Глава 41

Вернуться к — Глава 40 / Перейти к — Глава 42

Я остановил Вольво, свернул к обочине напротив дверей студии Флад. Она не шевелилась. А мне нужно быстро двигаться дальше, еще нужно многое сделать, прежде чем солнце осветит то, что осталось от Голдора.

— Флад.  Флад, послушай меня. Слушай, ты дома. Давай. — Флад посмотрела на здание, но так и не пошевелилась.

— Это не мой дом, — сказала она мертвым грустным голосом.

—  Флад, у нас нет времени, чтобы ты побыла, твою мать, загадочной. Я поговорю с тобой позже, ладно? Просто проваливай. Мне нужно кое-что сделать.

Она не двигалась с места, поэтому я попробовал что-то другое.

— Флад, хочешь пойти со мной? Хочешь помочь мне?

— Помочь тебе?

— Да, мне нужна помощь. Мне нужен друг, ясно?

Слезы все еще бежали, но рот уже не дергался. Первый шаг. Она сказала:

— Хорошо, — и похлопала меня по руке, как будто это я был на грани.

Я отвез Вольво в приличное место, рядом с тем, где Крот оставил машину, проскользнул в гараж, как вор, но никого не было рядом — никаких проблем. Я нашел Плимут, завел его и поехал вниз к кассе, заплатил и уехал. Если когда-нибудь сюда придут копы, им придется получить ордер и просмотреть все записи. Даже если им повезет, все, что они когда-либо найдут, это то, что я отметился в гараже примерно в то же время, когда Голдор умер. Ладно, пока все хорошо.

Флад стояла в тени, где я оставил ее, но она все еще была слишком не в себе, когда подошла к двери машины. Она упала на пассажирское сиденье, и вжалась в дверцу. Зато уже не плакала и дышала ровно, но все равно еще не пришла в себя. Я нашел телефон-автомат рядом с гаражом и позвонил в клинику Пабло — я знал, что она открыта до полуночи. Я оставил ему сообщение перезвонить мистеру Блэку в одиннадцать вечера. Затем мы вернулись в Плимут, направляясь к телефону, на который я сказал ему позвонить. Я дал себе около получаса — если бы Пабло позвонил, и я не ответил, мне потребовалась бы еще пара дней, чтобы связаться с ним. То, что я не ответил, стало бы сигналом, что что-то пошло не так. Он, конечно, поймет, что это связано с Голдором, но я не хочу рисковать.

Таксофон мистера Блэка находился в переоборудованном сарае рядом с задней частью склада Макса. Сообщение от мистера Блэка означало, что мы в чрезвычайной ситуации, поэтому я должен быть уверен, что телефон, который мы используем, абсолютно надежен. Единственный способ сделать это — убедиться, что им не пользовались большую часть времени. Я не хотел привозить Флад в этот район, но она порушила мои хотелки своим поведением — последнее, что мне было нужно, это чтобы она побежала куда-нибудь в своем амоке и приволокла копов, чтобы те поговорили со мной.

Флад могла сесть в тюрьму, перевернув там все с ног на голову. Там не слишком много оружия в тюрьме и никакая, самая крутая дайк[1] не могла бы заставить Флад даже моргнуть. Она бы ушла в себя, и провела так весь срок. Я тоже могу выжить там, ну и что? К тому времени, как я выйду, все, что я построил здесь, станет мусором, и мне придется начать все сначала—я стал слишком старым для всего этого, и я боялся, и у меня не было времени, чтобы справиться с этим, как полагается, — поэтому я вел Плимут на склад и сосредоточился на дороге.

Мы добрались до входа за добрые десять минут до срока. Я сказал Флад просто сидеть в машине, просто сидеть, и ударил ладонью дважды по капоту автомобиля, когда вышел, мол, увидимся позже, чтобы сообщить Максу, что в машине был кто-то еще, на случай если он наблюдал. А если Макс был там, Макс наблюдал.

Номер, который у Пабло был для мистера Блэка, зазвонит в таксофоне в магазине конфет в Бруклине, одном из четырех в том заведении. Пройдет переадресация, которая ведет к телефону, который мы никогда не использовали в сарае. Переадресатор был механической штукой, и не сильно надежной, но если переадресация не пройдет, и Пабло услышит любой другой голос, не мой, он повесит трубку и поймет, что сигнал про мистера Блэка был настоящим. Возможно, он уже сложил два и два и все понял о Голдоре, но, может, и нет — но это касалось его, как и меня, до тех пор, пока криминалисты не дадут чистое заключение, а жюри не вынесет решение закрыть дело.

У меня было время, чтобы открыть дверь в сарай, проверить пыль, чтобы убедиться, что никто не был тут с моего прошлого визита, и зажечь сигарету.

А потом Пабло позвонил. Я схватил трубку на первом звонке, напомнив себе, что весь разговор должен быть меньше тридцати секунд.

— Это я, ясно? — сказал я.

— Я тебя слушаю.

— Юридическое исследование, о котором я говорил? То, что тебя, возможно, заинтересует. Забудь. Это мертвый вопрос.

— Это очень плохо, брат. Ты уверен?

— Мертвый определенно.

— Адьос.

Пройдет несколько часов, прежде чем я достану газету, и даже тогда я не могу рассчитывать на освещение смерти Голдора, поэтому я должен быть особенно осторожным, и не сболтнуть что-нибудь, разговаривая с людьми. К счастью, это дается мне легко – практика вырабатывает привычку.

Я дал Пабло около десяти секунд очистить линию и достал из-под телефона маленький гаджет, который выглядел как чашка с резиновыми краями и кнопками с номерами от одного до десяти. Я приложил его к динамику телефона, проверил, чтобы сигнал был хороший, и вбил номер магазина конфет—тот самый номер мистера Блэка, который Пабло записал. Когда номер ответил, я подключился к мертвой линии рядом с первым таксофоном. Они не отвечали на этот телефон в магазине — на нем висела постоянная табличка «не работает» на стенде. Я подсоединился к переадресатору и набрал номер, настраивая гаджет так, чтобы все будущие вызовы мистера Блэка передавали на телефон-автомат возле заправочной станции в Джерси-Сити. Цепочка рвалась на этом. Даже если у федералов есть регистратор на телефоне, который использовал Пабло, они никогда не найдут этот сарай. Когда у меня будет время, может быть, через несколько месяцев, я поеду в Бруклин и снова изменю переадресацию, куда-нибудь еще. И скажу об этом Пабло, когда смогу. Но на данный момент я был больше заинтересован в сжигании мостов, чем в их строительстве.

Я медленно возвращался на склад, ожидая увидеть светлые волосы Флад, сияющие через лобовое стекло, но за стеклом ничего не было. Я взглянул на балкон, но ничего не увидел – так и непонятно, тут ли Макс. Затем я услышал низкий стон, глубокий и смешливый. Снова и снова, как будто кто-то задумал что-то плохое и предвкушает это. Флад — в полутьме, в стороне от Плимута, тренирует одну из своих сложных ката, которые я видел, как она делала в студии, перетекая между капотом автомобиля и стеной, кружась, вращаясь, нападая. Ее тело блестело белым в темной дымке склада. Я огляделся, и увидел зеленые брюки и майку на полу, где она их бросила, и я знал, что она больше никогда не будет ходить в маскировке.

Это не было похоже на ката, которые я видел. Флад отступила от машины, мелкими шажками, повернулась, двигая руками, как будто она ваяла статую пальцами. Она взмахнула ногой, откинулась на пятку и хлопнула ладонями о ноги, как ребенок, играющий на солнце. Затем Флад скатилась к капоту автомобиля и прислонилась к нему спиной, толкнула руки вниз и подняла себя, пока не была параллельна земле, ноги прямо перед собой. Она медленно опустилась на колени на землю, затем вскочила на ноги и повернулась, чтобы снова посмотреть на машину. Женщина наклонилась вперед, согнулась, пошевелила бедрами, как боксер плечами, и начала выбрасывать верх ногу, на которой был ожог снова и снова, как насос, который сошел с ума. Когда она остановилась, и я услышал, как она шмыгает носом, отходя от автомобиля. Я наблюдал, как она убивает Голдора снова и снова, и я думал, что она никогда не остановит этот танец смерти. Она была совсем одна.

Я тихо открыл дверь Плимута, потянулся, открыл и другую дверь. Я нашел правильную кассету, вставил ее в плеер и ударил по выключателю, одиночное гитарное интро вырвалось из колонок в пустой склад.

Флад развернулась и застыла, посреди своего безумного танца, поднимая руки в защитную стойку против музыки. Но музыка все равно текла и окружала ее. Играла «Крошка ангел», группы «Роузи и Оригиналы», высокий, ясный голос певицы, стремящийся к чему-то, чего, возможно и нет, но отдающий все, что у него было. А Флад стояла там — белый камень в шелковом белье — и ждала.

Я вышел из тени к ней, желая, чтобы она чувствовала музыку и была где-нибудь в другом месте, вытянув руки по швам.

— Эй, Флад, — тихо позвал я, — помнишь экспериментальную школу?

Она нырнула ко мне в объятия, как будто вернулась на те танцы, которые устраивали в детских колониях и куда приглашали плохих девочек из исправительных школ, чтобы мы могли научиться  манерам. Мы танцевали, как и тогда – почти не двигая ногами, стараясь не занимать много места на земле. Сначала она держала меня, как в стальных тисках, но когда песня сменилась, заиграл какой-то хит пятидесятых, она ослабила свою хватку, ее руки обняли мою шею, и она зарылась лицом мне в грудь. Мы так двигались, пока не проиграла вся лента и на пустом складе не воцарилась тишина. Я поцеловал ее в лоб, а она обняла меня за шею и прижалась ко мне бедрами, как делали девочки. Я почувствовал, как мышцы ее спины расслабляются, она гортанно рассмеялась, и понял, что она прошла через это, вернулась в себя.

Я протянул руку, как будто танец закончился, она взяла ее, и мы вернулись к машине. На капоте лежала куча черного шелка. Она, казалось, знала, что это. Она надела свободные, струящиеся брюки и блузу до бедер с широкими рукавами. Когда она надела черный шелк, я увидел красных драконов, вышитых на каждом рукаве, и понял, что Макс здесь.

Мы собрали шлюхо-одежду Флад и выбросили ее в старый контейнер из-под масла — я знал, что они сгорят до тла, и она, казалось, тоже это знала. Я сел в Плимут. Флад  скользнула следом,  положила левую руку на внутреннюю часть моего правого бедра и не убирала ее, пока Плимут не уперся носом в подъезд ее студии.

[1] Активная мужеподобная лесбиянка

Вернуться к — Глава 40 / Перейти к — Глава 42

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s