Глава 58

Вернуться к — Глава 57 / Перейти к — Глава 59

Прошла почти неделя. Макс приносил с кухни мамы Вонг для Флад всякую странную фигню. Для меня это выглядело как расплавленный шлак, но Флад, казалось, знала, что это такое. Пэнси тоже попробовала, но ей это не понравилось . . . не хрустит.

Я наблюдал, как она становилась сильнее, наблюдал, как спадала опухоль, и открылся, наконец, глаз, наблюдал, как она сгибала руку, разрабатывая ее, и тренировалась правильно дышать.

Я не часто уходил, но с ней оставался Макс, когда мне приходилось уйти. Пэнси охраняла ее, когда я спускался за утренними газетами. Я читал ей всякие истории, пока однажды утром она не сказала мне остановиться. Она сказала, что заголовки, как некрологи, поэтому я стал читать ей только результаты скачек. Я все еще следил за лошадьми, но мне не хотелось делать ставки — Флад становилось лучше с каждым днем, из-за чего я чувствовал, что удача мне изменит, и мне не нравилось это чувство.

Однажды утром она встала сама, когда я вернулся наверх. Флад была одета в старую фланелевую рубашку, мою — нараспашку, она висела на ней, как балахон. Женщина тренировалась, только сейчас с трудом, не так уверенно, как раньше. Ката в узком кабинете пришлось модифицировать, но удары ногами, блоки и атаки выглядели чисто и резко. Она приходила в себя. Ее боль уходила, моя оставалась на месте.

Я пытался не показывать этого.

— Хочешь рогалик?

— У тебя есть черный хлеб? —  Флад не ест белый.

— Да. Свежий Нью-Йоркский к тому же.

— Что это значит?

— Значит, что ему меньше двух дней.

Она ухмыльнулась. За исключением ужасного черного глаза, она была как новенькая. Шина лежала на диване, она завела больную руку назад и коснулась затылка.

— Видишь? — так маленькие девочки, демонстрируют новые фокусы, которым научились. Я видел.

Я взял рогалик, сливочный сыр и яблочный сок и сел в кресло за столом, чтобы спокойно прочитать утреннюю газету. У Флад не было ничего из этого — она плюхнулась мне на колени, потерлась носом о мою шею.

— Пойдем сегодня куда-нибудь, а? Я чувствую себя здесь запертой.

— Ты уверена, что готова?

— Да, да, да, — завизжала она, извиваясь у меня на коленях, пока я не отказался от попыток почитать.

Я наконец-то добрался до газеты, пока Флад принимало душ. Я начал с результатов вчерашних скачек, как и всегда, но мне было не сильно интересно. У меня все еще были деньги Марго, и пришло время их отработать. Я разрабатывал план, но сначала нужно было разобраться с Флад.

Она быстро приняла душ, вода все еще блестела на ее белой коже, Флад ангельски улыбалась. Я знал, что она не забыла — нельзя ее держать тут дольше. Она подошла к задней двери, чтобы выпустить Пэнси.

— Сначала оденься.

— Кто меня здесь увидит?

— Просто делай, что я говорю. Я не могу объяснять тебе каждую мелочь.

Она наткнулась на мой взгляд и томно пошла за полотенцем, в то время как Пэнси терпеливо ждала. Да, мне не хотелось рассказывать ей о тех добрых людях, которые смотрят. Я слушал одного из тех радио-психологов на ток-шоу поздно вечером, как-то в засаде: она говорила, что люди, которые любят смотреть, действительно безобидны, подавленные, грустные извращенцы, более надоедливые, чем опасные. Однажды, когда меня держали в ожидании суда, парень в соседней камере сказал мне, что он смотрел за женщинами, и понимал, когда они подают ему знаки. Он узнавал это по тому, как они одевались, звучало так, что парню больше место в Белвью[1], а не в тюрьме, но это было не мое дело. Они забрали его тем же вечером. Один из охранников, который знал меня с прошлого раза, остановился у моей камеры и сунул мне пачку сигарет через решетку. Я подумал, что он просто хотел поговорить — ночи одиноко и им тоже.

— Ты слышал о Фергюсоне?

— Ком?

— Парень из соседней камеры, которого сегодня увели.

— Он никогда не говорил мне своего имени.

— Он вообще тебе что-нибудь говорил?

Я вернул ему пачку сигарет через решетку.

— Ты отлично все знаешь. Ты пытаешься запачкать мое имя?

— Эй, я не имел в виду ничего такого, Берк. Копам не нужна гребаная информация об этом парне. Разве ты не знаешь, кто он? Чертов Фергюсон, он убил семь женщин. Разрезал их на мелкие кусочки, мужик. Они нашли их вещи в его квартире. И послушай… он сказал окружному прокурору, что они все попросили его убить их, что они дали ему чертов знак, чтобы он сделал это. Представляешь?

— Как долго ты здесь работаешь?

— Да, понимаю, ты прав, но никак не могу привыкнуть. Каждый раз, когда я слышу такое, я думаю…

— Что в газете? — поинтересовалась Флад.

— Я думал, что все это, как некрологи для тебя.

— Сегодня все по-другому. Я чувствую себя так хорошо… я хочу танцевать.

— Главное не пой.

— Почему? — она спросила угрожающе.

— О, это не из-за меня. Это Пэнси — очень чувствительные уши.

— Правда?

— Честное слово. Я уверен, если бы она услышала, как ты поешь сегодня в душе, она была бы не в себе неделю.

Флад чувствовал себя слишком хорошо, чтобы обращать внимание на мою музыкальную критику. Я заглянул в газету, прежде чем подняться на крышу, и мне в глаза бросился заголовок.

— Террористическая бомба убила двоих человек в офисе вербовки наемников.

Заметка рассказывала, как окно офиса на Пятой авеню взорвалось «вчера днем, из него появились языки пламени. Полиция, прибывшая на место происшествия, обнаружила искореженные тела двух белых мужчин, которые еще не опознаны. Большая часть офиса разрушена».

Не менее четырех телефонных звонков поступили в прессу, группами, которые взяли на себя ответственность за взрыв, начиная от известной группы освобождения темнокожих, заканчивая некоторыми людьми, которые утверждали, что вербовщики подвергают опасности Африканскую природу своей войной в джунглях. Заметка писала, что расследование продолжается — удачи им, думал я. Ну, это убило мои великие планы заработать с Гюнтером и Джеймсом.

Я бы никогда не узнал что там произошло на самом деле, и я не собирался лезть в огонь, узнавая, что там случилось. Следователи никак бы не отследили этих липовых продавцов оружия в дешевом отеле, потому что они переехали сразу же, как только получили от меня задаток. А даже если бы и отследили, то они нашли бы только мое имя и номер телефона. Ну и что? К тому же Про пообещал проверить их номер в отеле и прибрать там все, под видом портье, так что ко мне вел длинный извилистый след, который ничего не значил. Да и у меня было обычное алиби.

Я отбросил газету в сторону, посмотрел на Флад.

— У меня есть долг, и его нужно оплатить, перед человеком, который мне помог с одним делом. Это пьеса в одно действие, и не займет много времени. Ты со мной?

— Конечно, — улыбнулась она, — тем более, это где-то снаружи.

— Конечно. По крайней мере, первая остановка — это свежий нью-йоркский воздух.

Мне нужно было собрать людей для этой пьесы, и я не хотел звонить с телефона хиппи.

— Ну, одевайся, — сказал я ей, — мы уходим.

Мы провели день в зоопарке Бронкса. У них есть эта имитация азиатского тропического леса прямо внутри загона, там бенгальские тигры, антилопы, обезьяны, все дела. Вы едете через него на монорельсовой дороге, и водитель рассказывает вам, что происходит, в громкоговоритель. Мы посмотрели всех, — всех, кроме рептилий. Когда мы добрались до медвежьих клеток, все собрались вокруг искусственной льдины, где мать-белая медведица и ее детеныш грелись на солнце. Мать-медведица смотрела на всех угрожающе. Один ребенок спросил свою мать, почему медведь так злится, она ответила ему, что это потому, что им недостаточно холодно.  Флад повернулась к женщине, улыбнулась и сказала ей:

— Потому что ей здесь не место, это не ее дом.

Мы оставили озадаченную женщину и пошли дальше, но я знал, что имела в виду Флад, и это было больно. Я отодвинул это чувство в сторону.

Когда Плимут проехал через сгоревшие корпуса, которые когда-то были многоквартирными домами в той части Бронкса, я пожалел тех животных, которые могли пройти через решетку и уйти на свободу…

Мы собирались до поздней ночи, на складе: я и Флад, Крот, Про, Мишель и Макс. У меня был план этажа квартиры Денди, который Марго нарисовала для меня. Я разложил его на скамье, и Крот грязным пальцем, показывал, что будет делать.

Это выглядело достаточно просто, при условии, что Марго принесет ключи, как она обещала. Если она не принесет ключи, то сделки не будет, и она может пойти в Агентство по защите прав потребителей, требовать свои деньги.

— Мишель… что-то не так? — спросил я.

— Не смеши меня, дорогуша. Моя часть работы — не бей лежачего.

— Крот?

— Нет.

— У тебя все с собой?

— Да, — Крот был сегодня просто душой компании. Обычно он просто кивал.

— Про?

— Его разум принадлежит преступлениям, но его задница будет моей. Месть на вкус слаще, чем девственницы…

— Уймись, Про, — сказала Мишель, — здесь дамы.

— Я собирался сказать, чем поцелуй девственницы, дура. Что у тебя на уме?

— Если бы то же, что и у тебя, это сделало бы меня лесбиянкой.

— Достаточно, — сказал я им. — Мишель, почему ты не можешь ужиться ни с кем?

— Я лажу с Кротом, — сказала она, похлопывая его по руке.

Про собирался что-то сказать, но блеск в глазах Крота под толстыми стеклами, должно быть, убедил его, что играть в игры может быть опасно, если в игре участвует псих. Поэтому он промолчал.

—  Флад, ты уверена, что справишься?

Яркая улыбка, сияла даже в темном складе.

— Я с нетерпением жду этого.

— Знаешь, что ты должна делать?

— Берк, мы повторяли это снова и снова. Я все запомнила.

Не было причин спрашивать Макса, готов ли он, и не потому, что он не мог услышать вопрос.

— Хорошо, сегодня среда. Мы сделаем это в пятницу утром.

— Скажи, Берк, — сказал Про, — ты правда собираешься использовать свою чертову собаку?

— Почему нет? Пэнси идеально подходит.

— Этот зверь- монстр, Берк. Я нервничаю, когда я просто в одном районе с ним.

— Это она.

— Ты имеешь в виду, что эта собака — сука?

— Достаточно точно.

— Ну, — сказал Проф, — думаю, это имеет смысл, если подумать об этом.

Думать об этом мне сейчас не хотелось.

[1] Город в западном Вашингтоне, место для богатых мажоров. Сленговое значение – псих, чокнутый. Ему место в Беллвью – ему место в психушке.

Вернуться к — Глава 57 / Перейти к — Глава 59

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s