Глава 45

Вернуться к — Глава 44 / Перейти к — Глава 46

Пепельница была полна окурков, когда Макс въехал на склад за рулем на боевом фургоне – огромный черный Бьюик Электра, четырехдверный седан банды Кровавые тени.

Китайские уличные банды предпочитают четырехдверные модели, так максимальное количество стрелков может попасть на улицу одновременно. Кровавые тени из Гонконга, это люди с сжигающими амбициями, обычно, психопаты. Тридцать лет назад китайская уличная банда была примерно такой же популярной, как и прощающие кредиторы. Но вдруг за один квантовый прыжок гонконгские парни обогнали своих этнических коллег по всему городу, оставив территориальные войны и групповые изнасилования ради более прагматичной деятельности -вымогательств и убийств. Потрясая своих старейшин полным пренебрежением к последствиям, эти парни сделали старые войны Тонгов[1] похожими на вежливые дебаты — интенсивность их разборок всегда измерялась в количестве тел. Они только раз убили белых, и то случайно, поэтому для полиции они не были серьезной проблемой.

Чайнатаун был их базой, но они переезжали в Квинс и Бруклин, они связывались на национальном уровне с бандами и в Бостоне, и в Колумбии, и на побережье. Несколько лет назад они совершили ошибку, попросив маму заплатить им. С тех пор Тихий Макс стал их героем, особенно после того, как четверо из их отряда вышли из больницы – пятый остался в морге. Выжившие сообщили полиции, что их сбил поезд. Когда они не тратили свои вымогаемые деньги на кожаные куртки, шелковые рубашки или 9-мм автоматы, они смотрели кунг-фу фильмы. И когда они переехали из своих трущоб в темноту улиц Чайнатауна, они спорили между собой о том, кто был круче – киношные бойцы или Тихий Макс.

Макс включил заднюю передачу, и мы выехали из склада. Пока он ехал по Ист Сайд Драйв на Тридцать пятую, я начал обыскивать автомобиль – в бардачке, под козырьками, под сиденьями. Я почувствовал, как мою руку сжимают, посмотрел на Макса, и он покачал головой, чтобы сказать, что машина уже чистая. Хорошо. Фургон прыгал на ухабах, как ржавый танк —банды не следят за своими машинами, только за оружием.

Мы нашли квартал, где нас ждали наши продавцы оружия, и Макс осторожно подъехал к ним—в его мире оскорбление Гюнтера требовало мести. Я не мог объяснить ему, что в их мире нет такого понятия, как оскорбление, просто прибыль и убыток. Джеймс и Гюнтер стояли там, где должны были быть. Я открыл входную дверь, пусть они посмотрят на меня. Они залезли на заднее сиденье без единого слова, и фургон свернул к Гудзону. Мы молчали в машине – Гюнтер и Джеймс, потому что боялись микрофонов, я – потому что мне нечего было им сказать.

Когда мы добрались до пирса, Макс повернул Бьюик, параллельно реке примерно в двадцати футах от конца пирса. Тут было безлюдно. Гюнтер и Джеймс вышли за мной из машины. Я полез в карман за сигаретами, наблюдая за их лицами. Они не отреагировали. Они были расслаблены –жадные, не испуганные. Хорошо.

— Вы сказали, что у вас есть предложение для нас? – начал Джеймс.

— Да.

— Тут подходящее место, чтобы поговорить?

— Почему нет?

— Что если кто-то придет?

Я посмотрел на Макса, который стоял у Бьюика, сложив руки на груди. Они поняли.

— Вот в чем дело, – сказал я. – Я буду честен с вами. Мне нужно немного оружия для себя, ясно? И мне нужны люди, около двадцати опытных мужчин, которые хотят заработать немного денег. Краткосрочная работа.

— Вне страны?

— Какая разница?

— Это просто, если вам нужно, чтобы они отправились за границу, то им нужны хорошие паспорта.

— Я вижу, ты знаешь свое дело. Когда-нибудь занимались вербовкой?

— Немного, в Лондоне. Может, у нас был один и тот же клиент?

— Если это так, он не хотел бы, чтобы мы это обсуждали, верно?

— Верно. Так вы сказали предложение?

— Мне нужно двести длинноствольных автоматов, желательно АР—16с, но я возьму и что-нибудь похожее. Но только калибра 5.56, не больше. Тысяча патронов к каждому. И куча других полевых товаров, которые я мог бы купить прямо здесь без проблем, но я позволю вам справиться со всем этим, оптом.

— Как бронежилеты, шлемы, стандартная экипировка?

— Да, и осколочные гранаты, немного пластита.

— Вы не можете купить это здесь.

— Кто не может?

— Хорошо, не будем спорить. Платите наличными?

— При доставке.

— В?..

— В Лондон подойдет.

— Может для вас, но не для нас. Со всеми этими делами АйРА, нельзя и чертов карандаш по Лондону перевезти. Это не хорошо.

— Еще два варианта. Либо Лиссабон, либо Тель-Авив.

— Лиссабон подходит, евреи правильно рассуждают про Южную Африку, но я не люблю работать с ними, не могу доверять им.

— Лиссабон. Ты знаешь аэропорт? Старая взлетно-посадочная полоса Биафры?

— Я слышал об этом, но никогда не работал с ними.

— Я дам вам документы, – сказал я, наблюдая за блеском в его глазах, быстро потухшим. Жадный ублюдок.

— Какие сроки?

— Сначала приведи мне людей в очередь, и я хочу, чтобы все было готово в течение трех недель. Окей?

— Все это не проблема. Но мы не готовы заниматься рекрутингом здесь. Это требует времени.

— Слушай, я же говорил, что у меня есть предложение. Я знаю идеальное место, которое вы можете арендовать, и я могу использовать свои связи, чтобы сделать вам достаточную рекламу, чтобы каждый жулик в этом районе пошел к вам. Вы проработаете неделю, не больше. Если у вас к этому времени не будет двадцати человек, я заплачу за тех, сколько будет, и заберу оружие позже. Договорились?

— Сколько за каждого? А кто платит за офис?

— Штука за голову, –сказал я ему, –плюс пять штук, если вы найдете мне кого-то из трех парней, которых я ищу. Специалисты.

— А офис?

— Ты платишь за все, а я за рекламу. Но я дам две штуки вперед за первых двух парней, и если ты не наберешь мне все двадцать, мы проводим первоначальную сделку с оружием, а новую, личную сделку я попридержу и позвоню тебе, когда соберу остальных сам.

— Это двенадцать тысяч за все, десять за оружие, как мы и договаривались, и еще две за людей.

— Две тысячи вперед. Я доверяю тебе, ясно? Две штуки – за двоих. Я не видел никаких пушек, верно? Я должен получить сертификат на имя, как мы договорились. Когда будет сертификат…

— Договорились, — сказал Джеймс, протягивая руку, чтобы пожать мою, в то время, как Гюнтер постарался сдержать ухмылку от моей глупости.

Остальная часть сделки не заняла много времени. Я дал им адрес офисного здания, где они могли бы расположиться, спросил их, как они будут называться, и пообещал, что реклама выйдет на следующий день. До того, как я отдал им две штуки, мы отлично и профессионально обсудили этих конкретных людей, которых я хотел, чтобы они набрали для моей большой операции.

—  Мне нужен эксперт по взрывчатке, ночной снайпер и знаток боевых искусств, – сказал я им. – Я хочу настоящих профессионалов, а не тех, кто просто закончил курсы. Мы платим по ставке, две штуки вперед, будут бонусом, которые выплачиваются по прибытии за границу в любом банке, который они назовут, или просто наличными. Окей?

— Вы сказали, что у вас есть конкретные лица?

— Да, но никаких имен, только клички, верно? Взрывник называет себя мистер Краус. Высокий, похож на немца, носит очки со стальным ободком, стриженный, очень аккуратный. Он работал в Африке раньше — он там все знает. Если он услышит о вас, он запишется. Снайпер, все, что я знаю о нем, это имя Блэки. Бывший морпех, сделал две ходки во Вьетнам. Я слышал, у него были проблемы с АТФ[2], так что его может быть трудно найти, но я думаю, он хотел бы отдохнуть некоторое время. А каратист называет себя Коброй.

Я включил полное описание Уилсона, не называя его настоящего имени. Я не беспокоился о выплате пяти тысяч за других парней — их не существовало. И если они обнаружат Кобру, он стоил двух штук, которые я им заплатил вперед.

 

Когда я отдал деньги, Джеймс хотел снова пожать мне руку. Гюнтер не двигался, постоянно следил за Максом, смотрел на его спину. Он стоял близко, насколько мог.

— Встретимся завтра в новом офисе, скажем, около двух, хорошо? К тому времени у меня может быть еще информация для вас, и я обязательно закончу для вас рекламные объявления. Мы проведем вербовку неделю, может, две, максимум. А потом заключим сделку с тем, что у вас будет, хорошо?

— Хорошо, – сказал Джеймс. Гунтер по-прежнему молчал. При других обстоятельствах я был бы рад оставить их на пирсе, чтобы они сами добирались, но сейчас все сели обратно в Бьюик, и мы отвезли их обратно туда, где подобрали. Гюнтер продолжал пялиться на Макса, как будто собирался открутить свою голову от позвоночника. Я наблюдал за руками Макса на рулевом колесе – они выглядели как старая, потрескавшаяся кожа, набитая стальной галькой. Они были очень спокойны.

На обратном пути к складу Макс сжал кулак, крепче и крепче, пока я смотрел. Затем он посмотрел на верхнюю часть своего закрытого кулака, как будто что-то склизкое сочилось, соскреб его другой рукой и сделал отбрасывающий жест. Да. Я сказал ему, что в том и план – хорошо надавить на Кобру, и он брызнет, как гной из раны.

Вернувшись на склад, я сел в Плимут, и мы с Максом разделились, у каждого была своя работа. Я усиливал давление на Кобру, а Макс встречался с Кровавыми тенями и давал им инструкции и оборудование.

Я подошел к телефону, установил механизм для встречи с людьми Пабло, ответил на второй звонок и заказал доставку плакатов. Пабло согласился разобраться с распространением. Я дал ему столько подробностей, сколько мог, о смерти Голдора, не упоминая Флад, объясняя, что нельзя было поступить иначе. Я сказал ему, что думал о том, чтобы оставить какую-то визитную карточку Свободных людей в доме Голдора, но решил, что лучше этого не делать. Пабло ответил, что это правильно. Я знал это, я и не думал о том, чтобы сделать что-то подобное, я думал, только как выбраться оттуда, но я не хотел, чтобы он решил, что я неблагодарен за информацию и доверие, которое она подразумевала.

Я распрощался с Пабло и нашел другой телефон. С него ранее надежный информатор сказал некому агенту отдела по борьбе с наркотиками, что человек, точно отвечающий описанию Кобры, будет перевозить  крупную партию наркотиков через аэропорт Кеннеди или Ла Гуардии через неделю или две: они поверят — последнее сообщение от этого информатора позволило им сцапать пятнадцать килограммов высокосортного кокаина из Перу.

Я проверил свои часы – достаточно времени, чтобы попасть на Таймс-сквер, сделать последний телефонный звонок и посмотреть на Кровавые тени в работе. Я нашел телефонную будку около Девятой авеню и Сорок второй улицы, прямо за углом от национального штаба СПАС (Сестричество против адюльтера и слабости).

Я сказал молодой леди, отвечающей по телефону, что им очень не поздоровится, если они не заткнутся насчет детского порно. Молодая женщина дала трубку своему исполнительному директору, и я в итоге угрожал ей отвратительными карами, если она не сойдет с моего долбанного пути. Когда она спокойно спросила:

— Кто говорит, представьтесь пожалуйста?

Я сказал ей:

— Кобра, пизда ты драная, – и швырнул трубку.

Все еще удерживая трубку, я открутил мундштук и удалил кодировщик, который Крот сделал для меня. Это не столько маскировка моего голоса, сколько невозможность отследить какие-то особые интонации, чтобы потом его нельзя было опознать. У меня было несколько таких кодировщиков, но я использовал один и тот же для Отдела по борьбе с наркотиками и для СПАСа – почему бы информатору не оказаться растлителем детей?

Я шел к своей машине, когда мимо меня пролетели два боевых фургона и остановились. Все двери открылись одновременно, высадив груз с холодными глазами. Молодые китайцы маршировали по широкой улице военным строем, глядя прямо перед собой. Они шли молча—никто не преграждал им путь. Их лидер увидел порно магазин слева, повернулся на пятках и вошел. Его люди следовали за ним. Я знал, что будет происходить внутри – лидер вежливо заговорит с человеком за стойкой (например, «не двигайтесь, пожалуйста», наставив автомат ему в лицо), а остальная часть армии рассеется по магазину. Они найдут подходящее место на стене, достанут трафарет, который мы с Максом сделали, и напишут на стене краской – КОБРА БЕРЕГИСЬ!  МАНГУСТ ИДЕТ! А когда они уйдут — никто не вызовет копов, и если кто-то арестует мелкого вандала, то гарантировано, что ни один свидетель истца не придет в суд, чтобы не беспокоить этих мальчиков. Я так и видел, как Блумберг защищает одного из них на том основании, что Кровавые тени участвовали в какой-то общегородской анти-порно кампании.

Армии понадобилось меньше часа, чтобы покрыть всю территорию, а потом они исчезли. Я дал Максу триста баксов за работу, чтобы покрыть расходы на случай, если парни об этом заикнутся, но я не думаю, что они это сделают.

У меня было еще несколько дел, прежде чем пойти отдыхать. Сейчас нужно снова к печатникам, чтобы сделать листовки и визитки для Джеймса и Гюнтера, которые решили называть себя Сокол Энтерпрайзиз – белая бумага, зеленые чернила. Пока я был там, я даже сделал табличку для их офисной двери. Первый класс, не ниже.

Было почти десять тридцать, поэтому я направился в Виллидж. Я видел, что там сегодня собрание Границы общества, рекламируемое в одном из местных листков этих опарышей. Темой вечернего собрания был секс между поколениями, новый эвфемизм для насилия над детьми. Я бывал на таком собрании раньше – все о том, как ранняя сексуализация готовит ребенка к реалиям современной жизни. Большинство зрителей были мужчинами, некоторые из них со своими «подопечными». Это был выстрел наугад, что Кобра там появится, чтобы приветствовать своих собратьев, но все же, такой выстрел стоило сделать.

Когда я добрался туда, охранник у двери сказал «никакой полиции», и я огляделся, как будто я испугался самого слова, но это не прошло — внутрь без большого скандала не попасть.

Я решил, что это, вероятно, не стоит хлопот, но работа есть работа, поэтому я сидел в Плимуте, слушая Джуди Хенск еще два часа, пока эти паразиты со встречи не расползлись по улицам. Я внимательно вглядывался в каждое лицо. Кобры не было.

Уже светало, когда я сел в Плимут и поехал к Флад.

[1] Войны Тонгов — серия жестоких разборок, начиная с 1880-х годов среди соперничающих китайских группировок Тонг, сосредоточенных в китайских кварталах различных американских городов, в частности в Сан-Франциско

[2] Министерство по обороту взрывчатки, оружия, табака и алкоголя

Вернуться к — Глава 44 / Перейти к — Глава 46

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s