Глава 37

Вернуться к — Глава 36 / Перейти к — Глава 38

Утром мы с Флад проснулись вместе. Моя левая рука была где-то под ней, поэтому я не мог посмотреть на часы, но за окном было уже светло, похоже, солнце взошло довольно давно.  Флад пошевелилась у моего плеча, пробормотала что-то, я не понял, что. Я мягко толкнул ее плечом, она проснулась, открыла глаза и подмигнула мне.

— Ты в порядке, Берк?

— Да, и я готов работать. Мне нужно только привести себя в порядок, и я примусь за досье Голдора.

Она перевернулась на бок, чтобы я мог встать, затем легла на спину и закрыла глаза. Я наблюдал, какое-то время, как она дышит, и пошел в ее маленький душ. Отражение удивило меня – лицо заживало, но нижняя челюсть была синевато-желтой, и, вероятно, останется такой еще несколько дней. Я взял жидкость для полоскания рта Флад, осмотрел зубы в зеркало — стежки держали крепко.

Когда я вернулся, Флад лежала на спине, задрав ноги вверх и вытянув пальцы. Она делала какие-то упражнения, разводила ноги, почти параллельно полу, сводила, опускала почти на пол, но не касалась его, замирала на несколько секунд, а затем сгибала их и начинала заново. Ее движения были настолько мягкими, что казалось, это так легко, но, конечно, это было не так. Я подождал, пока она поднимет ноги и схватил ее за лодыжки.

— У тебя толстые лодыжки, Флад, — я развел руки, чтобы раздвинуть ее ноги. Но ноги не пошевелились. Я усилил давление и смотрел, как длинные мышцы напрягаются на ее бедрах. Я почувствовал давление в предплечьях, и, наконец, ее ноги начали сдаваться. Я надавил сильнее и внезапно ее ноги разошлись, и я упал прямо на нее. Но прежде чем я успел приземлиться, она взмахнула ногами, свела колени и подняла меня на ступнях. А потом подбросила меня в воздух, как морской лев, играющий с мячом. Она согнула ноги, опуская меня и хихикая, как ребенок. В следующий раз, опускаясь, я отвел плечи назад, ставя ноги на пол, снова схватил ее за лодыжки и потянул на себя, поднимая ее лицом к себе. Но прежде, чем я успел хихикнуть, она подбила мне лодыжки основаниями ладоней, и я погреб ее под собой. Ее чертово тело дрожало от смеха, и мне казалось, что я лежу на скалистом желе. Я откатился, потянулся за сигаретой — она все еще смеялась.

—  Флад, ты клоун, ты знаешь это?

— Что я сделала?

— Да забей, — сказал я, стараясь не смеяться.

Она встала, не помогая себе руками, и ушла в душ. Я оделся, закурил еще, и открыл досье Голдора. Тут было все, как и обещал Пабло: ФИО (Йонас Джеймс Голдор), дата рождения (4 февраля 1937 года, Кейп-Мэй, Нью-Джерси), рост (5’ 11), вес (175), полицейская сводка (два ареста за нападение, последний в 1961 году, без обвинительных приговоров), военная служба (нет), семейное положение (никогда не был женат), девичья фамилия матери, род занятий отца во время рождения Голдора (обратите внимание, оба родителя умерли. Жаль — мне не хотелось иметь с ним ничего общего). Длинный список корпораций и партнерств, в которых он имел долю. Расположение двух известных сейфовых ячеек в коммерческих банках. Копии водительского удостоверения, свидетельства о регистрации собственности на четыре машины (Роллс-Ройс, Порш 928, Лэнд Ровер, и Мерседес Бенц 500-й серии, седан), копии каких-то погашенных чеков, выписанные на две его корпорации, копия возврата налогов за 1979 ( доход в размере 440775 долларов с вычетом 228000, все от дочерних предприятий корпораций, налоговый трюк, так что он может быть единственным акционером и не облагаться налогом ни как юридическое, ни как физическое лицо). Также поэтажный план дома в Скарсдейле, и размещение щитков электронной системы защиты. Заметка, в которой говорилось, что Голдор не держал дома никого, ночью, но у него была тихая сигнализация, связанная непосредственно с местным полицейским участком — и еще одна заметка, в которой говорилось, что они не знают всех переключателей, которые ее выключают. У них даже была копия лицензии на ношение оружия в Нью-Йорке. Другие примечания: Голдор был повернут на здоровой пище, жрал тоннами витамины и добавки каждый день. Регулярно тренировался, имел свой зал с тренажерами Nautilus в подвале, и сауну там же. Вся одежда, и даже обувь, на заказ. Коллекционирует оружие, но не современное.

Это все, были еще синие листочки папиросной бумаги, напечатанные на древней модели IBM-B курсивом. Психиатрический профиль, очевидно сделанный для Пабло на большом расстоянии от объекта. Я бегло просмотрел его, а затем стал читать внимательно:

«Голдор из относительно богатой семьи, учился в британской школе-интернате с девяти до пятнадцати лет, затем вернулся в Штаты. Возвращение, вероятно, вызвано смертью отца. Управлял различными компаниями своего отца, сначала частично, затем взял на себя исключительный контроль, непосредственно перед смертью матери, когда ему было около двадцати. Одержимость безволосостью, вероятно, связано с увлечением бодибилдингом (Примечание: бодибилдеры регулярно бреют тело, чтобы лучше было видно мышечное развитие и кровоснабжение). Нет достоверной информации, касающейся раннего развития. Руководит различными секс-ориентированными предприятиями одновременно с более законными предприятиями. Имеет имидж власти и доминирования в деловых отношениях.»

Затем подчеркнуто:

«В лучшем случае, это научная догадка. Отчет представляет собой теоретизацию без достаточных данных и должно быть так оценено». Затем много мумбо-юмбо о «гомосексуальных идеях», «ситуационной импотенции», «неразрешенные Эдиповы комплексах», «садистских наклонностей, которые субъект считает, что он строго контролирует», «подозрение на энурез, пироманию, жестокость к маленьким животным, классическая Триада», «возможность ятрогенного[1] лечения во время полового созревания», «мания величия, граничащая с верой во всесилие»,  «совершенно само-направленный  и действующий психопат».

Я все еще читал, когда Флад вернулась в одном из ее одеяний, на этот раз прямом зеленом халате с широкими черными раструбами на рукавах. Я молча передал ей материал и сидел, курил, пока она читала. Это не заняло много времени.

— Ты знаешь, что это значит? – спросила она.

— Да, но помни, многое из этого просто догадки.

— Я понимаю, а вот, энурез это ночное недержание мочи, верно? А что такое классическая триада? И что означает ятрогенный? И…

— Притормози, Флад. Классическая Триада — это ребенок, который мочится в постель, устраивает поджоги и мучает мелких животных, особенно собственных домашних животных. Если все три вещи происходят с одним и тем же ребенком, высокие шансы, что он совершит убийство или два, прежде чем вырастет. И ятрогенное терапевтическое лечение, это то, что делает болезнь хуже, как сыпать соль на рану. Все это сводится к тому, что Голдор — подтвержденный дегенерат, тот, кто никогда не может стать лучше, что ни делай с ним или для него.

— Это просто слова, или это нам поможет?

— Я не знаю.  В большинстве случаев, это не значит ничего, но люди, которые собрали это, знали, что делают.

— Они говорят, что он действующий психопат. Я думала, что все психопаты просто чокнутые, ну знаешь, не в себе.

— Ты знаешь, что такое психопат, Флад?

— Думаю, нет.

Я поднялся на ноги, сделал несколько шагов и повернулся к ней.

— Представь, что тебя бросили в совершенно темную комнату, да? Ты ничего не видишь. Что ты сделаешь первым делом?

Она ответила быстро.

— Протяну руки, чтобы нащупать стены.

Я протянул руки.

— Правильно, ты хочешь найти границы своего пространства. Меньше фантазий — ты хочешь знать, где стоишь, что происходит. Вот почему некоторые дети ведут себя так плохо, когда их отдают в приюты и колонии… они не знают границ, и они не знают, как спросить, поэтому они действуют, чтобы люди пришли и показали им. Но с психопатами не так, ты бросаешь его в темную комнату и знаешь, что он делает?

Когда Флад посмотрела на меня, я обернул руками плечи, как будто обнял себя.

— Психопат имеет все, что ему нужно, прямо внутри себя. Ему не нужна окружающая среда, не нужно с ней работать. Он не видит людей, он видит вещи. И он умеет перемещать эти вещи или выбрасывать их, или ломать, так же, как ты переставляешь мебель.

Флад посмотрел на меня, ее лицо оставалось спокойным и сдержанным.

— Очень много слов.

Она поняла. Я собрал свои вещи, а потом мы с Флад достали ее вок[2] и сожгли досье Голдора. Пабло вряд ли захочет его обратно, и я тоже не собирался расхаживать с ним. Мы сидели рядом и смотрели, как пламя ест документы на Голдора. Но дым не поднял ответы[3].

Я сказал Флад, что мне нужно принять кое-какие меры, до того, как мы навестим Голдора, и что, может, это случиться сегодня даже вечером, поэтому она должна оставаться дома и ждать моего звонка. Она рассеянно кивнула — ее мысли были где-то в другом месте. Она проводила меня до двери и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать на прощание.

[1] Неудачное лечение, когда здоровье физическое или душевное ухудшилось из-за врачебного вмешательства.

[2] Вок — круглая глубокая китайская сковорода с выпуклым дном маленького диаметра. Используется в традиционной южнокитайской кухне.

[3] Идиома – с дымом поднимаются ответы. Answers rose with the smoke.

Вернуться к — Глава 36 / Перейти к — Глава 38

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s