Дом 1907

тут театр, где играет наш любимый и мистический Сергей Сорокин запустил новый проект. Дом 19|07. Мистический интерактив. Хорошая идея, театр должен развиваться. Что-то похожее на то, что делали датчане, и где играл старший сын Ларса (мне очень, очень хотелось посмотреть, там так завораживающе было сделано), ну ладно. С одной стороны, все, что до 1917 года, по мнению моей семьи — жопные времена. С другой, но ведь уже 30 лет Свободе и 37 Ильичу. Полотно мракобесия уже рвется, самые светлые головы уже поднимают глаза к солнцу. Уже 20 лет, как придуман Эсперанто. Уже Красная Роза сказала, что в сибирской деревне больше человечности, чем в Германии. И Свобода уже заглянул в чудесные глаза Красной Розы.

Это время мистики, это время Освобождения, время, когда улыбалась Кали.

В общем, ребята устроили конкурс историй. Они начинают, надо продолжить, не больше 4300 знаков.

Вот, и мы поучаствовали. Их начинашка и наше продолжение:

Высоко подняв воротник, будто он способен укрыть его, хлесткими шагами он взрезал лужи, рассыпая фейерверки брызг, моментально впечатываемых обратно прессом июньского ливня. Он щурил глаза, смахивая то и дело своей грубой, как бы недорисованной кем-то рукой без мизинца, крупные капли с нахмуренных чёрных бровей. Вторая его рука, сведённая будто судорогой, свинцовая, недвижимая, сжимала в кулаке криво, видно наспех, исписанный клочок бумаги, промасленный и пахнущий, отчего-то, молоком, оберегая от проклятой погоды каждую букву едва впитавшихся чернил.

Он резко остановился посреди узкой, пропитанной ночью и сыростью улицы. Остановился, чтобы смотреть… Чтобы видеть… Вот он, этот Дом. Мгла съела его краску, оставив лишь серый силуэт и только тусклый фонарь выдавал крошечный клочок желтой стены, исчерченной параллелями деревянных досок, будто кто-то небрежно стёр с неё копоть влажной рукой. Что-то в нём было странное, что-то неправильное, забытое… Там, за остекленевшими глазами чёрных окон, были Они… Те, кто способен дать ответы на все мучившие его вопросы. Ответы, которые он так хотел и так боялся узнать. Как много лет он искал встречи с Ними… Он не знал их имён, он не знал их лиц, также, как и не знал, есть ли у него обратный путь или эта истрепанная бумажка, хранящая лишь несколько коротких строк, ни что иное, как билет в один конец?..

Семь шагов. Каких-то семь шагов отделяли его от сутулой калитки. Но эти последние семь шагов давались ему так тяжело, будто ноги пробирались сквозь тугие объятия болотной трясины. Вся его уверенность и решимость вдруг куда-то улетучились. Его хмурое лицо стало будто на двадцать лет моложе… Снова таким, как у напуганного одиннадцатилетнего мальчика, который кричит в своей комнате, скованный ужасом, не в силах отыскать заветную дверь… Сердце с каждым шагом билось сильнее, отдаваясь гулким эхом в ушах.

Он трижды глубоко вдохнул, как учил его отец, зачем-то одёрнул изъеденную молниями, кожаную куртку и… постучал.

Автор: Агата Вавилова

***

Девушка оперлась о стол ладонями, замолчав на полуслове.

— Дождь, да? – неуверенно спросила она, хотя ливень за окном шипел более, чем доходчиво.

Мужчина, один из тех, что сидели за столом, вздохнул. Вопрос не требовал ответа. Стук не повторялся. Но присутствующим за столом казалось, что гость продолжает долбиться в дверь.

— Может, на этот раз не открывать? — предложила моложавая красивая женщина.

Девушка фыркнула или громко вздохнула.

— Мы пробовали, помнишь?

Какое-то время все молчали, вспоминая. Времени у них было много. Целая вечность. Это для гостя время шло прямо и вперед. По крайней мере сейчас.

— Он напоминает мне кота! – нарочито-весело отозвался молодой человек. – Который просто не выносит закрытых дверей. Знаете, коты.

Взгляды повернулись к нему. Все понимали, что он просто хочет разрядить обстановку, вежливо улыбались.

— Да… — вздохнул молодой человек.

— Ну что ты стоишь, иди, открывай. – обратилась к девушке красивая женщина.

— На этот раз я буду Эдвард, — сказал молодой человек.

— Тогда она Кристина, — кивнул мужчина на девушку. Девушка закинула голову назад и гортанно зарычала.

— Я хочу быть Эльмирой.

— Ах, ну о чем ты говоришь, — всплеснула руками женщина. – Эльмирой будет он.

Мужчина, который только вздыхал, слушая товарищей развел руками.

За дверью кухонного шкафа послышался скрежет. Как будто кто-то тихо царапал дверь изнутри.

— Прекрати! – хором сказали присутствующие. Царапанье затихло.

— Она его унюхала. – сказала женщина.

— Конечно. – сдержанно и нервно сплела пальцы девушка. – Проклятый дождь.

— Это не дождь проклятый, — вздохнул мужчина. – Ну, открываем.

Из-за стола поднялись тени, девушка, темная, гибкая подошла к двери. Она подошла в тот момент, когда гость не успел отнять еще руку от двери после стука. Девушка вздохнула, она больше не была изящной темной линией, обычная девушка, темные волосы забраны в скромный пучок, приятная, но не эффектная, в простом платье.

— Кристина, — проворчала она.

— Шесса, — шикнула на нее женщина.

Девушка недовольно выдохнула и помотала головой. Теперь это была соблазнительная красавица. Она с улыбкой открыла дверь.

— Добрый вечер, — поздоровался гость. Голос его был негромким, но четким. – Мне пришло письмо…

— Мы вас ждали, входите, — кивнула девушка. – Я — Кристина.

— А меня зовут Стефан. Стеф можно.

— Я знаю. – улыбнулась Кристина.

— Ну да, конечно… а… где?..

— Стефан, дорогой! – навстречу вышла пожилая статная леди, ухоженная, но невзрачная. Жемчуг на шее, кольцо, обычная хранительница традиций семьи. Кристина бросила завистливый взгляд на нее.

— Вы тетя Эльмира?

— Конечно, я, ты помнишь меня, дорогой Стефи? – обычные объятия, обычные вопросы.

Эльмира повела гостя в комнату, на кухне в шкафу скрежет стал сильнее. Молодой человек, теперь увалень-простачок, открыл дверцу. На него с мольбой взглянула измученная девушка, в железной ужасающей ловушке, которая не давала ей ни двигаться, ни говорить. Черные холодные глаза, которые так не сочетались с новой внешностью тени пронзили пленницу.

— Еще раз попробуешь издать хоть звук, я вырву тебе ногти. Твой дурак здесь, надеюсь, на этот раз он сумеет открыть дверцу шкафа и се закончится. Сиди тихо, если ты хоть как-то дашь ему знать, что ты здесь – наш с тобой роман продолжится, до следующего ливня. Ты этого хочешь? – резко склонился к ней мужчина.

Девушка бы закричала, но она не могла, ловушка намертво закрывала рот и не выпускала ни звука. Эдвард-увалень закрыл дверцу и повернулся к вошедшим на кухню Эльмире, Кристине и Стефану, глупо улыбнулся.

— А это Эдвард, твой брат, то есть, не брат, на самом деле, он твой двоюродный дядя, брат Венеры, — поясняла Эльмира.

— Венера умерла, — сказал Эдвард и радостно, по-детски рассмеялся.

Стефан посмотрел на улыбающуюся Эльмиру, на смеющегося Эдварда. Какие ответы тут можно получить? Его взгляд упал на Кристину. А хотя, может…

Кристина смущенно улыбнулась. Хотя ей тоже хотелось кричать. Она тоже была пленницей в гораздо более страшной ловушке, чем запертая девушка в кухонном шкафу.

(с) Альбирео

AFISHA-LJ.LIVEJOURNAL.COM

Конкурс историй «Дом 19|07. Вне времени»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s