5. И снова первые взгляды

Вернуться к — 4. Лирика / Перейти к — 6. Первая близость

Такой, в сущности, пустой вышел вчерашний день. Утро выдалось пасмурным, дождь не переставал всю ночь, и лил сейчас, и мокрому проявлению природы даже в голову не приходило, что кто-то может быть недоволен таким положением вещей. Проснувшись, мне долго не хотелось вылезать из постели. Нет, уж, в город к издателю я не поеду. Нужно позвонить, и сказать, что пришлю статью по электронной почте. Все эти действия можно было сделать в постели, поэтому мучить себя не имело смысла. Мой завтрак тоже прошел в постели. Потом росомахи отправились на конечный пункт назначения. Теперь читатели серьезного журнала осчастливлены талантливой и, что немаловажно, подробнейшей статьей про росомах. Интересно, сколько человек прочтет ее?
Повалявшись еще немного, мне стало ясно, что ничего не изменится, если я не начну что-то менять лично. Пришлось встать.
Умытая природа за окном выглядела как котенок, который себя считает уже достаточно чистым, но это не совпадает с мнением хозяйки, и она продолжает его мыть. Сначала, котенок отфыркивается, но потом смиренно принимает все, что уготовила ему судьба, и, притаившись, ждет, когда это кончится. Улыбнувшись своим мыслям, мне пришло в голову, что раз на сегодня у меня дел нет, нужно проведать мою прекрасную соседку.
Итак, в удобной одежде и с зонтом, который никогда меня не спасал от дождя, я покидаю дом и направляюсь в гости.

Выглянув в окно, нельзя было сомневаться ни секунды, что погода совпадает с моим настроением. Увидев его, этого Бога, сошедшего с небес, чтоб усилить мои страдания, разминающимся в саду, в одних брюках, мое сердце начало биться чаще. По телу прошла жаркая волна. Возбуждение удовлетворять мне не хотелось. Не хотелось ласкать тело, которое недостаточно хорошо для него. От неприятного чувства, после этих мыслей желание прошло, а мой Бог вернулся в дом. Капли стекали по его скульптурному телу. Естественным образом скульптурному, он не выглядел, как будто ходил в зал. Мне еле удалось скрыть дрожь. Я только надеюсь, что он не заметит моего интереса к нему. Иначе он расстроится, смутится и…уедет. Мысль об этом убивала. Мои мольбы были только о том, чтоб дождь никогда не кончался. Меня, настолько увлекли мысли, что я не слышу, его вопроса. Переспрашиваю… он хочет приготовить завтрак. Говорю, что мне это не составит труда… соглашается… касается меня, это божественное прикосновение!..
Мне кажется, я сойду с ума. Я понимаю, что это агония, что это ни к чему не приведет. Но я хочу продлить ее насколько возможно. Я не могу даже приворожить его. Кому угодно, это может, и помогло бы, но не мне.
За завтраком он предложил мне сыграть в шахматы. Мы играли до обеда, ему удалось даже рассмешить меня несколько раз.
Вдруг до меня донесся стук у калитки. Если это опять соседка со своими огурцами!.. Но это был писатель. О! даже для меня было неожиданно, что его приход так меня обрадует! Невозможно было согнать улыбку с моих губ. Мне столько надо рассказать ему! Он вошел в дом, обнял меня. Осталось представить моего Бога и моего Друга друг другу. Они вели себя очень вежливо, по отношению друг к другу, но поведение моего Бога немного изменилось. О, мне ли не знать, что значит такое поведение? Мне изначально ничего тут не светило, он так галантен к писателю…а что ж мой друг? Это дань вежливости мне, или его, действительно, совершенно не интересуют знаки внимания моего невероятного гостя?

Очаровательно! Просто слов нет. То есть, у меня, как всегда, множество слов. Это называется визит! Мало того, что по Ее взгляду стало очевидно ясно, что случилось нечто, для Нее непоправимое. А, увидев гостя, никаких сомнений не осталось, что моя несчастная прекрасная подруга, подарила ему свое сердце, полно и безвозвратно, так, как умеют дарить его Женщины. А он, конечно, об этом даже не догадывался.
Затем, он не нашел ничего умнее, кроме того, чтобы начать нервировать меня. Нет, я, конечно, могу его где-то понять, у меня не самая отвратительная внешность. Но в сложившейся ситуации, для моей психики это был перебор. Мое настроение становилось все мрачнее, а он, чувствуя это, пытался меня развеселить. Сразу скажу, это ему удавалось плохо. Наконец, он растерялся. Но меня ждал новый сюрприз, он решил, что я предпочитаю его вниманию, внимание моей подруги, и он решил не сдаваться. Было очевидно, что каждое слово, каждый жест его причиняет Ей боль. Мне никак не можно было с этим смириться. Но толково объяснить ему, что к чему, мне придется не сейчас. О небеса!.. А на прогулке, на которую он счел умным меня пригласить. Она на мгновение, всего на мгновение, прикрыла глаза. У меня сжалось сердце. Как бы ты вился вокруг нее, если б ее не терзала Ее мучительная неполноценность! Мне удалось галантно съюлить, выразив мнение, что прогулки имеют смысл, когда дождь кончится. Мне уже поведали, что после окончания дождя, он не станет задерживаться. Хотя, хотя меня почему-то глодала досадная уверенность, что мне придется удерживать его. Ради моей милой подруги. Придется. Честно говоря, он порядком меня раздражал. Он, конечно, красив. Есть в нем какая-то магнетическая сила, и это вдобавок к экзотической внешности.
У меня оставалась надежда, что после обеда, он займется какими-то своими делами, которые обязательно есть у всех порядочных людей. Но он радостно сообщил, что он совершенно свободен, и до ужина проведет время с нами. Похоже, его не заботило наше мнение абсолютно. Что ж. Полагаю, во мне еще не умерла авантюрная жилка. Иногда, мне нравится проводить психологические эксперименты. Но только, если мне их навязывают, в форме вызова.
После обеда мы расположились в гостиной. В комнате, как и во всем доме, было много цветущих растений. Очень уютная гостиная, надо сказать. Он тоже это заметил, и не преминул сказать об этом. Почему-то решив, что лишь под моим чутким руководством, дом стал похож на цветник.
Мило улыбаясь, сообщаю ему, что у меня сохнут даже кактусы. Он немного смешался. Я позлорадствовал. Подруга сидела тихо, почти не вмешиваясь в разговор, только реагируя на мои попытки вовлечь ее.
Надо признать, он не лишен остроумия, и наше противостояние было достаточно забавным. Меня только омрачало состояние подруги, и разговор не мог приносить мне радости. Лишь уколов его, мне становилось легче. Он весьма достойно реагировал, и подловить его на каких-то ошибках было азартно. Но я клянусь, ни на минуту не выходила из головы у меня Она, и нельзя было даже самому предвзятому взгляду сказать, что увлечение разговорной битвой заставляло меня забыть о ней.

Мой Друг великолепен. Никто надежнее и достойнее мне не встречался. Только благодаря ему, мне не пришлось чувствовать себя «третьим лишним». Я вполне понимаю поведение моего Бога. Он даже не догадывается о моем интересе к нему. Это хорошо. Жаль только, нам не удастся поговорить в этот день друг с другом. Мне надо многое рассказать своему Другу, хотя нельзя сомневаться, что он понял. От него не скрыть то, что скрыто от других.
Мой Бог предложил сыграть с ним в шахматы. Вероятно, вспомнив о вежливости, он предложил сыграть мне. Я вероятнее всего, проиграю, но о том, чтобы не согласиться не могло быть и речи.
Мы сыграли, из пяти партий мне удалось выиграть две. Думаю, это только благодаря поддержке писателя. Потом, гость предложил сыграть и ему. Мой друг сначала отказывался, а потом выиграл все пять партий. Мой Бог был поражен, он сыпал комплиментами. Писатель что-то едко вставил насчет логического мышления. Мой друг предложил обсудить маршрут будущей прогулки, и до ужина мы этим и занимались. Хотя, гость немного смешался. Он, конечно, хотел видеть на прогулке только писателя. Без меня. А мой друг, словно не замечал повышенного интереса к себе. Но на ужин он не остался, сославшись на дела. Мой Бог тут же вызвался провожатым. Писатель отказался. Меня немного насторожил взгляд моего друга. Словно, он что-то хотел сказать гостю, но раздумывал, стоит или нет. Боже, неужели он решил все рассказать ему? Указать на мои чувства? Но я не могу даже знак подать… мой Смысл жизни так и крутится тут…

Ха! Как можно было этого не замечать… мне только осталось под стол спрятаться! Вообще-то, мне хотелось остаться один на один с этим красавчиком, чтоб дать понять ему положение вещей. Почему-то мне пришло в голову, что мне надо бы познакомить их поближе. И тогда этот демонический экземпляр, конечно, заметит все достоинства моей подруги. Я достаточно неплохо играю в шахматы, поэтому выиграть у гостя для меня не составляло никакого труда. Разумеется, он не мог знать, что в юности у меня даже был разряд по шахматам.
Итак, решив, что на сегодня достаточно с меня потрясений, я ухожу домой. Он, чего следовало ожидать, к моей досаде, напрашивается меня провожать. Ну, конечно, дома мне придется, пригласить его в дом и напоить кофе. Причинять лишнюю боль моей подруге мне не хотелось. Моя милая тоже вызвалась меня провожать, сказав, что ей нужна у меня книга. Гость с досадой посмотрел на нее, но напрашиваться третьим было бы слишком. Так мы улучили дорогу времени для разговора.
Опять же, глупо было этого не ожидать, как только мы вышли глаза моей прекрасной спутницы наполнились слезами.
— О боже мой, боже мой… — несколько раз повторила она. – Вы видели, да? Вы ему понравились. А я…
— Он…красив, умен, может не так, как мне бы того хотелось, но возможно это только из-за его молодости. Я не вижу никаких причин, почему бы он не мог составить ваше счастье.
— Как вы можете это говорить?.. Разве вы не видите?
— Возможно, для него это несколько необычно, но…
Меня перебили сдавленные рыдания. Мне было видно, что он наблюдает за нами, в окно. Быстро затащив ее к себе, где она вволю могла наплакаться и на моем плече, и сама по себе, я начинаю готовить чай (как раз «рассвет»). Я понимаю, что мне никуда не деться, и мне придется выслушать перечень достоинств гостя и перечень ее недостатков. Причем, я буду решительно опровергать и один и другой список!
Моя милая красавица плакала так трогательно и безутешно, что мне, противнику курения, хотелось закурить. Мое сердце сжималось. Мне стоило привыкать к этому, потому что ни одна наша встреча не обходилась без этого.
Она взяла с меня обещание, что я не скажу гостю о ее чувствах. Обещание мне пришлось дать, и мне даже было несколько неловко, что я могу счесть нужным нарушить это обещание.
Мне оставалось только убеждать ее, что она прекрасна, и я обязательно найду способ помочь ей. Меня разъедала досада на себя. Надо бы поторопиться. Но откуда мне было знать, что судьба так быстро решит заявить о себе!
Ну ладно, досада вдруг сменилась решимостью. Раз сюда решило вмешаться провидение, то пусть ведет нас (и меня) и дальше! Мои воззвания приобрели другой характер. Раз уж вмешалось, то подай знак есть ли смысл в этой ситуации. Или же мне предстоит, хоть и сложная, но определенная задача, найти и высмеять в судьбоносном госте недостатки, за которые бы моей милой подруге было стыдно быть в него влюбленной. Такое часто случается, если речь идет об увлечении, пусть и сильном, а не любви. Барышни часто путают эйфорию влюбленности с любовью. Так же, как и мужской пол, естественно.
Знак не заставил себя ждать. Правда, для меня было несколько неожиданно, получить знак так быстро. Но надо сказать, то что случилось дальше, поразило меня. Признать это — для меня значит сказать очень много. Меня крайне трудно поразить.
Прозвенел звонок, оповестивший меня о том, что ко мне пожаловал гость. И в дом вошел наш демонический знакомый. Он стряхивал с себя дождь, и выглядел немного смущенным. Ничего, пусть привыкает, у него еще куча поводов впереди, чтобы смущаться.
Гость посмотрел на мою подругу, которая еле справилась с изумлением. Правда, скрыть то, что она плакала не удалось. Слезы еще бежали по ее чудесным щекам. Конечно! Он воспринял все по-своему. И даже, наверное, впоследствии вспомнив этот момент, углядел для себя в этом какой-то шанс. Но, так как сейчас каждый его жест и взгляд расценивался мною, как знак провидения (оно старалось, как могло, чтобы у меня не осталось ни малейших сомнений в отношении планов природы на этот счет), он вел себя определенно, хотя и нетипично, если брать в расчет сегодняшний день.
— Я волновался, — сказал он. – гроза усиливается, может я помешал?
Мы хором уверили его, что он не помешал и разом смолкли. Мы заинтересованно смотрели на него, явно ожидая, что он еще скажет. В общем, смотрели так, чтобы у него не осталось ни одного мнения, кроме того, что мы говорили о нем. Он ярко улыбнулся. Улыбка у него, конечно, рекламная.
— Я подумал, что… мы можем пойти домой вместе…а то ветер усиливается…
Подруга мило улыбнулась и стала еще прекраснее. Конечно, это доставит ей радость.
Естественно, по законам гостеприимства, ужинали у меня. После ужина, мы засиделись допоздна. Это уже становилось традицией. Потом они ушли. Вижу, как идет по дождливой улице самая красивая пара. Ловлю себя на том, что улыбаюсь. Знак более, чем определенный!
Этот невероятно красивый мужчина и моя прекрасная подруга созданы друг для друга!

Мой Бог нашел небольшой зонт. Чтобы дождь не попадал на нас, нам нужно было идти тесно прижавшись друг к другу. Это просто непередаваемое чувство, вдыхать его запах. Он пахнет счастьем. Я не могу сдержаться и глажу его по запястью, надеясь, что он не заметит. Он не замечает. Я боюсь дышать, потому что мне кажется, что если я вздохну, это мгновение счастья кончится. А оно у меня всего одно. Мне больно, мне хочется плакать. Я чувствую себя счастливее всех! Он молчит, и это наполняет меня благодарностью. Мы идем и слушаем дождь. Вечность бы так идти. Но мой дом недалеко от дома моего друга, и вот мы уже под крышей. Но он не отстраняется. Запах его кожи пьянит меня. До смерти хочется его поцеловать. Но тогда он уедет – отрезвляет меня мысль. Я сдерживаюсь и отстраняюсь. Он улыбается, я тоже.
— Люблю грозу. Красиво. – говорит он.
— Да, красиво. – соглашаюсь я.
Мы желаем друг другу спокойной ночи, и расходимся по своим спальням.
Нетрудно догадаться, что мне снился мой Бог.
…Он сжимает меня в объятиях, а я ловлю каждое его веление и желание. Он целует меня, желанную и красивую, такую, как он хочет. Я кричу от наслаждения и просыпаюсь. К счастью, крик не вырвался из моей груди наяву. Простыня хранит следы сладострастия сна. Я сплю без белья. Тихо чертыхаясь, меняю простынь. Скомкав, швыряю эту в корзину для белья, и снова пытаюсь уснуть, но грезы еще долго держат меня в своем плену. Он совсем рядом. И только моя злосчастная судьба не дает мне пройти всего несколько шагов. К нему. К счастью. У него нет для меня ночи. Даже одной.

Вернуться к — 4. Лирика / Перейти к — 6. Первая близость

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s