Глава 34

Вернуться к — Глава 33 / Перейти к — Глава 35

Маленький будильник на батарейках разбудил меня чуть позже восьми. Когда я снял трубку, чтобы позвонить Флад, я услышал, как какой-то урод кричит:

– Эй, дитя Луны, это ты на линии? –  и я тихо повесил трубку. Я мог бы побриться еще раз, чтобы выглядеть опрятнее, но для роли, которую мне придется играть, это было не нужно. Я должен выглядеть парнем, ждущим в ночном суде друга или родственника. Я не хотел выглядеть слишком похожим на адвоката — я не работаю в судах Бронкса (как и Блумберг, как и никто из моих знакомых — нужно быть билингвой, чтобы там работать), и я не хотел, чтобы люди заговаривали со мной. Я также не хотел слишком походить на преступника — какой-нибудь умный новичок может спросить, есть ли какие-либо ордера против меня. На мне, конечно, ничего не было, но это заняло бы время. Мне нужно быть у суда в одиннадцать тридцать, как мне сказали, поэтому я должен прийти туда раньше, чтобы все проверить. Но не слишком рано, я не хочу торчать там.

Я достал пару темных брюк-чинос, темно-зеленый свитер, водолазку, пару черных высоких ботинок, кожаную куртку и кепку лиги плюща. Я быстро оделся, сунул документы в карман, взял триста баксов и спрятал второй набор документов во внутренний рукав куртки. Никакого оружия -суд полон металлоискателей и информаторов, и люди Паблито могут отнестись к нему даже хуже, чем закон. Так что ни магнитофона, ни даже карандаша.

Теперь худшая часть – нужно ехать в метро без ядерного оружия или хотя бы огнемета. Но было достаточно рано, когда я спустился в переход. Я ездил туда-сюда, переходя с ветки на ветку, пока не добрался до станции Бруклинский мост. Я нашел там таксофон и позвонил Флад – она сказала, что все в порядке, что она будет ждать, пока я позвоню ей, голос ее звучал глухо, но не подавленно. Плохо если расстроишься с вечера, важные дела проще делать с утра. Вот почему, когда у меня только пара баксов в кармане, я что-нибудь делаю, узнаю про лошадей или выбираю на кого поставить, или что-то еще, прежде чем я пойду спать – с чувством приятного ожидания утра. И даже если ставка не сработала, по крайней мере, это еще один день, когда я победил систему – я вижу свет дня не через тюремную решетку, всякие неудачники готовятся к работе, а значит, я смогу на них заработать. Со мной это работает, но не думаю, что Флад умеет так играть.

Я сел на экспресс, проехал на Сорок вторую улицу и перешел дорогу, как будто искал какой-то адрес. Я осмотрел все вокруг. Многие придурки сегодня работают во вторую смену – карманники, насильники детей, сутенеры и грабители, ну, такие. Однако Кобры тут не было. Иногда бывает тупо везение, но не в этот раз. Я пропустил еще два экспресса и сел на третий.

Парень напротив меня был одет в потрепанный плащ, полностью застегнутый, в выстиранные джинсы, новые мокасины с кисточками, без носков. У него были аккуратно подстриженные волосы и безумные глаза. Хорошая маскировка, но он оставил пластиковую больничную бирку на запястье, когда вышел за ворота. Одна рука оставалась в кармане, и его губы двигались. Я спокойно встал и пересел в другой вагон.

Парень размером с двухсемейный дом стоял посреди следующего вагона, слушая магнитофон достаточно громко, чтобы треснул бетон. Все смотрели в другую сторону. Гражданин с тонкой бородой и в плаще с поясом пожаловался девушке рядом с ним на шум. Парень наблюдал за разговором жабьими глазами. Я перешел в другой вагон.

Молодой дорожный коп с обязательными усами шел по поезду, слушая рацию и кивая себе. Я видел тощего испанского парня, четырнадцати лет, практикующего свой брейк на картонке. У него были очень гладкие руки, а его рэп был слабым – думаю, он еще новичок. Двое чернокожих в арабских халатах в белых вязаных шапках на головах шли по вагонам, гремели металлическими чашками, собирая пожертвования и рассказывая о специальной школе для детей в Бруклине. Некоторые люди полезли в карманы и стали бросать монеты в чашки.

Я прошел еще два вагона. Присел рядом с блондином, одетым только в толстовку, без куртки. Он выглядел мирным. Я проверил его руки – татуировка, на пальцах большие синие буквы НЕНАВИСТЬ. Буквы складывались в слово, когда кулаки соединялись. Я ушел, прежде чем ребята, собирающие деньги, попросили этого парня внести свой вклад.

В последнем вагоне не было никого проблемнее ребят, уставившихся в окно, как будто они ехали на поезде, и не отворачивающихся от него до 161-й улицы.

Южный Бронкс – неплохое место, если у вас асбестовая кожа. Я был в нескольких минутах ходьбы от здания уголовного суда, и было почти одиннадцать. Уголовный суд Бронкса — это совершенно новое здание, суд по делам несовершеннолетних находится здесь же, только с другого входа. Я думаю, город понял, что нет смысла заставлять преступников ходить на большие расстояния, прежде чем они достигнут своего неизбежного места назначения.

Я нашел тихую скамейку, раскрыл газету и стал следить за временем. Никто не подошел. Смена в суде кончалась, и только несколько неудачников шатались вокруг. Я заметил одного из хастлеров, молодого испанского парня в костюме адвоката. Я слышал о нем, он работает, как Блумберг, только в Бронксе. Рядом с ним Блумберг – Кларенс Дарроу[1].

Я оставил скамейку за пять минут до срока, поднялся из подвала на первый этаж и вышел на 161-ю улицу, закурил сигарету и подождал. В одиннадцать-тридцать подъехало темно-красное цыганское такси с надписью «Парадизо такси» на двери и лисим хвостом на антенне. Я вышел из тени, аккуратно сказал:

– Эй, ко мне.

Водитель посмотрел на меня.

– Куда, амиго?

– О, куда-нибудь в центр города, понимаешь?

– Типа в Валдорф?

– Именно. – Я залез назад без дальнейших переговоров. Такси выстрелило по 161-й, как будто оно направлялось к шоссе, к центру города, я откинулся назад и закрыл глаза. Правила есть правила. Местные копы не плохие, но некоторые сумасшедшие федералы не верят, что Конституция распространяется на банановые республики, такие, как Южный Бронкс. И если меня когда-нибудь заставят проходить полиграф, я бы хотел, чтобы иглы показали «не выражено», на мой ответ, когда меня спросят, где находится штаб-квартира «Свободных людей».

[1] Клэренс Сьюард Дэрроу — американский юрист и один из руководителей Американского союза гражданских свобод, из идейных соображений выступавший в качестве адвоката на многих известных судебных процессах. Защищал преследуемых по политическим мотивам, активистов рабочего и афроамериканского движений, анархистов.

Вернуться к — Глава 33 / Перейти к — Глава 35

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s