10. Хуберт и его охотничье братство

Вернуться к — М. Сарин. Икбал Фарук и сокровища короны

Вернуться к — 9. Фатерхаус / Перейти к — 11. АК 47 Али

Я слышал, как билось сердце отца. Я осторожно опустился на колени и посмотрел в замочную скважину и увидел черные кожаные сапоги. Внезапно раздались еще шаги и появилась еще одна пара сапог.

— Илзе, я поговорил с нашим секретным агентом в полиции, — раздался хорошо знакомый голос.

— И что он сказал, Берге? — спросил женский голос, вероятно, Илзе.

— Агент заверил меня, что полиция завтра очистит Молодежный дом, — сказал Бёрге.

— Крепись, чувак, это Илзе фон Вольф Требух и Бёрге фон Требух, — прошептал Тарик мне на ухо.

-Тш, Тарик!

— Ну, и тогда мы получим доступ к нашему дому. На самом деле мы больше не можем ждать. На наших заводах не хватает денег, поэтому мы должны скорее найти и Рога, и драгоценности. Вот чем тебе нужно заняться.

— Ладно, а как прошло собрание, Илзе?

— Инвесторы заявили, что могут ждать свои деньги, до следующей среды. У нас ровно одна неделя. Сейчас сидят, едят. Берге, мы можем рассчитывать, что завтра все решится?

— Да, да, думаю, осталось ведь только избавиться от этих молодчиков?

—  Бёрге, прекрати, не будь мягким и милосердным, как обычно. Понятно? Я хочу, чтобы ты влез в подвал Молодежного дома и нашел драгоценности и Золотые рога. И как только найдешь, полетел на нашем самолете прямо в Швейцарию и продал все это мультимиллионеру фон Люгеру. Важно, чтобы инвесторы своевременно получили свои деньги. Это понятно?

— Да, это понятно, маленькое сокровище.

— Берге! Не называй меня «маленьким сокровищем», когда мы здесь. Тут называй меня фрау Вольф Требух или Илзе.

— О, прости, мале… извини, Илзе.

Внезапно их перебил третий голос.

— Фрау Вольф Требух, фрау Вольф Требух! У нас… э … проблема. Я впустил сомалийскую семью в  дом, и они пропали. Я искал везде, и не могу их найти.

— Что ты говоришь, Вольфи? Ты впустил кого-то? Сегодня вечером, когда мы проводим частную встречу с инвесторами?

— Да, потому что они сказали, что нянчили Карла Хайнца, когда он был маленьким, и я подумал, что …

— Скажи мне, мужик, ты с ума сошел? Карла Хайнца никогда не нянчили сомалийцы, о чем ты думал? Найди их быстро!

— Но я обыскал весь дом, и не могу их найти.

— Бёрге, немедленно вызывай охрану! У меня очень плохое предчувствие. И Вольфи, возьми собак, чтобы они помогли.

— Яволь, фрау Вольф Требух, — крикнул Вольфи, щелкнул пятками и выбежал из зала.

— Сейчас я иду к инвесторам, а ты в любом случае найдешь тех сомалийцев. Я хочу, чтобы их привели в мой кабинет для допроса. И я буду допрашивать их, пока не разберусь, в чем дело. Скажи охране, пусть пускают в ход все средства, чтобы схватить их. И я имею в виду все средства.

— Но, может быть, это просто бедные беженцы, которые заблудились, Илзе.

-Берге, не доводи меня снова. Понятно?

— Ладно, малень… а, фрау Вольф Требух.

Раздался грохот, и все стихло.

— Чт… чт… что теперь? – спросил отец.

— О, я не знаю, но, может быть, мы должны позвонить в полицию, — прошептал я.

— Ах … м … Я думаю, что это хорошая идея, кт… у кого есть мобилос? — прошептал Али.

Стало совсем тихо. Мы смотрели друг на друга в тусклом свете, который проникал в шкаф.

— Это дурость какая-то. Просто не может быть, что ни у кого нет мобильного с собой, – сказал я, открыв дверь шкафа и выходя в зал. Остальные вышли за мной.

— Тш, Икбал, просто успокойся! У меня есть план, и он в моем рюкзаке.

— Надеюсь, это не киндер-сюрприз, Тарик?

Тарик даже не ответил и начал вытаскивать из рюкзака мячики для настольного тенниса, фольгу, перчатку и зажигалку.

— Ты собираешься поиграть сейчас или что?

— Заткнись, Икбал, и возьми перчатку.

— Говори понятнее, Тарик, — вмешался отец.

-Прости, пап. Хорошо, Икбал. Я заверну мячики в фольгу, и сделаю ручку, чтобы держать за нее. Потом подожгу мячик внутри и у нас будут крутые дымовые бомбы. Мы сделаем четыре и бросим их в зал.

— Ух ты, крутой план, Тарик! Но зачем нам, черт возьми, дымовые бомбы? – раздраженно спросил я.

— Замолчи, Икбал, и дай мне закончить. Когда мы бросим дымовые шашки, включится пожарная тревога, и, надеюсь, начнется такой хаос, что мы просто выйдем. А вы снимайте бурки, иначе нас заметят.

— Вот это супер, давай устроим дурдом! Ты самый крутой физик или химик, или кто ты там, — сказал я, от души хлопнув его по спине.

— Хотел бы я, чтобы ты читал что-то, чтобы стать врачом, вместо этого, сынок. – сказал отец.

— Ой, папа. Я же не переношу вида крови.

Тарик сделал четыре бомбы из фольги. Я схватил первую за ручку. Тарик поджег ее. Она начала дымиться, и ручка нагрелась.

— Вот дьявол! У меня руке больно!

— Тш, Икбал, твоего турецкого козла. Надень перчатку. Зачем еще мы брали ее с собой, клоун.

— Я в перчатке. Смотри!

— Нужно брать бомбу рукой в перчатке!

-Ну, мог бы просто сказать об этом!

— Икбал, я тоже хотел бы сказать это … это было не очень умно. Твой младший брат придумал хороший план, а ты не можешь додуматься даже до такой мелочи.

— Ладно, пап, давайте за дело.

Мы снова попытались, и на этот раз мне удалось не обжечь руку. Мы быстро сделали четыре дымовые шашки и бросили их в комнату одну за другой. Зал наполнился густым белым дымом, и, как предсказал Тарик, завизжала пожарная сигнализация. Люди повалили с первого этажа, вопя и визжа тоже, и мы выскочили вместе с толпой. Только мы оказались на улице, как раздались сирены, а через мгновение улицу забили пожарные машины и полиция.

— Давайте, убираемся отсюда! – крикнул я, и взял Али под руку, потому что он казался немного шокированным.

Мы взяли такси и согласились, что Тарик и я должны поехать в Молодежный дом, чтобы рассказать молодым людям, что полиция собирается их вышвырнуть завтра. Ну и мы хотели попробовать найти драгоценности короны и Золотые рога, раньше, чем Фатерхаус или молодежь найдут их.

— Важно, чтобы королева получила свои украшения, — повторял отец в такси.

— Папа, мы сделаем все возможное, но, вероятно, молодежь уже нашла их.

Такси остановилось перед Молодежным домом.

— Ах, Икбал, это тут ты найдешь оленя королевы с золотым рогом?

— Ох… да, да, Али.

— Вы уверены, что справитесь, мальчики? — крикнул отец.

— Успокойся, папа, все в порядке. Мы уже тут были.

— Но вы уверены, что мне не нужно пойти с вами?

— Нет, все в порядке, пап. Просто езжайте домой, а мы приедем позже.

— Ну, уже поздно, ребята, и завтра вам в школу.

— Нет, нет, нас отпустил на каникулы инспектор.

Папа, наконец, успокоился и поехал с Али. Второй раз за несколько дней мы стояли перед большой дверью в Молодежный дом. Я сильно постучал, и мы услышали, как кто-то бежит к двери. Дверь открылась, и молодой человек с черными волосами и дырками в носу и ушах высунул голову.

— Что тебе надо в нашем доме?

— О, мы пришли поговорить с… ох, как его зовут, э…

— Фредерик, — подсказал Тарик.

— Да, Фредерик,  с красным ирокезом и 25 дырками в ухе, — объяснил я.

— А, да, Фредерик, да, но его здесь нет. Он работает у отца стекольщиком. Да, тут у них было много работы, сказал он сухо. — заходите. Может, вы еще кого-нибудь знаете?

— О, да, эта… Ева.

— Ну, она здесь где-то, может быть, наверху, — сказал он, указывая на знакомую лестницу.

Мы прошли лестницу, стены с граффити, комнаты, мусор. Они, очевидно, начали собираться на первом этаже, потому что мы слышали, что людей стало гораздо больше, чем когда мы были здесь в прошлый раз, сейчас играла музыка, и было сильно накурено.

— О, Икбал, и что мы скажем Еве? Мы не можем просто сказать, что полиция придет и выгонит их завтра?

— Почему не можем?

— Вероятно, она спросит, откуда мы это знаем, и, если мы скажем, что узнали это от Фатерхауса, она решит, что мы шпионы. Или решит, что мы тоже ищем драгоценности и Золотые рога.

— Ну, мы и ищем их.

— Ты что, Икбал! Она не должна этого знать, понятно? И если мы скажем, что полиция придет завтра, они могут избавиться от всего этого. На самом деле может быть, они уже нашли все, и именно поэтому у них вечеринка.

Вдруг мы услышали:

— Хорошоооо, приветик, как дела?

Мы обернулись. Это была Ева.

— О, привет, Ева.

— А где эта милая и симпатичная часть твоей культуры? Мы просто подумали, что это такая дикая этническая принадлежность, и это просто круто, просто супер-жир, что вы ее привели. Мы даже говорили, что тут тоже нужно завести такие этнические культурные штуки…

— О, Ева, это была датская коза из зоопарка, и сейчас она где-нибудь на скотобойне в Гиллелее, — сказал я.

— Аргх, как это трагично, как можно бедное животное и… ты сказал это датская коза?

— Да, она родилась в Копенгагене, как мой младший брат, — сказал я, указывая на Тарика, который изо всех сил пытался мне строить рожи.

— Ну, это как-то неожиданно, да, потому что это выглядело немного, ээ, этнически.

— Ну, Тарик тоже, но все же он копенгагенец?

— Да, конечно. Ну, забей, так что ты хотел?

— О, да, мы просто хотели проверить, работает ли система освещения после того, как мы были здесь в последний раз.

— Совсем не работает. Вот почему у нас вечеринка на первом этаже, потому что только там все работает, — сказала она. Мимо нее шли молодые люди, к лестнице

— О, не хотите на нашу вечеринку? – вдруг вскрикнула она.

— О, нет, нет, мы … мы не веселимся, во время…  Рамадана.

— О, я должна извиниться. Не хотела вас обидеть, — сказала она, исчезая в толпе.

— Рамадан! Вот ты выдумал, Икбал, а она поверила.

— Да, да, давай, Тарик, давай подумаем, как мы попадаем в подвал.

— Слишком много людей пока. Пойдем в бар, а когда все уйдут, мы спустимся в подвал через маленький люк в полу.

Мы сидели на полу в баре и ждали, когда все пройдут. Проблема в том, что люди шли и шли. Наконец, Тарик заснул. Я пытался не спать, но это было невозможно. Я не знаю, как долго я спал, но вдруг меня разбудил странный звук. Казалось, что звук шел снаружи. Я быстро проснулся, но упал на одеяло, которым кто-то нас укрыл ночью. Еще в одном углу спали два-три парня с двумя собаками.

— Проснись, Тарик, — потряс я брата. Мне казалось, что я не совсем проснулся, и все еще вижу сон.

— Где мы, Икбал?

— Мы в Молодежном доме, и мы заснули в баре, пока ждали, помнишь? Думаю, сейчас раннее утро. Мы проспали всю ночь, и вечеринка закончилась.

— Но, Икбал, что это за странный звук?

— Я не знаю, но я пойду на улицу и проверю.

Я выбежал из комнаты и вышел через дверь на Ягтвей. Два больших вертолета висели в воздухе над Молодежным домом, и дорога была заполнена полицейскими автобусами, которые медленно ехали к дому. Я поспешил обратно к Тарику, который снова заснул.

— Тарик, просыпайся, черт возьми! Полиция едет, чтобы штурмовать дом! Нам нужно спуститься в подвал и найти драгоценности сейчас!

— А, что? Ну да, да, хорошо, всего пять минут. ЧТО?

Тарик резко проснулся и встал. Мы проскользнули с другой стороны бара, осторожно открыли крышку подвала и поползли по лестнице, не забыв закрыть люк за собой. Вскоре мы стояли в первой из больших раскопанных комнат. К счастью, там был свет.

— Давай, Тарик. — мы прошли через темный длинный коридор во вторую комнату.

Потом мы прошли еще туннель и добрались до комнаты, где молодые люди искали сокровища. После темноты туннеля, тусклая лампочка почти ослепила нас.

— Давай проверим, Икбал. Очевидно, они еще ничего не нашли, потому что в яме все еще лопаты и мешки с землей.

— Да, просто яма стала намного глубже, — сказал я. – давай-ка теперь начнем искать мы!

Я схватил лопату и прыгнул в яму. Тарик последовал за мной, а затем мы начали копать изо всех сил. Мы рыли и рыли, когда услышали грохот и шум, в дом ворвались собаки.

— Черт, чувак, это, наверное, полиция, которая вышвыривает молодежь, — сказал Тарик.

— Это означает, что нам надо подналечь, Тарик, потому что Бёрге может скоро появиться.

Внезапно моя лопата ударилась о что-то твердое. Казалось, о кусок дерева. Мы уставились друг на друга, и опустились на землю.

— Как думаешь, что это, Икбал?

Мы стали рыть руками, пока не появилась коричневая коробка с золотыми петлями.

— Черт, вот это жесть! —  прошептал я и поднял коробку.

Я стряхнул землю, мои руки тряслись, потом я осторожно открыл крышку и меня ослепило самое красивое зрелище, что я когда-либо видел.

— Проклятье, драгоценности ее величества! Сокровища короны!

В коробке был комплект ювелирных украшений: диадема, ожерелье, брошь и серьги с самыми красивыми драгоценными камнями, которые можно только себе представить, и все это, казалось, просто ждало, чтобы его достали из коробки после долгих лет.

— Они просто дико красивы! И так дико думать, что они были похоронены здесь во время Второй мировой войны, — сказал Тарик.

— Йепс, разве мы не должны показать, кто здесь рулит в Нерребро, и найти Рога?

Мне не нужно было говорить дважды. Мы копали и копали, но, казалось, прошло сто лет, а дыра стала всего на метр глубже и силы кончились.

— Пфу, я уже не знаю, Тарик. Я чувствую себя эфиопским горняком.

— Я больше не могу, — ответил Тарик, выползая наверх.

Мы подошли к столу и посмотрели карту, которую мы нашли, когда мы впервые попали в подвал.

— Я не понимаю, тут огромный крест, где яма и мы нашли там драгоценности короны, но не Рога, — сказал Тарик.

Он держал карту перед лампочкой и интенсивно изучал ее.

— Это странно, — сказал он.

-Что? Ты понял что-то, что? Можешь ты…

— Успокойся, Икбал, твою козу, я стараюсь сосредоточиться.

— Хорошо, но концентрируйся немного быстрее, потому что полиция над нами и скоро Фатерхаус тоже обязательно придет, и, если нам повезет, они забудут своих охранников и собак. Понимаешь, Тарик?

— Да, да, возвращаемся вниз, но смотри. Тут два секретных сообщения. В них говорится, что карта принадлежит Хьюберту и его братьям-охотникам, но, если я переверну эту карточку, она читается иначе. А теперь попробуй прочитать наоборот Хуберт. — Тарик поднял карту на свет.

— Черт, мужик, тре-бух. Боже, это же Бёрге фон Требух и Илзе фон Вольф Требух!

— Икбал, держу пари, что отец Бёрге, как его там, который был изгнан из Дании за измену после Второй мировой войны, был одним из братства Хуберта. Он, вероятно, предал их и был разоблачен и в конечном итоге изгнан из Дании в Германию.

— Тарик, может быть, он был нацистом?

— Наверняка, и поэтому он, вероятно, взял карту с собой. Но интересно, как она оказалась у ребят в молодежном доме.

— Я могу сказать, как, мой маленький друг, — прозвучал глубокий голос.

Вернуться к — 9. Фатерхаус / Перейти к — 11. АК 47 Али

Вернуться к — М. Сарин. Икбал Фарук и сокровища короны

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s