016. Как мы можем бороться с насилием против детей

Вернуться к — Публицистика

How We Can Fight Child Abuse

Эндрю Ваксс
Перевод: Sonya Grona

Впервые опубликовано в журнале «Парад», 20 августа, 1989

Что мы можем сделать с сексуальным насилием над детьми? В последние годы этот вопрос поднимается по всей Америке в газетах, по радио и телевизору, в фильмах. Чтобы найти ответ, мы спросили Эндрю Ваксса, одного их главнейших экспертов в стране по этому вопросу, о его взглядах. Ниже следует его откровенный ответ, включающий в себя ряд практических рекомендаций.

Недавно я говорил с человеком, которого очень сильно уважаю, с человеком, который однажды рискнул своей жизнью, чтобы защитить свою страну и сейчас посвящает жизнь тому, чтобы ее улучшить. Мы говорили о сексуальном насилии над детьми.

Беседа закончилась, когда он задал мне резкий вопрос: Что с этим можно сделать?

рис

Педофил – это индивид с сильными, повторяющимися сексуальными фантазиями и побуждениями, которые включают в себя детей, не достигших половой зрелости. Такие чувства «нездоровы». Действовать под воздействием этих чувств, превращать их в реальность – зло. Хищные педофилы опасны, словно рак. Он работает тихо, и о его существовании становится известно только по ужасающему ущербу, который он оставляет после себя, когда уходит. Он (или она) может быть учителем, доктором, адвокатом, судьей, лидером бойскаутов, полицейским офицером, спортивным тренером, духовным наставником. И он защищен не только нашим незнанием о его присутствии, но также и нашим нежеланием столкнуться с правдой.

Я сталкивался со многими хищными педофилами. Некоторые хвастались своими преступлениями, заявляя, что только жесткое, негибкое, пуританское общество отделяет детей от «свободы сексуального выражения». Некоторые заявляли, что они «зависимы», неспособны остановить самих себя от охоты на детей. Но я видел, чтобы педофилы хоть как-нибудь выражали стыд за свои действия только тогда, когда их ждал суд или комиссия условно-досрочному освобождению.

Хищные педофилы – умные и расчетливые преступники. Они подкрадываются к своим жертвам, хорошо заботясь о них, втираясь к ним в доверие. Они разбираются в детях так же хорошо, как любой психолог, и их главный камуфляж – это наше нежелание увидеть акулу в собственном бассейне.

Последствия их развращенности можно встретить в наших психиатрических палатах, тюрьмах и кладбищах: беглец, который подался в детскую проституцию, ювенальные преступления, суицид среди подростков… можно отследить, что на многих членов этой армии жертв первым нападением было нападение хищного педофила.

Основная защита этих преступников, практически иммунитет, которым они пользуются, это наше восприятие, что любой человек, который сексуально пристает к ребенку, должно быть, «болен». Этот козырь разыгрывается лишь тогда, когда их ловят и обвиняют в суде. Это происходит редко. И «реабилитация» хищного педофила быстро становится растущей индустрией.

Что мы можем сделать? Ответ прост: поднять ставки.

Сама суть криминальной реабилитации – раскаяние. Даже если хищные педофилы «больны», это не значит, что их можно вылечить. Но, больны или нет, они однозначно заразны.

Сексуальное домогательство до ребенка – преднамеренное действие. Это вопрос выбора.

Детская порнография не является «первой поправкой». Это картина преступления.

Инцест – это не «дисфункция семьи». Это изнасилование-путем-вымогательства.

Большинство насильников не незнакомцы для своих жертв. Для нас гораздо большую опасность представляют те, кому мы доверяем, чем относительно редкие похитители.

Педофилы не раскаиваются в своих действиях, они кичатся ими. Они сожалеют лишь о возможных последствиях для них самих, но не об однозначном ущербе для их жертв.

Педофилы не «гомосексуальны». Мы бы не назвали мужчину, который изнасиловал пятилетнюю девочку «гетеросексуалом». Какой бы ни был пол взрослого и ребенка, правильное описание очень просто: взрослый – это хищник, ребенок – жертва.

Новая защита педофилов – это «зависимость». Они не могут управлять собой. Если это так, что такие индивиды всегда останутся опасными, и обращаться с ними нужно соответственно.

Если бы у нас была амнистия, которая позволила педофилам сдаться и гарантированно получить иммунитет от судебного преследования в обмен на то, что они получат лечение, я думаю, у нас не оказалось бы кандидатов.

Мы обсуждаем «решения» проблемы наркотиков. Варианты сводятся к двум: запретить или узаконить. Ни один из вариантов не подходит для хищных педофилов. Таким образом, если мы не можем уничтожить зло, мы должны увеличить его последствия для преступников.

Повышаем ставки мы следующим образом:

  • Значительное лишение свободы для преступников. Насильники детей среди относятся к категории преступников, которых наименее вероятно будут судить. А даже если и будут, то сначала вынесутся «альтернативные» приговоры, такие как условное освобождение с психиатрическим лечением. У нас нет никаких проблем с лечением для зависимых. Но у нас так же нет проблем с приговорами для тех зависимых, кто совершает преступление, чтобы «поддержать» свою зависимость. И с пожизненным заключением для тех, кто торгует наркотиками. Что, сексуальное насилие над детьми – это меньшая угроза, которая висит над молодым поколением этой страны?
  • Преступление типа «инцест» должно быть устранено и полностью заменено четким законом против сексуального взаимодействия с лицами, не достигшими совершеннолетия, независимо от биологических связей между насильником и жертвой. Насильник не должен оказаться менее подвержен тюрьме просто потому, что он вырастил свою личную жертву.
  • Усиленные наказания, если сексуальное преступление было совершенно более одного раза над любой жертвой. Второе преступление должно привести к лишению свободы.
  • Увеличение наказаний за «создание сетей» любого рода, включая: секс по телефону с детьми, торговлю детьми, распространение детской порнографии (и использование телефонных и компьютерных линий для распространения).
  • Национальный учет осужденных детских насильников, с агентствами и институтами, которые работают с детьми и должны проверять каждого потенциального сотрудника.
  • Усиленный надзор за освобожденными насильниками детей, со специалистом, закрепленным за каждым преступником.
  • Расширенное использование федеральных ресурсов для преступлений над детьми, совершенных в разных штатах, включая положения Закона о вымогательстве и коррупции, применительно к организации секса по телефону с участием детей.
  • Тренировка специализированных подразделений правоохранительных органов, которые смогут как вести расследование, так и выступать обвинителем в суде. Увеличить поддержку уже существующих.
  • Разработка новых средств и адаптация существующих к этой жизненно важной задаче. Например, положение о детской проституции и порнографии в рамках законов о детском труде. Для этого потребуется введение только нормативных актов, а не законов, и это позволит федеральным властям получить немедленный доступ к индустрии эксплуатирования детей. Если к опасным профессиям не относятся детская проституция и порнография, то что же относится?
  • Продолжить все эксперименты по «реабилитации» хищных педофилов. Но пусть они продолжатся за решеткой.

Некоторые хищные педофилы будут остановлены, а дети спасены. Некоторые – нет, и усиленные наказания будут удерживать их от новых жертв гораздо дольше. В любом случае, мы выиграем.

Сегодняшняя тенденция направленна на привлечение к ответственности. Глубокая ирония заключается в том, что пока некоторые требуют, чтобы детей судили, как взрослых, опираясь на «ответственность», народ все еще не поддерживает утверждение о том, что хищные педофилы ответственны за свои преступления. Если нас действительно заботят преступления в Америке, если мы по-настоящему понимаем, что сегодняшняя жертва – это завтрашний преступник, мы должны действовать.

Мы обязаны поднять ставки в этой злейшей из всех игр. Хищные педофилы подняли свою, и теперь на кону не только наши дети, но и будущее всей страны. Пришло время придержать или сбросить карты.

Вернуться к — Публицистика

One thought on “016. Как мы можем бороться с насилием против детей

  1. Уведомление: Еще одна статья Эндрю Ваксса | THE POINT OF MEETING

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s