11. АК 47 Али

Вернуться к — М. Сарин. Икбал Фарук и сокровища короны

Вернуться к — 10. Хуберт и его охотничье братство / Перейти к — 12. Илзе фон Вольф Требух

Мы подпрыгнули, по крайней мере, на метр.

— Кто… вы кто? – запинаясь, спросил я.

На другом конце комнаты темнела фигура.

— Добрый день, ребята. Не знаю, что бы я делал без вас.

Это был Берге фон Требух, но на этот раз он выглядел не так дружелюбно, как когда он приглашал нас в свой огромный «Мерседес». Вероятно, это из-за пистолета, которым он в нас целился. Он подошел к столу и положил руку на коричневый ящик с драгоценностями короны.

— Что ты имеешь в виду, Бёрге? Или надо называть тебя Бёрге фон Хьюберт? — спросил я.

— Что ж, да, я не слышал это имя много лет. Да, очень много лет, надо признаться. Ну, моя жена заставляла меня гулять по замку Русенборг и рассказывать историю о драгоценностях короны и Золотых рогах многим людям. Никто в это не верил. А потом пришел ваш класс, и вы все этому поверили. А потом вы двое проникли в Молодежный дом, на что я надеялся, и обвели  вокруг пальца всю эту молодежь, попав в подвал. Мне так и не удалось войти в дом, а вы так просто это сделали. И затем вы рассказываете мне, как все выглядит, и где зарыты драгоценности и Рога. Спасибо, еще раз, маленькие друзья! И особое спасибо за эту коробку.

Он похлопал коричневый ящик, который мы нашли с трудом и неприятностями.

— Спасибо, и вы можете передать привет Илзе и сказать, что Золотых рогов здесь нет, — сказал Тарик.

— Значит, ты знаешь Илзе? Я слышу, вы опять хорошо подготовились, но … извините, что вы сказали?

— Ты хорошо услышал, но я могу легко повторить: Золотые рога не здесь, мистер Хьюберт. Хотите я это даже напишу для вас?

— Но этого не может быть, потому что, по словам моего старого отца и судя по картам, они должны быть зарыты здесь. Нет, это невозможно! Нам нужны Золотые рога, иначе мы пропали, мы  обанкротимся.

— Ну, ты можешь просто заглянуть в яму. Там ничего нет, мы долго копали, Рогов там нет.

Бёрге подбежал к яме и с ужасом уставился в нее. Затем он схватил карту.

— Здесь большой крест и картинка рогов, поэтому они должны быть тут. Прыгайте в яму и копайте, пока не найдете их. Начинайте!

Бёрге нацелился в нас пистолетом.

— Аргх, да ладно, мужик, сегодня у нас даже слюны не было, а мы должны работать за тебя? Это нехорошо.

— Слюны?

— Да. Еды. Завтрака! Мы голодны и нам надо пожрать.

— Копайте, СЕЙЧАС ЖЕ! У меня нет времени. Есть проблема с полицией как внутри, так и снаружи дома.

Мы сползли вниз по лестнице и снова вломились в яму, копали, как проклятые, пока не увидели выражение лица Бёрге, когда он понял, что там ничего нет.

— Ну, тогда с меня хватит драгоценностей короны. Они потянут на сто миллионов крон.

Мы выбрались из ямы.

— О, Берге, но это не все, мы пообещали отцу, что сегодня мы отдадим сокровища королеве, так что мы их заберем, — сказал Тарик.

— А вы не видите, что у меня есть пистолет, и это значит, я устанавливаю тут правила, мой маленький друг?

— Бёрге, ну, разве не лучше всего отдать драгоценности? Тогда тебя не выгонят из Дании, как твоего отца. – сказал я.

— У моего отца совсем другая история. Он пытался продать это все немцам, во время войны. Но им не нужно было драгоценности ему показывать, это случайно получилось!

— Ну, Берге, ты можешь снова оказаться  выигрыше, если найдешь драгоценности короны. Они много значат для всех в Дании.

— Тут не знаешь, что и выбрать. Если я не принесу сокровища короны, я могу спокойно пойти в ад и остаться там, потому что моя жизнь станет адом на земле. Все, не хочу больше вас слушать. Может быть, вы просто останетесь тут, а я уйду?

— Берге, ну ты не оставишь нас здесь одних, чувак!

— Ну, вообще-то, оставлю, и, может быть, это лучше для вас, чем попасть в когти моей жене.

— Берге, дай нам хотя бы проверить, осталась ли у нас еда в рюкзаке, мы так голодны! — просяще сказал Тарик.

— Ладно, проверяйте, но быстро, черт вас дери!

Тарик открыл рюкзак, пока Бёрге смотрел в яму, и достал разломанные киндерсюрпризы, муку, дрожжи, средство для мытья посуды и уксус.

— Эй, что ты делаешь? — спросил Бёрге.

— Это всего лишь индийский суп, — ответил Тарик, замешивая яйца.

— Индийский суп из уксуса и средства для мытья посуды? Это же не вкусно…

Тарик встряхнул контейнеры с мутным содержимым. Внутри что-то шипело и Тарик вдруг швырнул контейнер Берге, крикнув: «Эй, Хуберт! Ну-ка попробуй индийскую кухню!

Бёрге схватил две бомбочки. Остальные упали прямо перед ним, но он этого не видел, потому что в следующую секунду они все взорвались. Раздалось «Бах!» и Бёрге облепило липкой белой массой.

— Аргх! Что происходит? Я ничего не вижу! — крикнул он и шагнул прямо в яму.

Я подбежал и поднял лестницу.

— Ну, Берге, теперь ты, конечно, уже не супер-Берге.  Дай пять, Тарик, — закричал я, мы ударили по рукам, аж ветер засвистел.

Бёрге убрал часть пасты с глаз, чтобы снова видеть.

— Это не сойдет вам с рук! Клянусь вам! Это значит войну между нами, и я выйду из нее победителем, — крикнул он из ямы.

— Сначала ты должен будешь все объяснить Илзе!

— Я отомщу за себя! Вы не жильцы!

Мы с Тариком прыгали, танцуя индийский танец радости, пока в яме что-то не сверкнуло.

— Берегись, Тарик! —  закричал я и оттолкнул его. Мы не успели упасть на землю, как раздался хлопок. Потом все стихло, и мы увидели, как из ямы струится белый дым.

— Ничего себе, этот безумный верблюд стреляет в нас, — сказал Тарик.

— О чем, черт возьми, ты думаешь, Берге, ты спятил? – крикнул я ему.

— О чем я думаю? Вот об этом, и, если вы не заметили, я еще раз выстрелю.

— О, я не думаю, что стоит это делать, Берге, — тихо сказал я, — потому что выстрел попал в стену, и она начинает осыпаться.

— Черт, мужик, разве мы не должны выбираться, пока все не рухнуло? — сказал Тарик.

— О, а как насчет меня? — закричал Бёрге.

— Расслабься, Бёрге, мы выберемся и скажем полиции, что ты сидишь здесь.

— О, спасибо, — прошептал он.

Мы взяли коробку с драгоценностями короны и положили ее в рюкзак Тарика, внимательно посмотрели на лестницу. Мы были, честно говоря, немного испуганы, что все это упадет нам на уши, потому что выстрелы ослабили какую-то опору. Мы медленно поднялись по длинной лестнице, ведущей в бар. Мы слышали шум сирен, и подождали, пока все не стихнет, прежде чем мы выбрались в совершенно пустую комнату.

— Давай, Тарик, теперь нам просто необходимо выбраться из этого дома.

Мы выбежали из зала к двери, и быстро выбрались из этих неприятностей. Затем мы пошли на Ягтвей. И на этот раз я действительно думал, что я сплю и вижу сон или, может быть, кошмар.

— О, что здесь творится, Тарик?

— Я не знаю, но это похоже на Багдад или Бейрут. Где мы?

Ягтвей был полностью перекрыт с обеих сторон огромными бетонными блоками, и с нашей стороны стояли, где-то пять тысяч офицеров, окруженных мерцающими полицейскими машинами. Все это напоминало сцену из фильма «Звездные войны» со всеми этими штурмовиками в шлемах. С другой стороны барьера было много молодежи, которые кричали. Их окружили фотографы, операторы и журналисты с микрофонами в руках.

— Какого черты вы тут делаете, — крикнул нам полицейский, который заметил нас на лестнице Молодежного дома.

Он подошел к нам, похожий на робота в этом шлеме и бронежилете.

— Э … мы туристы из Италии, — ответил я на смеси датского и английского.

— Хорошо, но тут вам нечего делать. Уходите! – крикнул он, и повел нас к одному из автобусов, который стоял на Ягтвей. Когда мы приехали в Абулеварден, автобус резко остановился, и нас выбросили на улицу.

— Спасибо, что подвезли, но в подвале Молодежного дома есть еще один человек, к нему можно спуститься через бар в большой комнате в гостиной, — сказал я.

Никто нам не ответил, и автобус уехал так же быстро. Там мы осмотрели Эбулеварден с  драгоценностями короны королевы Маргрет, мы были голодные, как собаки.

— Что, поедем в королевский дворец? — спросил Тарик.

— Может, сначала съедим по шаверме?

— Ёксель, да по три. Я могу съесть верблюда, так голоден!

Мы пошли к кебабщику на Блэгэрдсгаде. Тарик, маленький засранец, действительно съел три шавермы. Затем мы решили, что лучше вернуться домой, потому что мама и папа, наверняка, беспокоились.

Едва мы открыли дверь в квартиру, мама, папа и дядя Рафик бросились к нам.

— Мальчики, где вы были? Вы в порядке? — спросила мама.

— Мы ждали всю ночь, потом я пошел к Молодежному дому, но нас не пустили. Кроме того, я сказал полиции, что мои сыновья находятся внутри, но они не поверили мне. Но вы в порядке? — спросил отец.

— О, а как насчет драгоценностей короны и Золотых рогов, они у вас? — спросил дядя.

— Мы тоже виноваты, мы уснули там, и проснулись только утром, — объяснил я.

— А как насчет драгоценностей короны и Золотых рогов? — повторил дядя.

— Заткнись, Рафик, и пусть мальчики придут в себя, — сказал отец.

— Смотри, дядечка, — сказал Тарик, доставая коричневый ящик с золотыми петлями из рюкзака.

Он положил коробку на стол в гостиной и открыл ее очень медленно. В комнате  стало тихо.

— Какие красивые, — вздохнула мать.

— Да, ты права, и я горжусь вами обоими. Подумайте, что вы сделали для страны. Молодые уважаемые, верные и праведные мальчики, подобные вам, возглавят эту гордую нацию, — добавил отец.

— Хм, может, вернешься поближе к земле, детка, — сказала мама.

— Да уж. Вернись-ка на землю совсем, Назим. О, мальчики, как много людей знает, что сокровища у вас? — спросил дядя Рафик, вытирая рот.

— Ну, никто, кроме так называемого Бёрге фон Требуха, или Хьюберта, как мы его называем.

— Ладно, ладно, только один, да, знает про драгоценности, это, действительно, приятно. Может, стоит пойти к АК 47 Али и узнать не купит ли он цацки в коробке. Я убежден, что, по крайней мере, мы можем получить пятьдесят тысяч крон за сокровища короны, ну и, может, несколько пачек сигарет, если нам повезет. Ну, что скажете? Я иду или как?

Никто не успел ничего сказать, как папа дал дяде по шее.

— Да какого черта, Назим. Почему ты все время дерешься?

— Это потому, что ты сын собаки, Рафик. Это потому, что ты не стоишь больше, чем испражнения турецкого осла, бестолковое ты создание. Мы пытаемся спасти драгоценности нашей королевы Маргрет Второй, фотография которой стоит тут, а у тебя никакого уважения к ней!

— О, это та фотография, которую ты вырезал из журнала, Назим!

— РАФИК! Не смей больше говорить ни слова. Ты ведешь себя, как простой босяк, который только что вышел из глиняной хижины. А ты живешь в Дании!

— Датчане продают, черт побери, тоже все, что могут АК 47 Али. Я просто хочу помочь семье, и тогда я подумал, что смогу это сделать с помощью этих украшений. Пятьдесят тысяч лишними не будут.

— Рафик, твоя проблема в том, что ты думаешь, и всегда не о том.

— Дядя, драгоценности стоят сотни миллионов, — сказал я.

— ЧТ… СКОЛЬКО?

Дядя сел на кожаный диван и посмотрел в потолок.

— Ты только посмотри, насколько ты глуп, Рафик. Я не знаю какого я прогневил Бога, что ты стал моим братом!

— Так вот. Теперь тебе пора идти дядя, сейчас будет плохая новость. Мы просто отдадим их королеве. Завтра. Мама сказала, что сегодня уже слишком поздно.

— Хорошая идея, а что насчет Золотых рогов, где они? — спросил отец.

— Хороший вопрос, папа. На секретной карте было два секретных сообщения. Мы узнали, что охотничье братство и отец Берге фон Требуха были связаны. Отец во время войны водился с братьями Хуберт, до того, как его изгнали из Дании, — объяснил Тарик.

— Смотри, что с тобой будет, Рафик, — сказал отец. – Тебя отправят на пустынный остров, и я помогу им! Ну, продолжай, сын мой.

— Ладно, другое секретное сообщение говорит, что Золотые рога не захоронены там, где на карте крест. Когда я держал карту против света, там был скрытый текст.

— Что ты сказал, Тарик, что там было? — спросил я.

— Там было сказано, если вы хотите найти Золотые рога, надо сделать четыре шага к северу, от места, где зарыты драгоценности короны.

— Это значит, что Золотые рога все еще зарыты в подвале? — сказала мама

— О, может, сходим, прогуляемся? — спросил дядя, внезапно оживившись на диване.

Но он просто получил подзатыльник от папы и умолк.

— Ну, ребята, завтра мы все пойдем во дворец, когда я вернусь с работы, и отдадим сокровища тем, кому они причитаются. Что вы на это скажете? — сказала мама

— Звучит неплохо, мама, — сказал я, проходя в спальню и укладываясь в постель. Но я не мог уснуть и понял, что не сплю, когда вошел дядя и попытался сказать мне что-то о продаже драгоценностей АК 47 Али.

— Завтра, дядя, — это последнее, что я помню, а потом вырубился.

Я проснулся, потому что ко мне ввалился Тарик.

— Проснись, Икбал!

— О, я опоздал?

— Нет, тебе никуда не нужно, но смотри, что говорят по телевизору. Они сожалеют, но придется снести Молодежный дом.

Я сразу проснулся и побежал в гостиную и сел на диван рядом с отцом.

— Вы видели Икбал, они просто сносят дом?

— О да, отец, но где все? — растеряно спросил я.

— Фатима и Диндуа пошли в школу, а мама работает.

— Время 11, ты просто долго спал, — добавил Тарик.

Мы смотрели по телевизору, как снесли Молодежный дом, большим блестящим  экскаватором. У дома все еще было много полицейских. Молодежь стояла на улице и плакала, и уже кто-то украшал бетонные блоки. Мелькали и наши знакомые из Дома.

— Дерьмо, как насчет Бёрге? Думаешь, он все еще в подвале? — спросил я.

— Я совершенно забыл об этом. Надеюсь, что он выбрался, — ответил Тарик.

— А как насчет Золотых рогов? Они все еще там, и теперь их будет невозможно найти…

— Это да, теперь найти где это, четыре шага к северу от места сокровищ короны, не найти, — сказал Тарик.

— Представьте себе мальчики, что Золотые рога исчезли на столько лет, и теперь оставалось так немного, чтобы их нашли, но теперь они опять исчезли, и, возможно, навсегда, — сказал папа.

— Что ж, папа, трудно сказать, может, через тысячу лет, кто-то найдет их снова, как те, кто впервые нашел их, — сказал я. – наверняка, так и будет. Ну, мы спасли драгоценности короны, и я действительно с нетерпением жду, чтобы отнести их королеве.

— Да, это будет совершенно здорово, — сказал Тарик, — давайте еще раз взглянем на них, пока они тут?

Я подошел к коричневой коробке и осторожно открыл крышку, но снова захлопнул ее.

— Что происходит, Икбал? — спросил Тарик.

— В… в… вы не поверите. П… пр… просто сами посмотрите. Может, я ослеп, проверьте сами.

Тарик открыл крышку и снова закрыл ее.

— Черт! Скажи, что это ложь! В коробке сигареты, Икбал, черт возьми!

— Тарик, не ругайся!  КАКИЕ СИГАРЕТЫ? — крикнул отец.

— Дядя Рафик. Это дядя Рафик, клоун. Он спер драгоценности, и точно пошел к этому АК 47 Али, чтобы продать их!

— Это в его чертовом стиле. Он спал здесь сегодня, и свалил сразу, как мама ушла на работу, — сказал Тарик.

— О нет, я не могу это вынести. У меня кружится голова, — пробормотал папа по дороге в спальню.

— Успокойся, папа, мы перехватим дядю, — сказал Тарик.

— Ну, мой маленький сын, мы войдем в историю Дании, как безумная семья, которая продала драгоценности короны за две пачки табака афганскому козопасу, который называет себя AK 47 Али. И что я скажу датчанам в моем новом клубе бинго? Мне нужно прилечь.

Я посмотрел на Тарика.

— Тарик, сейчас он в пути. Мы должны найти дядю, раньше, чем он продаст драгоценности короны  АК 47 Али, а также купить ему один билет на пустынный остров.

Вернуться к — 10. Хуберт и его охотничье братство / Перейти к — 12. Илзе фон Вольф Требух

Вернуться к — М. Сарин. Икбал Фарук и сокровища короны

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s