3. И снова с первого взгляда

Вернуться к — 2. Знакомство / Перейти к — 4. Лирика

Утро заглядывает в мой дом, как мне кажется, в первую очередь. В моем доме четыре окна в одной комнате. Три по одной стене, и четвертое на стене сбоку. Солнце утром заглядывает сначала в первое окно, потом во второе, и часам к двум проходит все четыре окна. Проснувшись, всегда можно определить погоду и примерное время. Мне, как писателю, полагается хотеть описать эту замечательную романтическую белиберду, я о красоте утра. Но не могу, по крайней мере, сейчас, сейчас я дописываю статью про росомах. Это, по мнению одного очень серьезного журнала, модные животные, а написано про них мало. Заказ дорогой, работы не очень много. Но, очевидно, остальным скучно писать про этих модных животных.
Сегодня меня разбудил грохот. Открываю глаза, и что же я вижу? Одно из самых прекрасных явлений природы – грозу! Всегда, почти у всех с грозой связаны какие-то надежды. У скептиков и мистиков одинаково оживляется взгляд, при шуме ливня и грохоте грома. Самое романтичное произведение, очень хочется начать читать или писать так: шум ливня пел свою песню, молния освещала небо цвета серебристого индиго… (у меня есть такое произведение, и при желании его можно прочесть). После такого начала мы все уверены, что дальше обязательно случится что-то интересное. Никто не думает о том, что под дождем сыро и холодно, а грязь и холодные капли бьют по ногам, или пачкают брюки. Не говоря уж о том, что можно схватить насморк, или что похуже.
Итак, сегодня с утра зарядила гроза.
За что я еще люблю эту деревню, так это за то, что здесь необычные явления случаются часто, и воспринимаются жителями, как самое обыденное. Не зря тут, до прихода людей жили ведуны. Может сейчас и имеет смысл рассказать эту легенду? Она короткая и не займет много времени. Когда ж ее рассказывать, как не в грозу? Итак, за моим окном льет дождь, я уже заканчиваю утренние дела, сажусь за стол у окна, с чашкой горячего чая (нет ничего лучше, чем любоваться грозой, или снегопадом, — а для меня и звездопадом! — сидя в надежном, уютном, собственном доме) и вспоминаю рассказанное мне об этой деревне. По легенде, отсюда нет выхода. То есть, недалеко город, и всегда можно уехать туда, попытаться вырваться из круга забытого проклятия. Но нет никого, кто бы не закончил свою жизнь здесь. Все возвращаются сюда. Пусть к старости, но кто сопротивляется возвращению долго и отчаянно, как ни ужасно, умирает, и его привозят хоронить сюда. Это касается в основном тех, кто родился здесь. Кто же прожил здесь несколько лет, может вырваться, и то, только если соблюдет при этом определенные меры предосторожности. Раньше, здесь был только лес. Непроходимый и очень красивый. Такой, какой описывают в сказках и книгах. Здесь жили поселения колдунов и ведьм. Они не выходили никогда в обычные деревни. Это очень древнее племя, они следили за погодой, за урожаем, вели какую-то свою жизнь. Иногда кто-то доходил до них, и они врачевали. А потом туда пришла цивилизация. Им понравилось место. И они остались там. Тогда ведунье племя прокляло эту землю и всех, кто родится на ней. Раз вам так нравится тут, никогда вы не сможете уйти отсюда. Племя ушло дальше в леса. В общем, больше я ничего не знаю об этом племени, никому оно больше не встречалось, так, чтоб об этом говорили. Так, мою бабку из леса вывел синеглазый высокий волхв. В общем, мелочи. А люди жили и до сих пор живут там. И что-то соблазнительное вьется в воздухе. Приезжие отмечают эту деревню, местные пытаются покинуть ее, или хотя бы выстроить из нее подобие города. Но цивилизация здесь не приживается. Так и существует израненная деревня, которую пытаются превратить в город. И эта борьба видна внимательному взгляду. Недавно, начали вырубать березовую рощу, и строить дома. Очевидно, очень понравилось кому-то место. Опять понравилось. И тут будут жить люди и рожать детей. Которых будет прибирать к себе проклятие. Оно не страшно звучит. Оно страшно действует… а! Наверное, я не очень подробно знаю легенду, потому что есть еще один пункт. Я не смогу объяснить эту неуловимую грань, где она начинается и где кончается, но проклятие начинает распространяться и на некоторых приезжих. Эти люди меняются, в их характере можно заметить характерные черты местных жителей. И им тоже ничего не остается, как только привязаться к этому месту. Но так как мало кто помнит эту легенду, о ней никто никому не рассказывает, и ее не воспринимают всерьез, а может кому и была она рассказана, так в нее не поверили. Цивилизация не может бороться с проклятием никак, кроме неверия. А оно, видимо, настолько объективно, что существует независимо от веры или неверия… Надеюсь, это все не устрашило моих читателей и не привело в уныние? Если уж местные не боятся, то вам и подавно нечего страшиться.
К полудню стало ясно, что ливень не кончится и к вечеру. Из дома выходить не хотелось, но мне хотелось увидеть свою милую подругу. Хотя, может у нее свои планы на грозу. Женщины все немного колдуют, и, наверняка, у нее есть способ, который должен ей помочь, но ритуал надо исполнять именно в грозу. Телефонизация до деревни, конечно, не дошла. Телефон находился только на почте, и в конторах, которые теперь совсем уж этой деревне были ни к чему и жили, своей, отдельной жизнью. У меня есть мобильный телефон, но я не знаю Ее номера. И если все-таки там ритуал, то звонить неудобно. Тогда мне на ум пришло только одно решение – подождать.

Еще сквозь сон было слышно, как грохочет гром. Мне не верилось, неужели гроза? Но стоило мне открыть глаза, как стало ясно, гроза пришла надолго. Воздух пах несравнимой свежестью. Я люблю грозу, мне всегда кажется, что в грозу должно случиться что-то интересное. Жаль только, что я не смогу увидеть писателя. Присутствие мужчины очень ободряло меня. Только он видел меня, не замечая недостатка! В дверь постучалась соседка, пришлось открыть, бросив на середине недоделанные дела. Ей нужна была помощь, чтоб накрыть огуречную грядку, а мужчин не допросишься. Со вздохом, мне пришлось следовать за ней, спасать грядку. Снова зашел разговор о том, что настоящие мужчины перевелись, но одной все равно негоже, да вот и меня все грызет одиночество, и она одна живет… вежливо улыбаясь, еле удалось избавиться от нее. Вернувшись домой, мне хотелось только юркнуть под одеяло, щелкая кедровые орешки, но я с собой справляться умею, и пара часов была отдана гимнастике. Мне всегда хотелось выбежать под дождь, как показывают в рекламах и кино. Как пишут в книгах. Но я не люблю мокнуть. На самом деле не очень приятно, когда от воды спирает дыхание, и ты не можешь дышать, когда холодно и больно бьют капли, и это никогда не приносит ни той свободы, которую ожидаешь, ни единения с природой. Зато простыть можно легко.
Никакой надежды на то, чтоб выйти из дома не было, да и потом, писатели имеют обыкновение писать в такую погоду. Видимо, природные разряды электричества, усиливают творческий всплеск. Мне тоже только и оставалось, что заняться работой. Надо признаться, работать было приятно и легко. И очень уютно было, смотреть и слушать дождь за окном.
А вечером снова в мою калитку постучали. Сразу подумалось – писатель, быстро выскочив во двор и открыв калитку, мне пришлось принять удар. Такой, что выть захотелось. Черные, удивительные глаза смотрели на меня. Это был конец. Это была смерть. Сердце заболело так, что стало больно дышать. А обладатель глаз улыбнулся.
— Здравствуйте, не рассчитал совсем, можно дождь переждать? – голос был тоже самый прекрасный, чего и следовало ожидать…хотя это совсем нечестно, нельзя было к таким глазам давать такой голос!
— Конечно… — донесся до меня мой голос. Хотелось сказать — можешь тут жить остаться! Но это бы только поставило его в неловкую ситуацию. Поэтому я молчу. Смотрю на него и молчу. Боже, как хочется коснуться его… нет. Это все глупости. Он переждет дождь и уйдет. Ну, почему? Почему ему надо было зайти именно ко мне? Это был жестокий удар судьбы. Он смотрел на меня, вежливо, со спокойной, уверенной, самой замечательной в мире улыбкой, и прошел в дом. Жестами мне удалось предложить ему сесть. Какая магнетическая сила шла от него. Столько лет, мне удавалось тосковать в одиночестве, потому что не встречался никто, кто бы разбередил мой покой. Мне нужно было только не искать подобных встреч… а тут… неужели его тоже вызвал в мою жизнь писатель?.. Только с его появлением жизнь стала меняться. Но ведь это жестоко! Предлагаю чай…кивок. Улыбка. Благодарность. Теплый вежливый взгляд. Он не посмотрит на меня никогда как на желанную…мне с трудом давалось каждое слово, хотелось заплакать, но это, конечно, смутило бы его…
Ни за что на свете, мне бы не хотелось огорчать эти глаза. Мой взгляд упал на его руки. Он обнимает ими… кого-то…не меня. Он никогда не обнимет меня. Нет, это не любовь, просто…одиноко, вот я и придумываю. Я понимаю, что вру себе. Никогда уже покой не вернется в мое сердце. Дрожащими руками наливаю чай. Стараюсь, чтоб он не заметил. Откуда он взялся в этой деревне? Спрашиваю…
— Заблудился. Я проспал свою остановку, и вышел здесь. И ливень. Если бы не вы…
Вежливо улыбаюсь. Его голос самая сладкая музыка. Он касается губами конфеты. Я еле сдерживаюсь, чтоб не застонать. Он просто нереален, настолько он красив. А мне остается только смотреть на него и грезить… никакая гроза не бросит его в мои объятия…
— Ливень не кончится до завтра…и…возможно, дороги размоет… — снова слышу я свой голос.
Он казалось, смешался.
— Что же мне делать? И надолго это?
— Может…неделю…
Он тихо чертыхнулся.
— У вас есть гостиница?
— Нет… я могу… — стараюсь не выпалить это слишком быстро, поэтому даже разговариваю через многоточия. – пустить вас на неделю… в одну из комнат… если это вас устроит.
— Было бы здорово. Не хочу стеснять вас…я, конечно, заплачу.
— Не стоит беспокоиться. С каждым может такое случиться…
Он еще долго настаивал на оплате. В результате, мы сошлись на общем столе. Комнатой он остался доволен. Мне меньше всего хотелось навязываться, и совсем не хотелось уходить. Конечно, мне пришлось уйти. Но работа в голову уже не шла. Мне вообще не хотелось ничего, только оказаться рядом с ним. Тупо смотреть на экран до вечера, мне показалось самым занимательным.
Меня встрепенула только мысль, что нужно готовить ужин. Готовлю я хорошо, а тут еще душа пела просто, готовить не просто так, а…как его назвать даже слов не могу подобрать. Его имя ласкало мне слух. У него было небольшое агентство недвижимости. У него все было идеально. Он жил в городе. Один. Родственников близких у него не было, а с теми, кто жил в том же городе он почти не виделся. У него нет домашних животных. А сюда он поехал за каким-то редким саженцем. Он поехал на автобусе, потому что не знал, как добраться на машине до нужного места. Недалеко от нашей деревни продают такие саженцы. Надо сказать, эти редкие кусты росли у меня в саду, и, если один увезет он, реже стена зелени не станет. Увезет, вместе с моим сердцем.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s