Глава 27. На море

Вернуться к — Глава 26. Недетские игры / Перейти к — Глава 28. Можно ли тебе верить?

Тристакинния сшила себе новые наряды, в них она была еще прекраснее. Одеваясь к столу или для выхода в город, она видела на себе постоянные восхищенные взгляды. Ей не нужно было прятать лицо, что очень злило Эйшан.
Джаллал охотно работал, стараясь не подвести отца. Энефрей делил свое время между тренировками с отцом, султаном и Фреем. На детей почти не оставалось времени. С Фреем было легко, легче, чем с кем-либо. Ночью, в постели, Джаллал рассказывал восхищенно про работу, Энефрей ровно, как можно сдержаннее, про Фрея.
Джаллал имел законный выходной, получилось, что так совпало, Фрей никуда не пошел, остался с Энефреем, мальчик привел старшего брата. Викинг очаровал его мгновенно. Он столько знал про оружие, про войны, он не вел себя с ними, как с детьми, не говорил, что что-то им рано знать. На все вопросы отвечал честно. Ничего не умалчивал.
— Ты вырастешь таким же, Энеф. – улыбнулся Джаллал восхищенно.
Фрей, Энефрей и Джаллал играли в ножи, когда Искандер увидел веселящуюся компанию.
Шейх яростно стиснул зубы, крылья носа напряглись, мужчина шагнул к компании. Энефрей вскинул глаза на отца, солнечно улыбнулся ему, касаясь щекой паха викинга. Бирюзовые глаза мальчика заволоченные то ли тайной, то ли негой смотрели голодно и невидяще, куда-то, в душу Искандера. Джаллал кинул нож, издал боевой клич.
— Видел?! – обрадовано крикнул он Фрею, осмотрелся, чтобы узнать, видел ли кто-то еще его победу. Заметил отца, бросился к нему, показывая на метко брошенный нож. – Отец! Ты видел?
Фрей гордо улыбался, словно это был его сын, зарылся ладонью в золотые волосы Энефрея, перебирая шелковые пряди, тоже поднял бирюзовый взгляд на Искандера.
Шейх переведя хмурый взгляд с младшего сына и Фрея на Джаллала и посмотрел на землю.
— Хороший бросок. – похвалил отец, присел перед ножом. Вынул его.
Джаллал ярко улыбнулся.
— Смотри, вот отметка, это Энефрей бросал. А вот сюда, вот, видишь, — азартно-радостно показывал Джаллал, — Фрей. А моя вот… дальше.
Искандер кивал, вникая в подробности игры, взвешивая нож Фрея в руке. Фрей сел на землю, усадил Энефрея к себе на колено. Мальчик гибко обнял его за шею, наблюдая за продолжением игры. Искандер отложил нож Фрея, достал свой, который был легче и острее, протянул его Джаллалу.
— Попробуй этим.
Мальчик еще опьяненный победой над взрослым воином, схватил нож, швырнул в круг. Нож воткнулся дальше всех, за пределами круга. Фрей едва улыбнулся.
— Попробуй еще раз. Помнишь, нужно почувствовать нож, чтобы он был продолжением руки. Где ты хочешь коснуться рукой? – сказал Фрей.
Джаллал рассредоточено кивнул, накрыл нож двумя руками, закрыл глаза, открыл. Метнул нож в круг. Обрадовался и подпрыгнул, подбежал к кругу, посмотрел на мужчин и брата.
— Точно! Точно сюда!! Как такое может быть?! – Джаллал рассмеялся. – ты видел?
Он подошел к Фрею, хлопнул его по плечу, отбежал к кругу, коснулся отца.
— Ты видел? Видел?
Искандер улыбнулся, кивая.
— Хотите покататься по морю? – предложил Искандер.
— Хочу! – радовался Джаллал, он хотел закрепить победу, оставить ее за собой. Он быстро подобрал оба ножа. Незаметно спрятал.
Фрей поднялся, держа мальчика на руках, поддерживая его под ягодицы. Приблизился к Искандеру, выдохнул.
— Давай по морю.
Викинг смотрел в глаза шейха, легко усмехаясь. Искандер старался его игнорировать.
— Можете позвать друзей. – погладил Джаллала по голове Искандер.
— Я Лиму позову тогда! – Джаллал кинулся прочь.
Энефрей прильнул к плечу северянина. Искандер остановил старшего сына.
— Тогда и ее брата.
— Айваз не захочет… — Джаллал украдкой бросил взгляд на Фрея. Досадливо подумал, как Айваз умудряется все портить? Меньше всего ему хотелось, чтобы Фрей начал неприязненно относиться к нему из-за разлада с его сыном.
— Просто предложи.
Джаллал покивал, ушел медленнее.
Энефрей что-то шепнул воину. Северянин, слушая, подался к нему, не сводя взгляда с Искандера, повел головой.
— Зачем ты столько детей с нами берешь? — ослепительно улыбнулся воин. – увидят чего лишнего. Как объяснять будешь?
— Нет, это я тебя с детьми беру, — выдохнул Искандер.
Фрей усмехнулся.
— А в чем разница?
— Пожалуй, я смогу игнорировать тебя. – повел головой Искандер, опасаясь явно отказывать Фрею, из-за того, что Энефрей вцепился в него, и может не захотеть с ним расставаться. Искандер развернулся и пошел ко дворцу.
— Эй, что брать? – крикнул Фрей.
— Я все возьму, — мрачно сказал Искандер.
— Хорошо, Иска. Вот и молодец. – улыбнулся Фрей. – Нет, рука не устала. Ты невесомый.
Обратился он уже к Энефрею, отвечая на тихое мурчание мальчика.
Во дворце он встретил Тристакиннию, женщина стояла в нише у окна, и от кого-то, казалось, пряталась, хотя в коридоре никого не было.
— Кого-то ждешь, божественная? – окликнул ее Искандер.
Женщина ойкнула, дернувшись, развернулась к Искандеру.
— Иска… ты меня напугал… — тихо говорила женщина.
— Извини. – пытаясь спрятать улыбку, сказал шейх.
Тристакинния молчала, пытаясь спрятать неловкость, не улыбку.
Истолковав это, как нежелание его видеть, Искандер кивнул и пошел дальше.
— Не буду отвлекать.
Пройдя первый поворот, навстречу Искандеру вышел Абдулла.
— Благослови Аллах твои дни, Искандер.
— Храни тебя Всевышний, — ответил шейх.
— Ты не видел нашу гостью. Я пытаюсь найти ее целый день, но словно шайтаны путают меня. Его милость просила провести с ней день.
— Кажется, я видел ее в саду. – острая стрела ревности пронзила Искандера. Многие женщины во дворце, вздыхали по Абдулле, а он в свою очередь вздыхал по Аллаху, но кто поручится, что он не изменит своего решения, и не направит все свои чары на северянку. — Спасибо, Искандер, да будет путь твой легким. – поклонился Абдулла, направляясь в сад.
Шейх вернулся к месту, где пряталась Тристакинния, но она аккуратно удалялась в свою комнату. Видимо, услышала разговор. Искандер проводил северянку взглядом. Он хотел позвать ее с собой. Но раз не было необходимости ее спасать, он не хотел, чтобы она стала свидетелем возможных неприятных сцен между ним и ее мужем. Так объяснил себе то, что не пригласил ее, Искандер.

Море сливалось с небом, линия горизонта была почти не заметна, настолько чистый был воздух. Легкое судно плыло по бирюзовой глади. Айваз и Лима сидели рядом друг с другом. Айваз зорко следил, чтобы Джаллал не подходил к Лиме, ближе, чем мог посторонний. Параллельно с этим, мальчик смотрел, как Искандер управляет судном. Гордо и уныло отворачивался, досадливо глядя на Джаллала. Искандер заметил взгляд Айваза, ожидая удобного случая, чтобы позвать мальчика к себе.
Лима ревниво смотрела на отца, который смеялся с Энефреем, кормя его, практически с губ. Фрей брал полоску пастилы, рвать ее было неудобно, Энефрей не хотел марать руки, он откусывал кислое, освежающее лакомство у губ Фрея. Лима ревновала, но Энефрей же маленький… ему надо больше заботы. За ним нужно присматривать…
Джаллалу было так радостно упоенно, если бы не Лима, не Айваз, перед которыми нужно было выглядеть достойным и взрослым, он бы носился по лодке, между Фреем и отцом, крича от радости, и тряся брата. Ему хотелось пастилы, хотелось смотреть, как отец управляет судном, хотелось поговорить с Лимой. Мальчик иногда делал круг, обходя всех, кто его интересует, садился напротив Лимы и улыбался.
Фрей сидел, опираясь на вытянутую руку, вокруг которой обвил ноги Энефрей. Мальчик подавался за едой или щербетом, золотистой волной двигаясь туда-обратно. Фрей не гнал мальчика, не менял позу, иногда только поглядывая на Искандера.
— Хочешь попробовать сам? – предложил, наконец, Искандер Айвазу на северном.
— Спасибо, я лучше… — Айваз посмотрел на отца. Фрей кивнул в сторону Искандера.
— Иди. Что ты, сидишь, как девка.
Мальчик поднялся.
— А как же Лима…он с нее глаз не спускает! – напомнил о своей ответственности Айваз.
Фрей усмехнулся.
— Лима из такого рода, что если эта женщина захочет лечь с чужеземцем, ты ее, поверь мне, не убережешь. Защищай ее от нападок. А тут кто на нее нападет?
Девочка не знала, то ли это комплимент ее решительности и своенравности, то ли он опять сравнивает ее с матерью. Отец, похоже, был в хорошем настроении, и злой язвительности Лима в тоне не услышала. Значит, хвалит.
Лима заулыбалась. Фрей повел головой и снова усмехнулся.
Айваз кинулся к Искандеру, деловито и смущенно. Если отец не возражает, значит все хорошо.
Шейх рассказывал, как работает судно, парус, как ими управлять, отдал руль мальчику. Айваз благодарно посмотрел на мужчину, торжествующе улыбнулся, и снова постарался стать сдержанным. Отношения отцов запутывали. Айваз не знал, как относиться к детям Искандера, ну, конкретно к Джаллалу, к Энефрею понятно – он его, Айваза, брат. Спросить у отца напрямую, он стеснялся. Сам отец, то говорил, что кроме северян все рабы, то не против, что черный мальчишка крутится вокруг Лимы.
Джаллал подсел к Лиме ближе, начал рассказывать на северном про прошлые разы, когда они ходили в море. Лима улыбалась, но казалось, она где-то далеко.
Искандер сидел рядом с Айвазом, подсказывая ему направление и стараясь не смотреть на Энефрея и дикаря. Фрей выдохнул гортанный смешок, задрал голову, съел пастилу сам. Энефрей прильнул к руке мужчины, и как-то затих.
Фрей поставил подбородок на макушку мальчика, глядя на Искандера.
Шейх задумчиво смотрел вдаль, Энефрей, казалось, удовлетворил плотское желание. Могло ли быть так, чтобы восьмилетний сын уже получал наслаждение. Возможно ли, чтобы он испытывал вожделение?
Энефрей лег на покрывало, раскидываясь, как юный хищник на солнце, гордо и томно осматривая лазурную бесконечность. Фрей поднялся, провел по своей руке, там где обнимал его Энефрей и направился к Искандеру. Сел за его спиной, глядя на то, как Айваз управляет судном. Фрей был в такой опасной близости, что шейх чувствовал его дыхание на своей шее.
Энефрей не вмешивался в разговор Лимы и Джаллала, брат, наверняка, хотел побыть только с ней. Джаллал говорил на северном, чтобы Лиме было удобнее, но девочка никак не хотела это отмечать. Наверное считала – раз этому мальчишке надо с ней разговаривать, то само собой разумеется, что он заботится о том, чтобы ей было удобно. Джаллал рассказывал про работу, про то, как играл сегодня с братом и Фреем в ножички. Лима оживилась, услышав про отца.
— Я выиграл. У всех. – гордо похвастался Джаллал. Лима презрительно усмехнулась. Наверняка отец дал мальчишке выиграть.
— Ты настолько глуп, что считаешь, что можешь выиграть у воина? – рассмеялась она.
— Это игра! Это дело ловкости и удачи! — запальчиво сказал Джаллал. – Аллах был на моей стороне. Отцы – твой и мой свидетели!
— Глупый. – пожала плечами Лима. – у твоей удачи имя моего отца. Может, отец и дал тебе выиграть, чтобы попытаться пробудить в тебе воина – но глупо хвастаться подачкой воина.
— Я выиграл честно! Фрей! Отец! – окликнул справедливый Джаллал.
Фрей резко обернулся. Искандер поднялся, используя возможность уйти от Фрея. Шейх направился к детям. Энефрей помахал ему рукой и помотал головой. Искандер остановился и сел на скамью у борта. Фрею было удобно смотреть на Искандера, хоть теперь шейх и не был так близко, воин уставился на него, разглядывая Искандера, так же, как когда-то давно.
Энефрей досадливо вздохнул, перевел взгляд на брата и девочку.
— У его удачи имя его отца, — улыбнулся Энефрей. – отец дал ему более легкий нож, им легче управлять.
Лима кивнула.
— Понятно, Искандер сделал тебе поблажку.
— Вовсе нет!
— Ну, хорошо, ты хочешь сказать, что метнул нож лучше моего отца. Я тебе не верю. – сказала Лима.
— Лима, Фрей не метал этот нож, мой отец пригласил нас покататься, когда пришел. – продолжал Энефрей. – скажем так, этот раз выиграл Джаллал.
— Остановимся здесь, — указал Искандер на остров, пошел убирать парус.
Джаллал улыбнулся Лиме.
— Тебе понравится, отец наловит мидий, а потом мы поймаем рыбу и изжарим ее! А пока можно будет плавать – я покажу тебе пещеру, с той стороны острова. Там живут розовые звезды. И даже кораллы можно найти. И медузы есть! Они сейчас не кусаются.
Судно замедлило ход, Искандер бросил якорь. До острова было совсем недалеко. Чистая вода не мешала видеть песчаное светло-золотое дно. Энефрей собрал фрукты и сладости сунул в сумку, подошел к Фрею.
— Ты поплывешь, а я сяду тебе на спину.
— Здесь неглубоко, — Искандер стянул рубаху, оставшись в брюках, перемахнул через борт, осыпая всех солнечными брызгами. Фрей усмехнулся, не успевая отвернуться, запоздало отшатнулся от осевших на золотистой коже чистых брызг. Джаллал протянул руку за сумкой брату.
— Давай я донесу?
— Плывите, мы сами, — отпустил Энефрей.
Джаллал помог Лиме. Девочка прыгнула, как была, в платье. Джаллал следил, не тяжело ли ей плыть. Айваз тоже стянул рубаху.
Фрей прыгнул, вынырнул рядом с судном, мальчик подал ему сумку.
— Оставь, я возьму, — вернулся Искандер, хищно подтянувшись за борт, шейх взобрался на судно, собрал рубашки положил их в сумку. Проверил якорь и, достав снасти, вернулся в воду. Энефрей тоже прыгнул, вскарабкиваясь на Фрея. Шейх чтобы не намочить сумку нес ее на плече, быстро поплыл к острову. Фрей смотрел вслед шейху. Энефрей заполз под мужчину, обнимая его за шею и не позволяя себя игнорировать. Викинг выдохнул, почувствовав прижавшееся тело к нему.
— Тут можно встать и идти. – сказал Фрей, глядя в глаза мальчика.
— А можно не вставать и не ходить. – серьезно, зовуще смотрел на северянина Энефрей. – Он сейчас будет рыбу ловить, все равно, очаг для костра готовить, или ты ему мешать будешь?
Фрей повел головой, остался с ним резвиться в воде. Лима села на берегу, думая, как бы присоединиться к отцу и другу. Айваз подошел к Искандеру.
— Я могу помочь?
— Да, — кивнул шейх, — надо принести камни, чтобы сложить очаг, натянуть тент от солнца.
Мальчик кивнул. Джаллал крутился вокруг сохнущей под солнцем Лимой.
— Джаллал. – позвал Айваз.
Джаллал подозрительно обернулся на северянина.
— Помоги.
Сын шейха кивнул, кинулся к Айвазу помогать. Лима прыгнула в воду.
Фрей не оттолкнул, не посмеялся, играл с ней и с Энефреем, скидывая с плечей в воду, кружа в воде или играя в догонялки.
Лима, как всегда в такие моменты, любила все окружающее – эту страну, этих людей. Хорошее настроение ее красило, она опьянено шутила, смеялась.
Искандер ушел собирать мидий и ловить рыбу. Айваз пошел с ним. Джаллал нырнул в воду, подплыл к Фрею.
Поиграв, не заметив, как увлекся, Джаллал залюбовался Лимой.
— Показать тебе пещеру?
Лима покивала, юрко поплыла за ним. Энефрей сверкнул глазами, повис на мужчине, молча глядя мужчине в глаза. Никого не было вокруг.

Когда Искандер и Айваз вернулись, викинг и Энефрей сидели на берегу, пересыпая песок с ладони на ладонь друг друга. Фрей выглядел необычно умиротворенным. Энефрей наслаждался близостью викинга. Похоже, наслаждался плотски. Искандер иногда искоса следил за парой, пытаясь вникнуть в то, что между ними происходит, шейха неотвязно преследовала мысль, что он малодушно выкупает свое спокойствие сыном. Пока Фрей занят им, он не нападает на Искандера. Со стороны Энефрей выглядел растленным наложником викинга. Шейх видел таких детей во дворце. Султан держал привезенных пленников-детей для гостей, и, наверное, себя.
— Накинь рубашку на плечи, если сгорят, будет больно, — обратился он к Айвазу.
Мальчик кивнул, порылся в сумке, нашел свою рубашку, надел.
Приплыли Джаллал и Лима. Лима попила воды и села перед отцом и Энефреем. Викинг ласкал ладонь мальчика ссыпая туда песок, и наблюдая за этим.
— Можно мне? – попросила осмелевшая девочка.
Фрей зачерпнул пригоршню песка, ожидающе улыбаясь. Лима изящно протянула ладонь, Фрей глядя на песок, начал сыпать его в ладонь девочки. Лима тихо вскрикнула, желанно содрогнувшись, когда песок ударился о ладонь. Девочка не отрываясь смотрела в глаза отца, не замечая, как изгибается. Фрей легко улыбался, глядя на песок, иногда поднимая лазурные глаза на дочь.
— Теперь я… — севшим голосом выдохнула Лима. Фрей раскрыл ладонь.
Джаллал, который помогал отцу и Айвазу словно что-то почувствовал, тревожно вытягивал шею, глядя на Лиму.
— Я вам нужен еще? – спросил Джаллал.
— Ну да, — усмехнулся Айваз, кивая на нечищеную рыбу на песке.
— Я почищу, — освободил его Искандер, садясь к Айвазу.
Джаллал подошел к Фрею, сел на песок. Брат ему улыбнулся.
— А что вы делаете? – тихо спросил он брата.
— Смотрим на песок, — ничего не объяснил Энефрей.
Фрей и Лима пересыпали песок, пока в ладони ничего не осталось.
— А можно мне тоже? – попросил Джаллал.
Фрей усмехнулся и почему-то посмотрел на Искандера.
— Ну, садись. – Джаллал смотрел, как напряженно Лима наблюдает, за движением руки отца в песке.
— Не бойся, — почему-то едко сказал Энефрей.
Джаллал развернул ладонь, храбро протянул ее Фрею. Воин усмехнулся, глядя в глаза мальчика, начал сыпать песок в ладонь Джаллала. Мальчик почему-то смутился, вспыхнул.
— Лима, — обратился Искандер, — если хочешь, можешь взять мою рубашку, она сухая.
Девочка, как ящерка вытянула шею, посмотрев через плечо отца на Искандера.
— Тепло, так высохнет. – улыбнулась девочка.
— и встанет от соли, как железо, — усмехнулся Фрей, не разрывая линию взглядов с Джаллалом.
Девочка поднялась и направилась к Искандеру.
— Где?
Искандер указал на сумку под тентом. Девочка взяла рубашку и скрылась среди камней, переодеваясь.
Джаллал дрожащей рукой сыпал песок назад. Мальчик не смог бы объяснить нахлынувшие чувства. Даже не смог бы сказать, хочет он, чтобы это прекратилось или нет. Когда песок кончился, Джаллал тихо, ранено выдохнул, отшатнулся на песке от воина.
— Сейчас она придет, попробуешь. – усмехнулся Фрей, пошел к костру.
Обнял со спины за плечи Искандера, склоняясь к его шее.
— Как ты, Иска? – даже не шипя, спросил Фрей.
Шейх пожал плечами, промолчал. Фрей погладил Искандера по шрамам, которыми было расписано красивое тело, сел рядом, помог закончить с рыбой. Заметил, что на сердце Искандера, вместо клейма тоже шрам. Видимо, Искандер срезал клеймо. Фрей взглядом огладил шрамы мужчины, докуда мог дотянуться взгляд. Шейх сосредоточено не смотрел на Фрея, жаря рыбу.
К ним аккуратно подошел Энефрей. Айваз улыбнулся мальчику, указал на место, рядом с собой. Энефрей мазнул взглядом по мужчинам и сел рядом с Айвазом.
— А где Лима? – спросил Айваз.
— С Джаллалом. – отозвался Энефрей.
— Пойду, позову их, — настороженно сказал Айваз.
— Они сами придут, — улыбнулся Энефрей.
Лиму и Джаллала было видно. Айваз свел брови.
— Что они делают?
— В песок играют. – как-то мечтательно проговорил мальчик.
— Маленькие, что ли. – буркнул Айваз.
— Фрей научил нас новой игре, — бархатно-порочно выдохнул Энефрей.
— Отец научил вас в песок играть? А вы не умели? – рассмеялся Айваз.
— Пойдем, я тебе покажу. – позвал Энефрей. – тебе понравится.
— Что я… — бубнил Айваз, но Энефрей протянул ему руку и за руку увел с собой.
Фрей опасно поднялся.
— Ну вот, теперь можем и мы поиграть.
Искандер дернул бровью.
— Не играю. – мотнул он головой.
Фрей подошел.
— Готово? – кивнул он на рыбу.
Шейх снова мотнул головой.
— Ты думал я тебя не найду? – спросил Фрей.
Искандер удивленно-недоверчиво посмотрел на Фрея. Мужчина стоял рядом, но не нападал.
— Не найдешь? Мне в голову не приходило, что ты захочешь меня искать. – растеряно сказал Искандер.
Фрей выдохнул смешок.
— А если бы в твою голову это пришло, ты бы не сбежал?
Искандер тоже выдохнул смешок.
— Я был в плену, очень естественно, что я сбежал.
Фрей усмехнулся, повел головой.
— Полегчало?
— Нынешнее положение мне нравится больше… — Искандер недоумевал, что нашло на Фрея.
— И ты сейчас не в плену, Иска? – вкрадчиво, язвительно, спросил Фрей.
— сейчас я свободен. – согласно кивнул Искандер.
Фрей посмотрел вдаль, мимо Искандера, то ли сдерживая свою истеричную ярость, то ли скуку.
— Тогда почему ты несчастен, Иска? – голос окрасился знакомым бархатным шипением.
Искандер надменно изломил губы.
— Я был вполне счастлив до твоего появления.
Фрей мотнул Искандера к себе лицом, подался к нему, выдохнул
— А твой сын говорит другое. Ты знаешь, да, что он может говорить мне о тебе? – солнечно легко улыбался Фрей.
Шейх пожал плечами, не отстраняясь.
— Так если ты не играешь, и ты свободен, тебе должно быть легко ответить – почему ты несчастен, Иска? – Фрей провел по шраму на щеке мужчины.
Шейх дернулся, отвернулся, сел перед костром, снимая рыбу с огня. Фрей укладывал рыбу на тонкие лепешки, заканчивая накрывать на стол.
— Если боишься ответить мне, ответь хотя бы себе. – усмехнулся Фрей.
— Что тебе за дело до моего счастья?
— Ты — мой, Иска. Мне всегда будет дело до твоего счастья. – буднично ответил Фрей.
— Я не твой. – усмехнулся Искандер.
— Тут нечего обсуждать. – властно сказал Фрей. – Так есть и так будет. Мы говорим о том, приносит ли тебе твоя фантазия свободы счастье.
Искандер сдавленно тихо зарычал, варвар выводил его из себя, самонадеянность Фрея раздражала.
— Ты же не думаешь, что я был счастлив в твоем плену? Если уж я и хотел быть несвободным, так это не от тебя.
Фрей смотрел на Искандера, как на собственность, к которой он безмерно великодушен. Варвар словно раздумывал, пора забрать неразумную вещь с собой, вернуть на место или дать ей еще наделать глупостей. Северянин усмехнулся. Как хозяин мира, в милости к кому-то, вспомнив очередной каприз любимой игрушки, сказал:
— Ты про Киннию?
— Только из-за нее я так долго оставался в плену.
Фрей коротко рассмеялся.
— А что ты этим ей дал? – Фрей помотал головой. – Но теперь все? Она не нужна тебе больше? Или все еще нужна?
Искандер вздохнул, досадуя, что начал открываться врагу.
— Пора к столу. – сказал Искандер Фрею.
— Я говорю о той, которую ты почитал за свою любовь, ради которой ты, как ты говоришь, терпел мою власть, я спрашиваю – нужна ли она тебе, на что разумно было бы закричать: да, да, я хочу ее. Или спокойно ответить – нет, все прошло. А ты считаешь более важным сказать мне, что проголодался? — Фрей рассмеялся. – На тебя нельзя налюбоваться.
Шейх молча отвернулся, свистнул, привлекая внимание детей.
Первой пошла Лима. Джаллал мог бы сидеть с ней там до вечера, но девочка проголодалась, и хотела снова быть поближе к отцу. Сыну Искандера ничего не осталось, как пойти за ней. Энефрей, словно пытаясь дать Фрею и отцу больше времени не отреагировал на свист, и повернул лицо Айваза к себе.
— Эне! – крикнул Искандер. – Айваз!
Мальчик посмотрел в сторону манящего его отца, увидел, что Лима уже тащит к мужчинам Джаллала, помотал головой и томно улыбнулся Айвазу.
— Идем.
Лима и Джаллал подошли вперед, но Энефрей, когда подошел и он, смог каждого заставить сесть там, где ему было нужно. Мальчик сел между отцом и Фреем, потому что отец старался сесть от Фрея как можно дальше, а с Энефреем никто никогда не отказывался сесть рядом.
За столом приходилось говорить на северном, Лима и Айваз не знали арабского. Фрей рассказывал за столом про свои воинские приключения, детям нравилось слушать, варвар мог нравиться, если хотел. Искандер, откинувшись после еды на песок, смотрел в небо, не слушая Фрея, думая о его словах и о том, почему было так горько, он не должен оправдываться перед варваром, ему нет дело до домыслов Фрея, не должно быть. Искандер прикрыл глаза, размеренно выдыхая, старался успокоить раздражение. Зачем он реагирует на Фрея, врагу нельзя показывать эмоций, он случайный человек в его жизни и никак не может влиять на жизнь шейха. Искандер свел брови, Фрей уже повлиял на его жизнь, он сам ему это позволил. Мужчину поразила неприятная мысль ,до сих пор он считал Фрея главным злодеем в своей жизни, но если от северянина не зависело, как долго продлился плен, то почему от него зависела уверенность в себе, то что для Тристакиннии Фрей оказался более предпочтительным мужем, было естественно, поверженный воин не может быть привлекательным. А он так и не вернулся за любимой женщиной. Это Фрей вел себя так, будто вернулся. Искандер дернулся: «за мной?!»
Шейху не нравилась эта мысль, зачем Фрею хотеть его в рабы, не может человек, даже такой, как Фрей, посвятить свою жизнь унижению другого. Искандер усмехнулся, не может быть, чтобы Фрей был влюблен в него. Фрей не способен никого любить. Но это бы все объяснило. Искандер почувствовал, как кто-то целует его глаза, губы, гладит запястья. Искандер открыл глаза, увидел нависшего над собой Фрея.
Варвар улыбался. Искандер приподнялся и огляделся. Они были вдвоем.
— Где дети?
— Твой младший сын, единственный ратующий за счастье отца, увел остальных детей, на другую сторону острова, чтобы ты мог побыть с хозяином один на один. – Фрей погладил Искандера по волосам. Искандер улыбнулся, приподнимаясь на локте.
— У меня нет хозяина, я сам себе хозяин.
Фрей коротко улыбнулся, погладил Искандера по шее и груди, лаская шрамы. Искандер перехватил руку Фрея. Варвар высвободил руку, легко хлестнул Искандера по лицу, склонился, намереваясь поцеловать шейха. Южанин обхватил Фрея, намереваясь скинуть его с себя. Мужчины покатились по песку, Фрей пытался подмять под себя Искандера, Искандер пытался скинуть с себя варвара. Выкатываясь из тени камней на горячий песок, оба не сговариваясь толкали друг друга назад в тень. Песок, взметаясь, сыпался на них, мешая обоим.
— Что ты хочешь? – досадливо проговорил Фрей, нанося очередной удар, пытаясь увернуться от ответного. – У тебя одни и те же заигрывания! Я уже понял, что ты стоишь моего внимания.
— Хочу, чтобы ты оставил меня в покое, — рычал Искандер, отплевываясь.
— Этого не будет, — мотнул головой Фрей.
— Отец? – недоуменно спросил Джаллал. Мужчины посмотрели на мальчика, так невовремя появившегося.
— Мы играем. – улыбнулся Фрей. – чего тебе?
— Лима захотела пить, я пришел за щербетом…
— Конечно, это была Лима! – мотнул головой Фрей. – ну, бери щербет и беги. Поиграйте самостоятельно там.
Джаллал взял кувшин с щербетом и, постоянно оборачиваясь, ушел.
— Жарко, твои дети могут обгореть. Если не будет тени. – сказал Искандер.
— Они одеты, я верю, Энефрей им объяснил коварство вашего солнца. – Фрей подался к губам шейха.
Мужчины снова покатились по песку. Сейчас силы были равными и не было султана, который мог бы вмешаться. Фрей хотел раз и навсегда проучить Искандера, чтобы тот не смел сопротивляться. Искандер хотел раз и навсегда проучить Фрея, чтобы тот понял, что шейх может за себя постоять. Но драка кончилась тем, что мужчины устали. Какие-то секунды они лежали в объятиях друг друга, контролируя движения друг друга. Чтобы передохнуть и не дать победить в этот момент другому. Фрей нависающий над Искандером резко подался к нему, касаясь губами кожи, и откатился от него. Искандер тоже отодвинулся. Фрей лежал улыбаясь, понимая, что у Искандера нет больше сил напасть на него, да и Искандер не был из породы нападающих.
Варвар поднялся, снял штаны, стряхнул их, хищно потянулся и надел их. Шейх поднялся, чтобы не быть лежачей мишенью, отплевываясь от вездесущего песка. Фрей сделал несколько глотков из кружки Искандера. Шейх взял кружку Фрея.
— Песок здесь зверский. – усмехнулся Фрей.
Искандер прополоскал рот, сплюнул.
— Да, то, что в оконных проемах в ваших покоях – тоже песок.
Фрей мотнул головой, усмехнулся.
— Прозрачное такое полотно, хрупкое? Это из песка? Да? Во дворце делают? Мне можно посмотреть? Или это секрет? Песок — это же сточенный водой камень. Почему оно такое хрупкое? Оно должно быть прочным.
— Его плавят. В смысле, подвергают высокой температуре.
— Я знаю, что такое плавят. – усмехнулся Фрей.
— Возможно, поэтому. Зато оно оберегает от ветра, холода, наверное, мороза, только у нас нет мороза.
— Да, я понял, — улыбнулся Фрей. – я тоже об этом подумал.
Искандер поднял несколько крупиц. Отделил прозрачную песчинку.
– Наверное, можно договориться, посмотреть.
— Это будет хорошо. – кивнул Фрей, садясь на песок и глядя на начинающийся закат.
— Пора домой. В темноте будет сложно добираться. – сказал Искандер.
— Дети. – вздохнул Фрей. – Айваз! Бегом все сюда!
Дети появились через минуту, быстро начали собираться, тушить костер, раскидывать очаг.
Вел судно назад Искандер. Фрей сидел рядом, на случай помощи. Когда они добрались до дворца, было уже темно. Энефрей шел, прильнув к варвару. Джаллал был на седьмом небе – он шел рядом с Лимой, а девочка благосклонно его слушала. Айваз повторял сам себе, как управлять парусником, спрашивая у Искандера по нескольку раз одно и то же.
— Ты к жене? – услышал шепот Энефрея Искандер.
— Да, — тихо ответил Фрей. – но будет завтра. Если султан тебя пороть весь день не будет, то увидимся. У меня пару дней перерыв, я не буду уходить в город.
Во дворце Искандер повел в спальню своих детей, Фрей махнул своим, и ушел к себе. Прощаясь, Искандер пригласил Айваза тренироваться с Энефреем и Джаллалом. Лима свела брови.
— И ты, если хочешь, приходи. – позвал Искандер. – в шесть.
— Я приду! – обрадовалась девочка. – спасибо, Искандер.
В комнате, она старалась не уснуть, как можно дольше, вспоминая лазурные глаза отца, который пересыпал песок в ее ладонь. Это был один из лучших дней в ее жизни. Но девочка уснула быстрее, чем ей хотелось.
Тристакинния не спала, ждала мужа. Но объятий его она сегодня не получила. Фрей сразу уснул, не сказав ни слова ей.

Вернуться к — Глава 26. Недетские игры / Перейти к — Глава 28. Можно ли тебе верить?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s