Сражение со злом, лицом к лицу

Вернуться к — Публицистика

Fighting Evil Face to Face

Темное путешествие по ужасным местам.
Лейн Брюс
Впервые опубликовано в Сандей Геральд, февраль 2000.

Перевод: Святослав Альбирео

На гниющем матрасе в промозглой, воняющей дерьмом квартире в недрах Манхэттена, кричал десятимесячный ребенок, ее крик боли — это результат систематических изнасилований, в том числе анальных. Когда ее нашли, она буквально истекала гонореей, а нашли ее не потому, что система ее искала, не потому, что какой-то сознательный гражданин, услышав ее крики, позвал на помощь, а потому, что ее отец, порвавший ее в приступе ярости, оставил ее, чтобы обратиться за медицинской помощью. У него обострились собственные болячки.

Добро пожаловать в реальность. Добро пожаловать на улицы, где сутенеры подстерегают беглянок, чтоб проституировать их по пять долларов за ночь, в мир, где бесчеловечные пытки не могут быть разбавлены такими словами, как дисфункции и педофилия, где клиническая фразеология не может скрыть жестокую правду. Добро пожаловать в эпицентр — зловонное поле битвы Эндрю Ваксса.

С тех пор, как он остановил свой взгляд на этой окровавленной девочке во время его работы федеральным следователем по случаям ЗППП, 57-летний Ваксс провел дикое количество личных крестовых походов против жестокого обращения с детьми во всех его формах, работая в качестве руководителя колонии строгого режима для несовершеннолетних в Нью-Йорке, социального работника и следователя по особым делам в «Спасите детей Биафры» во время нигерийской гражданской войны, прежде чем стать первым адвокатом Америки представляющим исключительно детей. Это не прибыльная работа, что компенсируется его доходами одного из самых продаваемых писателей-детективщиков Америки.

«Причина, почему простая,» — рычит он. – «Я ненавижу людей, которые охотятся на детей, и я посвятил свою жизнь, чтобы сделать все возможное, чтобы остановить их. Система не любит детей, она угрожает им, и если бы вы видели, что я вижу каждый день, то вы бы ненавидели это столь же бурно, как и я. Я смотрел злу в лицо — как я мог отвернуться?»

Его блокбастеры написаны не только для развлечения, но и служат площадкой для личного крестового похода одноглазого адвоката, его книги — это призыв широкой аудитории к нулевой терпимости к жестокому обращению с детьми.
«В жизни есть бойцы, враги и не-бойцы,» — говорит Ваксс, — «и на мой взгляд, последних слишком много. Если вы позволите себе быть охваченными потребительством, настолько, чтобы стоять в стороне и игнорировать жесткие истины, то мир не обогатится вашим присутствием. Вы должны оставить след, даже если это всего лишь подняться и сказать «нет — это не приемлемо.»

Боец — точное слово, когда речь идет об Эндрю Вакссе. Будучи глубоко приверженным своему делу, он постоянно зол и поддерживает бескомпромиссный подход к ужасным областям жестокого обращения с детьми, он не берет пленных и стреляет мерзавцев на месте. Мало кто доводит дело до таких крайностей, и многие сказали бы, что в таких случаях, как выше, где случилась трагедия, о которой никто не заявил, система и общество мало что могут сделать, кроме как извлечь урок, но Ваксс едко пренебрежителен к такому отношению.

«Есть многое, что вы можете сделать. Посмотрите на людей, которые работают на линии фронта-педагогов и социальных работников, им платят хуже, чем уборщикам мусора,» — выплевывает он. «Это откровенная глупость, потому что за такие деньги вы никогда не сможете найти специалистов там, где это действительно имеет значение. Если ваше правительство или ваши люди серьезно относятся к защите детей, они должны начать срочно перераспределять ресурсы, которые они имеют «.

В качестве примера того, что люди могут сделать, Ваксс указывает на Закон о национальной защите детей 1993 года, законодательство заставило осужденных по делам о жестоком обращении с детьми, предоставлять свои имена и местонахождение в национальный реестр. В настоящее время широко известный как Билль Опры, Вакссу удалось провести этот закон, убедив зрителей телевизионного шоу Опры Уинфри написать их депутатам и заявить, что это будет единственный вопрос, который они учтут, когда будут решать за кого отдать свой голос на выборах. Миллионы сделали это, и он предполагает, что тот же самый метод теперь будет использоваться по всему миру, и теперь, он надеется увидеть конец попытки реабилитации преступников, которые жестоко обращались с детьми, этой либеральной ортодоксии, к которой он относится с некоторым презрением.

«Я не верю в существование педофилии. Если вы чувствуете желание пристать к ребенку, это болезнь, если вы сделаете это — это зло. Да это просто очередной бред. Представьте себе пару полицейских в комнате для допросов, допрашивают подозреваемого о вооруженном ограблении, он молчит. Вы можете представить, чтобы полицейский сказал: «Ладно, блин, Джон пошел в отказ»? Существует ли преступление, под названием вооруженная разбойния? Они преступники по отношению к детям. Фактически, это красивенький клинический термин просто пропуск из тюрьмы. То, что вы делаете, а не то, как вы это называете, вот что имеет значение. И воровство души ребенка, а именно это и происходит, самое большое преступление. Что мы еще можем сделать, кроме как запереть их и выбросить ключ?»
Своим бескомпромиссным, нешуточным подходом Ваксс много отыграл у своих врагов. Освобожденные преступники, которые считали, что их приговоры были более жесткими в связи с тем, что председательствующий судья поклонник Вакса, несколько раз нападали на него, хотя поврежденный глаз, это детская травма. Каждый день его почту заполняют письма с угрозами, часто шлют его фотографию с нарисованным прицелом винтовки. И хотя это заставило его жить за ширмой перенаправлений телефонных номеров и почтовых ящиков, в сильно укрепленной квартире, набитой стаей свирепых мастифов, борец с преступностью выказывает равнодушие к опасности выбранного пути.

Это не только педофилы и извращенцы, которые сплотились против него, однако, его подход, который завоевал сердца американского народа, также вызывает гнев у либеральной элиты. Его неортодоксальные взгляды на реабилитацию возмутили сердобольных во всем мире, и те стали возмущаться, что он ведет себя, как крестоносец и его работа преувеличенный анахронизм. Многие американские критики заклеймили работы, такие как Безопасный дом, продуктом больного ума, утверждая, что сюжеты Ваксса это порождение его прошлого, и что он, как романист, преувеличивает более мягкую истину. Что педофилы не занимаются похищениями детей для международной торговли и что существование детских «снаф» фильмов, в которых совершаются настоящие убийства в целях извращенного развлечения, это миф.

«Эти люди подло глупы», — рычит он в ответ. — «В 1987 году я написал книгу, в которой педофилы общались через интернет и критики сказали, что я сошел с ума, что сюжет был продуктом моей больной натуры. Ну, кто сокрушается теперь? Это эпицентр, это вещи, которые и представить-то трудно. Я имею в виду, как можно сейчас, вообще, спорить про существование «снаф» фильмов? Ян Брэди и Майра Хиндли были осуждены, потому что у них нашли магнитофонные записи, на которые они записывали свои убийства, и что, вы думаете, что такие люди не будут пользоваться новыми технологиями для своих целей, если это настолько незатратно? Не будьте наивными! Это существует, признаете вы это или нет.»

Свидетель многих ужасов, в кровавой бане, в которую превратилась Биафра, Ваксс шел по трупам, потому что они лежали так плотно, что их нельзя было обойти. Я вспоминаю, как читал когда-то о человеке, который пережил то же самое, он писал, что после этого он почувствовал, как будто маленький кусочек его души умер в тот же день. «Если вам интересно, сгорели ли мои нервы, я думаю, можно сказать, что у меня больше нет всего спектра ощущений», — говорит он. — «Конечно, есть моменты, когда я чувствую, что устал, но это вопрос самоконтроля, я не могу позволить себе остановиться.»

Неутомимый уличный крестоносец, в своей книге Безопасный дом, обращает внимание на ряды неонацизма, растущую проблему во всем мире. Нетипичный до крайности Ваксс считает, что дети, вовлеченные в экстремистские группы, такие же жертвы, как и остальные, и он призывает вас отбросить естественное отвращение и подумать, хорошенько подумать, о том, что заставляет молодежь поменять скейтборды на свастику.

«Большинство из этих неонацистов просто белые дети из рабочего класса, которые были подобраны маргиналами-скинхедами», — говорит он. — «Что с ними будет? Стоит ли нам просто отвернуться и сказать – да черт с ними, они фашисты — и сдать их врагу, или же мы посмотрим на факты и поймем, что проблемные, недовольные дети всегда вступают в банды и тогда попытаемся сделать что-то с этим?»

Вернуться к — Публицистика

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s