясь и вскидывая руки над головой. Он вспоминал, как обнимал Фрея на обратном пути, запах непонятно откуда знакомой травы, исходящий от мужчины, резкий, властный запах близости. Как плоть мальчика касалась плоти мужчины, как Фрей все понимал и не пугался, не отталкивал Энефрея, не убегал и не отводил взгляд, когда тот касался губами его кожи. Мальчик посмотрел в спину стоящего отца, досадливо прикрыл глаза.
— Ничего не надо. Осмотришься и сам решишь. – сказал Искандер. – сладких грез.
Мужчина склонился и поцеловал волосы Энефрея. Мальчик заволочено смотрел на него. Искандер с трудом оторвал взгляд от младшего сына, кивнул Джаллалу, не смущая его поцелуем, и вышел.
Джаллал начал представлять, как будет выглядеть его первый день работы.

Вернуться к — Глава 24. Любовная магия / Перейти к — Глава 26. Недетские игры

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s