Загородный клуб два. Горячая линия для самоубийц.

Вернуться к — Tim Miller / Тим Миллер

Здесь вы найдете книгу в аудиоформате

Слово автора

Я начал работу над этой книгой еще в апреле 2016 года. Идея мне пришла в голову из-за массовых расстрелов, которые произошли за последние несколько лет. О многих случаях в ранних сообщениях говорилось, что в этих расстрелах участвовали боевики, одетые по-военному. Позже выяснялось, что был только один стрелок. Было несколько исключений, но обычно эти ранние отчеты порождают многочисленные теории заговора.

Многие из теорий о том, что это были атаки «ложного флага». Это когда правительство посылает солдат, чтобы они произвели расстрел, а затем находят лоха, на которого все свешивают. Имейте в виду, я не верю ни одному из этих заговоров. Но так как писательская цель того, что я делаю, это пугать людей и задаваться вопросом «что, если?», то про это и есть эта история.

В ходе написания этой истории произошла еще одна массовая стрельба в ночном клубе «Пульс» в Орландо, штат Флорида, в котором погибло сорок девять человек. Это был гей- клуб, и стрельба была явным нападением на гей-сообщество. Позвольте мне пояснить, то, что я пишу такие истории, ни в коем случае не значит, что я поддерживаю насилие. Я пишу хоррор, и это еще один вид хоррор-историй. Моя задача – раздвинуть границы, надавить на больные кнопки, именно это я и делаю в этой книге.

Что касается самой истории, я написал ее в несколько другом формате, чем пишу обычно. Это серия коротких рассказов, связанных общей нитью — Горячей линией для суицидников. Недавно я объявил о продолжении моей книги «Загородный клуб» под названием «Загородный клуб: женская ночь». Горячая линия для суицидников связана со Вселенной Загородный клуб и таким образом предвосхищает историю Женской ночи. Поэтому я надеюсь, что вам понравится эта книга в том виде, в котором она была написана. Как обычно, моя цель — развлекать, отвращать и ужасать. Надеюсь, я с этим справился.

—Тим

 

Введение

В Интернете есть место, известное как Даркнет. В Даркнете ничего и никого нельзя отследить. Даркнет стал прибежищем для преступного мира, а также проклятием для правоохранительных органов. Черные рынки и форумы для самых мерзких и отвратительных человеческих пороков можно найти там.

Другая группа, проживающая в Даркнете, — это горячая линия для самоубийц. Это не люди, которым вы звоните, чтобы поговорить о самоубийстве. Это люди, которые помогут самым отчаянным и жалким людям буквально уйти из жизни. Если ваша жизнь не имеет смысла, но у вас нет мужества, чтобы нажать курок самостоятельно, есть команда специалистов, которая поможет вам уйти одним из самых шокирующих способов.

В следующий раз, когда вы будете смотреть новости и услышите об очередной стрельбе в школе или офисе, прислушайтесь к первым сообщениям об этом. Сначала всегда сообщают о нескольких стрелках, обычно одетых в военную экипировку. Позже официально объявляют, что был один стрелок. Обычно, какой-нибудь простофиля или религиозный фанатик. Некоторые из этих людей, вероятно, не способны запланировать поездку по магазинам, не говоря уже о массовой стрельбе. Когда вы видите первые новости, не игнорируйте их. Эти «одинокие стрелки» были клиентами горячей линии для самоубийц. Вот их истории.

 

  1. Ленни Роджерс

Гошен, Индиана.

Поездка на внедорожнике заняла вечность. Ленни выглянул в окно, спрашивая себя: неужели я это делаю? Это действительно происходит? С тех пор, как он вылетел из колледжа, его жизнь превратилась в дерьмо. В двадцать лет родители выгнали его из дома. У него никогда не было подружки, поэтому, по крайней мере, его не бросали. Но, опять же, у него никогда не было девушки.

Поскольку он был подростком, он был очарован Диланом Клеболдом и Эриком Харрисом, стрелками из школы «Колумбайн». Он читал все книги о них и видел все документальные фильмы. Проблема в том, что он ничего не знал об оружии, и когда дело дошло до этого, он перетрухнул немного. Печально, да, он это понимал. Все это понимали.

Один из его друзей позволил ему выстрелить из пистолета. Это был сорокакалиберный Сиг-Зауер. Отдача была такой сильной, что он выронил его. Он чуть не повредил запястье, после нескольких выстрелов. Тощие руки Ленни были недостаточно сильными, чтобы справиться с отдачей. Приятель забрал пистолет и больше не позволял прикасаться к нему.

Он осмотрел других пассажиров внедорожника. Три человека в масках, устало уставившихся перед собой. У каждого из них была AR-15. Он не знал ни одного из их имен. Не было необходимости. Несколько недель назад он связался с горячей линией. У них уже была цель. Его старая средняя школа.

— Почему не старшая школа? — спросил он.

Они сказали ему, что в старшей школе дежурит полиция в течение дня. В старшей школе была табличка на двери, где говорилось:

ВСЕ ПОСЕТИТЕЛИ ДОЛЖНЫ ОТМЕТИТЬСЯ В ОФИСЕ

Хорошие меры безопасности.

— Ты в порядке, спортсмен? — спросил человек напротив него. — Ты не заболел, не? Не хочу, чтобы ты откинулся в нашей машине.

— Думаю, я в порядке.

— Тебе страшно?

— Немного, — соврал он.  На самом деле он был в ужасе. Но было уже слишком поздно отступать. Это будет его последняя поездка в любом случае. Менее чем через час его имя будет заголовком в новостях. Он войдет в историю как стрелок средней школы Виндбиглер. Он представил себе все новостные фургоны из CNN и Fox News у его дома, говорящими с родителями. Усмехнулся, думая о всех тех людях по телевизору, которые будут спорить о контроле над оружием и НРА. И все из-за него.

— Не волнуйся, босс. Мы сделаем тебя знаменитым! —  сказал парень и внедорожник остановился прямо перед школой.

— На месте! Идем! Зададим им! — крикнул мужчина, двери распахнулись, и они вышли наружу. У Ленни тоже было оружие, но оно не было заряжено. Ленни бросился за ними, точно так, как ему было велено. Следуя за мужчинами внутри, он увидел, как секретарь вышла из кабинета, и один из наемников открыл огонь. Пуля ударила ее в лицо, и ее голова взорвалась, забрызгивая стены кровью и мозгами.

Один стрелок вошел в офис, а остальные два разошлись по коридорам. Ленни услышал выстрелы из офиса, и как дети кричали в коридоре. Он тоже побежал по коридору, чтобы увидеть, как дети бегут, а мужчины стреляют им в спину. Один из учителей-мужчин схватил бандита за шею, но тот без труда сбил его с ног и выстрелил ему в лоб.

Всюду были кровь и крики. Слеза побежала по лицу Ленни, когда он понял, что наделал. Одно дело было видеть это по телевизору или убивать людей в видеоигре. И сосем другое, смотреть, как двенадцати-тринадцатилетним детям сносят головы прямо перед тобой.

Он подошел к одному из классов, который казался пустым и засунул голову внутрь. Стрелок прошел около ряда больших деревянных шкафчиков и постучал по одному из них. Он посмотрел на Ленни и показал ему большой палец, прежде чем открыть огонь. Раздались крики, когда двери раскололись, а маленькие тела выпали наружу. Молодая женщина упала мертвой к их ногам, когда вдали раздалась полицейская сирена. Ленни посмотрел на свой телефон, прошло всего две минуты, после того, как они прибыли в школу. Наемники работали быстро, но полицейские тоже.

— Ты слышишь, спортсмен? Это к тебе. — Сказал он.

— Зачем ко мне? — спросил Ленни, когда мужчина подошел к нему и приставил горячее дуло AR-15 под подбородок Ленни.

— Пора, — сказал он, прежде чем нажал на курок.

***

Тремя неделями раньше.

Ленни не стал бы врать. Он был даже рад, что его выгнали из школы. Государственный университет Болл был известен своими вечеринками. Но учеба там не была вечеринкой. От алкоголя у Ленни болел живот, а от травки развивались страхи и паранойя. Он не знал, зачем ему колледж, просто мама сказала, что нужно. Несмотря на то, что он не получал стипендию, он видел, что это делало ее счастливой.

Как бы там ни было, он был жалким, и это было очевидно. Он отстойно учился, и после двух семестров его отправили паковать вещички. Его оценками были главным образом единицы и двойки, ну, и единственная тройка в музыкальном классе. Но больше всего его поразило то, как быстро все скатилось на дно, как только он вернулся домой.

Двадцатилетние мальчики, живущие в сарае мамы, это клише. Почему-то и Ленни этого не избежал. Пока он был в колледже мама превратила его спальню в мастерскую. Она любила делать чучела животных просто для удовольствия. На протяжении многих лет она откладывала свое хобби, но, когда Ленни ушел в колледж, стала использовать его комнату как мастерскую. Она делала там персонажей вселенной Марвел и других супергероев, и продавала их на Этси. И, надо сказать, неплохо прирабатывала с продажи своих игрушек.

Как только Ленни вернулся, он перенес свой матрас и компьютер в отстроенный подвал. Он проводил ночи играя в Колл оф дьюти на Плейстейшн или просто серфя порно в Интернете. Его мама, в целом, не возражала. Но возражал ее новый парень.

— Так ты собираешься устроиться на работу или чем-то заняться, или просто будешь сидеть у матери на шее всю оставшуюся жизнь? — спросил Ларри. Ларри тоже переехал к ним, пока Ленни не было.

— Я просто пытаюсь выяснить, что я хочу делать. Может быть, я поеду в Айви-Техник и получу степень в компьютерных системах или что-нибудь в этом роде.

— Айви Техник, — рассмеялся Ларри. — Я знал, что ты неудачник. Я знал это с того момента, как увидел тебя. Твоя мама такая удивительная женщина. Как она могла родить такое гребанное ничтожество?

— Заткнись. Ты меня даже не знаешь.

— Я знаю достаточно о тебе. И об остальных из твоего поколения. Вы просто хотите, чтобы вам все давали. Вы ожидаете, что награда просто появится. И потом, такие дерьмовые задроты, как ты, злятся, что даже не могут попросить девушку, чтобы она подрочила вам, бесплатно. Неудивительно, что вы, маленькие засранцы, все либо сидите на таблетках, либо едете и стреляете в школах. Потому что вы не можете выплеснуть свое дерьмо.

Словесные оскорбления сыпались на него постоянно. Его мама ходила на работу, но Ларри работал из дома. Он продавал медицинские принадлежности в больницы и клиники. Иногда ему приходилось путешествовать, но большую часть работы он делал из дома по телефону, тратя кучу времени на то, чтобы рассказать Ленни, насколько тот бесполезен. Ленни пробовал говорить об этом с мамой. Но не помогло.

— У Ларри напряженная работа. Я уверена, что он просто срывается на тебе. Но он прав. По крайней мере, если бы у тебя была работа, ты бы не сидел дома с ним весь день. Я видела, что в Вал-март требуются сотрудники, — сказала она.

— Я не хочу работать в этом сраном Вал-марте! Мне даже не нравится ходить туда, не говоря уже о том, чтобы работать там.

— Тебе придется чем-то заняться. Я не могу заботиться о тебе всю оставшуюся жизнь. Теперь ты взрослый.

— Значит, ты на его стороне?

— Ленни. Здесь нет никаких сторон. Через несколько месяцев тебе исполнится двадцать один год. У тебя даже машины нет. Ты спишь до полудня каждый день, до трех ночи играешь в видеоигры и смотришь порно.

— Я не смотрю порно!

— Ленни. Я отсюда слышу, как ты стонешь. Поверь мне, это не лучшее, что можно услышать посреди ночи.

Ленни вздрогнул от откровения матери. Он был так зол и расстроен, он серфил в даркнете, куда иногда ходил за порно. Даркнет был секретной сетью веб-сайтов. Его можно было найти только с помощью Тора, браузера тех, кто хотел анонимно просматривать сеть. Тор не позволяет отслеживать IP-адреса и обходит фильтры безопасности, которые помогают серфить без следа. Это отлично сохраняет приватность, и также это приют для преступников.

Ленни не заводило ничего откровенно дикое или незаконное. Но его это завораживало. Он нашел, в даркнете форум, посвященный детской порнографии. Были и другие сайты, где мужчины, похитившие и насилующие женщин, делились своими фотографиями и коллекциями. Все это тревожило, но в то же время увлекало. Именно во время одного из таких сеансов серфинга он нашел горячую линию для самоубийц.

Он сидел на форуме, где люди обсуждали самые разные темы. Один из участников рассказывал и рассказывал о том, что он так разочарован жизнью, и как трудно устроиться в этом мире. Именно он упомянул о горячей линии для самоубийц.

Баквайлд999484: Да. Я могу просто связаться с горячей линией для самоубийц. Эти ребята не шутят.

Папабир2020: Горячая линия для самоубийц?

Баквайлд999484: Да. Это не то, о чем ты подумал. Они вроде как хитмены, если ты хочешь покончить с собой. Но они помогают тебе убивать и других.

Папабир2020: О чем ты?

Баквайлд999484: Да. Идешь на их страницу. Я отправлю тебе ссылку в личку. И они помогут тебе с твоим дерьмом. Помнишь стрельбу, показывали в новостях несколько месяцев назад? Этот парень вошел и расстрелял магазин женской одежды, а затем убил себя?

Папабир2020: Да. Он убил около пятнадцати человек

Баквайлд999484: Да. В первых сообщениях свидетели сказали, что видели мужчин в черных масках, где-то трое или четверо их было. Затем позже полиция сказала «нет», был только один стрелок. Такое случается все время, чувак. Это чертова горячая линия.

Все это казалось надуманным, но Ленни нажал на ссылку. Это был простой сайт. Все, что у него было, это онлайн-форма для заполнения. Все для того, чтобы оставаться анонимным – нужен был только адрес электронной почты. Он заполнил его, в основном из любопытства. Как только он нажал кнопку, его выкинуло на другую страницу с надписью.

«Спасибо. Мы с вами свяжемся.»

Это была пустая трата времени. Было много темных сайтов, которые, вероятно, были поддельными. Один сайт утверждал, что он продает рожки единорога. У других были дети для продажи. Он надеялся, что оба они поддельные. После отправки формы на горячую линию он почти забыл об этом. На несколько дней. Однако, в его почтовом ящике появилось сообщение. Обратного адреса электронной почты не было, это было странно. Он открыл письмо.

Мистер Роджерс,

Мы получили ваш запрос. В течение последних нескольких дней мы взяли на себя смелость поставить вас под цифровой контроль, чтобы убедиться, что вы действительно кандидат на наши услуги. Мы определили вас, более, чем подходящим под наши требования. Не стоит беспокоится, о том, что мы наблюдали за вами. У нас есть способы. А, вот, о том, что ваша мама может услышать, как вы мастурбируете, стоило бы. Возможно, вам следует чем-то прикрывать рот. Наш сотрудник, мистер Блэк, хотел бы встретиться с вами. Пожалуйста, будьте в Дикстра Парке завтра в три часа ночи, на скамейке, выходящей на пруд. Пропустите эту встречу, и вы больше не будете иметь права на наши услуги. До встречи.

Он откинулся на спинку стула и поначалу подумал, не шутка ли это. Возможно, весь сайт был шуткой. Даркнет был полон извращенцев, которые пытались наломать других извращенцев. Он обновил почту и сообщение исчезло. Он прокручивал вверх и вниз, проверял папку с корзиной, но не смог найти его. Ленни не знал, как они это сделали, сообщение буквально уничтожилось.

На следующий день он пришел в Дикстра Парк, как ему было велено. Он подошел к скамейке возле пруда и сел. Было чуть раньше трех ночи. Поэтому он продолжал ждать. И ждать. К трем тридцати он был готов встать и отправиться домой. Когда он встал, позади раздался голос.

— Мистер Роджерс! — позвал мужчина. Ленни повернулся, чтобы разглядеть молодого человека, тот был в дорогом костюме и галстуке. Его волосы были аккуратно ухожены, а его зубы были такими прекрасными, что Ленни задался вопросом, были ли они настоящими. Он пожал руку мужчине, и они снова сели на скамейку.

— Привет. Я мистер Блэк. Я — твой куратор. Извини, я опоздал. Мы должны были убедиться, что ты один. Всегда принимаем меры предосторожности. Итак, ты хочешь закончить свою жизнь, используя наши услуги, верно?

— О, да. Полагаю, что так. Я имею в виду, что думал о том, чтобы убить себя. Но просто не знаю, как это сделать. Я немного нервничаю, когда доходит до дела.

— В точку! Именно тут приходит на помощь наша команда. Тебе назначат команду опытных специалистов. Они выберут для тебя цель. Тебе будет дано оружие для ношения, для показухи. Команда сделает все остальное. Когда придет время, один из них безболезненно закончит твою жизнь. Ты умрешь спокойно, и твое имя будет жить в книгах по истории. Кто может желать лучшей смерти? — Сказал мистер Блэк, воздев руки к небесам.

— Думаю, да. Сколько это стоит?

— Для тебя ничего, мой друг. Мы получаем внешнее финансирование. Горячая линия для самоубийц — это не бизнес. Это движение, часть новой революции.

— Революция чего?

— Ничего. У нас сейчас нет времени на это. Пожми мою руку, если согласен с условиями. Мы свяжемся с тобой, когда придет время. Держи телефон включенным.

Ленни потянулся и пожал руку мужчине.

— Вот так. Наша сделка заключена. Мы все записываем, кстати, строго для нашей собственной отчетности, — пояснил мистер Блэк.

Ленни огляделся, но ничего не увидел.

— Не трудись искать. Ты никого не увидишь. Доверься мне. Теперь возвращайся домой и жди смс.

Мистер Блэк встал и ушел. Он направился к черному внедорожнику на стоянке и забрался на заднее сиденье. Машина уехала, пока Ленни сидел, думая о том, что только что произошло. Часть его все еще не верила, не было ли это какой-то странной шуткой или даже реалити-шоу. Как будто Марио Лопес собирался выпрыгнуть в любую минуту со съемочной группой.

Ленни встал и направился к автобусной остановке. Но за весь путь домой не было Марио Лопеса и никаких камер. Просто он, возвращается в подвал своей мамы. Он вернулся домой, сделал себе Рамена[1] и направился вниз. Он провел остаток вечера, наблюдая за криками козла на ютьюбе.

В течение следующих нескольких недель ничего не происходило. Он думал о своем самоубийстве, но у него не было оружия. Он не имел доступа к снотворным, чтобы сделать это тихо и не собирался резать вены или прыгать с высоток. Он начал думать, что «Горячая линия» — это не что иное, как какая-то шутка. Сложная, но кто-то получал удовольствие от нее. Так он думал до следующего утра, до девяти утра. Его телефон не переставая звонил. Он был уверен, что выключил звук накануне, но тот звонил без остановок.

Ленни посмотрел на экран, ожидая сообщения.

«Выходи через пять минут»

Дерьмо. Это было по-настоящему? Он надеялся, ведь это то, чего он хотел. Что они имели в виду? Он встал, оделся и направился к выходу.

— Куда ты идешь? — спросил Ларри. — Почему ты встал так рано? Ха-ха! Еще же не полдень. Чертов неудачник.

Ленни проигнорировал его, и вышел на улицу. Он едва добрался до бордюра, когда черный внедорожник остановился рядом. Дверь распахнулась, и человек в черной маске схватил и втащил его внутрь. Он подумал, что его похитили, пока его не посадили на одно из мест и не вручили ему винтовку.

— Эй, спортсмен, — сказал крупный человек. – Она не заряжена. Мы позаботимся о стрельбе. Ты просто махай ею. Когда придет время, я позабочусь о тебе. Вопросы?

— Хм, нет. Думаю, нет.

— Ок. Хорошо.

Ленни выглянул в окно внедорожника, и они поехали навстречу последним моментам его жизни.

 

  1. Тесса Джонсон

Сидар-Рапидс, Айова

Тесса наблюдала, как орущие дети носятся туда-сюда. Большинство из них малыши, старшим из них было шесть. Уже почти год, как она организовала свой детский сад. Один из ее друзей был в этом бизнесе десять лет. Тесса понятия не имела, как ей пришло это в голову. Чуть больше года, Тесса каждый день слушала вопли дома. Дети не были плохими. И, в основном, хорошо себя вели. Просто это никогда не кончалось.

«Тесса, я голоден».

«Тесса, мне скучно».

«Тесса, я устала».

«Тесса, мне нужно на горшок».

«Тесса, я написал в штаны».

Это. Никогда. Не. Кончалось. Никогда. Даже когда дети уходили домой, оставался ее собственный малыш Дастин. Ему было почти два года, но он был самым своенравным ребенком. Попробуйте накормить его, когда он не хочет есть? Еда окажется на вашей рубашке или на полу. Уложить его спать, когда он не устал? Он будет часами кричать без остановки. Часами. Буквально. Никаких перерывов, ни на миг, без передышки. Ни за что. Дастин ест, спит, писает и срет, когда ОН готов. Ни секундой раньше.

Когда один из малышей пронесся мимо нее, она увидела, что он бежит в спальню. Тесса вскочила, чтобы посмотреть, что он задумал. Прежде чем она успела дойти до двери, из спальни раздался звук битого стекла, за которым последовал рев. Она вбежала в комнату, чтобы увидеть, как мальчик сидит вокруг кучи разбитого стекла, а с его руки течет кровь. Он врезался в тумбочку и уронил вазу ее бабушки. Ваза принадлежала семье в течение нескольких поколений и была, наверное, самым близким к реликвии, из того, чем она когда-либо владела.  Этим маленьким чудовищам было все равно, конечно.

— Боже, Бобби. Ты в порядке? — она опустилась на колени, чтобы посмотреть на порез. Он был глубокий, но неопасный. Швы накладывать не нужно. Бобби продолжал кричать, когда она взяла его за руку и отвела в ванную.

Она промыла рану и обмотала ее бинтом, прежде чем уложить его. Все это его утомило и он пошел спать раньше других. Остальные вели себя достаточно тихо, чтобы она смогла позвонить маме Бобби, и рассказать о случившемся. Все прошло плохо.

— Что, черт возьми, с тобой не так? Я плачу тебе, чтобы ты присматривала за моим ребенком, и ты просто позволила ему разрезать запястье? Ты отвезла его в скорую? — закричала его мама.

— Нет. Кровотечение прекратилось, ничего серьезного. Я перевязала и дезинфицировала рану. Сейчас он спит.

— Ты уверена, что он не умер?

— Да. Он в порядке. Обещаю.

— Сколько я плачу тебе, напомни-ка?

— Пожалуйста. Прости. Это был просто несчастный случай. Он бежал и разбил вазу, прежде чем я смогла его догнать.

— Вот почему ты должна СМОТРЕТЬ за ним! Ну, как будто я за это, блядь, плачу тебе. Знаешь что? К черту. Я не занимаюсь этим дерьмом больше. Я ухожу с работы и забираю сына. Платить тебе я не буду. С тобой покончено.

— Что? Почему? Это один маленький случай. Просто царапина.

— Да! На этот раз! — женщина повесила трубку, Тесса сидела, держа трубку, пытаясь сделать глубокий вдох. Она не могла позволить себе потерять еще одного ребенка. Она уже была в критической ситуации. Последние два близнеца переехали и она еще не заполнила их места, потерянный доход больно бил по карману. Потеря Бобби станет ударом.

Менее чем через час его мама пришла и ушла с ним. Бобби так и не проснулся. Тесса была рада, по крайней мере, этому. Женщина стояла и ругала Тессу в течении нескольких минут, затем ушла. Наконец, пять часов вечера. Родители приходили и уходили, забирали своих детей. Вскоре остались она и Дастин.

— Дастин? Ты голоден?

— НЕТ! — закричал он, входя в игровой зал. Она вздохнула и села за стол. Она хотела прикончить бутылку вина. Или даже две. Тесса открыла ноутбук и вошла в Даркнет. Она обнаружила его несколько месяцев назад, когда кто-то на фейсбуке упомянул об этом. Тогда она и присоединилась к темным сайтам и форумам о самоубийстве.

Она не считала себя самоубийцей, но всегда ею была в глубине души. Она страдала от клинической депрессии, с тех пор еще, как была подростком. Все усугубилось, когда ее бывший убежал с девятнадцатилетней почти два года назад. Оставив ее одну, поднимать Дастина. Домашний детский сад — единственная работа, которую она могла бы делать и по-прежнему заботиться о Дастине. Она пробовала работать на других работах и отдавать его в детский сад, но никто не хотел принимать его.

Большинство сайтов были ролевыми играми, где люди говорили и фантазировали о различных способах совершения самоубийства. Одна девушка говорила о том, чтобы перерезать себе горло. Одна мысль об этом заводила ее, говорила она. Другая хотела поехать в Сан-Франциско и спрыгнуть с моста Золотые Ворота. Такая романтическая идея. Ничто из этого не нравилось Тессе.

Когда ей было девятнадцать, она как-то проглотила кучу снотворных. Потом была скорая, затем неделя в психиатрической больнице, потом ее, наконец, отпустили. Это была единственная попытка, которую она совершила, и единственный раз, когда она лежала в больнице. Несколько недель назад кто-то на форуме упомянул «Горячую линию для самоубийц». Это звучало «за гранью» для нее, но один из участников предположительно связался с ними.

Спустя короткое время Тесса оказалась на сайте «Горячей линии». Из любопытства она заполнила онлайн-форму и нажала отправить. После ничего не происходило и сразу после этого, она забыла об этом. Прошло несколько недель, прежде чем к ней постучали в дверь. Это был красивый молодой человек в костюме. Он приехал сразу после того, как остальные дети ушли по домам. День был необычайно тяжелый, поэтому последнее, чего она хотела, это гости. Но что-то в нем заставило ее открыть дверь.

— Добрый день, — сказал он. — Вы, должно быть, Тесса.

— Да? А вы…

— Мистер Блэк. Из Горячей Линии для самоубийц. Очень приятно познакомиться. — он пожал ей руку. Она могла только представить, как изменилось ее лицо, когда он упомянул «Горячую линию». Она почти забыла о ней.

— Это … вы полицейский?

— О, Боже, нет, — смеясь, сказал он. — Конечно нет. Уверяю вас, я совсем не полицейский. Могу я войти?

Она отступила и он вошел в комнату. Они сели за столом в столовой, мистер Блэк сел напротив нее.

— Так. Вы знаете, что мы делаем, верно?

— Да. Думаю, знаю.

— Мы позволили себе проверить ваше прошлое. Мы всегда осторожны, прежде, чем сделать следующий шаг. Мы проводим исследования. У вас было довольно темное прошлое. Госпитализация, неудачная попытка самоубийства. Поэтому на этот раз вы решили вызвать экспертов. Верно?

— Полагаю, что так.

— Хорошо. Итак, что мы делаем? Мы сделаем так, чтобы вас никогда не забыли. Сначала мы просто помогали людям убивать себя. Но это было так пусто, так расточительно. И мы добавили новый слой. Мы придадим смысл вашей жизни. Прямо сейчас, если вы погуглите Тесса Джонсон, что вы найдете?

— Полагаю, немного.

— В точку. Как только мы предоставим наши услуги, на следующий день вы будете общенациональной новостью. Возможно, во всем мире.

— Так что вы делаете конкретно?

— Мы выбираем подходящую цель. Привлекаем наших опытных специалистов, все бывшие военные спецназовцы. Эти люди убьют как можно больше людей до прихода властей, затем быстро и безболезненно заберут вашу жизнь, прежде чем исчезнут. Наши люди похожи на призраков. Никто даже не подозревает, что они существуют.

Идея убить кучу людей не вдохновила Тессу.

— Какая цель? Я имею в виду, что, если я не хочу никого обижать?

— Мы находим группу людей, которые заслужили это и убираем их. Поверьте мне, невинные люди не пострадают. Все очень чисто.

Очень чисто. Ей было трудно уложить это в голове. Неужели она действительно хочет умереть? После сегодняшнего дня она была в этом уверена. Несколько дней смерть казалась единственным побегом. Единственным выходом. Она не была религиозной и никогда не верила в рай или в ад. Для нее смерть означала сон, а это означало отдых. В течение многих лет она не отдыхала. Ее ежедневным мучениям не было конца. Она любила Дастина и детей, но и ненавидела их одновременно.

Ей будет сорок пять через несколько месяцев, и лучшие ее годы будут потрачены на воспитание детей. К тому времени, когда Дастину исполнится восемнадцать, ей будет почти шестьдесят. Хотя это и не совсем старость, но и не молодость. Она даже не хотела об этом думать. Она вспомнила, что ее маме было около шестидесяти, когда та впервые начала испытывать серьезные проблемы со здоровьем. Всю жизнь слушать вопли, а когда она, наконец, останется сама по себе, она будет больной. Та еще удача. Нет, она предпочла бы избавить себя от многих лет страданий.

Ей нравилась идея, что ее запомнят. Войти в историю известной или, по крайней мере, печально известной. Всю свою жизнь люди переступали через нее. Она всегда была либо невидимой, либо ничтожеством. Сейчас у нее есть отличная возможность, оставить свой след. Все те люди, которые говорили ей, что она никуда не годится, или кто нагадил ей, особенно ее бывший … возможно, некоторые из них станут одной из мишеней.

— Вы говорите, это будет безболезненно? — спросила она.

— Абсолютно. Вы ничего не почувствуете. Это будет очень быстро и спокойно. Даю слово.

— Когда это произойдет?

— Нам нужно какое-то время, чтобы организовать операцию. Кроме этого, для обеспечения безопасности я не могу дать вам точное время и место. Просто знайте, что мы будем на связи. Все произойдет быстро. Поэтому сделайте все окончательные приготовления в ближайшее время и будьте готовы. Согласны? — Он протянул руку.

— Согласна, — сказала она, и пожала ему руку. Он поднялся, кивнул ей и вышел из дома. Она сидела минуту, думая о том, на что она только что согласилась. Она умрет и скоро. Это была сделка, которую она только что заключила. Часть ее задумалась, сможет ли она отказаться. Может ли она передумать? У них есть политика отмены? Это было маловероятно. На самом деле не было никаких договоренностей. Ей хотелось бы знать, когда это произойдет, чтобы она могла отвезти Дастина, по крайней мере, к маме. Надеюсь, он не увидит ничего, что могло бы напугать его на всю жизнь. Она встала, чтобы приготовить ужин, и провела остаток дня, задаваясь вопросом, что будет делать Горячая линия и на что будет похожа смерть.

В течение следующих нескольких недель Тесса стала намного спокойнее. Она даже не заботилась о том, что потеряла третьего ребенка из детского сада. У нее было еще четверо детей, и один из них Дастин. Этого было достаточно, чтобы занять ее, пока они не придут за ней. Через несколько недель она все меньше и меньше думала об этом. В то время как она жаждала, наконец, избавиться от своей жалкой жизни, эта жизнь продолжалась. Если она не решит взять дело в свои руки. Но ей никогда не хватит смелости.

День, когда они пришли, был кошмаром. Дастин нападал и дрался со всеми остальными детьми. Она не собиралась даже пытаться объяснить это другим родителям. Все, что она хотела это убежать из дома. Остальные дети бесконечно кричали весь день. Обед превратился в баталию, и ничего веселого в этом не было. Ковер был залит фруктовым пуншем, и один из детей решил закатать фруктовый рулет в ковер, оставив огромную липкую массу прямо в центре гостиной. Другой мальчик бросил трансформера в телевизор, сломав ЖК-экран. У одной девочки, начался понос, прямо на полу в столовой. Остался длинный коричневый след на ковре.

Остальную часть дня дети бегали друг за другом, врезались в мебель и кричали. Когда она подумала, что больше не выдержит, раздался звонок в дверь. Вот бы это была Горячая линия подумала Тесса. Она почти забыла о них. Может быть, мистер Блэк был просто каким-то парнем, поимевшим ее. Или он был странным преследователем. А быть может, они были настоящими и решили, что она не достойна, по какой-то причине.

Все изменилось, когда раздался звонок в дверь. Дети не переставали кричать и даже не прекратили носиться, когда она спотыкалась о них, чтобы добраться до двери. Когда она открыла, в дверном проеме оказались трое мужчин в черных масках и черной форме.

— Тесса Джонсон? — спросил один из них.

— Э-э … да?

— Мы из Горячей линии. Пришло время, — сказал мужчина, проходя мимо нее в дом. Один из них оттолкнул ее от двери и запер замок.

— Что вы делаете? Почему сейчас? Кто цель? Я не понимаю.

— Не волнуйся, спортсменка. Мы позаботимся обо всем.

Один из мужчин вошел в ванную и включил воду. Он наполнял ванну. Она вошла, чтобы посмотреть, что происходит, но один из них остановил ее.

— Просто сиди. У нас все под контролем. Через несколько минут все пройдет.

Она запаниковала, мысли понеслись вскачь. Что они делают? Какова цель? Как они ее убьют?

— Знаешь, — сказала она одному из мужчин. — У меня были разные мысли.

— Слишком поздно, — сказал он. — Как только вы договорились с мистером Блэком, все пришло в движение. Это не остановить.

— Что? Как я умру? Почему ты мне ничего не говоришь?

— Слушай. Соберись, и это дерьмо пройдет гладко.

Через несколько минут первый мужчина вышел из ванной.

— Хорошо, все готово.

Другие мужчины начали вылавливать детей, пока те бегали. Один держал мальчишку подмышкой, другой держал Дастина, который кричал.

— Мамочка! Мамочка! — кричал он, когда они отнесли мальчиков в ванную.

— Что вы делаете? Что происходит?

— Ничего, спортсменка. Просто время ванны — и все, — сказал мужчина.

Она прошла в ванную комнату, наблюдая, как мужчина в маске взял мальчика и окунул детское лицо в ванну.

— НЕТ! —  Закричала Тесса, и бросилась на него. Человек, стоявший за ней, схватил ее за плечо, удерживая за талию. Она смотрела, как мальчик беспомощно борется, булькая в воде. Мужчина держал голову мальчика под водой до тех пор, пока пузыри не прекратились, и ребенок не перестал двигаться. Он продолжал удерживать его в течение еще одной минуты после того, как крошечное тело обмякло. Как только ребенок затих, мужчина поднял мальчика и вытащил его из ванной.

Тесса вскрикнула, когда мужчина подошел к Дастину. Дастин заорал.

— Мамочка! Помоги! — воскликнул он, когда его лицо ушло под воду.

— Пожалуйста! Только не мой маленький мальчик! Не причиняйте вреда моему маленькому мальчику! — всхлипнула она, но мужчины игнорировали ее. Она закрыла лицо руками, пытаясь игнорировать предсмертные звуки ее единственного ребенка, тонущего прямо перед ней. Так вот какая у них была цель. Их план сделать ее знаменитой — утопить ребенка и детей из детского сада, прежде чем убить ее. Ее они тоже собирались утопить? Кто знает. Она думала, что они отправятся стрелять в бар или куда-нибудь, где полно мудаков.

Тесса подняла глаза, когда мужчина пронес безжизненное тело Дастина мимо нее. Он был мокрый, его лицо посинело. Мужчина, державший женщину, вытащил ее из ванной комнаты, когда двое других мужчин поймали оставшихся детей и отвели их в ванну. Дольше всех сражалась маленькая девочка. Она убежала вглубь дома и спряталась под кроватью. Одному из мужчин пришлось поднять кровать, чтобы вытащить ее. Вскоре в доме стало так тихо, как никогда. Она увидела, что они уложили в спальне мертвых детей.

Все четверо лежали на спине, скрестив руки на крошечной груди. Слезы текли по лицу Тессы, когда мужчина, держащий ее, наклонился к ней и тихо сказал.

— ОК. Твоя очередь. Пора. — Сказал он.

Она не сопротивлялась, идя в ванную. Ее мелкая жизнь заканчивалась. Мир запомнит ее как детоубийцу. Это все она. Она сделала это. Это ее глупые мысли о самоубийстве привели к этому. Если бы ей хватило смелости, она бы просто покончила с собой и спасла детей.

Они отвели ее в ванную, и мужчина отпустил ее.

— ОК. Раздевайся. Не волнуйся. Ничего сексуального. Мы не тронем тебя. Это все для вида, когда они тебя найдут.

Она сняла рубашку, джинсы, лифчик и трусики. Один из мужчин взял одежду и бросил их в кучу в углу.

— Отлично. Залезай в ванну.

Мысли путались, она вошла в ванную. Вода была теплой, когда она легла в нее. Один из мужчин достал опасную бритву и схватил ее за запястье. Она знала, что будет дальше. Закрыв глаза, она откинулась назад и глубоко вздохнула. Не было смысла с ними бороться. Она вот-вот умрет убийцей … детоубийцей.

Бритва ужалила ее, пройдя вдоль вены. Боль была намного острее, чем она думала. Она съежилась и дернулась, когда он разрезал ей руку от локтя до запястья и опустила руку в воду. Она открыла глаза, чтобы увидеть, как вода становится темно-красной, пока жизнь вытекает из ее тела. Она посмотрела вверх, мужчины вышли из ванной, когда ее веки отяжелели. Она вспоминала, как кричал Дастин в последние мгновения своей жизни, обо всех своих неудачах и думала о том, что даже умереть не смогла правильно.

 

  1. Джонни Аксельрод

Лос-Анджелес, Калифорния

Джонни вымыл все в его поле зрения. Он почистил за туалетами, под ними и вокруг них. Он продолжал полировать хромированную сантехнику, а также блестящие диспенсеры для туалетной бумаги. Его колени пульсировали от пребывания на полу так долго. Это заняло несколько часов, но как только он закончил с последней кабинкой, он, наконец, получил шанс выпрямиться.

Оглядевшись, он задавался вопросом, почему он все еще так старается. Он проработал десять лет. Работать уборщиком в большой юридической фирме никогда не стесняло его. Для некоторых это было бы унизительно. Лично ему нравилось работать и убирать. Он гордился тем, что все сверкало, когда он убирал. Его любимой частью было, когда люди смотрели, на то как чисто и хорошо пахнет, после его работы. Его работа была замечательной в течение большей части его времени.

То есть, пока его новый босс не явился пару месяцев назад. До этого он был образцовым сотрудником. Когда Роджер стал начальником, Джонни никак не мог ему угодить. Независимо от того, как он убирался или насколько это было прекрасно, Роджер постоянно говорил ему, что это похоже на дерьмо. Не просто «о, ты пропустил пятно». Нет, это было слишком вежливо. Это было больше похоже на «Я думал, ты сказал, что убрался».

Самое паршивое было, когда Джонни делал что-то, Роджер говорил ему бросить и сделать что-то еще, чтобы потом прийти и накричать на него, за то, что он не закончил первое. Это было очень неприятно. Джонни всегда оставался на высоте и гордился своей работой. Эти оскорбления Роджера заставляли Джонни все больше уходить в себя.

Сначала это было просто раздражающе, затем появились выговоры. Все придуманные. То ему приписали час опоздания, хотя он был на работе вовремя. Это был компьютерный сбой, в котором говорилось, что он пришел на час позже, хотя он был на рабочем месте. Конечно, Роджер ему не поверил. Он сказал, что его можно было бы предупредить за тридцать минут. В следующий раз он просто решит, нет звонка – нет шоу, и уволит его.

Он работал в этом месте почти десять лет. Ему тут нравилось и было комфортно. От того, что творилось в экономике, рабочих мест было немного. А тут он зарабатывал хорошие деньги. Было очень сомнительно, что он сможет найти другую работу после тюрьмы. Одно это заставляло его держаться за работу, не говоря уж о пенсии и премиях. Он даже думать не хотел о другой работе. Пока Роджер не отодвинул его в сторону.

Они были в главном коридоре, адвокаты и другие сотрудники приходили и уходили.

— Джонни! — позвал Роджер из-за коридора. — Что, черт возьми, ты делаешь?

— Я… мм, собираюсь натереть воском пол, как и каждый вторник.

— Воском пол? Ты не очень хорошо понимаешь простые инструкции?

— Какие инструкции?

— Я сказал тебе, что конференц-зал на втором этаже сегодня нужно убрать первым.

— Ты никогда не говорил мне этого, Роджер.

— Значит, ты называешь меня лжецом? Меня бесит твоя фамильярность.

Джонни глубоко вздохнул.

— Я не говорил, что ты врешь. — Хотя ты лживый мудак. — Я говорю, что я не помню, чтобы ты говорил мне. Вообще. Я уверен, что я бы это запомнил.

— Ну, как бы то ни было. Пойди, убери там. Сделай это в следующие сорок пять минут, или твоя задница – окажется на улице. Я об этом говорил с тобой.

Джонни направился к лестнице, стараясь не смотреть на большую группу людей, которые просто смотрели ему вслед. Ему исполнилось сорок всего несколько недель назад. Никогда в жизни с ним так не разговаривали. Со средней школы. Это было унизительно. Он считал шаги, пока шел на второй этаж, пытаясь успокоиться.

Он убрал конференц-зал как раз вовремя, перед встречей, которая должна была произойти. Когда он вышел на улицу, Роджер снова его ждал там.

— Все слоняешься без дела?

— Я убирал конференц-зал, как ты сказал мне.

— Да. Замечательно. Какой сегодня день?

— Вторник. А что?

— А что у нас натирают воском во вторник?

— Разве у нас не было уже этого разговора?

Роджер положил руки на бедра и издал саркастический смешок, покачав головой.

— Вот ты снова дерзишь. Неси свою жирную задницу туда и натри воском этот проклятый пол. Клянусь. Это последнее уведомление, я уволю тебя, если ты все испортишь. Иди.

Живот Джонни сжался, когда он направился вниз. На лестничной клетке к нему подошел один из служащих. Он не знал имя парня, тот был одним из адвокатов. Джонни думал, что его зовут Гленн. Гленн бросился к нему на лестнице и ткнул его.

— Эй, чувак! Здорово тебе надрали задницу. Думаю, тебе стоило остаться в школе. Хахаха! — Сказал Гленн, и промчался мимо. Джонни хотел пойти за ним и посмотреть, как он упадет лицом вниз с лестницы. Ебаный мудак. Никто не знал ничего о Джонни. На деле, он получил высшее образование в области маркетинга. Проблема заключалась в том, что маркетинг был довольно популярным, и поле работы было насыщенным. Поэтому он выполнял совсем другую работу работу. Мудак.

Джонни добрался до главного зала и провел следующие несколько часов, накладывая воск, а затем полируя пол, пока тот не стал гладким и блестящим. Как только он отложил тряпку в шкаф, Джонни прикрыл дверь и закрыл руками лицо, считая, пока не успокоился. Он понятия не имел, что делать. Либо продолжать расстраиваться от дерьма Роджера, либо просто прекратить все. Ни один вариант не был хорошим. Он решил поговорить с эйчаром. Может быть, они могут перевести его или, ну, он понятия не имел. Он решил, что поговорит с ними и по крайней мере посмотрит, что они скажут. Возможно, у них есть предложение или, они смогут унять этого придурка.

Час спустя он сидел в офисе отдела кадров, беседуя с Деб, менеджером по персоналу. Он только раз встречал ее раньше, и она всегда казалась достаточно приятной. Она спросила, что его беспокоит, и он рассказал ей все. Он рассказал о путаных направлениях, оскорблениях и унижении перед другими сотрудниками. Она внимательно слушала, кивая и записывая.

Наконец, он закончил. Сначала он нервничал, но как только он начал говорить, он начал чувствовать себя более комфортно. К тому времени, как он закончил, он почувствовал, будто огромный груз упал с плеч. Он сидел, ожидая, когда Деб закончит все записывать. Как только она закончила, она подняла голову, Джонни с нетерпением ждал, что она скажет.

— Ничего себе, Джонни, звучит невероятно плохо.

— Да. Именно так. Несколько дней я чувствую себя плохо, даже когда думаю о приходе на работу. Я не знаю, что делать.

— Ну, это просто проблема. Я тоже не знаю, что делать.

— Что вы имеете в виду?

— Понимаете, Роджер — племянник мистера Кертиса. Знаешь, ТОГО мистера Кертиса? Который основал и владеет этой фирмой. Он рассказал мне о Роджере, когда его нанимали. Похоже, у него были проблемы в колледже и трудности с тем, чтобы удержаться на работе. И так как господин Кертис часть семьи, он назначил его ответственным за санитарию. Роджер хорошо справляется. До сих пор вы единственный, кто пожаловался.

Джонни чувствовал себя так, словно его ударили в живот.

— Так, о чем вы говорите?

— Я говорю, что не могу много тут сделать. Я могу поговорить с Роджером и даже поговорить с мистером Кертисом. Но, скорее всего, они решат, что проблема в вас.

— Вы издеваетесь? Значит, ему разрешено вести себя как бредовому психопату, потому что его дядя владеет компанией?

— Боюсь, что так. Вы можете обратиться с иском, но вам придется нанять адвоката, оплатить судебные издержки и так далее. Поэтому вам нужно решить, что вы хотите сделать.

Джонни встал, недоверчиво покачав головой.

— Значит, он должен еще кому-то нахамить? Что, если девушка придет сюда и скажет, что он щупал ее?

— Вы знаете, что он это делает?

— Нет. Просто спрашиваю.

— Наверное тогда мы могли бы что-то сделать. У вас еще что-нибудь?

Джонни покачал головой и вышел из кабинета. Он направился в туалет и заперся внутри. Он не был уверен, хочет ли он плакать или все бросить. Все это было так ужасно. Это был вопрос времени, когда Роджер уволит его. Либо уволит, либо будет срываться, мучая его. Скорее всего, так и будет.

Этот парень был гребаным садистом. По какой-то причине он выбрал именно Джонни. Джонни никогда не видел, чтобы Роджер докапывался до кого-то еще. Он отдышался, вышел из кабинки и встал перед зеркалом, чтобы ополоснуть лицо. Рядом с ним появился другой сотрудник. Это был адвокат. Его звали Чак. Он был невысоким, с зачесанными грязными волосами и козлиной бородкой.

— Что случилось, мужик? — сказал Чак. – Кончились туалеты для уборки или что?

— Просто перерыв.

— Вот черт. Должно быть это приятно. Хотел бы я тоже перерыв. Попробуй заняться настоящей работой.

Чак подошел к одному из писсуаров и остановился.

— Видишь? Посмотри на это дерьмо. На писсуаре большое пятно. Иди и убери это дерьмо!

— Я сказал, что у меня перерыв.

— ОК. Может, мне следует поговорить с Роджером. Скажу ему, что его чертовски аккуратный туалетный человек не делает свою чертову работу. Как это думаешь закончится?

Джонни закатил глаза и вытащил чистящую тряпку из комбинезона, вытер писсуар и махнул рукой, указав на него Чаку.

— Сейчас? Лучше?

— Намного, — сказал Чак, расстегивая штаны и обоссав весь край писсуара, чуть-чуть попав на Джонни.

— Какого черта? — вскрикнул Джонни.

— О, эй. Извини, чувак. Плохо прицелился. Ха-ха!

Джонни выбежал из туалета и направился к выходу. По пути ему встретился Роджер. Джонни пытался просто уйти и никогда не возвращаться, но это было не так просто.

— Ну-ну. Вот наша маленькая говорливая птичка. — Сказал Роджер, останавливая его.

— Маленькая птичка? Что?

— Да я тут просто поговорил с Деб, эйчаром. Похоже, вы хорошо пообщались. Тебе полегчало?

— Нет.

— Хорошо. Ты помнишь, о том, что я тебе говорил? Может заплачешь? Дать тебе салфетку? Может, подгузник сменить?

— Чего ты хочешь от меня?

— Я хочу, чтобы ты делал свою чертову работу и хоть немного уважал меня. Очевидно, ты не можешь справиться с этим. Вот почему тебе сорок лет и ты работаешь чертовым уборщиком. Мне просто кажется, что тебя это злит. Ты жалок. И да, ты ничего не можешь с этим поделать. Иди, поплачь эйчару, поплачь господину Кертису. Никому нет до тебя дела. Поэтому, ты можешь либо уйти, либо смириться со мной. Ну, и что ты будешь делать?

— Ничего. Я не знаю.

— Неси свою задницу обратно, на работу. Лучше не думай о том, чтобы снова нарываться. Я хочу, чтобы ванные комнаты на каждом этаже были безупречны к концу этого гребаного дня. Я хочу, чтобы с туалетов можно было есть. Ты понял?

— Да. Я понял. — Сказал Джонни, развернулся и ушел.

Он провел остаток дня, чистя туалеты. Их было восемь. Когда он закончил, все они были стерильными. Он подождал, пока Роджер придет, чтобы сказать, как плохо они убраны, но узнал, что Роджер ушел из офиса, почти сразу, как накричал на него. Джонни отправился домой.

Он был в такой ярости, когда вернулся домой, что едва мог себя сдерживать. Все, что он хотел сейчас, это что-нибудь сломать. Его кровяное давление поднялось, пока он пытался успокоиться. В последний раз, когда он так рассердился, он бросил свой ноутбук в стену. Это был совершенно бессмысленный поступок. Зачем ломать собственное барахло?

Вместо этого он вошел в темную паутину. Там он иногда искал видео о реальных казнях. Обычно это делали банды или картели. Часто кому-то отрубали голову или расстреливали. Время от времени он находил что-то более творческое. К одному из видео были интересные комментарии. В видеоролике показывались кадры с камеры безопасности в школе, в Индиане, где была стрельба несколько месяцев назад. Видео было зернистым. Какой-то одинокий придурковатый парень вошел в среднюю школу и начал убивать детей и учителей.

Некоторые сторонники теории заговора считали, что за этим стоит что-то более зловещее. В видеоролике многого не увидишь. Было видно, как стрелок ходит с пушкой, и выглядит потерянным. Позже, как он входит в комнату. На заднем плане виднелись намеки вспышки. Большей частью кадры были зернистыми и трудночитаемыми. Это странно, поразился Джонни. Шел 2016, но кадры с камеры безопасности выглядели как снимки на видеокамере Радио Шэк 70-х годов.

Он заметил кое-что на заднем плане. Прямо перед вырезанной частью. Было похоже, что за стрелком стоял мужчина в лыжной маске. Джонни попытался замедлить видео, но размытость становилась сильнее, после чего сцена менялась. Один из парней в комментариях убеждал.

Брубейкер3222: Я говорю вам, ребята. Это горячая линия для самоубийц. Они проворачивают всю эту хрень. Они не шутят!

ХересДжонни91: Что такое горячая линия для самоубийц?

Брубейкер3222: Я думаю, это может быть правительство. Они сняли эту муть, чтобы он выглядел как какой-то неудачник. Но нет, мужик. Вы видели это видео. Чувак выглядел так, будто он едва держал винтовку. Он точно не стрелял в людей. Этому ублюдку помогли.

ХересДжонни91: И что? Этот парень нанял их или что?

Брубейкер3222: Я не знаю, как это работает. Я был на их сайте, но тоже струхнул заполнить форму. Но если вы хотите убить кучу людей. Эти ребята сделают это. Они как хреновы призраки. Без шуток.

Джонни щелкнул по ссылке, которую разместил мужчина, там была простая онлайн-форма. Он смотрел на нее несколько минут и собирался уже закрыть сайт, когда появилось окно чата.

Привет, Джонни. Не нужно заполнять форму. Мы следили за тобой какое-то время. Думаю, мы можем тебе помочь. Будем на связи.

Окно чата исчезло, Джонни оттолкнул компьютер от себя.

— Что, черт возьми, это было? — подумал он, озираясь. Он встал и огляделся. Проверил свои светильники и заглянул под мебель в поисках камер или прослушивающих устройств, но ничего не нашел. Не то чтобы он знал, что искал. Все, что он знал, что некто из чата подшутил над ним. Но тогда, как они узнали его имя? Ну, его ник был ХересДжонни … вероятно, это была не самая лучшая идея. Он закрыл ноутбук и пошел в душ. Настало время, когда виски смоет остальную часть дня.

На следующей неделе работа была такой же кошмарной, как и в предыдущие несколько недель. Роджер в полную силу унижал и ругал Джонни на каждом шагу. Конечно, видя, как над ним открыто издеваются, другие сотрудники решили, что сезон издевательств открыт. Можно подумать, что группа профессиональных юристов выше такого поведения, но это было не так. Джонни чувствовал словно он снова в седьмом классе, когда впервые начал расти, только не в рост, а вширь. С тех пор он всегда боролся со своим весом.

Рабочая форма еще больше подчеркивала несовершенство его фигуры. Роджер и остальные коллеги каждый день напоминали ему какой он толстый слон. Джонни попытался все это игнорировать, но через несколько дней почувствовал, что больше не может. Он вышел с работы и уже собирался сесть в автомобиль, когда на пассажирском сиденье увидел мужчину в костюме.

— Кто ты, черт возьми? — спросил он.

— Все в порядке, Джонни. Пожалуйста, садись. Я просто хочу поговорить с тобой немного.

— Кто ты?

— Меня зовут мистер Блэк. Я с горячей линии.

Джонни огляделся, прежде чем сесть в машину и закрыл дверь.

— Горячая линия для самоубийц, да?

— Да сэр. К вашим услугам.

— ОК. Но я не самоубийца. Может быть, убийца. Наверное, я мог бы быть самоубийцей. Я действительно чертовски встрял. Я не могу позволить себе бросить эту работу, но я не могу каждый день ходить туда.

— Мы знаем, Джонни. Мы смотрели.

— Вы говорили это. Как?

— Мы не просто веб-сайт. Мы — движение.

— Что, на хрен, это значит?

— Как бы ты хотел отомстить Роджеру? И его дяде? И остальным мудакам, которые изо дня в день прогоняют тебя через ад.

— Дерьмо. Мне бы этого хотелось. Но не знаю, хочу ли я убивать себя. Так что вы за люди?

— Это немного сложно, так что позволь мне объяснить.

Мистер Блэк стал рассказывать, что такое «Горячая линия», что они делают и почему. Или, по крайней мере, столько, сколько ему было позволено рассказать. Джонни все выслушал. Большая часть рассказа показалась заманчивой, а мистер Блэк был достаточно серьезен.

— Слушай. Мы делаем это все время. Не всегда это массовые расстрелы. Иногда это мать, которая топит своих детей, прежде чем покончить с собой. Иногда убийство-самоубийство, когда два любовника убивают себя или друг друга. Мы твердо верим, что человек имеет право выбрать время своей смерти. Мы просто помогаем в выборе средств, и в некоторых случаях вы становитесь знаменитыми благодаря нам.

Джонни подумал несколько минут.

— Что, если я просто хочу убить несколько жоп?

— К сожалению, мы не можем обещать конкретные мишени. С тобой будут наши специалисты. В глазах же общественности, ты будешь тем, кто совершит все убийства. Ты войдешь в историю, как один из самых известных массовых стрелков. Сколько людей работает в вашем здании?

— Я не знаю. Может, человек триста или четыреста.

— Представь, если ты убьешь от пятидесяти до ста и ранишь еще больше. Это войдет в историю. Один из наших бывших клиентов, в результате наших действий, изменил законы в своем государстве.

— Но что будет со мной?

— Один из наших сотрудников, до прибытия властей, безболезненно заберет твою жизнь. В большинстве случаев клиенты даже не видят, как это происходит.

— Я не хочу умирать.

— Ну, если мы этого не сделаем, альтернатива — тюрьма. Не говоря уже о том, что мы просто не можем оставить свободные концы. Вдруг ты дашь показания о том, кто тебе помог. Не то, чтобы тебе кто-нибудь поверил. Наши люди — высококвалифицированные специалисты. Они входят и выходят незамеченными. Но мы бы так долго не просуществовали, если были бы небрежны.

— Я вообще ни в кого не выстрелю?

— Нет. Ты войдешь с оружием, которое не будет заряжено. Наши специалисты сделают съемку для властей и для собственной безопасности.

— Но я хочу убить своего босса. Я хочу нажать на курок.

— Возможно, мы сможем что-то придумать. Ты обязательно будешь смотреть.

— Не знаю. — Сказал Джонни. За последние несколько месяцев его депрессия ухудшилась. Он провел много ночей, напиваясь. Порой, он хотел исчезнуть, уснуть и никогда не проснуться. Этот способ — возможность уйти из жизни красиво. Он часто фантазировал об убийстве Роджера. Обычно, в фантазиях, он забивал его до смерти. Хотя увидеть, как вылетят его мозги, это ему понравится.

— Отлично. Черт возьми. Когда мы это сделаем?

— Мы будем на связи. Поверь мне, ты узнаешь.

Мистер Блэк поднялся, пожал руку Джонни и вылез из машины. Джонни наблюдая, как он уходит, задался вопросом, на что именно он согласился.

Прошло всего два дня, когда черный внедорожник резко остановился на подъездной дорожке. Джонни ожидал увидеть мистера Блэка, вместо него он увидел человека в черном военном снаряжении и черной лыжной маске.

— Джонни. Садись. Пора.

Джонни огляделся и забрался в заднюю часть внедорожника. Остальные мужчины были одеты как первый. Никто не говорил пока они ехали на место работы. Один из них вручил Джонни винтовку.

— Держи, спортсмен. Когда мы доберемся туда, пойдешь с нами. Мы все заснимем. Твоя винтовка не заряжена. Когда придет время, мы выпилим тебя, больно не будет. Не волнуйся.

— А как насчет моего босса? Роджера? Мистер Блэк сказал, что, возможно, вы позволите мне убить его.

Они переглянулись, как будто впервые это слышали.

— Как он выглядит? — спросил мужчина.

— Он носит рубашку, с надписью Роджер. Ему тридцать, невысокий, с крысиным лицом.

Военные посмеялись над его описанием.

— Отлично. Я посмотрю, что мы можем сделать, спортсмен. Мы почти на месте. Ты готов?

Внедорожник остановился перед фирмой, люди высыпались из машины. Один из них толкнул Джонни впереди себя. Он побежал внутрь с наемниками, наблюдая, как те сеют огонь в вестибюле. Три женщины, которых он не знал, стояли прямо в дверях. Их головы взорвались, когда пули врезались им в черепа.

Человек на расстоянии нескольких футов наклонился и бросился бежать прямо перед тем, как пули разрезали его пополам. Профессионалы были стремительны, точны и смертельны. Джонни был в восторге от того, насколько эффективно они двигались и убивали. Это было похоже на игру Колл оф дьюти, только с настоящей кровью.

Они застрелили еще нескольких человек в главном зале, прежде чем попали на лестницу. На следующем этаже, как только они вошли через дверь, им встретилась толпа разбегающихся людей. Наемники открыли огонь, сняв несколько из них. Один из вооруженных охранников открыл огонь, но промахнулся. Наемник повернулся и выстрелил ему в грудь, тот упал на спину. Джонни прошел мимо, наблюдая, как пузырится дыра в груди.

Он увидел, что Роджер бежит к одному из офисов.

— Это он! Это мой босс!

Прежде чем наемники смогли ответить, Джонни побежал следом. Он догнал Роджера, когда тот скрылся в туалете и попытался захлопнуть дверь. Джонни засунул ствол винтовки в щель, не позволяя ей закрыться, распахнул дверь. Роджер поднял руки, прикрывая лицо.

— Зачем ты это делаешь? Пожалуйста, не убивай меня! Не убивай меня!

— Ты, ублюдок! Ты вынудил меня сделать это! Все здесь умрут из-за тебя.

— Пожалуйста! Нет! Прости! Я не могу с этим ничего поделать. У меня проблемы с гневом. Я хожу к терапевту.

Джонни прикладом винтовки ударил его по лицу. Его голова стукнулась о шкаф, когда приклад сломал Роджеру нос. Красные ручейки побежали по лицу и подбородку Роджера. Джонни снова поднял приклад и снова ударил его по лицу. Снова и снова он вколачивал приклад в лицо своего босса. С каждым ударом вскрикивая.

— Будь. Ты. Проклят. Кусок. Дерьма. Мудак. Членосос!

Очень скоро лицо Роджера превратилось в измельченное месиво. Один из наемников пришел посмотреть на то, что от него осталось.

— Черт, спортсмен. Ты не шутил. Хорошая работа.

— Спасибо.

Вокруг раздавались выстрелы и крики. Джонни задумался, скольких они убили. Убийство Роджера было самым приятным, из того, что он сделал в своей жизни. Сотрудник линии посмотрел на часы, потом на Джонни.

— Хорошо, спортсмен. Я боюсь, пора. — он прижал пистолет к подбородку Джонни. С тех пор, как они приехали, он почти забыл, что в конце концов умрет. Прошло всего несколько минут с тех пор, как они приехали. Джонни мгновенно перешел от волнения к ужасу. Потеряв контроль над своим мочевым пузырем, он почувствовал, как по его ноге потекла теплая жидкость. Ощущая дуло пистолета у головы, он понял насколько это реально. И окончательно.

— Подождите. Я хочу присоединиться к вам, ребята. Разве я не могу быть одним из вас?

— Извини, спортсмен, — сказал мужчина.  — это так не работает.

Он нажал на курок.

 

  1. Эл МакНил

Элкхарт, Индиана

Мэр Эл МакНил стоял на подиуме возле мэрии, сглаживая то, что может стать самым большим скандалом в его карьере. Почти за тридцать лет правления городом и округом всегда был риск, что все придет к неизбежному и уродливому концу.

— Я предоставлю свои финансовые отчеты и полностью буду сотрудничать с расследованием Генерального прокурора. Эти утверждения ложны и политически мотивированы. Я не сомневаюсь, что ни с моей стороны, ни со стороны кого-либо из моей администрации не было никаких нарушений.

Его жена Дорис стояла позади него с вымученной улыбкой. Он попытался сдержать выступившие бусины пота, но они все равно побежали по лицу. Как только он закончил, пресса начала задавать вопросы. Некоторые буквально нападали на него. Боже, какие же они животные.

— Господин Мэр! Господин Мэр! Правда ли, что вы получили более ста тысяч долларов от Банк Корпорэйшн, в обмен на то, чтобы позволить им строить на экологически защищенной территории? — спросила Лиза МакМахон с местного канала NBC.

Время, усилить обаяние.

— Привет, Лиза, — сказал он с улыбкой. — Нет. Это совсем не так. Банк Корпорэйшн подал заявки на все соответствующие разрешения, и строительство было одобрено независимо от моего офиса. Поверьте мне, я бы даже не узнал об этом, без утверждений планов на нижних этажах! — несколько представителей прессы рассмеялись, указав на следующего репортера.

— Господин Мэр. Здравствуйте. Джон Дуглас из Элкхарт Таймс. Вы сказали, что это расследование политически мотивировано? Мотивировано кем и какой результат, по вашему мнению, они ждут?

— У меня много врагов, Джон. Вы знаете это. Черт, да это мог бы быть ваш босс, после всего, что я о нем знаю. Он уже много лет давит на меня! Хотя, если серьезно, я не знаю, кто. И мотив очевиден, чтобы отвлечь внимание города от себя и от реальных проблем, с которыми мы сталкиваемся каждый день. Я только начал свою инициативу по приведению наших средних школ в современный вид. Мы выделили средства, и теперь работаем над этим. Скажите мне, что более важно? Будущее наших детей? Или кто дал мне деньги за строительство? Спасибо всем! Он улыбнулся и помахал рукой, затем он повернулся, взял за руку Дорис и направился обратно в Ратушу.

Журналисты выкрикивали еще вопросы, но он проигнорировал их и просто ушел внутрь. Дейл Хан, начальник штаба, который шел рядом с ним, наклонился и прошептал ему.

— Это было хорошо. Надо разобраться с этой ерундой. Вы серьезно, про финансовые отчеты?

— Конечно, нет. Просто нужно было что-то дать им. Мы поговорим об этом позже.

Дейл отступил, когда они вошли внутрь и поднялись на лифте в офис. В офисе Эл запер дверь. Улыбка исчезла с лица Дорис.

— Я не знаю, как ты это делаешь. Стоишь и врешь им, улыбаясь сквозь зубы.

— Я занимаюсь этим тридцать лет. Я научился хорошо это делать.

— Это да. – она взяла газету со стола. Заголовок был о скандале.

Мэр МакНил получил миллионы в обмен на налоговые льготы.

В статье говорилось, что несколько банков и крупных компаний давали ему взятки, чтоб он одобрил строительство на площадках города. Многие в городе думали, что это создаст больше рабочих мест, но на эти места они поставили своих людей. Банк Корпорейшен вел строительство на месте городского парка, где жили некоторые исчезающие виды птиц. Эл не слишком беспокоился о редких птицах и не думал, что кто-то будет. Оказалось, он сильно ошибался. Местные экологические группы полностью утопили его в дерьме. Как только это случилось, журналисты начали копать. И узнали, что он отказал некоммерческой детской больнице и вместо этого одобрил заявку брокерской фирме.

Конечно, это было правдой, но это было не так ужасно, как писали газеты. Не говоря уже о том, что, как бы плохо это ни звучало, все было гораздо сложнее. Широкая общественность никогда не понимала этого. Теперь те же самые стервятники, которые ели каждое его слово, как будто это было Евангелие в течение первых четырех лет его пребывания в должности, пришли за ним, пытаясь вырвать из него куски мяса. Его срок заканчивается в следующем году, и он готовился к побегу в Палату представителей. Это будет важный скачок в его карьере. Ни в коем случае он не позволит им ему помешать.

— Так какой у тебя план? — спросила она.

— К счастью для меня, большую часть денег, которые я получил от сделок с недвижимостью, я отложил в оффшоры. Здесь у меня несколько банковских счетов. Я использую их для путешествий и всяких мелочей. Поэтому я предоставлю некоторые из них, частично. Потяну время. Скажем, я не могу получить выписки сразу.

— Ты действительно собираешься говорить с генеральным прокурором?

— Конечно, нет. И если кто-нибудь спросит, почему я еще не сделал этого, я отвечу, что не уточнял, когда поговорю с ним. Просто планирую полностью сотрудничать. Это не первое мое родео.

— Нет, но это твой самый большой бык. Как долго ты сможешь продержаться?

— Достаточно долго, чтобы уехать в Вашингтон. Уехать из этого гребаного города.

Население Элкхарта около ста тысяч человек. На протяжении десятилетий они были столицей производства трейлеров в мире. Затем произошел сбой 2008 года. Они стали жертвами рецессии и к ним даже пару раз приезжал президент. Но все это не помогло. Эл был избран в 2010 году с обещаниями лучшего завтра. Это был лозунг его кампании.

В этом городе стало лучше, чем, когда он только пришел. Но теперь люди считают, что вполне могут втоптать в грязь человека, который их спас. Он не сомневался, что все это устроил один из его врагов. Ходили слухи, что сам Генеральный прокурор, Чарльз Проктер, рассматривал место в конгрессе или даже должность губернатора. Свалив мэра, он мог планировать, таким образом, скинуть своего самого сильного конкурента, и баллотироваться на пост губернатора, заявив, что очистит город от коррупции.

Эл не сомневался, что Проктер был таким же коррумпированным, как и его конкурент. Они же политики. Вот так это делается. Любой, кто думает, что во времена, когда наши предки придумали конституцию, не было сделок в задней комнате и взяток, в лучшем случае наивен или просто глуп. Люди всегда были овцами. Овцы нуждаются в пастухе, таком, как он. Он был тем, кто сдерживал волков. Если они думают, что он плохой, они понятия не имеют о других.

— Давай выбираться отсюда. Мне нужно отдохнуть. — Сказал он.

Он позвонил своему помощнику через селектор.

— Элейн. Пусть Дейл подгонит мою машину, пожалуйста.

Они спустились на лифте, и через несколько мгновений уже сидели на заднем сиденье Линкольна. Пока Дейл вез их домой, Дорис не поднимала глаз от своего телефона.

— Смотришь что-то интересное? — спросил Эл.

— Не особенно. После всей этой драмы я подумала, что стоит посмотреть на фотографии котиков.

Эл заметил, что она что-то набирает на клавиатуре. Он понятия не имел, с кем она разговаривала, и его не сильно это волновало. Они прибыли домой, и Дорис вошла внутрь. Эл остался на улице. Немного погуляв вокруг дома, он достал сигарету и зажег ее. Несколько раз затянулся. Он бросил курить несколько лет назад, но иногда стресс заставлял его выкурить одну-другую. Дорис понятия не имела, что он всегда держал пачку под рукой, впрочем, ему было все равно, если бы она и узнала. Их брак был скорее деловым соглашением. Он вошел в беседку на заднем дворе, сел на скамейку, наблюдая, как птицы плавают в пруду.

Несколько лет назад он просто бы ушел с должности и отошел от дел. Теперь он был не уверен, почему ему так трудно со всем расставаться. Мысли текли вяло.

— Отличный вид, не так ли, — сказал человек сзади. Он вздрогнул, испуганно, бросив недокуренную сигарету.

— Какого черта? Кто ты, черт возьми? — сказал Эл, приближаясь к молодому человеку в костюме.

— Простите. Я не хотел пугать вас. Я мистер Блэк.

— Кто? Как ты сюда попал? Мой дом охраняется.

— О, я вошел сам. Думаю, нам нужно поболтать. Я считаю, что смогу вам помочь.

Вошел сам?

— Подожди? Что?

— У вас неприятности.

— Да, я знаю. Ничего серьезного. В любом случае, это ерунда. Я еще раз спрашиваю, кто ты?

— Мистер Блэк.

— Да. Ты уже говорил это. Но кто, черт возьми, такой мистер Блэк? Почему бы мне не вызвать полицию прямо сейчас?

— Потому что я здесь, чтобы помочь вам. Вы можете продолжать задавать мне бесполезные вопросы или, все-таки, выслушать меня.

— Откуда я знаю, что ты не из офиса генерального прокурора? Или репортер? Дерьмо, эти репортеры – скользкие типы. На днях я поймал одного, скрывающегося в моем мусорном баке. Ебаный мерзкий маленький ублюдок.

— Я уверяю вас. Я не пресса и не госслужба. Я работаю в частной организации. Мы помогаем людям выйти из проблем разной сложности несколько… экстремально.

— Экстремально? — спросил Эл.

— Вы хотите меня выслушать? Или все еще хотите позвонить в полицию? Нет нужды. Просто скажите и я уйду. Но я думаю, вам следует точно знать, в чем ваша главная проблема.

— Какая проблема? Да, пожалуйста, выкладывай. Я устал от твоих загадок.

Мистер Блэк достал телефон из пиджака. Он что-то набрал на телефоне и показал экран Элу. Тот сразу почувствовал, как его сердце подпрыгнуло в груди.

— Какого черта? Как … почему? Кто…

— У моей организации есть способы видеть вещи, которые люди хотят спрятать. Не говоря уже о том, что люди все время присылают нам всякое. Это эпоха цифровых технологий, господин мэр. Кто-то всегда наблюдает.

Эл снова посмотрел на экран. Вот оно. Его фото в постели с двумя молодыми девочками. Настолько молодыми, что одной семь лет, а другой девять. Он заплатил за них, когда последний раз посещал Чикаго. Чикаго был чуть более двух часов езды от Элкхарта. Там был подпольный клуб для мужчин с «уникальными» сексуальными вкусами, такими как его. На фото все были голыми. Одна девочка лежала лицом вниз, когда он занимался сексом с ней сзади. Другая девочка смотрела.

У обеих были пустые и отстраненные выражения на лицах. Он вспомнил эту ночь. Было очень весело. Его хозяин предлагал успокоительные средства для девочек, чтобы держать их неподвижными. Эл отказался. Ему больше нравилось, когда они извивались.

— Где ты их взял? Кто их сделал? Это было на частной вечеринке.

— Что я говорил? Ничто не является частным. И это станет большой проблемой для вас. Примерно через две недели эти фотографии будут опубликованы.

— Ты этого не сделаешь.

— Не я, господин мэр. Помните, я здесь, чтобы помочь. Но кто-то рядом с вами получит их. Как я сейчас. Когда они станут публичными, ваша жизнь, какой вы ее знаете, закончится. Забудьте о расследовании прокурора, забудьте о кресле в Конгрессе. Мы говорим о тюрьме. Долгом- долгом, сроке в тюрьме. Я думаю, что, основываясь только на этом видео, вы получите пятьдесят-шестьдесят лет. Не говоря уже о том, что педофилы не сильно популярны в тюрьме.

— Я не педофил!

— А как вы это называете?

— Никак. Я просто … они такие мягкие и симпатичные. Ладно. К тому же, нам было весело, хотя на этих фото они выглядят немного напуганными.

— Есть еще видео, — сказал мистер Блэк.

Цвет сошел с лица Эла.

— Да, думаю, вот оно. Ты немного облажался. Похоже, одна из девочек … ты порвал ее. Много криков, кровь везде.

— Нет! Нет! Ладно. Уберите это. Так что вы хотите? Денег? Да? Сколько стоит, чтоб это исчезло?

— Оно не исчезнет, господин мэр. Я здесь, чтобы предложить окончательное решение. Возможно, выход.

— Какой? Как только это станет общедоступным, все отрекутся от меня. Дорис уйдет, меня выкинут. Как вы сказали, я сяду в тюрьму, если сначала меня не линчуют.

— Или вы могли бы добраться до них первым.

— Кто?

— Если вы согласитесь с нашими условиями, ваши враги будут мертвы. Вы станете одним из наших VIP-клиентов. У нас есть специальные пакеты для таких людей. Единственным недостатком является то, что все закончится вашей смертью.

— Что?

— Вашей смертью. Я работаю в группе. У нас есть команда специалистов. Вы можете называть их наемниками. Они убьют ваших врагов. В этом случае, генерального прокурора и любого другого, кого вы пожелаете. Кроме того, как VIP, вы можете убить их любым способом, которым захотите. В течение трех дней вы можете убивать их по одному, мучить их, что хотите. Через три дня мы убьем вас и уничтожим их тела.

— Это звучит чертовски блестяще. Кроме моего убийства.

— Еще раз, к тому времени эти видео станут публичными. Как только это произойдет, вы все равно будете мертвы. Я не думаю, что вы слишком долго протянете в тюрьме.

— Ну хорошо. Если вы, ребята, умеете так работать, почему бы не уничтожить видео, и не публиковать его?

— Оно уже опубликовано, мой друг. Это цифровой век. Это как моча в пруду. Человек уже отправил его по электронной почте в Элкхарт Таймс зашифрованным файлом. Полагаю, потребуется неделя или около того, чтобы его расшифровали и напечатали.

— Блядь.

— Так что скажете?

Было очень сложно принять такое важное решение, когда он находился под таким давлением. Вид мучений Проктера, принесет ему много удовольствия, даже если придется за это заплатить. Да какое там, заплатить. Он находил выход из любой плохой ситуации в своей жизни. Он просто использует этих парней для своих целей, а затем ускользнет, как всегда. Это был его дар.

— ОК. Конечно. Начнем с генерального прокурора.

— Хорошо. Вот мой номер.

Мистер Блэк вручил ему карточку.

— Напишите мне свой список к утру. До пяти человек в течение трех дней.

Эл посмотрел на карточку, на ней ничего не было кроме номера. Мистер Блэк уже уходил.

— Эй! А как называется ваша организация?

— Нас называют горячей линией для самоубийц, — сказал мистер Блэк, и скрылся за углом. Эл посмотрел на карточку и осмотрел свой огромный двор.

— И кто вас так называет? – сказал Эл в никуда.

Прошел почти месяц, который чуть не свел Эла с ума. За это время обвинения в его финансовых сделках разрослись. Полиция штата даже обыскала его кабинет дома и в мэрии. Они забрали компьютеры, документы, сотовые телефоны и все остальное, до чего дотянулись. Эл все думал, куда же запропастился этот мистер Блэк и его приятели. Вспомнив про них, он подумал, насколько был глупым.

Мистер Блэк мог быть одним из людей Генерального прокурора, подосланный, с микрофоном. Это была отличная идея. Наверняка бы они его поимели. Но это не имеет никакого смысла. Во-первых, он был готов к таким ловушкам. Во-вторых, если бы у прокурора был видеоролик с ним и этими маленькими девочками, они бы уже арестовали его на месте.

Где-то внутри он понимал, что его жизнь закончена. Занавес опустился, и он это знал. У него не было иллюзий, что эти видео и фотографии не станут публичными. Ни в коем случае он не пойдет в тюрьму. Он хотел знать, кто его подставил и выпить вина из их черепов.

Он получил ответ, когда вернулся домой. Что-то изменилось. Дом был темнее обычного, вся мебель была сдвинута. В гостиной стоял большой стол, вокруг него пара мужчин. Все были одеты в военную форму и черные лыжные маски.

— Вот ты где, спортсмен, — сказал один из мужчин в масках. – Готов?

Эл посмотрел на стол, на котором лежал связанный и обнаженный сам Генеральный прокурор, Чарльз Проктер.

— Ебена мать. Что это? Что здесь происходит? — Спросил Эл.

— Только то, о чем ты просил. Ты сказал, что хочешь, чтобы твои враги пострадали. Мистер Блэк сказал, что ты клиент нашей VIP-программы. Поэтому он здесь.

Человек в маске подвинул стол, на котором лежали различные инструменты. Эл смущенно посмотрел на них и повернулся к мужчинам в масках.

— Что это? Что я, предполагается, буду делать?

— Не прикидывайся невинным. Я видел твое детское порно. Ты садистская сволочь. Я вижу это в твоих глазах. Ты мечтал добраться до этого парня. Подумай. Он хочет посадить тебя в тюрьму на всю жизнь! Он хочет запереть тебя и отнять все, над чем ты работал. Но теперь он полностью твой. Ты можешь заставить его страдать, пока он не сойдет с ума, прежде, чем убить. Или один из нас может это сделать.

Эл посмотрел на Чарли, у которого во рту был кляп, а в глазах застыл ужас. Он застонал, когда Эл поднял взгляд на одного из мужчин.

— Можем мы снять кляп? — спросил он.

Мужчина кивнул одному из приятелей и тот вытащил кляп изо рта Чарли.

— Эл! Что ты делаешь? Ты ненормальный? Ты знаешь кто я!

— Да, Чарли. Я хорошо это знаю.

— Зачем ты это делаешь? Думаешь это тебе поможет?

— Нет. Но это наверняка заставит меня чувствовать себя лучше.

Эл провел пальцами по инструментам, и нашел паяльную лампу. Включил сопло и зажег ее, пыхнуло синее пламя.

— Что ты собираешься делать? — закричал Чарли.

— Я буду пытать тебя, пока ты не назовешь меня папочкой. По крайней мере, план такой.

— Блядь! Не делай этого! Пожалуйста!

Эл держал паяльную лампу над животом Чарли. Тот дергался и кричал при малейшем контакте с пламенем.

— Хорошо! Ладно! Отпусти меня! Я брошу расследование! Я все закрою! Даю слово!

Эл рассмеялся и покачал головой.

— О, Чарли. Мы оба в этой игре так долго. Ты знаешь, что твое слово ничего не стоит.

Эл взял пилу и поиграл ею.

— Вот, — сказал один из мужчин. — Возможно, тебе это понадобится.

Он протянул ему фартук и щиток для лица. Эл надел их и снова взялся за пилу. Он видел такую по телевизору. Такими пилили кости, при вскрытии. Он подошел к Чарли и схватил его за ногу.

— Прости, Чарли. Думаю, будет немного больно.

— Нет! — крикнул Чарли, когда Эл начал пилить кость на лодыжке. Кровь брызнула на фартук и щиток. Он пожалел, что не было стеклоочистителя, чтобы его очистить. Крики Чарли были громче, чем визг пилы, которая отрезала ему ногу. Кровь брызнула из раны.

Он отбросил ступню в сторону, один из мужчин вручил ему паяльную лампу. Эл зажег ее и прижег рану, пока она не почернела.

— Вот так. Кровотечение прекратилось. Ты же не хочешь истечь кровью?

— Пошел ты! Я сгною тебя в чертовой тюрьме, ты, членосос! — крикнул Чарли.

— Нет, Чарли. Не сгноишь.

Эл взял пилу и начал пилить левую руку Чарли в локте. Чарли кричал и пытался вырваться, пока рука не отделилась от тела. Эл снова прижег рану паяльником. Затем поднял отрезанную руку и провел пальцами по члену Чарли. К его удивлению, пенис дернулся.

— Ого. Что это? — Сказал Эл, снова проводя пальцами по члену прокурора. — Ебена мать. Тебе это нравится!

— Прекрати! Пожалуйста!

— Чувак, тебя заводит собственная отрезанная рука.

— Это непроизвольно! Пожалуйста, перестань!

Эл гладил член Чарли, пока эрекция не стала полной.

— Я впечатлен, Чарли. Ты, наверняка, умеешь сделать женщину счастливой.

— Пошел ты!

Эл гладил и гладил отрезанной рукой пока член Чарли не начал пульсировать. Он быстро убрал руку и поднес к эрегированному члену паяльник, включив его. Стоны Чарли превратились в пронзительный вой раненого животного. Эл с интересом наблюдал, как член Чарли потемнел, а затем почернел, превращаясь в ничто. Он продолжал жечь его, глядя, как яички Чарли тоже превращаются в ничто, пока пах его врага не превратился в обугленный кусок плоти.

Одного из мужчин вырвало. Эл посмотрел на высокого наемника, тот пожал плечами.

— Ты крутой, спортсмен. Это дерьмо действительно воняет.

Чарли лежал на столе, дрожа, у него не было руки и ноги, и на месте причиндалов чернела дыра. Эл взял набор плоскогубцев и тисков, подошел к лицу Чарли. Он вставил расширитель, чтобы открыть ему рот, Чарли попытался закричать, когда Эл плоскогубцами вырвал верхний передний зуб. Он швырнул зуб на пол, прежде чем вырвать следующий. Эл с хрустом рвал зубы жертве.

Прошло чуть больше часа, но Эл сумел вырвать все зубы Чарли. Чарли кричал и рыдал, из его рта сочились кровавые пузыри. Эл снял щиток и взял полотенце, чтобы вытереть лоб.

— У тебя все в порядке, спортсмен? — спросил мужчина в маске.

— Да. Это довольно утомительно.

— Хорошо, побереги силы. У тебя тут есть еще один.

— Еще один кто?

Двойные двери позади них распахнулись, и человек в маске вкатил другой стол. На нем была привязана его обнаженная жена, Дорис.

— Вот.

— Дорис? Что? Это моя жена!

— Да, господин мэр! — сказал мистер Блэк, появившись позади него.

— Она тоже связалась с нами. Она хотела, чтобы мы просто убили вас, чтобы она могла получить страховку жизни. По-видимому, она не поняла концепцию горячей линии для самоубийц. Поэтому вы удостаиваетесь чести забрать ее жизнь.

— Боже, Дорис? Зачем?

— Ты гребанный неудачник, Эл. Я знаю о твоей тяге к маленьким девочкам, уже много лет, просто закрывала на это глаза. Твое финансовое дерьмо, с ним бы я еще могла смириться. Черт, я даже могла бы смириться с тем, что ты трахаешь детей, пока это говно не начало всплывать. Я не собираюсь быть женой педофила в тюрьме. Мы должны были поехать в Вашингтон. Вместо этого ты слил себя в унитаз. Все должно было выглядеть так, будто ты раскаялся и покончил с собой, я бы получила поместье, страховку и, что еще лучше, общественное сочувствие. Я могла бы баллотироваться в конгресс! А сейчас? Думаю, ты просто убьешь меня. Но знай, они убьют и тебя.

Она огляделась и увидела Чарли, который задыхался от крови, прерывисто дыша.

— Какого черта? Ты это сделал?

Эл улыбнулся и кивнул.

— Ага. Сейчас я рад, что они привели и тебя. Я понятия не имел, что ты такая хладнокровная сука. Я имею в виду, я знал, но всегда думал, что у тебя есть кусочек нежности ко мне.

Он повернулся к столу и поднял большой крючкообразный нож.

— Полагаю, сейчас мы увидим, сколько у тебя нежных кусков.

Следующие несколько часов он резал, рвал и кромсал свою жену способами, которых бывалые наемники никогда раньше не видели. Даже парень, называвший его «спортсмен» вынужден был выйти на улицу, чтобы проблеваться. К тому времени, когда он закончил, безжизненное тело Дорис лежало на столе. Ее матка лежала на животе, а кишки были обмотаны вокруг нее. Глаза были вырваны и болтались на зрительных нервах. Её рот был раскрыт, нескольких конечностей и частей тела не хватало.

Эл бросил нож в сторону и посмотрел на мистера Блэка.

— Ну что теперь? Технически она наняла вас, ребята. Так что я снят с крючка? Черт, вы, ребята, получили, что хотели. Так что можете уничтожить эти видео, и убить всех в том притоне или даже дать мне это сделать. Черт, я стану легендой.

— Не совсем, господин мэр, — сказал мистер Блэк. — Понимаете, для нашей программы, должны быть правдоподобные мотивы. Поэтому сегодня утром я отправил видео и фотографии в местные новости. Кадры покажут в ближайшие час или два, я думаю, что полиция вскоре появится здесь. Они найдут ваши тела, красивые и аккуратные. А мы исчезнем, как призраки, как всегда.

— Что? Нет! Вы не можете …  — прежде чем он закончил, высокий человек в маске приставил пистолет к его виску. Эл почувствовал холодную сталь и сразу понял, что должно произойти.

— Подождите! — крикнул он, его прервал звук выстрела и следом накрывшая его темнота.

 

  1. Кори Каллахан

Рид, Техас

Кори ненавидел физру. Это, должно быть, было самое близкое к средневековым пыткам в современную эпоху. В шестнадцать лет Кори был проклят почти всем, чем мог быть проклят подросток. Он был невысоким, тощим, страдающим аллергией почти на все, что не давало ему жить, как нормальному человеку, и он был геем. Хоть быть геем и не причиняло ему страданий, но в таком консервативном городке, как Рид, лучше было иметь Эболу.

Кори не относился к открытым геям. Но он всегда был нежным и бесконфликтным, и люди считали его геем, даже раньше, чем он понял это сам. Он хорошо учился, но в городе, где футбольной команде средней школы поклонялись, как греческим богам, тощий гей-ребенок не имел шансов. Ежедневно он делал все, что мог, чтобы избежать ребят из футбольной команды. Кори не считал, что с ним что-то не так, и это вызывало у людей чувство враждебности к нему.

— Ты слишком застенчив, — говорил ему друг, Сэм. —  Ты идешь по коридору, опустив глаза. Ты избегаешь зрительного контакта. Они сразу понимают, что ты меньше и слабее их. Ты показываешь страх, это как размахивать красной тряпкой перед быком. Тебе нужно вести себя более уверенно.

— Почему они не могут просто оставить меня в покое?

— Я не знаю, мужик. Это отстой. Я знаю.

Сэм был хорошим другом. Он не был геем. Кори знал только о двух или трех других геях в школе, и им удавалось это скрывать. Один был даже в футбольной команде. Сэм делал все возможное, чтобы защитить Кори, но у них было много раздельных уроков, вот так не повезло. А однажды слишком не повезло.

Как обычно, приставания начались сразу после физры в душе. Кори обычно старался подождать, пока все остальные не выйдут, прежде чем самому принимать душ, но на этот раз они опаздывали на гимнастический тест. Поэтому душ пришлось принимать вместе. Несмотря на все усилия, он не мог удержаться и все время смотреть в пол. Именно тогда Бак Райан, защитник футбольной команды, решил докопаться.

— Эй, ребята! Разве Кори не сексуален? — Сказал он, все засмеялись. — Я имею в виду, посмотрите на белое, рыхлое, костлявое тело. Горячая штучка!

— Да! И посмотрите на его член! Он такой огромный! — крикнул другой парень, это был Даг Маккеллен. Остальные ребята посмотрели на Дага, закатив глаза.

Кори взглянул на них и отвел взгляд, желая быстрее закончить. Он хотел ополоснуться и уйти оттуда. Он отвернулся, но Бак не отставал.

— На что ты смотришь? А? Ты хочешь пососать мой член? Что ты делаешь? Ты пялишься на меня, сука?

Кори не ответил. Просто продолжил мыться, потянулся, чтобы выключить воду. Бак схватил его за руку.

— Эй! Я с тобой говорю, педик.

Он прижал Кори к стене.  Они стояли там голые, Кори почувствовал себя еще более неловко. Теперь он физически касался этого парня, в два раза больше него.

— Что? Я просто хочу одеться. Оставь меня в покое.

Кори попытался высвободить руку, но Бак только крепче сжал ее.

— Думаю, что да. Думаю, ты смотрел на мой член. Я знал, что гомосексуалисты, как ты в этой школе, плохая идея. Вы пялитесь на нас. Готов поспорить, дома ты принимаешь ванную и дрочишь на всех голых парней, которых тут видел, не так ли?

— Нет. Пожалуйста. Просто дай мне уйти.

— Эй, Бак, мужик. Достаточно доставать пацана. – Сказал кто-то. Бак развернулся и ударил парня по лицу. Кровь побежала из его носа, он поскользнулся и упал на бок на влажный душевой пол. Бак снова вернулся к Кори.

— Давай-ка разберемся с тобой, маленький любитель задниц. Тебе нравится мой член? Как насчет того, чтобы отсосать его тогда? А?

У Кори никогда не было орального секса. Он, вообще, был девственником. И всего пару лет назад понял, что его привлекают парни.

— Нет. Мужик. Просто отпусти меня! — Кори попытался выдернуть руку, но Бак только крепче сжал ее, и толкнул Кори к стене, ударив головой о бетон. Зубы Кори зазвенели, от удара. Бак положил руку на плечо Кори и толкнул его на землю, чтобы тот встал на колени. Слезы побежали по лицу Кори, когда он поднял взгляд на Бака, который тыкал ему в лицо полуэрегированным членом. Кори сжался, когда Бак схватил его за волосы.

— Соси!

Кори огляделся, парни стояли вокруг. Некоторые смотрели с интересом, другие в шоке, а остальные пошли одеваться, полностью игнорируя то, что происходит.

— Я сказал, соси, ты, сучка! Соси мой член! – Бак ударил Кори по лицу. Голова Кори откинулась назад, но Бак удержал ее за волосы. — Теперь, черт возьми, соси.

Он сунул член в рот Кори. Мясистый ствол был толстым и волосатым, Кори не знал, что с ним делать. Член забил его рот, Бак начал двигать его голову назад и вперед. Горло сжалось, Кори почувствовал, что его вырвет, если он ничего не сделает.

После нескольких толчков чувствуя, что задыхается Кори не задумываясь сжал зубы. Бак закричал и отпрыгнул, схватившись за член. Он ударил Кори по лицу, отбросив его назад. Парни смеялись.

— Твою мать! Он укусил член Бака! — Говорили они.

— Заткнитесь! — закричал Бак. Он побежал к шкафчику и натянул джинсы, прежде чем вернуться к Кори, который все еще был ошеломлен от удара и пытался сесть. Он едва успел встать на колени, когда Бак побежал к нему, все еще мокрый, но на этот раз, по крайней мере, на Баке были джинсы. Он схватил Кори за волосы и потащил его на скамейку.

— Ты действительно сейчас выхватишь, педик. Тебе не нравится сосать член, держу пари, это тебе понравится! Бак повернулся и закричал. — Эй! Кто-нибудь, принесите мне швабру!

Один из парней взял швабру в углу и принес ее Баку.

— Держи его! — сказал Бак, и двое парней схватили Кори за руки. Кори хотел закричать, но единственный звук, который он смог издать это рыдания.

— Бак, чувак, что ты собираешься делать? — спросил один из парней.

— Просто смотри!

— Я не думаю, что это хорошая идея, чувак. Шутки в сторону. Думаю, он понял твою мысль.

— Педик укусил мой ебаный член! Он хотел откусить мой член? Может, он хотел вставлять его себе в задницу, как делают гомики! — Бак отвинтил ручку швабры. Он посмотрел на Кори, улыбаясь. — Хорошо, педик. Готовь свою задницу! — Он взял длинную ручку и сунул ее между ног Кори. Наконец, Кори смог закричать.

Неделю спустя Кори сидел в своей комнате, за компьютером. После нападения в раздевалке он не вернулся в школу. Он рассказал родителям, что случилось, они отвезли его в больницу и даже заявили в полицию. Тем не менее, никто из парней не рассказал, что случилось или кто помог Баку насиловать Кори. Все сказали, что ничего не было и Кори это сделал сам.

У Кори был разорван анус, на внутренней части толстой кишки были ссадины. Но да, он все сделал сам. Несколько дней он сидел на жидкой диете, поскольку переваривание пищи причиняло боль. Существенная часть опухоли спала, поэтому сидеть больше было не больно. Через время, вдали от школы, горе и стыд от нападения превратились в ярость. Чистую, сырую и незамутненную ярость.

Он не хотел возвращаться в эту школу. Ни в коем случае он не мог снова показаться там. Он хотел крови. Он хотел видеть, как Бак и его приятели страдают, как он, чтобы они пережили то, что пережил он. Серфя на своем ноутбуке, он нашел сайт, о котором уже слышал, пока лазил по Даркнету. Горячая линия для самоубийц. Он действительно хотел умереть. В этом не было никаких сомнений. Он уже ненавидел себя.

После случившегося он просто хотел умереть и взять с собой этих уродов. Не раздумывая, он заполнил форму и отправил ее. Ничего не случилось, и он подумал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. В его жизни все, что могло быть хорошим, должно было быть неправдой. Он закрыл ноутбук и уснул.

На следующий день, когда его родители были на работе, раздался звонок в дверь. Звонили несколько раз, пока он не набросил рубашку и не открыл. Красивый высокий мужчина в черном костюме стоял у двери.

— Привет, Кори. Могу я войти? — Спросил он.

— Кто вы?

— Я мистер Блэк. Ты связывался с горячей линией.

— Охренеть. Серьезно? Вы имеете в виду, что это реально?

— Да, Кори. Я вполне реален. Нам потребовалось немного времени, чтобы оценить твою ситуацию. На самом деле мы уже слышали об этом. Эти монстры причинили тебе ужасный вред. И ты хочешь отомстить?

— Да. Это верно.

— Ты знаешь, что нас называют «Горячей линией для самоубийц», да?

— Да, знаю. Я больше не хочу жить. Моя жизнь была несчастной. Я даже не могу вернуться в свою школу. Все в этом штате знают, что со мной произошло. Я просто хочу умереть и забрать их с собой. Но я хочу сделать им больно. Я хочу, чтобы они страдали.

— Я думаю, мы сможем организовать это для тебя, Кори. Теперь я могу войти?

Кори оглянулся и кивнул головой.

— О, да. Черт. Извините. — Кори отошел в сторону и впустил мистера Блэка. Они сидели на диване, мистер Блэк объяснял условия.

— Хорошо, — сказал Кори. — Значит, это не больно, да?

— Нет, сэр. Нисколько. Наши специалисты умеют забирать жизни максимально милосердно.

— Как насчет Бака и его приятелей? Они будут страдать?

— Из того, что ты рассказал, я думаю, у меня есть кое-что особенное для них. Они будут очень страдать. Ты сможешь сделать с ними все, что захочешь.

— Хорошо. Выебем этого ублюдка.

— Да. Похоже, ты отлично все понял. — мистер Блэк протянул руку, и Кори потряс ее. — Хорошо, сынок. Договорились. Мы будем на связи.

Три недели прошло, а от мистера Блэка или кого-то еще с «Горячей линии» не было больше ни весточки. Кори провел много времени, фантазируя, что сделает с Баком. Он представлял картинки Бака, обезглавленного, выпотрошенного и другие забавные штуки. Будет ли это на самом деле или нет, он не знал. Кори был вынужден вернуться в школу, но он, хотя бы, был освобожден от физкультуры. Это не улучшило ситуацию. Все пялились на него, с ним никто не разговаривал. Само по себе это не было необычным. Но теперь ему вслед неслись смешки и хихиканье. Он не мог пройти по коридору, не чувствуя на себе взглядов. А посещение туалета было еще ужаснее. К счастью, никто его не беспокоил. Положительная сторона всего этого заключалась в том, что учителя постоянно спрашивали, в порядке ли он. Психолог встречался с ним еженедельно. Так что большинство детей знали, что лучше с ним не связываться.

Однажды после школы, на стоянке, его ожидал мистер Блэк. Он сидел внутри большого черного внедорожника. Блэк опустил окно, когда Кори проходил мимо.

— Привет, Кори. Помнишь меня?

— Гм. Да. Вы мистер Блэк.

— Это верно. Пора. Запрыгивай.

Кори сел в машину, напротив мистера Блэка, машина тронулась с места.

— И куда мы едем? — спросил Кори.

— Мы собираемся навестить твоих мучителей. Как ты и хотел.

Живот Кори сжался при мысли о том, что он встретит парней, которые так с ним обошлись, особенно Бака. Он видел Бака пару раз в школе с момента возвращения. Каждый раз Бак смотрел на него и подмигивал. В первый раз, когда это случилось, мочевой пузырь Кори расслабился и он обмочился. В тот день он ушел домой рано. Мистер Блэк, должно быть, увидел страх на его лице.

— Не волнуйся, сынок. Они не смогут причинить тебе никакого вреда. С другой стороны, ты сможешь причинить им столько боли, сколько захочешь.

— Серьезно?

— Да. Серьезно. Мы почти на месте.

Они проехали через старый заводской парк, пока не прибыли на заброшенную фабрику. Внедорожник остановился снаружи, и они вылезли. Кори последовал за мистером Блэком в темное здание, где они пробирались сквозь лабиринт старых машин и оборудования, пока не пришли в комнату, где стояли несколько столов, с установленным над ними светом.

Когда он подошел к столам, он увидел пару мужчин, стоящих вокруг, в лыжных масках и военной форме. Трое мальчиков были привязаны к столу. В центре лежал Бак. Кори узнал и двух других. Те, кто его держал. Он ненавидел их всех, но именно Бак возглавил нападение. Другие клоуны были его шавками. О таких Бак вытирал ноги.

Когда он приблизился к столам, к нему подошел один из мужчин в маске, и встал рядом с тележкой.

— Как дела, спортсмен? Ты готов? — Спросил мужчина.

— Полагаю, что да.

— Хорошо. Начинай.

Мужчина отступил, и Кори увидел, что Бак лежит на столе, обнаженный. Он дрожал, широко распахнув глаза. Как только он увидел Кори, его глаза расширились еще больше, а челюсть отвисла.

— Кори! Что? Какого черта? Что это?»

Кори не знал, что сказать. Он посмотрел на мужчину в маске, тот ударил Бака в лицо. Кровь брызнула из лопнувшей губы. Он закричал, мужчина оглянулся на Кори.

— Тебе не нужно выслушивать все это дерьмо, спортсмен. Просто выеби его. Смотри.

Кори посмотрел на стол и увидел там набор инструментов.

— Так что мне делать?

— Вот. Дай я покажу. Берешь любой инструмент. – мужчина взял опасную бритву и раскрыл ее. Блестящее лезвие блеснуло на свету, мужчина разрезал грудь Бака. Бак закричал. Мужчина положил бритву обратно на стол.

— Если хочешь, можешь прямо сейчас его убить. Но я по глазам вижу, ты хочешь, чтобы он страдал. Так что посмотри на инструменты здесь и выбери что-нибудь. Вот, надень. – он подал Кори фартук, перчатки и очки. Кори надел их и осмотрел инструменты. Бак пытался умолять его одновременно пытаясь вырваться.

— Кори. Бро, слушай. Я знаю, что ты злишься. Мы просто дурачились, понимаешь? Это была шутка. Ну, ты знаешь. Игры самцов. Я ничего плохого не имел в виду.

Кори, наконец, посмотрел ему в глаза.

— Ничего не имел в виду? Ты, блядь, изнасиловал меня ручкой швабры, мудак. Это не гребаные игры самцов. Это было после того, как ты заставил меня сосать твой член. Ты назвал меня педиком. Да, я гей. Но знаешь, тебе сосали больше парней, чем мне. Так кем это делает тебя?

Слезы текли по лицу Бака.

— Я не знаю, мужик. Иногда я просто смущаюсь. И это меня злит. Но это? Ты пытаешься меня напугать? Ты хочешь заставить меня умолять? Отлично! Я умоляю. Не причиняй мне вреда! Пожалуйста. Я скажу тебе кое-что. Я думаю, что я тоже, возможно, гей. Ладно? Теперь тебе лучше?

— Бред сивой кобылы.

— Я чертовски серьезен. Несколько месяцев назад на вечеринке я был пьян, и там был еще один чувак. Он ходит в другую школу. Мы сидели в одной из задних комнат во время вечеринки и просто дурачились. Он такой же сильный, как я. Так что мы вымотались, и он начал касаться моей руки и прочее. И я все думал о том, как хорошо он выглядит. Я имею в виду, я не знаю, мужик. Иногда я нахожу парней привлекательными. Я оттолкнул его, потому что это чертовски странно. Я не хочу быть гомиком. Но в ту ночь мы дурачились. Это было весело, а потом я как бы испугался. Я пнул его и ушел.

— Ты несешь хрень.

— Нет! Чувак, я серьезно. Значит, ты хочешь знать, почему я тебя ненавижу? Это потому, что ты не скрываешь, кто ты. Я не могу. Если я скажу кому-то, все встанет с ног на голову. Черт, я видел, как они относились к тебе, а ты просто никто. Если я скажу, что я гей, люди просто вываляют меня в дерьме. Меня могут даже выкинуть из команды. Поэтому я просто вымещаю все на тебе.

Кори посмотрел на поднос и взял нож для колки льда.

— Ты вымещаешь это на мне. Потому что твоя неуверенность — моя проблема. Так?

— Нет! Это не так! Прости! Я сказал, прости. ОК?

— ОК. Теперь ты извиняешься. Теперь, когда ты привязан к столу, и я собираюсь тебя замучить. И если мы отпустим тебя, ты снова начнешь меня доставать.

— Нет! Обещаю! Клянусь жизнью!

— Вот в последнем ты прав, — сказал Кори, воткнув нож в ухо Бака. Бак закричал и завыл от боли. Из его уха потекла кровь и какая-то желтая жидкость, Бак дергался и вырывался. Кори вытащил нож и какое-то время наблюдал, как кричит Бак. Двое мальчиков на других столах очнулись от крика Бака и тоже начали кричать. Кори посмотрел на мужчину рядом с ним.

— Можете ли вы просто перерезать им глотки? Я не хочу тратить свое время на них.

— Конечно, спортсмен, — сказал мужчина, кивнув другим мужчинам в масках. Через несколько секунд он услышал булькающие звуки от мальчиков, которые скоро затихли. Бак успокоился, но все еще дрожал.

— Твою мать! Ты, черт побери, убил их! Ты просто, блядь, убил их!

— А я и не шучу. Ты тоже скоро умрешь. Но тебе нужно еще немного пострадать.

Бак зарыдал, когда Кори взял нож и подошел к концу стола. Он схватил Бака за ступню и сунул нож ему в пятку. Бак снова закричал, когда Кори срезал пятку с левой ноги Бака.

— О мой Бог! Оу! Оу! Блядь! Блядь! Дерьмо! Пожалуйста, не надо больше! Больше не надо!

На столе были также бутылки с различными химикатами. Кори мысленно отметил их, и срезал пятку с правой ноги Бака.

— Перестань! Пожааалуйста! — заскулил Бак, рыдая. Кори подошел к столу, бросил отрезанные куски на пол и взял бутылку отбеливателя. Он влил отбеливатель в свежие раны. Бак пытался пинаться, пока отбеливатель жег обнаженные мышцы и кости. Кори улыбнулся, поставил бутылку на стол и посмотрел на мужчину в маске.

— Вы можете его перевернуть?

Мужчина кивнул, двое других подошли и расстегнули ремни. Бака перевернули на живот. Он сопротивлялся, но мужчины были намного сильнее. Они привязали его обратно. Кори подошел к тележке.

— Что ты делаешь? — Спросил Бак. — Что ты собираешься делать?

Кори не ответил, он взял дрель. Там было несколько сверл, Кори выбрал самый длинный и толстый. Почти восемь дюймов в длину и полдюйма в диаметре. Рядом с ним лежала паяльная лампа. Кори нагрел сверло над паяльником, пока сверло не раскалилось докрасна. Он проверил сверло, Бак заволновался сильнее.

— Что это было? Что происходит? Да ладно! Чувак! Пожалуйста, — закричал Бак.

— Как ты сказал мне, Бак? А, да: «держу пари, тебе понравится чувствовать это в заднице». Кажется, так?

— Нет! Нет! Пожалуйста!

Кори раздвинул ягодицы Бака и прижал раскаленное сверло к его анусу. Плоть зашипела, запах сожженной кожи заполнил комнату. Один из мужчин в масках задохнулся от запаха. Бак закричал, когда Кори нажал на кнопку и втолкнул сверло так сильно, как только мог. Куски кожи и плоти, а потом и дерьма разбрызгались повсюду.

Кори сомкнул губы, когда кровь и фекалии выстрелили ему в лицо и очки. Бак трясся и дергался, пока дрель не дошла до конца. Когда он закончил, Кори отщелкнул сверло из дрели, оставив раскаленный металл в заднице Бака.

Бак задыхался от боли, Кори отложил дрель. Тут же был набор рыболовных крючков, на леске. Кори взял крючки и подошел к Баку, оттянул веко и проткнул крючком. Он сделал то же самое с другим глазом, Бак кричал и кричал. Кори обернул леску вокруг головы Бака, натянул ее и обмотал уши, перетягивая их. Теперь глаза Бака были открыты, крючки, привязанные к ушам, не давали моргнуть.

— Черт, Бак, ты дерьмово выглядишь. Что с тобой не так?

Бак не кричал и не плакал на этот раз, он теперь только стонал. Его глаза дергались, и капли крови стекали в глазные яблоки. Его глаза беспомощно дрожали, неспособные моргнуть, когда слезы текли по его лицу. Кори вернулся к подносу и взял рулон лески. Он размотал ее и обернул вокруг шеи Бака. Дальше Кори обмотал леску вокруг лодыжек Бака, мужчина держал ноги жертвы, согнутые в коленях на сорок пять градусов, Кори завязал леску.

Бак старался не задушить себя, держа ноги на весу. Кори отступил, любуясь своей работой. Пока Бак держит ноги на месте, он будет испытывать постоянный дискомфорт, если он расслабит и уронит ноги, он медленно удушит себя.

— Пожалуйста … – силился сказать Бак. — Кори… пожалуйста. Мне жаль … просто …

Его ноги начали дрожать, Кори просто смотрел. В течение следующего часа Бак боролся против собственной усталости, пока он не смог больше удерживать ноги на весу. Когда его ноги, наконец, опустились, он начал задыхаться и задыхаться, беспомощно удушая себя. Наконец его тело обмякло. Кори посмотрел на мужчину в маске, который покачал головой.

— Черт, спортсмен. Ты крутой. Ты знаешь это?

Кори не знал, что это значит, но ему было все равно. Ощущения притупились уже давно. Все, что он чувствовал после нападения в раздевалке, это ярость и ненависть. Он смаковал каждую секунду, глядя, как страдает его мучитель. К сожалению, ярость и ненависть по-прежнему были с ним. Не то чтобы это имело значение. У него было лекарство и от этого.

— Хорошо, малыш. Теперь твоя очередь. Ты готов?

Кори кивнул.

— Могу я сам это сделать?

— Что?

— Бритвой. Могу ли я сделать это сам? Бритвой?

Мужчина вытащил пистолет и кивнул на поднос.

— Конечно. Никто никогда не делал этого раньше сам. Давай. Только без глупостей или я сделаю это за тебя.

Кори кивнул, взял бритву и сел на пол, прислонившись к столу. Он посмотрел на мужчину.

— Спасибо, — сказал он, вытягивая руку и порезав себе запястье. К его удивлению, это было не так больно, как он думал. Он восхищенно наблюдал, как жизнь вытекала из его тела. Медленно его веки отяжелели, он откинулся назад и уставился в потолок. Человек в маске подошел и посмотрел на него. Перед тем, как свет померк, впервые с тех пор, как он себя помнил, Кори почувствовал умиротворение.

 

  1. Мистер Блэк.

Мистер Блэк наблюдал из тени, как Кори кончает с собой. Он улыбался, наблюдая за мальчиком. Очень сильный мальчик. Жаль, что он должен умереть. Возможно, они могли бы использовать его. Кори напомнил мистеру Блэку его самого, когда он был подростком. Он, тоже не был крупным подростком. Кроме того, у него были еще и другие проблемы. Проблемы, которые привели его туда, где он был сейчас.

Он вышел с фабрики и забрался во внедорожник. Водитель завел машину, и они поехали обратно. Пока они ехали, мистер Блэк смотрел в окно и думал, о том времени, когда он был в возрасте Кори. В отличие от Кори, у его семьи были деньги. Его отец был застройщиком, мать сидела дома. Она не была домохозяйкой, если только вы не считаете, что сидеть на диване и пить вино, это работа по дому.

Проблемы мистера Блэка начались в возрасте Кори. Понимаете, он всегда увлекался животными. Он любил животных. Он любил играть с ними и заботиться о них. А также хотел знать, как работают животные. Что у них внутри? Ему было любопытно знать такое и про людей, но он не мог просто вскрывать людей. Поэтому он нашел бродячую собаку, гуляющую в их районе. Он накормил ее и заслужил доверие животного.

Он даже не знал породу. Это была лохматая собака среднего размера и достаточно дружелюбная. Он бросал ей мяч, наблюдая, как она радостно ловила его и несла своему новому другу. В тот день, когда пришло время, он начинил собачью пищу крысиным ядом. Ему не хотелось, чтобы собака страдала, когда он будет делать то, что задумал.

Собака закончила есть, подняла глаза и отшатнулась от чашки. Она тявкнула и заскулила, потом упала на бок. Собака скулила еще несколько минут, пока наконец, не затихла. Он взял собаку и понес ее за сарай. Их сарай был больше, чем обычный сарай. Он был, как небольшая хижина, только там хранились инструменты и садовая утварь. Сарай был достаточно далеко от дома, и он мог часами там сидеть, никем не замеченный. Да и вообще, ему не уделяли много внимания.

Он положил собаку на один из верстаков в сарае и использовал резак, чтобы расчленить ее. Он надел фартук и перчатки, пока занимался своим извращенным делом. Следующие несколько часов он удалял внутренности собаки и осматривал их. Он даже взвесил мозг, сердце и легкие, хотя он не мог бы сказать зачем. Доктора по телевизору делали это во время вскрытия. Он просто положил органы в кучу рядом с телом собаки, когда дверь распахнулась. На пороге стояла его мать. Он испуганно повернулся к ней.

Посмотрев вниз, он понял, что весь покрыт кровью. Она посмотрела на него и на изуродованную тушку собаки на столе и закричала. Он побежал за ней, даже не пытаясь представить, что она думает.

— Мама! Мама, все в порядке! Мама! Я просто экспериментировал!

Они добрались до дома, он снял кровавое снаряжение, прежде чем войти в комнату. Она сидела на диване, и плакала.

— Мама! Что не так?

— Что ты сделал с этой собакой? Ты зарезал ее!

— Нет! Серьезно! Я этого не делал. Я просто хотел посмотреть, из чего она сделана. Раньше я никогда не видел внутренности тела. Что заставляет их жить и прочее, поэтому я расчленил ее. Я отравил ее, прежде чем разрезал, чтобы она не почувствовал боли.

— Боже мой, — она достала свой телефон и начала набирать номер.

— Что ты делаешь?

— Я звоню твоему отцу.

— Для чего? Зачем? Мама!

— Он должен знать, что его сын — монстр!

Он убежал в свою комнату и стал ждать. Несколько часов спустя его отец вернулся домой и вошел в его комнату. Мальчик сидел на кровати, не поднимая глаз.

— Ну, твоя мама говорит, что ты сегодня ее напугал.

— Это была просто собака. Я хотел провести эксперимент. Посмотреть, как она выглядит изнутри. Я больше не ребенок. Мне шестнадцать. Вы, ребята, ведете себя, как будто я маленький ребенок. Мне нравятся животные. Я просто хотел посмотреть, что заставляет их работать.

Его отец осмотрелся. У мальчика в комнате были развешаны плакаты и стояли модели анатомии человека, а также стопки книг о преступлениях, связанных с различными серийными убийцами.

— Ты вроде как врач? — спросил его папа.

— Да. Типа того. Они экспериментируют на мертвых телах в медицинской школе.

— Я понял. У меня есть идея. Твоя мама хотела, чтобы я пришел и отшлепал тебя. Или наказал. Но у меня идея получше. Возьми куртку.

— Зачем? Куда мы идем?

— Просто сделай это. Прокатимся.

Они проехали несколько часов в ночи. Мальчик даже не подозревал, где они теперь. Они свернули с гравийной дороги, где стояла старая мельница в конце извилистой дорожки.

— Что это за место?

— Кое- что особенное.

— Это заброшенная мельница.

— Все не то, чем кажется, сынок.

Они проехали за мельницу, где были припаркованы десятки других автомобилей. Это были не просто автомобили. Тут были мерседесы, БМВ, и даже Феррари. Машины богатых людей, как и они. Когда они вышли из машины, к нему подошли два крупных человека, его отец вытащил что-то из своего кошелька и показал им. Они кивнули и отошли в сторону.

Мальчик последовал за своим отцом в мельницу. Внутри, место выглядело совершенно иначе. Они вошли в темный коридор с мраморным полом и одной лампочкой над головой. Они пошли дальше и уперлись в тяжелые двойные двери. Когда же они прошли сквозь них, то словно оказались на другой планете.

 

Внутренняя часть мельницы была превращена в дорогую бальную залу. Там была роскошная лестница с толстым ковровым покрытием. Люстра висела на потолке. Мужчины стояли в смокингах, и из некоторых комнат наверху слышались приглушенные крики.

— Что это за место? — спросил мальчик.

— Это особое место. Место для таких людей, как мы. Один из мужчин в смокинге подошел к отцу.

— Добрый вечер сэр. Полагаю, он слишком молод для того, чтобы быть здесь, не так ли? Вы знаете правила.

— Ему шестнадцать лет, и поверьте мне, он справится с этим. Его мама поймала его, когда он расчленял собаку соседа. Я знаю, что я не резервировал на сегодня, но как вы думаете, мы можем получить комнату? Я заплачу дополнительно.

— Я думаю, можно что-то придумать. У нас была отмена. Один момент.

Мужчина повернулся и ушел, когда мальчик посмотрел на своего отца.

— Что происходит?

— Послушай, сынок. Сейчас ты узнаешь что-то чрезвычайно важное. Что-то чего я не делал, пока мне не исполнилось восемнадцать, но я думаю, ты уже готов.

— Готов для чего?

— Это место очень особенное. Но и очень опасное. У них очень строгие правила. Правила, которые, если ты нарушишь, ты будешь серьезно наказан.

— Ты имеешь в виду, посадят в тюрьму?

— Я имею в виду, еще хуже. Здесь очень опасные люди. Но это место для нас. Это хорошее место. Это место, где мы можем быть мужчинами, какими мы должны были быть. Понимаешь?

Он посмотрел на своего отца и кивнул.

— Хорошо. Теперь, с этого момента, делай все, что я скажу. Не спорь и не ставь под сомнение. Просто сделай это. Ок?

— Ок.

— Кроме того, не пытайся никому помочь.

— Кому помочь?

— Увидишь. Ты увидишь людей, которые будут умолять тебя помочь им. Но ты не можешь. Обещай, что не будешь.

— Ок. Обещаю.

— И, наконец, ничего не выноси из этого места. Все, что ты здесь увидел, остается здесь, все, что ты тут нашел, остается здесь. Никаких сувениров. И не болтай об этом снаружи. Даже со мной. Ты понял?

— Я понял. Боже. О чем ты вообще говоришь?

— Увидишь.

Подтянутый мужчина в смокинге снова подошел к ним и улыбнулся.

— Хорошо, господа. Ваша комната готова.

Они поднялись по лестнице и прошли по длинному коридору. Ботинки его отца стучали по плиточному полу, пока они шли к большой дубовой двери в конце зала. Мужчина в смокинге достал большой набор ключей и открыл дверь. Мальчик последовал за своим отцом.

В комнате, глаза мальчика широко распахнулись. Девушка, не намного старше его, была привязана к стоматологическому креслу. Во рту был кляп, а на руках и ногах кожаные ремни. Девушка была совершенно голая. Мальчик задумался, он никогда раньше не видел голую девушку. Только в интернете.

— Папа? Что это?

— Вот увидишь. Просто не задавай вопросов. Его отец подошел к столу и разобрал разнообразные инструменты и ножи. — Понимаешь, ты хотел знать, как работает собака, поэтому ты разрезал ее. Я знаю, что это не первый случай, когда ты вредишь кому-то. Когда кошка твоей мамы исчезла в прошлом году, я знал, что это ты.

Мальчик был потрясен откровением. Отец был прав, но он не думал, что кто-нибудь его видел. Он убил и похоронил кошку, и никого не было рядом. Как отец мог узнать?

— Ты знал? — спросил мальчик.

— Конечно, да. Я делал то же самое, когда был ребенком. Мой отец привел меня сюда. Они называют это место Загородным клубом. Это очень эксклюзивное место. Только таким людям, как мы, сюда можно. Такие люди, как она. — Он указал на девушку.  — Это обычные люди. Некоторые из них бездомные.

— А она?

— Я не знаю. Мне все равно. Когда они здесь, они больше не люди. Они собственность.

Отец подошел к столу и посмотрел на инструменты, надел толстый фартук и большие резиновые перчатки. Оглянувшись, он покачал головой.

— Дерьмо. Где они? Где?

— Где что?

— Мои специальные лезвия. Они не положили их. Дерьмо. — он оглянулся на мальчика.  — Я скоро вернусь.

Он подошел к двери, открыл дверь и вышел из комнаты. Мальчик подбежал к девушке и вытащил кляп у нее изо рта. Девушка начала кричать, но он положил ладонь ей в рот.

— Тссс! Я хочу помочь тебе! Как тебя зовут? — Спросил он.

— Фэйт. Меня зовут Фейт.

— Хорошо, Фейт. Я собираюсь расстегнуть эти ремни и попытаться вытащить тебя отсюда. Я никогда не был здесь раньше. Я никогда не видел такого дерьма. Это чертовски безумно!

Он расстегнул ремни на руках, ногах и вокруг ее талии. Он не знал, что тут были камеры, скрытые в потолке, следившие за каждым его движением. Он почти освободил ее, когда дверь распахнулась, там стоял отец с двумя другими крупными мужчинами. На его лице была смесь грусти и полного разочарования.

— Папа! Это … Я просто пытался ей помочь. Это безумие. Это место. Я никогда…

Его отец выставил руку, покачал головой.

— Я думал, ты умнее, сынок. Я говорил тебе. Она ничто. Она мясо.

Один из мужчин вышел вперед, вытащил пистолет и выстрелил ей в лицо. Ее затылок взорвался, забрызгивая лицо мальчика кровавыми кусками плоти и черепа. Ее безжизненное тело рухнуло в кресло, мальчик закричал и отпрыгнул назад. Один из мужчин вошел и схватил его за руку.

— Папа! Что происходит! Папа!

— Прости, сынок. Это было испытание. Боюсь, ты его провалил.

— Что? Испытание? Какое испытание?

— Я давно знаю, что с тобой что-то не так. Как и мама. Я думал, что привести тебя сюда – хорошая мысль. Что ты сможешь все выплеснуть. Вместо этого ты решил помочь этому бесполезному куску мусора.

— Они меня убьют?

— Нет. Но ты останешься здесь надолго. Они заставят тебя работать. Ты узнаешь все об этом месте, пока оно не станет частью тебя. Но мой сын мертв.

Он повернулся и вышел. Мальчик изо всех сил пытался вырваться, но головорезы были слишком сильными.

— Папа! Папа! — закричал он, но они потащили его вниз, в темную камеру, где заперли в клетке.

Мистер Блэк очнулся от своих мыслей, когда внедорожник выехал на асфальт. Он выбрался из внедорожника и вошел в частный самолет. Поднялся на борт, и единственная стюардесса принесла ему его любимый скотч со льдом. Он пристегнулся, самолет взлетел. Он был единственным пассажиром. После нескольких остановок он возвращался домой. Лететь до Далласа чуть больше часа.

После того, как он вышел из самолета, появился еще один внедорожник, ожидающий его. Он сел внутрь и снова вспомнил тот день, когда впервые попал на эту работу. К счастью, он не провел много времени в клетке. Вскоре люди, которые управляли клубом, увидели, какие у него способности. Он годился не только для очистки крови и ошметков.

У него был подход к людям, который впечатлил большую часть руководства. Вскоре он был одним из парней в смокинге, хотя ему было всего восемнадцать. Его поставили встречать людей и принимать заказы. Заказы — это типы жертв, которых хотели гости и какие-то особые вкусы. Да, у клуба был собственный консьерж.

Пока он был там, его отец никогда не приходил. На протяжении многих лет он видел самые невыразимые вещи, которые только можно себе представить. Он избавлялся от человеческих останков и даже был вынужден участвовать в различных формах пыток и унижений. Он уже не был нервным мальчиком, которым был, когда отец бросил его в клубе. Он стал совсем другим. Несколько лет спустя, он наконец увидел своего отца, забавно, тот даже не узнал своего сына. Мальчик быстро вырос в клубе. В девятнадцать лет он отрастил бородку и длинные волосы.

— Сюда, сэр, — сказал он. — Ваша комната готова.

Он знал, что в эту ночь придет его отец. Он видел его в списке бронирования и сделал кое-какие приготовления. Он подготовил «заказ» отца, как тот и просил. Кроме того, прежде чем он спустился, чтобы поприветствовать мужчину, он перерезал ей горло. Когда они вошли в комнату, его отец остановился у мертвого тела.

— Что, черт возьми, это? Это шутка? Она, блядь, мертва.

Он закрыл за собой дверь, запер ее. Как у консьержа, у него был мастер-ключ, поэтому не нужно было вызывать кого-то кнопкой, как это делали гости.

— Никаких шуток, отец. Никаких шуток.

Цвет сошел у того с лица, когда он вдруг узнал своего сына.

— Сын? Ты? О мой Бог. Я боялся, что ты умер. Большинство парней, когда они остаются здесь, пытаются убежать и оказываются в чьей-то комнате. Посмотри на себя. Ты работаешь!

Папа посмотрел на девушку и начал понимать, что происходит.

— Подожди. Ты же не думаешь …

Прежде чем он успел закончить, парень сидел на нем, сбив его с ног. Все эти годы в клубе, он бегал и тренировался. Он проводил вечера, отжимаясь и подтягиваясь. Сотни в день. Он стал физически сильным. Гораздо сильнее, чем его отец, который сейчас махал руками в камеры у потолка.

— О, не трудись, папа. Я отключил их. Я также изменил записи в журналах. Сейчас эта комната пуста. Так что ты весь мой.

Он ударил отца в лицо, почти лишив его сознания. Молодой человек встал, скинул мертвую девушку со стула, усадив туда отца и привязав его.

— Подожди? Сын. Что ты делаешь? Ты не можете так поступить. Я очень могущественный человек. Люди будут искать меня! Ты погубишь все!

— Я обо всем позаботился, пап. Переживай за себя, — ответил он, щелкнув отца по носу. – Ну, хватит болтать.

Парень подошел к столу и взял моток колючей проволоки. Он обернул проволоку вокруг рта отца, который закричал, когда колючки врезались ему в щеки и губы. Соединив проволоку на затылке, он скрестил концы и скрутил их, так туго, что кровь потекла по лицу и голове отца. Кожа вокруг его головы, где была обернута проволока, побледнела, когда отец попытался заговорить, он смог только невнятно стонать.

— Что это? Сожалеешь, что оставил меня здесь, расти с варварами? О, я уверен, что сожалеешь, папа. Не волнуйся. Я собираюсь показать тебе все, чему научился.

Молодой человек поднял молоток с подноса и не колеблясь ни секунды ударил по пальцам правой руки своего отца. Мужчина взвыл от боли, но, когда он кричал, колючая проволока врезалась глубже, заставляя его кричать еще сильнее, и врезаясь еще глубже. Парень взял молоток и раздробил все пальцы на другой руке, затем опустился на колени и превратил его левую ступню в опухшую, кровавую мякоть. Пальцы отца теперь торчали в разные стороны. Сын выкручивал их по очереди.

— Эта маленькая свинка пошла на базар. Эта маленькая свинка осталась дома …

Каждый раз, когда сын шевелил одним из пальцев, отец кричал и плакал. Он вывернул каждый палец, пока не добрался до мизинца.

— А эта маленькая свинка воскликнула «Уи! Уи! Уи! Все домой!». Разве не весело, папа?

Он отбросил молоток в сторону и взял дрель со стола. Парень вставил сверло, засунул его в ноздрю отца и нажал на копку. Красные куски мяса и ткани полетели во все стороны, а он проталкивал сверло до тех пор, пока оно не вылезло из переносицы. Он вырвал сверло и просверлил бедро отца.

Следующие несколько часов он сверлил, резал и кромсал отца, пока человек не превратился в неузнаваемое нечто. Когда он закончил, то прикатил большой мусорный бак и сбросил в него останки. Потом он почистил и продезинфицировал комнату, убрал пластиковый брезент, и приготовил комнату для следующего клиента. Он снял перчатки и фартук и положил их в бак, открыл дверь и направился в восточное крыло здания.

Молодой человек поставил бочку на подъемник и опустил ее в мусоросжигатель. Он наблюдал, как то, что осталось от его отца, горело вместе с одеждой и вещами мужчины. Когда все было закончено, он заплатил одному из уборщиков, чтобы тот отогнал машину отца в местный сервис. Когда он закончил уборку, начальник клуба, Александр Роудс, вежливый человек лет шестидесяти, подошел к нему и похлопал его по плечу.

— Как дела сегодня вечером? — спросил Александр.

— О, отлично. Сегодня все хорошо. Вечер выдался долгим, зато я многое успел.

— Хорошо, хорошо. Эй. Я хотел тебе сказать, твоя идея, насчет того, чтобы снова открыть техасский клуб… Я рассказал о ней. Им очень нравится эта идея. Все меры предосторожности, которые ты предложил – стоящие. Последний раз случилась катастрофа, потому что они были крайне небрежны.

— Да. Были. Я прочитал все, что нашел об этом. Но там осталось так много бывших членов. Ежедневно я получаю электронные письма от них.

— Им понравилась идея клубов, где все женщины. Возможно, дамы будут более осторожными. Сначала меня это не впечатлило, но остальным идея понравилась. Итак, мы нашли место, там и начнем. Тем временем, есть еще один проект, на который они хотят тебя поставить.

— А?

— Да. Это веб-сайт. Они называют его горячей линией для самоубийц. Но это намного больше. Приходи в мой офис, позже, и я расскажу тебе все подробнее. О, и твое имя, мы не можем использовать твое настоящее имя. Этот новый проект требует полной анонимности. Итак, теперь ты мистер Блэк.

— Мистер Блэк. Мне это нравится. Спасибо, сэр. Мне это очень нравится.

— Хорошо. Хорошо. Думаю, ты отлично справишься.

Внедорожник проехал через большие стальные ворота на ранчо, полностью окруженное восьмифутовым бетонным забором с подведенным током. Они подъехали по длинной, извилистой тропинке к зданию. Он вылез из машины и вошел внутрь. В приемной стояла Мелисса, консьерж. Он выбрал ее для этой должности, и до сих пор она справлялась с ней безупречно. Она стояла в белом сверкающем платье, которое облегало каждый ее изгиб. Она посмотрела на него и улыбнулась.

— Добро пожаловать в Загородный клуб, мистер Блэк, — сказала она с улыбкой. — Могу я что-нибудь сделать для вас?

Мистер Блэк снял пиджак и улыбнулся в ответ.

— Почему нет. Да, можешь.

[1] Японское блюдо из яичной лапши, недорогой фаст-фуд.

Вернуться к — Tim Miller / Тим Миллер

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s