006. Плацебо

Вернуться к — Художественная литература

Placebo
Эндрю Ваксс
перевод Falleg Sin Arinsdottir

Я знаю, как разбираться с вещами, знаю, как они работают. Когда они работают не так, как надо, я знаю, как их исправить.
Я не всегда понимаю с первого раза, но пытаюсь до тех пор, пока не пойму.
Я много где побывал. Кое-где было довольно паршиво ‒ кое-где я не хотел бы быть.
За свою жизнь я натворил много всякого. В нехороших местах я делал нехорошие вещи.
Я дорого заплатил за то, что знаю, но не говорю об этом. Разговорами не разберешься с вещами.
Сейчас люди называют меня кучей разных имен. Уборщик. Смотритель. Ремонтник. Куча названий для одной работы.
Я живу в подвале. Я присматриваю за всем зданием. Если что-то ломается, они зовут меня. Я всегда рядом.
Я живу один. Со мной живет пес. Большой доберман. Однажды ночью я услышал шум позади здания ‒ как будто ребенок плакал. Я нашел добермана. Тогда он был еще щенком. Какой-то урод разделывал его забавы ради. Все было залито кровью. Я разобрался с уродом, а потом принес щенка к себе в подвал и выходил его. Я знаю всё о ножевых ранах.
Урод очень сильно порезал ему горло. Когда вышли швы, пес выздоровел, правда, лаять он не может. Хотя, работать он все-таки может.
Я не много общаюсь с людьми. Они платят мне, чтобы разбираться с вещами ‒ и я разбираюсь с ними. Я не пытаюсь разобраться со всеми вещами мира. Мне нет дела до остального мира. Только до того, что мое. Меня волнует только моя работа.
Люди просят меня разобраться с самыми разными вещами ‒ не только с бойлером или засорившимся туалетом. Одна из окрестных банд раньше зависала напротив моего здания. Они напрягали людей, пугали их, взламывали почтовые ящики, ‒ мелкие пакости в таком духе. Я поднялся из подвала и поговорил с бандой. Со мной был пес. Банда ушла. Я не знаю, куда они перебрались. Это неважно.
Миссис Барнс живет в моем здании. У нее есть сын, Томми. Он добрый мальчик лет десяти. Томми немножко медленный, ходит в специальную школу и все в таком духе. Другие дети из здания раньше ему докучали. Я с этим разобрался.
Может поэтому миссис Барнс и сказала мне о монстрах. Томми просыпался среди ночи с криком. Он сказал матери, что в комнате живут монстры и приходят за ним, когда он ложится спать.
Я сказал, что ей стоит поговорить с кем-то, кто знает, как разобраться с проблемой ее ребенка. Она сказала, что у них кое-то есть. Врач из их спецшколы ‒ какой-то пожилой мужик. Доктор Инглиш. Мисси Барнс не могла о нем наговориться. Он был мальчику как отец, сказал она. Водил его везде, покупал штуки. Очень импозантный мужчина. Она показала мне фотографию, на которой он стоял рядом с Томми. Его рука лежала у парня на плече.
Парень сам приходит в подвал. В основном после школы. Собаке он нравится. Томми смотрит, как я работаю. Никогда много не болтает, только гладит пса и иногда передает мне какой-нибудь инструмент. Однажды он сам рассказал мне о монстрах. Попросил меня разобраться с ними. Я думал об этом. Наконец, я сказал ему, что смогу.
Я поднялся в его комнату. Хорошая, большая комната, выкрашенная в миленький голубой цвет. Комната на заднем фасаде дома. В окна льется много света. Прямо к окну ведет пожарная лестница. Томми говорит, он любит сидеть там в хорошую погоду и смотреть, как внизу играют другие дети. Он живет всего лишь на втором этаже, так что ему хорошо видно.
Я проверил комнату на предмет монстров. Он сказал, что они приходят только ночью. Я сказал, что могу разобраться с этим, но это займет несколько дней. Мальчик был по-настоящему счастлив. Это было видно.
Я кое-что почитал и подумал, что всё понял. Монстры были у него в голове. Я сделал в подвале машину – просто металлический ящик с рядом лампочек на нем и рычажком. Я показал, как ее включать. Лампочки вспыхивали в случайной последовательности. Парень смотрел на нее очень-очень долго.
Я сказал ему, что это машина для монстров. Пока машина работает, монстры не смогут войти в его комнату. Никогда не видел, чтобы дети улыбались так, как он сейчас.
Его мать пыталась сунуть мне пару баксов, когда я уходил. Я не взял. Я никогда не беру деньги. Разбираться с вещами – это моя работа.
Она подмигнула мне и сказала, что расскажет о моей машине доктору Инглишу. Может, он будет пользоваться ею со всеми другими детьми. Я сказал ей, что разбираюсь только с вещами в моем здании.
После этого я видел парня каждый день. Он перестал бояться. Его мать сказала, что беседовала с доктором Инглишем. Он сказал ей, что машина, которую я сделал, называется плацебо, и что Томми всегда будет нуждаться в лечении.
Я пошел в библиотеку, чтобы узнать больше о том, как всё работает. Я нашел слово «плацебо» в большом словаре, который у них там был. Это означает пустышка, но такая, в которую кто-то верит. Как когда даешь обычную таблетку парню, которому больно, и говоришь, что это морфин. Она на самом деле не работает – это все у тебя в голове.
Однажды Томми с криком проснулся среди ночи, кричал он и не мог остановиться. Его мать вызвала меня зуммером, и я поднялся к ним в квартиру. Парень весь дрожал и был весь в поту.
Он увидел меня. Он сказал, что машина больше не работает.
Он не злился на меня, но сказал, что больше не будет спать. Никогда.
Какие-то парни в белых куртках приехали на скорой. Они забрали мальчика. Я пришел повидать его в больницу на следующий день. Прошлой ночью они дали ему что-то, чтобы он заснул, и он выглядел обдолбанным.
На следующий день он сказал, что больше не боится. Таблетки подействовали. Ночью не приходило никаких монстров. Но он сказал, что никогда не вернется домой. Он спросил, могу ли я построить ему более мощную машину.
Я сказал ему, что работаю над этим.
Его мать сказала, что позвонила доктору Инглишу в спецшколу, но они сказали, что его не будет несколько дней. Поранился на лыжной прогулке или что-то вроде. Она не могла дождаться, чтобы рассказать доктору Инглишу об особом лекарстве, которое дают парню, и спросить, не против ли он.
Я позвонил в школу. Сказал, что я из Государственного комитета по инвалидности. Дама, которая мне ответила, сказала, что доктор Инглиш дома, оправляется от перелома руки. Я узнал у нее его полное имя, разговорил ее. Я знаю, как это работает.
Она сказала, что им повезло с доктором Инглишем. Раньше он работал в какой-то школе далеко на севере, в Торонто, в Канаде, но ушел оттуда, потому что ненавидел холод.
Я долго думал об этом. Сломанная рука. Лыжная прогулка. Холод.
Библиотекарша меня знает. Она говорит, что я их лучший посетитель, потому что я никогда не уношу книги, я читаю их прямо там. Я никогда ничего не записываю. Я все держу в голове.
Я задал ей пару вопросов, и она показала, как пользоваться газетным указателем. Я проверил все газеты Торонто, пока не нашел. Большой скандал в спецшколе для медленных детей. Некоторым работникам были предъявлены обвинения. Доктор Инглиш был в числе тех, кого допрашивали, но ему так ничего и не предъявили. Четверо работников отправились в тюрьму. Еще несколько были оправданы. А доктор Инглиш уволился.
Доктор Инглиш есть в телефонной книге. Он живет в славном квартале по соседству.
Я подождал еще пару дней, сопоставляя всё в голове.
Миссис Барнс сказала, что доктор Инглиш возвращается в школу на следующей неделе. Она собиралась поговорить с ним о Томми, может быть, чтобы он как-нибудь полечил его в больнице, пока мальчик не будет готов вернуться домой.
Я сказал Томми, что теперь точно знаю, как остановить монстров. Я сказал ему, что строю новую машину ‒ она будет готова на следующей неделе. Я сказал, что когда он вернется домой, я хочу, чтобы он выгуливал мою собаку. На заднем дворе, где играли другие дети. Я сказал, что научу его, как это делать.
Томми это очень понравилось. Он сказал, что попробует вернуться домой, если я уверен, что новая машина будет работать. Я дал ему слово.
Я работаю над новой машиной, у себя в подвале. Я взял твердый резиновый мячик и зажал его в тиски.Потом, просверлил крошечную дырочку прямо по центру, продел сквозь нее струну от пианино, пока по другую сторону мячика не высунулось около шести дюймов. Я завязал ее очень аккуратно и изо всех сил потянул на себя. Узел выдержал. Я проделал то же самое с другим мячом. Теперь у меня была трехфутовая струна от пианино, на обоих концах которой были закреплены резиновые мячи. Мячи прекрасно ложились в руку, по мячу в каждую.
Я знаю, как разбираться с вещами.
Сегодня, когда стемнеет, я покажу доктору Инглишу машину, которая работает.

Вернуться к — Художественная литература

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s