Глава 51

Вернуться к — Глава 50 / Перейти к — Глава 52

Улицы были еще пустыми и тихими, когда я шел по Пятой, направляясь к Двадцать третьей, чтобы найти газетный киоск. Прямо напротив отдела апелляционного суда между Пятой и Мэдисон был небольшой парк. Как правило, он полон карточных мошенников и продавцов травки, но в это время он был почти пуст. Я заметил старика в четырех-пяти слоях одежды, который пытался вздремнуть, охраняя свой пластиковый пакет, полный бог знает чего. Он открыл глаза, когда я подошел, слишком уставший и слишком слабый, чтобы бежать, вероятно, благодаря то, во что он все еще верил, что я не подросток, который хочет облить его бензином и поджечь забавы ради.

Погода менялась, можно сказать с уверенностью. За городом они ищут уличные банды бездомных — в городе мы ищем стариков, выходящих из тоннелей метро утром. Эти заброшенные туннели хороши и теплы, но территория принадлежит крысам, и спать там трудно. Каким-то образом бездомные женщины могут выжить даже зимой, но старикам такое не под силу. Им приходится отправляться в приют для мужчин на Боуэри, в приют для больных туберкулезом или в тоннели метро. Поэтому, когда они, наконец, поднимаются наверх, вы можете быть уверены, что скоро будет хорошая погода.

Я пересек одну из пешеходных дорожек в парке, шел я медленно. Когда я остановился, чтобы прикурить, я увидел молодого белого парня на одной из скамеек. Старый армейский пиджак, светло-голубая шляпа гольфиста, рабочие ботинки, темные очки. Курил косяк. Я таких знаю—слишком крепкий для легкой работы и слишком слабый для тяжелой. Он наблюдал за кем-то, пешка в каком-то деле, не исполнитель и не организатор. Я прошел мимо него, пыхтя окурком, руки в карманах. Почувствовал, как он внимательно смотрит, даже под очками, но я продолжал идти.

Я нашел киоск на Двадцать третьей, купил прошлый и свежий выпуск газет, где печатали таблицу скачек. Тут был незнакомый район, поэтому я повернулся и направился обратно через парк,  сел на скамейку недалеко от этого придурка в армейской куртке, сделал глубокий вдох, чтобы дать себе время осмотреться. Парк был по-прежнему тих и пуст. Я открыл страницу скачек, достал ручку и начал с вечернего заезда. Мне хотелось, чтобы было отлично видно, что я делаю, на случай, если какой-то прогуливающийся коп окажется любознательным.

Я изучал четвертый заезд, новая газета, все еще не тронутая, лежала рядом со мной, когда я почувствовал, что что-то происходит. Я осмотрелся. Ничего. Все было тихо, парк был неподвижным. А потом я услышал грохот бронированной машины, когда она выехала с Пятой и повернула на Двадцать третью, направляясь в Уэст-сайд. Панк так и сидел, только выпрямился. Как только грузовик исчез из поля зрения, он встал и быстро ушел, проверяя часы. Любитель.

Я видел достаточно. Свернув газеты, вернулся к Мишель. Я не спешил посмотреть, вышла ли статья моего журналиста в газете. Я ничего не мог изменить, узнав это в парке.

Мишель открыла дверь сразу, как мой тихий стук раздался в пустом коридоре. Когда она увидела газету с результатами скачек, ее глаза мгновенно неодобрительно вспыхнули, поэтому я быстро поднял газету, чтобы показать ей, за чем я ходил. Я сел в кресло перед телефонным аппаратом Крота, Мишель заглядывала в газету, которую я листал. А вот, улыбающаяся фотография парня и его колонка. Жирный черный заголовок: Дядюшка фанатик хочет тебя! Мы с Мишель прочли статью.

Старший сержант Уильям Джонс, вышколенный и натертый ветеран Корейской и Вьетнамской войн, сидит один на первом этаже рекрутингового офиса на Геральд-сквер, терпеливо ожидая, чтобы объяснить преимущества «новой» армии молодым людям, чтобы выполнить месячный план. Сержант Джонс способен предложить по-настоящему огромное количество бонусов для потенциальных призывников — гарантированный выбор обучения за рубежом или в Штатах, звание, внесение в списки запаса, усовершенствованная программа поддержки ветеранов, договоры с колледжами, по которым армия оплачивает обучение, и «большая заработная плата, чем у капитана, включая полевые». Его офис привлекателен, расположен в центре города, и там царит дружелюбная атмосфера.

Но дела у сержанта Джонса и его коллег-рекрутеров по всему городу идут не слишком хорошо. Даже с массовой безработицей, охватившей гетто, молодые люди просто не хотят строить карьеру военных в наши дни. Сержант Джонс говорит, что проблема заключается в том, что армия настаивает на образовательных стандартах, которые не имеют отношения к боевым навыкам. Для «новой» полностью добровольческой армии, требуются только добросовестные выпускники школ. Джонс говорит: «когда я записался в армию, я даже не закончил девятый класс. Ну и что? Армия научила меня сражаться, убедилась, что я знаю все, что мне нужно знать, научила меня быть мужчиной. Я закончил среднюю школу в армии, так же, как большинство моих друзей. Сегодня это звучит забавно. Больше нет такого понятия, как просто патриотизм. Дети сегодня хотят, чтобы им подали все серебряном блюде». Когда его спросили, как сегодняшняя армия добровольцев поведет себя в боевой ситуации, Джонс просто пожал плечами, но все согласились, что цель создать «профессиональную армию» не оправдалась.

Между тем, в нескольких кварталах от центра города, на Пятой авеню, дом 224, в потрепанном двухкомнатном офисе на 14 этаже, идет набор для совершенно другого вида армии. Эта армия не обещает «обучения». Они набирают только полностью подготовленных и опытных мужчин, никаких женщин или новичков. И в отличие от армии США, эта армия явно не является работодателем равных возможностей. Место, где призывники будут служить, не раскрывается даже во время призыва. Оплата квартиры составляет тысячу долларов в месяц, с дополнительной оплатой за «специалистов» и некоторыми необъяснимыми бонусами. Срок призыва «на время», и единственное обещание, что все новобранцы будут сражаться с врагом, которого рекрутеры описывают как «террсы», сокращение для террористов. Тем не менее, люди, которые управляют небольшим офисом, говорят, что бизнес процветает.

Офис Фэлкон Энтерпрайзис недавно открылся, и управляющий, мужчина, который назвал себя просто мистер Джеймс, открыто признает, что они недолго просуществуют. Джеймс и его помощник, неуклюжий человек, который называет себя «Гюнтер, никаких мистер», не стали обсуждать куда они вербуют солдат, но признают, что они набирают «солдат удачи»  для работы за пределами США, и они без ложной скромности говорят, что для настоящих профессионалов это не проблема, их найти. Они оба разумно не рассказывают много, но они случайно оговаривались про «работу в Африке», и ясно, что их операция, это тонко завуалированный набор для незаконных операций в Зимбабве (ранее Родезия) и подобных странах, чтобы противостоять черному национальному правлению.

Когда репортер спросил Джеймса, похожи ли Родезийские группы на ку-клукс-клан, который образовался на юге после Гражданской войны, Джеймс, говоря со слабым британским акцентом, ответил: «Вы, американцы, такие странные относительно этого. Вы помните эту сцену в «унесенных ветром», где раненый солдат Конфедерации спрашивает мародера и его темнокожего друга? И темнокожий говорит: «Ты думаешь, они выиграют войну?». Победители пишут книги по истории, а история Родезии еще не свершилась.

И его помощник Гюнтер, указывая на нож, воткнутый в столешницу, прямо заявил, что думает, что на этот раз «коммунисты» не смогут вмешаться. Джеймс был готов подробно обсудить Родезийскую ситуацию, утверждая, что находящиеся у власти чернокожие не представляют настоящее большинство и что многие «хорошие цветные» предпочтут, чтобы все шло так, как раньше. Но подробностей о том, что это будет за операция, он не рассказал. Когда его спросили, что нужно, чтобы записаться, Джеймс сказал, что для этого нужен действующий паспорт, военный или полицейский опыт, и «кое-что внутри человека, мы сразу узнаем это». Сержант Джонс сообщает, что вербовка закончилась в прошлом году, но таинственный мистер Джеймс, кажется, не беспокоится об этом, хотя и заявляет, что «только один из пяти заявителей достаточно хорош, чтобы соответствовать нашим стандартам». Это заставляет задуматься.

Я посмотрел на Мишель. Все было идеально — если это не вытащит Кобру на свет, ничего его не вытащит. Улучшить приманку можно было только добавив, что каждому рекруту позволят содомировать ребенка, но, возможно, Уилсон прочитает между строк и задумается о трофеях войны. Статья была именно такой, как мы хотели. Оставалось верить – если Кобра прочитает эту статью, он придет.

Вернуться к — Глава 50 / Перейти к — Глава 52

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s