Глава 2

Вернуться к — Глава 1

– Значит, приходим, я сижу с родителями, ты идешь шариться в комнате девчонки и разговариваешь с мальчишкой, – сказал Хан.

– Мгх. А вообще? Ну, этих мы опросим, их уже опрашивали сто раз. Ничего там заметить нельзя. Что это может быть?

Друзья ехали в соседний район, поэтому у них было время обсудить, на что обращать внимание.

– Такая девчонка никому не нужна. Наверняка она убита. Если бы это был прицельный заказ… зачем ее воровать? Легче бросить подачку родителям. Но кем убита? Случайными садистами? Почему не откупились от властей? Это легче, чем заметать следы. О маньяках уже не слышали лет двести, – пожал плечами Хан, он вел «Альбу», практически личную, фактически служебную.

В отделе у каждого была своя «Альба». Только Родон Мешха, криминалист, водил мотоцикл, а на машине, обычно, ездил с кем-нибудь. Но и у него была служебная приписанная к нему «Альба».

– Приезжий, может? – хмыкнул Мерджен.

– Так Лоудж же поливает Фироками этой своей потравкой, чтобы буйные унимались.

– Может, у кого-то иммунитет?

– Новый ген? Может. Тогда нужно его найти и отдать эту лягушку Лоуджу, пусть он его на нити ДНК разбирает. Или случайный всплеск агрессии какого-нибудь оборотня. Трагическая случайность.

– Или кто-нибудь сбил ее по пьяни, испугался, и закопал где-нибудь, – пожал плечами Хан.

За окном солнцем и обещаниями счастья сверкал Город. Весна усиливала ощущение радости, пьянящий поток красоты, наряду с цветением, поднимал настроение. Хан мазал взглядом по продуманным, гармоничным видам любимого Города. Ему не нужны были обещания. Седьмой отдел Властей уже обладал самим счастьем.
Хан улыбнулся ленивым мыслям и другу. Мерджен зарылся в файл.

– Кстати, да. Но камеры просматривали. Расследование провели хорошо. Но никаких следов. Знаешь что, если не затянется разговор, давай пройдем сами по ее маршруту. Подумаем, где там можно сгинуть. А тепловой след проверяли? Да, вижу, проверяли. Обрывается. А, дождь и ветер развеяли.

– Давай. Драный стыд, а, – вдруг выругался Хан, резко вильнул и остановил «Альбу».

Мерджен дернулся, быстро проследил за взглядом друга.
На улице девушка отбивалась от компании молодежи. Девушка была одета гораздо проще, видимо, только приехавшая. Молодые господа, пьяные от весны, пытались утвердить свою власть.

Друзья быстро шли к компании.

– Эй! – окликнул Мерджен.
Господа не обратили внимания на окрик. Хан усмехнулся, и повел головой. У кого-то из господ в кармане был шокер, опасная имитация под личную защиту корифеев. У хозяев города всегда при себе был шокер, который работал на расстоянии, послушное оружие, могло поражать массово, прицельно, с силой, которую желал применить хозяин. Некоторые вживляли шокер в тело, некоторые завязывали с мысленными приказами. Разработка Города, подарок каждому, чей вклад в свое развитие Город считал достаточным. У господ победнее, без такого статуса, такой игрушки не было, но они покупали имитации, которые могли ранить и самого хозяина, и невинных людей. Но в Фироками оружие было не запрещено. Все знали, что до наказания за ошибку лучше не доводить. У Властей, конечно, были глушилки шокеров корифеев и даже личной защиты мэра. Именно такая глушилка среагировала на наличие шокера у юного господина. Чтобы представитель Властей знал, что перед ним потенциально опасный элемент.

При жесткой политической системе, установленной в Городе, привычной миру коррупции тут не было. Корифеям и так принадлежало все, а они принадлежали Городу. В Фироками была круговая порука. Прав тот – чья идея во благо Городу. Поэтому заговоры тут не строили, скинуть с пьедестала зарвавшегося и без этого очень легко. А Мэр лишь проводник воли Города. Все обиды разбирались по простому правилу – от какого решения польза для Фироками будет больше. Город не тревожили, не дергали, но негласно понимали, что он – разумное существо. И охотников дойти до последней инстанции – до суда самого Фироками – было крайне мало. А когда кто-то заигрывался и выбивался из общей картинки, не слушая советов уняться, его оставляли в покое, отступали, оставляя Фироками разобраться самому. И безмолвно наблюдали, как их живой Город убирал лишний пазл, любуясь подтверждением существования мистической силы. Так что властью, которую давал Город, те, кто ею обладал, не злоупотребляли. Но ниже уровнем, внутри незначимого для Города, но значимого для каждого отдельного человека, слоя, были свои злодеи и герои. Правда, Город равнодушно защищал жителей – даже раб, который не хотел быть рабом, мог попросить защиты у корифеев, мог потребовать у властей соединить его со столпом Города. Власти не имели права отказать. И корифей не имел права отказать рассмотреть случай. Но решение корифея могло быть не в пользу обиженного. Хотя, конечно, сильному мира сего нужно было хорошо обдумать свое решение. Оно должно быть справедливым. И во благо Города. Но среди людей есть безмолвные жертвы, безответные, – тем жестокая, равнодушная политика Города не помогала. Если ты не можешь пожаловаться, не можешь добиться, если ты просто ждешь героя, который придет и спасет – ты не в том Городе. Справедливость Фироками была прагматичной и безжалостной.

– Ребята, зачем вы нарушаете законы гостеприимства Фироками? – опасно, хищно, приблизился Мерджен. Красавец улыбался, но зеленые глаза смотрели цепко и холодно.

– Это наша рабыня, – выступил холеный парень из компании. Будущий раб, конечно. Выступает, пока не нарвется на настоящего господина, а может, того и добивается. Высокий, светловолосый, очень приятный и ухоженный. Голубые глаза смотрели надменно.

– Документы, – кивнул Мерджен.

– Вы –  Власти? – спросила девушка-госпожа. Мерджен не понимал, почему юные госпожи одеваются, как дешевые проститутки.

Мерджен кивнул, указал на значок с номером на рубашке.

– Она еще не зарегистрирована. Отец только вчера ее привез, – сказал парень.

– Откуда?

– Неправда! – крикнула девушка, но только тихий сипящий звук вырвался у нее из горла.

– Что? – обратился к ней Хан.

Девушка замотала головой.

– Ты разговаривать можешь? – вздохнул он.

Девушка кивнула.

– Откуда ты? И где живешь?

– В Колоннах. Я приехала поступать. Я с курсов иду. Я их не знаю!

– Откуда приехала? Есть документ какой-нибудь? – спрашивал Хан.

– Так отец привез или она сама приехала? – усмехнулся Мерджен, глядя на парня.

– Отец сказал, что я могу выбрать любую рабыню, а он ее зарегистрирует, – сказал парень.

Мерджен усмехнулся.

– А Тайру Спейс словить на улице не пробовал, раз отец так сказал? – назвал мужчина девушку из семьи корифеев. – И кто у нас отец?

– Медон Стон.

Мерджен хмыкнул, набрал на гаджете имя. Появилось строгое аристократичное лицо мужчины. Делец, не корифей еще. Мужчина прочитал короткую справку из базы.
– А ты у нас, значит, Таленор Стон?

– Да, – ярко улыбнулся парень.

– Рабов выбирают, малец, на рынках рабов, а не хватают граждан с улицы. Она, может, будущая госпожа. Или возлюбленная рабыня корифея. Ты, конечно, может быть, тоже.

Голубые глаза Таленора зло вспыхнули.

– Будет жаловаться, – вздохнул Хан.

Мерджен усмехнулся.

– Отцу только не говори, – склонился к нему Мерджен, советуя. – А то ему будет стыдно за тебя.

– Ребят, идите себе, куда шли. А ты… ты домой, в Колонны? – посмотрел Хан на спасенную.

Та кивнула.

Друзья переглянулись.

– Ладно, тебя подвезем.

– Сами хотите распечатать девочку, да? – усмехнулась госпожа.

– Зачем им девочка, они, наверняка друг с другом долбятся, – буркнул до сих пор молчавший парень из компании. Тоже будущий раб, – отметил Мерджен.

– Аха, – безразлично, на все, ответил Хан.

И мужчины повели девушку к «Альбе». Мерджен открыл перед ней дверь. Та секунду помялась и села в машину. Мерджен сел вперед, как обычно, рядом с другом. «Альба» полетела по дороге.

– Спасибо вам, – отозвалась девушка.

– Всегда пожалуйста. Только тебе нужно учиться защищать себя. Фироками – город не для робких и невинных, – сказал Мерджен.

– Я тут недавно совсем…

– Это неважно. У тебя не будет времени привыкнуть. Завтра будет новая такая компания. И рядом может никого не оказаться. Как тебя зовут?

– Амарах. Амарах Минка, – девушка, наконец, пригладила светлые длинные волосы, поправила одежду.

– Я – Мерджен, это – Хан. На кого ты хочешь поступать?

– На библиотечное дело. Туда идут, обычно, если не поступили куда хотели, поэтому, если я подам документы сразу, то, может, меня примут до того, как туда набьются другие.

– Резонно, – хмыкнул Хан.

– Я не очень с людьми, лучше с книгами, – вздохнула Амарах.

– Но что-то нужно делать, Амарах, – сказал Мерджен. – Опасно без покровителя разгуливать по Фироками. Тебе нужно найти кого-то. Учителя, не знаю… кого-нибудь.

Хан посмотрел на нее в зеркало. Девушка покраснела и опустила глаза.

– Если я спрячусь в библиотеке…

– Тебя все равно найдут. – перебил Хан.

Амарах вздохнула.

ХХХ

– Дитт, а что ты читаешь? – Корин повернулся от стола.

Старший брат сидел на кровати с книгой.

– Сказки ворона.

– Может, ты почитаешь вслух? – Корин поерзал.

– Я же буду отвлекать тебя от уроков.

– Мне нужно перерисовать карты. Я могу рисовать и слушать.

– Хорошо, – мальчик перешел к началу новой сказки и начал читать. – «Смотри, вон там…»

Корин, улыбаясь, слушал и рисовал.

В комнату постучала мать. Дитт замолчал.

– Корин! Обедать!

– Сейчас! – крикнул мальчик. – Идем?

– Я не хочу. Я почитаю.

– Принести тебе что-нибудь?

– Не знаю, если что-нибудь вкусное будет.

Корин вышел к столу. В столовой уже были мать, отец, и Ханна – она была не полностью родная сестра. Только по отцу.

– Ты так и не снимаешь майку Дитта? – вздохнула девушка.

– Пускай, – вздохнула мать тоже, и поманила сына. – Садись.

– Дитт сказал, что не хочет, но просил принести ему что-нибудь вкусное, – сказал Корин.

Мать болезненно выдохнула, погладила мальчика по голове.

– Конечно, милый.

Ханна закатила глаза. Отец покачал головой, кашлянув.

Корин ел быстро, потом взял молока и печенья и побежал к себе.

 

– И когда это будет достаточно странно, и до него можно будет донести, что Дитта нет? – спросила Ханна.

– Точно не сейчас, – жестко сказал отец.

– Каждый по-своему переживает горе. Пройдет, – вздохнула мать.

 

– Вот! – Корин вбежал в комнату, но брата на постели не было. И книги не было.

Мальчик огляделся. Поставил молоко на стол, выложил из карманов шорт печенье.

– Дитт? – позвал Корин.

– Твоя машинка закатилась под шкаф, – отозвался брат из-за двери.

Корин заглянул за дверь. Дитт пытался просунуть руку далеко, под стеллаж, чтобы достать машинку. Наконец, он выпрямился.

– Вот.

– Здорово. Я даже не заметил, – Корин поставил машинку на стол. – А я тебе печенья принес.

– Пойдет.

Братья устроились около стола. На стеллаже стоял ряд машинок. Среди них была точно такая же, которую недавно Дитт достал.

ХХХ

– Слушай, надо переставать подбирать бездомных котят. Мы не можем помочь всем, кого встречаем, – вздохнул Мерджен.

– Не можем. Но что поделать? Надо какой-то орган, приют, что ли, для приехавших. Чтобы кто-то был хозяином у новеньких. Но на это не пойдут. Потому что – ну как это? Это впрямую против уклада Фироками. В том и суть, что они приезжают, и должны уметь встроиться в Город, или найти себе другое место.

– У нас с тобой уже рабов на небольшую армию хватит, – Вздохнул Мерджен.

– Главное, чтобы Шан не узнал, – хмыкнул Хан.

– А он ведь знает, наверняка. Ты ведь знаешь, что он за нами следит?

– Знаю, но надеюсь, все равно, что нет. Ой, да и ладно, подумаешь, ну, пусть одной рабыней больше. Они же нас не беспокоят.

– Пока нам везло, да. Может, нам, когда-нибудь они все пригодятся.

– Это если бы мы знали, кем они стали, – рассмеялся Хан.

Мерджен тоже рассмеялся.

– Слушай, надо список составить. Может, и правда, можно их всех в работе использовать.

– Я, конечно, таких овечек не люблю, научились бы сначала разговаривать, потом ехали в Фироками, – досадливо повел головой Хан.

Мерджен поморщился.

– Да кто их таких любит, такие же, разве что, недоразвитые.

Тем временем, они дошли до нужного дома. Высотка. Не отдельный дом.
Хан позвонил в дверь.

Женский голос спросил, кто это, услышав, что это Власти, хозяйка тут же открыла.

Друзья вошли в квартиру. Обычный дизайн, обычный средний класс.

– Мы по поводу вашей дочери… – начал Мерджен. Женщина кивнула, приглашая их проходить и располагаться.

– Могу я осмотреть комнату… Талы? – спросил Мерджен.

– Да, конечно, – мать проводила детектива до комнаты, распахнула дверь. – Вот, мы ничего не трогали, с тех пор, как Кер… но ваши люди уже обыскивали все много раз.

– Я знаю, но теперь это дело у меня, и мне нужно самому все сверить с отчетами. Извините, что тревожим вас постоянно. Иначе никак, – тепло и солнечно улыбнулся Мерджен.

– Конечно, я понимаю.

– Можно, пока мой коллега осматривается, с вами поговорить. Это одни и те же вопросы. Снова извините, – улыбнулся так же Хан.

– Да-да. Я позову мужа, он в кабинете. Я – Ревекка.

– Хан Паради. Седьмой отдел.

– Вы садитесь, пока, – женщина указала на кресло.

– Спасибо, – но Хан не сел, улыбнулся, и ненавязчиво подошел к стеллажу, рассматривая книги и сувениры внутри.

Ревекка скоро вернулась с приятным мужчиной.

– Это Хедек, Хедек, это Власти, по поводу Кер, – голос женщины дрогнул.

– Да-да, очень рады.

Хозяева сели, но Хан остался стоять.

– Я задам, наверное, все те же вопросы, что вам уже задавали, но так как дело веду я, оценивать сказанное я буду по-другому, и это может нам помочь найти вашу девочку. Я так понимаю, вам не поступало предложений ее купить?

Родители переглянулись.

– Иногда были такие предложения. Но нам хватает на жизнь. Она умница, и по программе шансов, господин Сон взял наши небольшие накопления в «золотой счет», так что Кейре должно хватить на Университет.

Владелец фирокамской биржи, а значит, хозяин финансов Города, иногда проводил программу шансов. Жители Фироками могли отправить заявку – свое имя, и сумму, которую они хотели вложить. Это мог быть самый дешевый слиток. В прямой трансляции Арадель Сон доставал горсть бумажек из прозрачной вазы, отдавал помощнице и уходил, а она уже разворачивала потом каждую и называла имя. Суммы уходили на «золотой счет», которым управлял сам Арадель, обычно, это значило, что счастливцы могут не беспокоиться о деньгах теперь. Раз в месяц счастливцам приходил отчет о том, сколько они заработали, каждый мог сразу получить сумму или ее часть, или оставить на счету, чтобы заработать больше. К заявке можно было приложить историю, зачем именно человеку деньги. Случалось, если история была искренней и нравилась Сону, заявка шла в «золотой счет» вне лотереи.

– Может, даже нам хватит на дом, но мы хотим переехать после того, как Кейра закончит Университет. Закончила бы, – поправилась мать. Горестно и коротко разрыдалась. Так же резко успокоилась и тихо извинилась. Муж успокаивающе ее погладил.

Сцена была привычной, обычной для таких ситуаций. Хан такое видел не раз, да любой такое видел не раз, даже актеры такие сцены играют одинаково. Хан задумался, вероятно, это тот случай, когда шаблон поведения помогает. Сознание приглушают ритуалы, и осознание горя не доходит до эмоционального центра. Никак не помогает исцелению, конечно. Такое помогает, только если люди знают, что нужно набираться сил, чтобы принять и пережить горе.

С чего только они Талу называют Кейра?

– Никто не настаивал?

– Нет, никто.

– Вы список обратившихся Властям отдавали, да?

Женщина кивнула.

 

Мерджен осматривал комнату девочки. Обычная комната подростка. Плакаты со знаменитостями из Веточки вишни, фотографии подружек. Обычные книжки и альбомы популярных фандомов. Ничего особенного. Ну, разве что, фотографий было много, но девочки на фотографиях все были хорошенькие. Талы на них не было. Мерджен начал открывать ящики стола, перебирать личные бумажки. Поверхностный осмотр гаджета ничего не дал, но, может, девочка вела дневник на бумаге?

Мужчина почувствовал, что в комнате еще кто-то есть и обернулся.

Ресси Мин. Младший брат. Не пришлось ломиться в его комнату, хорошо, что малец сам оказался любопытным.

– Привет, Ресси, да? – улыбнулся Мерджен.

Мальчик серьезно смотрел на мужчину, не улыбнулся, ничего не сказал.

«Сегодня День овцы,» – с досадой подумал Мерджен. Таких детей он тоже не любил. Да он никаких их не любил. Так же, как щенят, котят и прочую милоту, которую принято было считать милотой. Зато он млел от сияния разума, от чистоты логики, от могущества мысли человека.

Мерджен всегда выглядел дружелюбным, и на самом деле не испытывал ни к кому враждебности – это слишком личное было чувство, но он был высокомерным. Как и его друг. Как и все остальные в Седьмом отделе. Они одинаково смотрели на жизнь, у них были одинаковые цели. Команда была очень сплоченной – да иначе бы и не вышло работать под Шаном. У всех было одно мнение – его. Или его же, Шана, только о котором он еще не успел подумать. Сам босс так часто и говорил, что они нужны ему, чтобы озвучивать его мысли, только быстрее, делать то, что он собирался сделать, тоже быстрее, и для того, чтобы Шан мог оказываться в нескольких местах одновременно. Шан спонсировал из своего кармана разработки Клиники Лоуджа Каттера по разработке алгоритма чтения мыслей. Чтобы не догадываться и не чувствовать, а точно знать, что в головах его подчиненных.

И любая неспособность, несоциализированность раздражала, а не умиляла, не вызывала желания помочь, а только досаду от необходимости это делать, чтобы пресечь возможный хаос. Как сегодня с девушкой на улице.
Ресси уже ходил в школу, может, последние классы начальной школы. Мальчик подошел и протянул Мерджену темный камешек, который сжимал в руке. «Тупица малолетний,» – обреченно подумал Хевиа, улыбнулся, как можно дружелюбнее и взял камень. Хотя бы камни он любил.

– Сам нашел? – оттенок голоса сам изменился, на нарочитый, как обычно говорят с дураками и детьми. Мерджен это тоже ненавидел, поэтому постарался, вернуть голосу естественность, хотя, конечно, с детьми все равно нужно говорить эмоциональнее.

Как животные, нужно добавлять эмоцию в голос, чтобы дети эмпатически понимали тебя.

Ресси кивнул.

– Красивый. Я люблю камни, – Мерджен с облегчением, незаметно вздохнул. – Скучаешь по сестре?

Мерджен сел, оседлав стул, чтобы не быть намного выше ребенка.

Ресси кивнул, чуть скривился, видимо, намереваясь плакать.

– Я буду очень стараться, чтобы найти твою сестричку, – искренне сказал Мерджен.

– Ты ее найдешь? – Ресси подошел к мужчине.

«Как в плохом кино!» – изнывал от нелепой шаблонности ситуации Мерджен. – «Фироками, за что?»

– Буду очень стараться, – улыбнулся он ребенку. – Ты не знаешь, Ресси, Тала вела дневник? Ну, было у нее секретное место или особенная вещь?

Мерджен показал Ресси его же камень.

– Кер вела страничку в сети. Она мне пишет иногда. Говорит, что не может прийти домой. Ты ей поможешь вернуться?

– Да? Покажи-ка. Тогда, думаю, я смогу помочь.

Мерджен протянул руку за гаджетом ребенка, внятно показывая, какое действие от него ожидается.

Ресси протянул гаджет Мерджену.

– Ну-ка, – детектив усадил ребенка на стол, сам присел рядом, – давай, показывай.

Мерджен держал гаджет, чтобы Ресси было удобно открывать страницы. Очередная молодежная сеть, Ресси открыл свои сообщения.
– Это после того, как Кер пропала, – выделил сообщение Ресси.

Мерджен читал переписку детей.

(Кейра Сонги) Цвету: У вас все хорошо?

(Ресси Сонги) Железное крыло: Кер? Ты где?

Цвету: Неважно. Ты как?

Железное крыло: Нормально, родители с ума сходят. Ты придешь домой?

Цвету: Я не могу. Не показывай никому, что я тебе пишу.

Железное крыло: Почему?

Цвету: Не могу писать больше. Пока. Потом. Не пиши мне сам.

Цвету: Привет. Со мной все хорошо.

Железное крыло: Ты в плену? Тебя похитили?

Цвету: Нет.

Железное крыло: ты с кем?

Цвету: Я пока не могу понять. Расскажи мне как дома.

Железное крыло: Да все так же, только родители все время плачут, тоска. Никто не шутит, смеяться нельзя.

Цвету: Плохо.

Железное крыло: Надо показать переписку Властям, они тебя найдут. Ты хочешь домой?

Цвету: Я пока не знаю.

Железное крыло: Как это? Расскажи!

Цвету: Тут все, как дома. Только иначе.

Железное крыло: Как это? Как дома, но иначе?

Цвету: Слушай, найди Гордея, договорись с ним, чтобы он завтра в это же время был с тобой на связи, хорошо?

Железное крыло: А если он не захочет?

Цвету: Покажи ему переписку.

Железное крыло: Хорошо.

Цвету: Мне пора. Не пиши сюда. И кроме Гордея никому не говори.

Цвету: Ресси, ты тут?

Железное крыло: Кер, ты?

Цвету: Гордей?

Железное крыло: Я. Ты где?

Цвету: Понятия не имею! Я пришла домой, как обычно. Но на месте моего дома стоял другой дом. Вся улица другая, я подумала, что заблудилась и не туда зашла и решила вернуться к школе, но школы там не было. Потом ко мне подошла Карина и спросила не иду ли я к Глебу. Только она выглядела не так, ну, она словно богатая, понимаешь? И она запросто со мной говорила, как будто мы подружки. И с чего бы мне идти к Глебу? Но тут вышла мать Глеба и ласково пригласила меня домой, поговорила с Кариной, кажется они какой-то праздник вместе будут встречать двумя семьями Каринки и Глебки, представляешь? Тут какой-то мир наоборот. Мои родители не мои родители, совсем незнакомые мне люди. Но они ведут себя, как будто я их дочь. И в школе все не так. Это я еще страшное самое не рассказала! Ты меня ненавидишь тут, Гордей, якобы я тебя предала. А Ресси тут нет, вообще.  

Железное крыло: Ты шутишь?  

Цвету: Нет! Нет! Нет! Я нашла страницу Ресси и решила ему написать. И как-то получилось связаться. Но потом у меня перегружается страница и страница Ресси пропадает.

Железное крыло: Кер, надо как-то вытаскивать тебя оттуда!

Цвету: Я не знаю как!

Железное крыло: Слушай. Давай я на нашем месте оставлю тебе что-нибудь. Камень. Белый. А ты мне черный. Хорошо? Попробуем для начала связь установить.

Цвету: Хорошо. Завтра. В это же время приходи. Больше не могу писать.

Мерджен еще раз посмотрел на камень.

– Это он, да?

Ресси кивнул.

– Ты ее вытащишь?

– Наверняка, – Мерджен посмотрел на дату сообщения. Три дня назад. – Она больше не писала?

Ресси помотал головой.

– И Гордею не писала?

Ресси снова помотал головой.

Мерджен отправил себе на гаджет аккаунт мальчика, вскрывая пароль.

– Гордей учится с сестрой в одном классе?

Ресси покивал.

– Хорошо. Ну, приятель, постараемся тебе помочь, – коснулся плеча мальчика Мерджен. – Я заберу камень, хорошо? И знаешь, покажи-ка мне, где их секретное место?

Ресси открыл карту и отметил место у водонапорной станции.

– Молодец. А почему Гордей отдал камень тебе?

Ресси опустил глаза и промолчал.

– Ресси? Это важно.

– Это моя сестра. Поэтому и камень мой.

– Ты его сам взял или Гордей тебе отдал?

– Сам.

– А Гордей знает?

Ресси помотал головой. До чего же тупые эти дети. Мерджен вздохнул.

– Так нельзя делать, Ресси. Если так делать, можно навредить людям. Ладно. Пойду искать твою сестренку, – улыбнулся Мерджен и вышел из комнаты.

 

Хан мучился от таких же картонных реакций, но вежливо и деликатно продолжал спрашивать. Периодически у матери случался приступ рыданий. Мерджен бесшумно вышел в гостиную.

– Скажите, Тала не увлекалась магией, мистикой, другие миры, все такое. Может, научной фантастикой? – спросил Мерджен.

Женщина вздохнула и помотала головой.

– Нет, Кейра хотела стать актрисой. Ну, или певицей, звездой. Хотела поступить в «Веточку вишни». Обычное желание, как у хорошеньких девочек.

Мужчины переглянулись. Конечно, матери часто называют своих невзрачных дочерей хорошенькими. Хан невольно выдохнул усмешку. «Веточка вишни» не принимала девочек, это было семейство звезд, состоящее из образов мужчин и мальчиков.

Хотя, кажется, продюсер «Веточки» Хатана Мусаки что-то там готовил для девочек. Хана это никогда не интересовало.

– Можно нам несколько ее фотографий? Разных, – попросил Хан.

– Конечно, – отец открыл гаджет, – Седьмой отдел вы говорите?

– Да, Хан Паради.

Мужчина перекинул файлы на имя Хана. Детектив открыл папку, вскинул бровь. Мерджен подошел и посмотрел через плечо друга. Тоже вскинул бровь. Мужчины снова переглянулись.

– Я всю эту неделю места себе не нахожу!  – сказала Ревекка. – Скажите, ее еще можно найти? Может, ее украли просто в рабство, а?

– Говорят, что если пропавшего не найти в первые сутки… – начал отец.

– Этой примете больше ста лет, – решительно мотнул головой Мерджен. – Сейчас мир сильно изменился. По крайней мере у нас, в Фироками. Даже через несколько лет можно найти пропавшего. Я понимаю, что от такой надежды может быть больнее, но… ваши пять ме…

– Спасибо, – вдруг перебил друга Хан. – На сегодня достаточно, если нам понадобится еще что-то спросить, можем мы писать на номер, откуда вы слали фотографии? – Хан посмотрел на отца.

– Да, конечно.

 

Мерджен и Хан вышли на улицу, выдохнули.

– Уф. Ну и семейка, как в фильм попал. Словно неживые, – поводил плечами Хан.

– Ага. И Ресси ушибленный на голову такой же.

– А ты понял, что мы девчонок перепутали?

Мерджен прыснул от смеха. Хан тоже.

– Это Кейра Сонги. Девочка из заявления. Она пропала неделю назад. Она хорошенькая. И возможно где-то в плену, какой-нибудь господин стащил ее. А я-то думал, почему эти поехавшие головой Талу зовут Кер! – Смеялся Хан.

– Я в какой-то момент понял, что что-то не так. А потом когда фотографии папаша прислал, а на них ватермарк – Кейра Сонги, да к тому же хорошенькая девочка, понял, что ушибленные это мы с тобой.

– Подожди, а Тала кто?

– А Тала Мин – девочка из милости, пропала полгода назад. Несексуальная.

Хан помотал головой.

– Слушай, ну почему нам дети достались? Не люблю с ними возиться.

– Да это Шан притягивает, наверняка. Дети – это будущее, вся эта лабуда.

– Ладно, давай про Кейру. Что там с ней? – кивнул Хан.

– Слушай, я узнал нечто странное. Ну, по крайней мере, она жива. Три дня назад была.

– Ого.

Мерджен показал другу переписку и камень. Хан задумался.

– Вот это да. Думаешь, ее где-то так удерживают? Наркотики?

– Да кто знает? Вполне может быть. Может, у Кейры дальше гаджет отобрали или он выключился. Давай пройдем по маршруту, как собирались, сходим на их тайное место, и зайдем к Гордею этому. Узнаем, что и как, может, детишки увлекались чем-то. Дети, кстати, адекватно отреагировали – поверили сразу.

– В этом плане дети молодцы, конечно, – согласился Хан.

Мерджен кивнул.

– Или они что-то знают.

– Думаешь, просто оценивают неправильно? Ну, путают какой-нибудь притон с летающей тарелкой? – спросил Хан.

– Вполне может быть. Это самое логичное. Посмотрим, – хмыкнул Мерджен. – Так, ну давай дойдем до школы и обратно.

Мужчины пока шли к школе Кейры, внимательно осматривались, но с маршрута не отходили, снимали весь путь и помечали то, что, по их мнению, могло заинтересовать юную девочку.

– Так, вот ее школа, – кивнул Хан.

– Теперь глазами жертвы, – кивнул Мерджен. – Оценок Кейра в этот день не получила, никаких контрольных не ожидалось. То есть, день вполне обычный.

– Ну, если в самой школе, между подростками ничего не произошло.

– Это мы попробуем у этого рыцаря узнать. Пока будем думать, что все спокойно. О чем могла думать девочка?

– Шляпки-тряпки-сказки, – хмыкнул Хан.

– Сказки. Предположим. Встреча с принцем тогда, конечно.

– Кто у нас принц?

– Какой-нибудь нежный барышень из питомцев Мусаки.

– Понятно, – усмехнулся Мерджен. – Значит, мы идем и мечтаем о Киюри?

Хан прыснул от смеха.

– Давай. Если уж мечтать, то о том, о ком стоит.

– И обращаем внимание на что-нибудь чудесное. Что угодно, что походит на девичью фантазию. На любой момент, где можно представить себя принцессой, – подытожил Мерджен.

Друг кивнул.
Детективы шли молча, цепко сканируя местность. Тоже, снимая весь путь. Потом эту запись они будут просматривать много раз.

– В магазин. Вот он.

Мужчины зашли в кондитерскую. Представились.

– Вы работали здесь, неделю назад? – спросил Мерджен мужчину за стойкой. Магазин был небольшой, семейное дело, владелец иногда и сам стоял за прилавком.

– Вы про маленькую Сонги? Да, я. Я уже все рассказал Властям, – вздохнул продавец.

– Ага, что она купила?

– Да вот, изюм в шоколаде, – кивнул на пакетик «Радуги» мужчина.

– Ага, дайте нам три. Ничего не говорила? Мы задаем одни и те же вопросы все, мы знаем. Но мы мыслим по-разному все, поэтому… – солнечно улыбнулся Хан.

Мужчина улыбнулся в ответ.

– Я понимаю. Я спросил, как дела в школе. Она ответила, что хорошо. Я похвалил ее. Спросил, как дома. Она тоже сказала хорошо. Дал ей пакетик изюма и подарил леденец. Я иногда прикармливаю клиентов.

– Ага, нам три таких же леденца. Она обрадовалась? – спросил Мерджен.

– Да, вроде, да.

– Она не удивилась? – уточнил Хан.

– Нет, не удивилась. Она постоянно заходит… заходила. И знает, что я угощаю иногда. Знала.

– Мгх, – Хан расплатился.

– Да не стоит, я рад помочь Властям, – отказался от платы продавец. – Найдите ее, а?

– Постараемся. А плату возьмите, отдел не обеднеет, – улыбнулся Хан.

– Только не подумайте, что я подкупаю вас изюмом! – обиделся продавец.

– Ладно, спасибо, не хотели обидеть. Давайте так. Это в знак приязни Властям, а мы вот, еще, в отдел… – Мерджен осмотрелся. – Давай Шану крендельков купим.

– Простите, у вас в отделе работает господин Линьял? – настороженно спросил продавец.

– Он наш босс.

Мужчина повел головой.

– Я не могу взять с вас плату. Господин Шан спас меня и мой магазин.

– Еще бы, – усмехнулся Хан. Друг тоже улыбнулся.

– Слушай, приятель… – Мерджен покачал головой. – Ладно, дай нам пончиков еще, на отдел. Может, у нас получится что-нибудь купить.

– А где вы заказываете еду? Ну, обеды? – спросил продавец.

– Да где попало, звоним в доставку.

– Я положу вам меню, готовят моя жена и невестка. У нас тоже есть доставка, я буду рад, если получится отплатить господину Линьялу хоть немного. Вы мне позвоните завтра, сделайте заказ. Вам понравится, я уверен. Не смотрите на цен… а вот так, – мужчина взял ножницы и отхватил края рекламного меню, там где написаны цены.

Хан и Мерджен одинаково вскинули брови, немного ошалев. Хотя ничего удивительного, конечно, не было. Их босс вызывал у хороших людей безудержную благодарность, даже если они видели его впервые, и лютый страх у тех, у кого совесть была нечиста. Собственно, по этому признаку детективы не раз определяли хороший ли человек перед ними.

– Вы знаете, да, что Линьял никогда не согласится на бесплатные подарки? Нам изюм-то этот как бы не засу… – Мерджен осекся, чтобы не обижать мужчину.

Он разочарованно выдохнул.

– Ну, тогда… парни, может, вы сможете как-то это… не афишировать?

– Мы-то сможем, но господин Линьял узнает обязательно, – хмыкнул Мерджен.

– Можете нам поверить, – кивнул Хан. – Давайте, мы сделаем заказ. А потом… договоримся так, чтобы всем было удобно.

Продавец кивнул, немного не понимая, как так можно будет договориться.

– А во сколько Кейра тогда приходила? – вдруг спросил Хан.

– Кейра? А! Да, сейчас, у меня в книге записано, я и копию чека сделал, знал, что все будут спрашивать, после первого визита Властей. Вот, – продавец показал чек на гаджете, – два часа пятнадцать минут.

– Отправьте, седьмой отдел Властей, Хан Паради.

Файл пришел на гаджет детектива, тот кивнул.

– И сколько она тут пробыла? Примерно? Долго она осматривалась, например, выбирала.

– Она была в магазине одна. После нее зашел Корин Ласки. У него полгода назад пропал старший брат, тоже никаких следов. А до нее ушла госпожа Калитис. Калитис ушла в два ноль семь. Вот чек. Ну, где-то вскорости пришла Кейра, но они не сталкивались в дверях. И после нее пришел Корин, в два… тридцать две.

– А вот за такую точность спасибо. Это Шану точно понравится, – улыбнулся Мерджен. И продавец расцвел.

– А мы тут дольше, – повел головой Хан.

Мерджен вздохнул.

– Мы сейчас еще раз к вам зайдем. И попробуем повторить диалог ваш с Кейрой. Хорошо?
– Конечно!

Но путь друзьям пришлось проходить еще три раза. Только на третий раз в магазинчике никого не было. Раздраженный Мерджен собирался попросить его закрыться, когда они подошли третий раз, если там кто-то будет. Но нет, третий раз у них прошел успешно и друзья направились дальше.

– Не хочу к Гордею, – истерично сказал Хан. – Нагулялся. Еще же секретное место нужно осмотреть.

– Я тоже не хочу. Но надо. Давай возьмем пацана с собой, пусть он нам место показывает, осмотримся при нем. Заодно он скажет, где как оставляли они друг другу камни?

Адрес одноклассника они нашли в базе, и направились к нему домой. Но мальчишку они встретили на улице. Гордей Авит стоял среди других мальчишек, гаджет маякнул, определив, что гражданин с фотографии рядом. Высокий, темноглазый парень. Тоже, средний класс. Мерджен отправил уведомление родителям, что Властям нужно пообщаться с ребенком. Разрешение Властям в Фироками не требовалось, если ребенок не имел каких-то особенных условий – не находился в процессе какого-нибудь суда, и общался только в присутствии представителя, не имел хозяина, который ограничивал его общение. Но никаких пометок особого отношения в базе не было. Поэтому с Гордеем можно было разговаривать напрямую.

Мужчины подошли к компании.

– Привет, мужики, – поздоровался Хан.

Парни нестройно ответили.

– Не бойтесь, вы ничего не натворили, Седьмой отдел, Власти, – улыбнулся Мерджен.

Подростки застыли. От Властей ничего, кроме неприятностей, обычно, ждать не приходилось.

– Мы по поводу пропавшей девочки, Кейры Сонги, – пояснил Хан.

– Нам нужен Гордей Авит. Остальные свободны, – улыбнулся Мерджен. – Нам нужна твоя помощь, как эксперта. Для следственного эксперимента. Это не допрос.

– Не допрос, в обычном понимании, – улыбнулся Хан. – Выбирали из одноклассников, решили, твой профиль самый устойчивый и адекватный, чтобы нам помочь.

– Понимаешь, нужен сверстник Кейры, но уже достаточно взрослый и адекватный, – пожал плечами Мерджен.

Подростки бросали завистливые взгляды на приятеля.

– Поможешь? Мы отправили запрос родителям, что нам нужна твоя помощь.

Гордей пожал плечами, и отошел от группы.

– Давай подальше, дело-то секретное, – сказал Мерджен.

– Ну слушай, малец, – начал Хан, – мы весь день сегодня возимся с придурочными, поэтому давай, ты верни нам веру в молодежь, хорошо? Мы были дома у Кейры и говорили с Ресси. Это он стащил камень, который Кейра передала из ее мира, где бы она ни находилась. Вот он.

Мерджен развернул ладонь с темным камнем.

Гордей вскрикнул, ударил кулаком по своей ладони, взял камень в руки, внимательно рассматривая.

– Он… правда из другого мира?

– Еще не знаем, отправим на экспертизу. Ресси только сегодня его отдал, – пожал плечами Мерджен.

– Я думал ничего не получилось. Камня не было, Кейра больше не выходила на связь, – Гордей сжал камень в ладонях.

Теперь было не страшно захватать отпечатки. Криминалистика в Фироками снимала все слои, разбирая, кто когда-либо касался предмета.

– Понятно. Ты сам ей не писал?

– Она просила каждый раз не писать. Я не стал писать в аккаунт Ресси. Но я оставлял ей сообщения в ее аккаунте. Но она не в сети, – покачал головой Гордей.

– Мы читали переписку. И у нас есть доступ к аккаунту Ресси. Пойдем на ваше секретное место, нам нужно осмотреться там, ты расскажешь, почему оно секретное. И…

– Почему ты не удивился, что Кейра застряла в другом мире? – перебил друга Хан. – Вы играли во что-то такое, что-то пробовали? Это важно, если у вас что-то получилось, но Кейра не может с этим справиться, нам нужно знать, чтобы вернуть ее домой.

Троица шла по направлению к водонапорной башне.

– Да нет, ну, просто Кейра не врет, ну, обычно. И я никогда не замечал, чтобы она придумывала такие розыгрыши. Да и дома у нее все хорошо. Я не знаю, почему и как она пропала. У нее не было каких-то… ну, проблем, знаете, – рассказывал мальчик, задумчиво. – Она красивая, я думал, ее похитили господа.

– Кейра принимала наркотики? Разрешенные, запрещенные, самодельные, что-то, типа, «это-не-наркотики»? – спросил Мерджен.

– Нет! – быстро сказал Гордей, – ну, в смысле, мы пробовали, конечно. Но нет, нам не понравилось.

– Аха, вот, – остановился Хан.

– Где вы обменивались камнями? – спросил Мерджен.

– Я положил белый камень сюда, – указал Гордей на изъеденную бетонную плиту.

– Ты видел, как он исчез?

– Нет, я подождал с час или два, и ушел. Пришел вечером, камень лежал на месте. А потом пришел на следующий день – моего камня не было и ничего не было. Я спросил Ресси, приходил ли он сюда, но засранец соврал, что нет.

– Да, кстати, – Мерджен набрал Ресси.

Мальчик ответил.

– Ресси, мы на секретном месте. Скажи, где ты нашел камень? – улыбнулся Мерджен мальчику.

И стал показывать местность.

– Вот тут, – указал Ресси, на ту же плиту.

– Спасибо.

– Гордей злится? – спросил Ресси.

– Нет, что ты. Он, конечно, не в восторге, ты поступил плохо. Ты бы не хотел, чтобы так поступили с тобой. Но главное, помочь Кер, верно? – улыбнулся Мерджен.

Ресси тоже улыбнулся. Улыбка у мальчика была приятная. Мерджен сбросил звонок.

– Засранец, – выругался Гордей.

– Младшие братья понравившихся девушек часто отстой, – потрепал его по плечу Хан.

Мерджен сел на плиту.

– Чувствуешь пролом в другой мир? – спросил Хан.

– Пока нет. Но я не могу сидеть тут до завтра. Я же не камень. Гордей, кто-то знает про это место еще?

– Нет, по крайней мере, никто не знает, что это наше с Кейрой место. Ресси знает, потому что как-то Кер пришлось взять его с собой, а мы договорились тут встретиться. И гаджет она забыла дома. Но Ресси нам, обычно, не мешал. Вот только… говнюк.

– Давай ей напишем, через аккаунт Ресси. Три дня ничего не происходит. Надо как-то форсировать события, – сказал Мерджен.

– Я боюсь, вдруг что-то случится.

– Если мы ничего не будем делать, точно что-нибудь случится, – заверил Хан.

Гордей с сомнением кивнул.

Мерджен открыл аккаунт Ресси на своем гаджете, написал:

Железное крыло: это Гордей. Получила камень? Я твой получил. Как ты?

И тут же высветилось:

Цвету: Получила. Нормально. Только странно. Я не понимаю, как вернуться домой. Мне тут не нравится. Меня очень любят новые родители, и они очень классные, очень. Только это не мои родители.

Железное крыло: Ты в Фироками, вообще? Вокруг тебя Фироками?

Цвету: Да. По крайней мере, все достаточно знакомо.

Железное крыло: Кер, напиши Властям, седьмой отдел, детективы Хан Паради или Мерджен Хевиа.

– Вдруг там есть с такими именами другие люди? – спросил Хан.

Мерджен сбросил фотографии, свою и Хана.

Железное крыло: Вот им. Может, их там по-другому зовут.  Они тебя ищут тут.

Цвету: Они не поверят!

Железное крыло: Они сами странные, поверят.

Цвету: откуда ты знаешь?

Железное крыло: они сейчас со мной на секретном месте.

Кейра какое-то время молчала.

Цвету: это вы мне пишете? Там нет Гордея?

Железное крыло: он рядом, тут же. Я – Мерджен. Мы можем созвониться?

Цвету: я пробовала звонить Ресси – звонок не проходит.

Железное крыло: Хорошо, еще раз попробуем?

Цвету: Ага. Звоню.

Экран мигнул, но звонка не было.

Железное крыло: Давай я попробую?

Цвету: Хорошо.

Мерджен набрал контакт. Контакт не взял трубку, сообщила система. Мужчина попробовал еще несколько раз.

Железное крыло: Напиши Властям сейчас. Просто, «Привет, я – Кейра Сонги, ты просил меня написать»

Цвету: Сейчас.

Цвету: Написала.

Железное крыло: Добавь еще: «пароль: кали-юга»

Цвету: что это?

Железное крыло: Это значит, что я действительно просил тебя написать.

Цвету: написала.

Мерджен проверил личные сообщения, нет, не пришло. Значит, пришло туда, где Кейра.

Железное крыло: Хорошо, когда ответит, в смысле, когда я отвечу, расскажешь ему, что с тобой случилось, встретишься где-нибудь? Ладно? И попросишь у него, то есть у меня, какой-нибудь личный номер, не общие контакты. Чем больше, тем лучше. И отправь сюда. Я попробую с ним тоже связаться. С собой, в смысле.

Цвету: это все так дико.

Железное крыло: Бывает. Слушай, сними видео и пришли, прямо сейчас, вид за окном, выйди на улицу, если ты в здании, чтобы определить место, вывески, таблички. Ты в каком районе?

Цвету: в Синем, 12.

Железное крыло: сейчас твои новые родители богаче? 

Цвету: да.

Железное крыло: ты где сейчас?

Цвету: иду домой из школы. Вот.

Пришла видеозапись. Мерджен открыл видео. Гордей невольно вскрикнул.

– Это настоящее видео из другого мира?!

– Мы пока не знаем, где она.

Хан, тем временем, открыл видео с камеры Синего сектора, определяя местность. Приставил свой гаджет рядом.

Улицы отличались, дома на них тоже. Не принципиально, просто, это выглядело, как будто видео с другого района или другой улицы, но Хан точно задал координаты. Кейра появилась на видео. Она выглядела старше, чем, на фотографиях.

Цвету: не могу больше писать, сейчас отключится.

Железное крыло: Кейра, снимай все, что получится, и первым делом, при связи, шли видео, хорошо? Снимай людей, места, все, что можешь.

Но Кейра больше не отвечала.

– Кое-что можно сказать наверняка. Она жива, – сказал Мерджен.

– А дадите видео мне? – спросил Гордей.

– Пока нет. Зато потом, будете хвастаться, станете популярными. – Мерджен закрыл аккаунт.

– И еще, ей писать тоже можно. Вечером попробуем ей еще написать, может, сеанс связи не только раз в день, – сказал Хан.

– Ну, спасибо, Гордей. Нам пора работать, чтобы вытащить твою девчонку.

Парень ошеломленно молчал. Ему хотелось что-то спросить, но он не знал что, он хотел пойти с ними, но не знал, как напроситься.

– А, ну, это, подвезти тебя куда-нибудь? – подозвал машину Хан.

– Да, домой, – кивнул Гордей.

До дома было недалеко, но он хотел послушать, что еще скажут детективы.

– А я могу сказать ее родителям и Ресси, что она жива и что я ее видел?

– Нет, пока не стоит. Мы не знаем, насколько это живая запись. Мы сначала проверим, а потом скажем. И тебе, и ее родителям, – сказал Хан.

«Альба» гостеприимно открыла двери.

– Личная? – спросил Гордей, проводя по алому боку машины.

– Нет, приписная, – сказал Хан.

– Красивая.

– И удобная. Садись, – усмехнулся Мерджен.

– Можно впереди?

– Можно, – Мерджен сел назад.

Мальчишка сел рядом с Ханом.

По дороге детективы молчали. Но Гордей не заметил, он рассматривал спортивку.

– Приехали. Ну, если Кейра свяжется с тобой еще как-то, пиши, – сказал Хан.

– И вы! Как только что-то узнаете! – мальчик вышел из машины.
– Хорошо, – пообещал Хан и рванул «Альбу» с места.

– Нам надо ввести правило. Если следующая милость будет про детей, то берем другое дело, – сказал Мерджен.

– Мгх, – согласно протянул Хан. – Ты помнишь, что это не милость, да? Это заявление. Нас ждет еще Тала Мин. Тоже ребенок.

– Может, перевыберем дело? – уныло предложил Мерджен.

– Да пусть уже, на этот раз скопом, а в следующий раз, детей будем откладывать.

Мерджен вздохнул.

Беда с детскими делами была в том, что все свидетели, обычно, тоже были дети.

ХХХ

Друзья вошли в отдел, нагруженные выпечкой из магазина.

Хан поставил кофе. Мерджен отправил на печать все переписки, отправил новости сразу в файл дела. Подготовил для любимого криминалиста видео, сделал голограмму камня. Хан накрывал на стол, раскладывая выпечку. Как только все было готово, и мужчины собирались приступить к анализу, в кабинет вошел Шан.

Хан подвинул ему чашку с кофе.

– Мгх.

– В общем, Кейра Сонги жива, или кто-то очень хочет, чтобы мы так думали, – начал Мерджен.

Шан слушал задумчиво, отстраненно, вертя в руках камень, поставив на повтор все видео – и маршрута детективов, и присланное Кейрой.

– Прекрасно сработано, – похвалил Шан. – Только вам нужно будет еще раз пройти по маршруту. Так, чтобы в два пятнадцать вы выходили из магазина. Мне нужна запись того же времени.

Детективы досадливо застонали. Шан положил руки им на плечи. Криво улыбнулся.

– Ребята, вы же знаете, что так нужно, да?

– И за что ему еще бесплатные обеды предлагают? – буркнул Мерджен, склонившись щекой к руке босса.

– Если бы мне предложил кто-нибудь бесплатную еду, я бы не работал, вообще, – Хан погладил и накрыл ладонь Шана своей.

– Иди ко мне в рабы, я буду тебя кормить, – предложил босс тут же, затем перевел взгляд на Мерджена. – И ты.

– Пойдем к Фейджу. Узнаем, что у него, и пусть посчитает нам, во сколько нужно выходить из школы, – проигнорировал предложение Хан, не отнимая ладони от холодной кожи Шана.

– Мгх. Заодно и все эти штуки отдадим Родону, – отозвался Мерджен, тоже не отнимая щеки от ладони босса.

Если бы сейчас кто-то посмотрел на эту сцену, он бы подумал, что видит какой-то сектантский ритуал или инопланетное взаимодействие.

Вернуться к — Глава 1

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s