048. Если мы действительно хотим сохранить наших детей в безопасности.

Вернуться к — Публицистика / Non-fiction

If We Really Want To Keep Our Children Safe …

Чтобы по-настоящему защитить детей от сексуальных хищников – как в Интернете, так и вне его – мы должны обдумать важнейшие изменения в нашем мышлении, наших законах и нашей тактике.

Эндрю Ваксс
Впервые опубликовано в журнале Parade, 2 мая 1999 года
Перевод: Sonya Grona

Эндрю Ваксс, действующий редактор журнала Parade, также адвокат, чьи клиенты – исключительно дети. В течение трех десятилетий своими глазами, он видел разрушение, которое приносит сексуальное насилие нашим самым беззащитным гражданам, и он боролся за то, чтобы изменилась система, которая делает слишком мало, чтобы помочь. Его новый роман «Выбор зла», опубликованный Нопфом, рассматривает темный мир новой породы хищника, который празднует свои серийные убийства в интернете. Эта книга не для детей.

В 1996 году 43-хлетний Стивен Симмонс,  осужденный растлитель детей, подошел к Сэму Манци, расстроенному и растерянному подростку. В течение следующего года, предположительно, Симмонс встречался с мальчиком несколько раз и, по словам обвинителей, сексуально его насиловал. Осенью 1997 года события развернулись еще более трагично, когда 15-тилетний Манци, был обвинен в сексуальном насилии и убийстве другого ребенка, Эдди Вайнера, которому было 11. Где началась эта цепочка событий? Где Симмонс встретил свою предполагаемую жертву?

В интернет-чате.

Хищные педофилы настоящие эксперты в маскировке. Практически каждое сближение с детьми происходит под личиной «дружбы» или «понимания». На каждого насильника детей, который в лыжной маске выскакивает из фургона и хватает жертву, приходится тысячи тех, чье оружие ложь и коварство.

Как и все хищники, те, кто сексуально насилует детей, идут туда, где есть большой запас добычи. Сегодня интернет предлагает такие поставки. Для преступников сблизиться с потенциальной жертвой по интернету гораздо проще (и менее рискованно), чем бродить вокруг детской площадки. Как мы можем защитить наших детей? Родителям советуют следить за домашними компьютерами, чтобы убедиться, что ребенка не заманили во взаимодействие с потенциально опасными незнакомцами. Это, конечно, похвально, и это нужно сделать, но это не самая эффективная защита. Также, как и контроль интернета. Новой площадкой для охоты мы должны быть обеспокоены, это да, но не самим интернетом. На что нам действительно нужно посмотреть внимательно – так это хищники.

Мы должны все время помнить, что хищные педофилы преследовали, соблазняли и растлевали детей до того, как киберпространство, вообще, появилось. Если весь интернет исчезнет прямо завтра, хищники по-прежнему будут охотиться, адаптируясь к внешним условиям, как они всегда и делают.

Единственный способ по-настоящему защитить наших детей – это осознать некоторые базовые истины. Мы должны признать, что детская порнография – это не «свобода слова», это изображение преступления, которое подлежит уголовному преследованию во всех 50 штатах. Это не высказывания, которые охраняются законом о свободе слова нашей Конституцией. Точно также, не охраняется и соблазнение детей ради удовольствия взрослых.

Мы должны понять, кто наш враг. Обязательные характеристики хищного педофила: им нравится, что они делают; они это делают, потому что хотят, и они продолжат этим заниматься, пока их не лишат способности это делать.

Мы должны понять, что хищные педофилы являются превосходными диагностами. Они могут чувствовать в ребенке уязвимость. Мы должны у них научиться – выучить, как они отбирают своих жертв, как сближаются, как вовлекают. И мы обязаны использовать против них все, чему научимся.

Мы должны радикально понизить шансы педофила на успех. Одна из их главных камуфляжных техник, например, это описывать любой секс с ребенком того же пола, как «гомосексуальный». Это ложь и прикрытие. Но если мы верим в эту ложь, если мы подвергаем остракизму всех молодых геев и считаем их потенциальными преступниками, мы толкаем их в единственные «заботливые руки», которые для них открыты. Каждая такая потеря – трагедия.

Мы должны применить тактику, которая не только демонстрирует наше моральное возмущение, но которая будет действительно работать. Подростки – естественные циники. Они давят друг на друга, чтобы не показаться «лохом». Подросткам не нужны лекции на тему морали, им надо показать техники хищника, чтобы они могли защититься.

Мы должны тратить деньги на анти-педофильскую полицию и органы прокуратуры. И на терапевтов, которые смогут сохранить тонкую грань между тем, чтобы травмированный ребенок смог восстановиться и подготовить этого же ребенка к даче показаний в суде.

Если мы хотим снизить количество жертв среди наших детей, мы обязаны повысить уровень нашей приверженности им. Мы знаем, что делать. Мы знаем, чего это будет стоить. Вопрос в том, хотим ли мы платить такую цену. И, как всегда: дети не голосуют. Голосование лежит на нас.

Что еще должно быть сделано.

Радикальные изменения должны быть внесены в нашу систему уголовного правосудия, если мы собираемся защитить наших детей от хищников в он- и офлайне. Напишите в свои законодательные органы, поговорите со своими правоохранительными агентствами и организуйте общественную кампанию, чтобы эти изменения были сделаны. Нам надо:

УЖЕСТОЧИТЬ НАКАЗАНИЯ за все «соблазняющие» преступления, направленные на детей, включая попытки. И эти наказания должны быть ужесточены, если у преступника раньше была судимость или он «маскировался» (например, в чате), или злоупотребил доверительным положением (например, учитель, советник или тренер).

ИЗМЕНИТЬ СИСТЕМУ ОПРЕДЕЛЕНИЙ для хищного поведения. Система уголовного правосудия характеризует вовлечение детей в сексуальные надругательства – на самом деле, любые надругательства, кроме грубого изнасилования – как «ненасильственное» преступление (можно подумать, ребенок может быть «ненасильственно изнасилован»). Только лишь то, что хищник не использует физическую жестокость, чтобы добиться своих целей, не означает, что преступление не оказывает ужасающе жестокий, травматичный эффект. Спросите любого компетентного врача. Или любую жертву.

УДЕРЖАТЬ ОТ ПОТАКАНИЯ путем штрафов. Закон должен установить строгую ответственность для организаций, агентств и институтов, которые халатно подвергают детей опасности со стороны хищников. В это должны быть включены общественные, частные, волонтерские и религиозные секторы. Эта ответственность должна распространяться и на те случаи, когда педофилы «вновь пущены в оборот» после того, как согласились на лечение, и их снова ставят на позиции доверия. Если организация решает, что этот человек «вылечился» и возвращает его в другую программу или сообщество, не раскрывая его прошлого родителям, эта организация должна нести ответственность за любой причиненный вред ребенку.

ОСВОБОДИТЬ ТЮРЬМЫ от тех, кто действительно совершил ненасильственное преступление и заполнить эти места сексуальными хищниками. До настоящего времени эти хищники обходились испытательными или очень короткими сроками. Как только мы вернем их туда, где им место, мы должны держать их там куда дольше.

Предупредительные сигналы

Как вы можете понять, что с вашим ребенком начал общаться педофил? Он или она может подавать предупреждающие знаки, например:

Скрытность

Вспышки гнева

Депрессия и отсутствие интереса к любой деятельности.

Также, следите за неуместными притязаниями на время ребенка со стороны учителя, тренера или «старшего брата», особенно если взрослый демонстрирует злость, в случае отсутствия контакта с ребенком; покупает дорогие подарки или настаивает на том, чтобы совершать поездки куда-либо исключительно вдвоем.

ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ:

ФБР предлагает бесплатный буклет «Родительский гид по интернет-безопасности». Скачайте его с сайта ФБР  или свяжитесь с ближайшим офисом  и запросите копию из отдела по борьбе с преступлениями против детей.

Государственный реестр

Национальный реестр сексуальных преступников ФБР – это компьютерная база данных осужденных педофилов, которая должна начать работать с середины лета 1999 года. Она обеспечит практически молниеносную доступность проверки для правоохранительных органов. Это означает, что любая организация, которая позволяет человеку, состоящему в реестре, иметь доступ к детям, должна нести ответственность, если ребенку причинен вред. Без исключений.

Однако, участие штата  в реестре – дело добровольное. Если ваш штат участия не принимает, убеждайте своих законодателей, чтобы это изменить. Когда хищный педофил пойман и осужден, он должен навсегда потерять свое право скрываться.

 

Это началось онлайн

События, которые привели к смерти ребенка, начались тогда, когда подросток встретил педофила в интернет-чате. Хищные педофилы ходят туда, где находятся жертвы, говорит автор, и сейчас они могут быть онлайн.

11-тилетний Эдвард Вернер из городка Джексон в штате Нью Джерси собирался пройтись по домам в своем районе, чтобы продать праздничную упаковку и конфетки для школьной группы 27 сентября 1997 года. Два дня спустя его нашли мертвым в лесу неподалеку.

Сэмюэль Манци, которому тогда было 15, признался в том, что он задушил Вернера. За год до этого, Манци предположительно был несколько раз сексуально изнасилован мужчиной, которого он встретил в интернете.

Стивен Симмонс из Холбрука, штат Нью-Йорк, которому было 43 года, предположительно встретил Манци в интернет-чате, и затем выманил его на личную встречу в торговом центре. По нескольким обвинениям, которые выдвигают прокуроры, Симмонс увез мальчика в мотель, чтобы заняться сексом.

© 2000 Andrew Vachss. All rights reserved.

Вернуться к — Публицистика / Non-fiction

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s