Глава 15

Вернуться к — Глава 14 / Перейти к — Глава 16

Плимут ехал обратно на склад, не обращая внимания на мою депрессию. Это дело, безусловно, творит чудеса с моей репутацией: еще немного такой же моей умелой детективной работы, и я стану известен как Берк Дурак. Черт, я думал (моя любимая песня), нет смысла плакать над пролитым молоком. Я видел, как дети в Биафре были слишком слабы, чтобы плакать, а матери без молока уходили кормить их. Я выбрался оттуда — я смогу выбраться и из этого.

Когда я вошел на склад, Мишель сидела у телефонной будки со скрещенными ногами, читая свою книгу, рядом стояла пепельница, набитая двумя пачками. Ее глаза вспыхнули вопросом, но по моему лицу она сама все поняла.

— Слава богу, ты вернулся, — сказала она. — Это место начало пахнуть, и я не хотела оставлять телефоны. —  Она взяла пепельницу и прошла в туалет. Я услышал слив воды, затем прилив воздуха, когда она открыла вентиляционную шахту, чтобы очистить комнату.

Когда она вернулась, стирая макияж этой суперувлажняющей салфеткой, которую носит с собой каждая рабочая девушка, и спросила меня:

—  Ну?

— Он был там — а теперь нет. Пропал. Я должен начать все сначала.

— Очень жаль, детка.

— Да. Ну, все прошло не совсем впустую. Я нашел другого парня для Макгоуэна.

— Макгоуэн — душка. Если бы я сбежала из дома, я бы сдалась ему в мгновение ока.

— Ты никогда не сбегала из дома? – удивленно спросил я.

— Дорогой, мои биологические родители собрали чемоданы и купили мне билет на автобус.

Мне было нечего сказать — я знал, что Мишель имела в виду под биологическими родителями. Однажды девочка-подросток пришла ко мне в офис и предложила заплатить мне деньги, чтобы найти своих «настоящих» родителей. Она сказала, что ее удочерили. Мне просто дурно стало — эти люди усыновили ее, оплачивали счета, взяли ответственность, несли ее за нее всю жизнь, и теперь она хотела найти своих  «настоящих»  родителей — тех, кто бросил ее в агентстве социальных услуг, которое продало ее тем, кто заплатил больше на торгах. Настоящие родители. У собаки могут быть щенки, но это не делает ее матерью. Я взял ее двадцать пять сотен и сказал ей вернуться через месяц, я дал ей свидетельство о рождении женщины, которая умерла от передозировки героина через два года после рождения девочки. В фальшивом свидетельстве о рождении в графе отец было написано «неизвестный». Я сказал ей, что ее отец был случайным прохожим. Кем-то, кто заплатил ее матери десять баксов, чтобы кончить за несколько минут. Она заплакала, и я сказал ей пойти поговорить об этом со своей матерью. Она вякнула: «Моя мать мертва!»  и я сказал ей, что ее мать дома, ждет ее. Женщина, которая умерла, всего лишь была лошадью, которая бросила жеребенка, вот и все. Она возненавидела меня, я думаю.

Мама все еще не звонила, а значит, Макса не было в ресторане. Я сказал Мишель, что подброшу ее куда угодно, и мы собрали вещи вместе.

Когда я остановил Плимут перед ее отелем, Мишель наклонилась и быстро поцеловала меня в щеку.

— Подстригись, медовый. Эти лохмы уже не в моде.

— Ты всегда говорила мне, что мои волосы слишком короткие.

— Стили меняются, Берк. Хотя видит бог, ты не меняешься никогда.

— Ты тоже, —  сказал я ей.

— Но я собираюсь, дорогой. . . Я собираюсь, — сказала она и отшатнулась от машины к ступенькам.

Мишель было где жить, и мне тоже. Но у нас был один и тот же дом. Я проехал мимо своего дома, туда,  где жил сейчас.

Вернуться к — Глава 14 / Перейти к — Глава 16

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s