#Esperanto


Plejbona ajxo en la mundo. Plej kontraux-malamika ajxo.

The best thing in the world. The most anti-hostile one.

Just one more Dream

If you let you dream…

And imagine — all people in the world know, beside their mothertongue, the common one, the international one

And this language doesn’t belong to any nation

And you can learn it as your native one easily and very fast

And you can speak in it fluently with all people over the world…

All best things were Dream, in the beginning.

Esperanto — the international language.

Image may contain: text

Владимир Сапожниковto ESPERANTO EN SIBERIO * ЭСПЕРАНТО В СИБИРИ

От Айны

Ayna Spirit

Всегда важно, не кто является, а кто выглядит жертвой. Имидж — все! Кто громче кричит, истерит, нападает, оскорбляет, делает провокативные заявления, несет что-то вроде «когда мы придем к власти, то будем вас вешать», тот и будет со стороны выглядеть агрессором, маргиналом и психопатом (хотя на самом деле может являться жертвой расчетливого троллинга). Рано или поздно все границы, когда подобное поведение может еще рассматриваться, как самозащита и глас угнетенных, будут перейдены, даже самые разумные аргументы потонут в оре, и подобное поведение все станут расценивать, как нахальную агрессию от вседозволенности.

Самое характерное, что в реальности никакой вседозволенности у таких людей обычно нет. Очень дерзким ребятам, которые строчат доносы об оскорблении каких-то чувств, требуют обратной дискриминации и несут свою точку зрения в массы по принципу «чтоб у всех бомбануло, я сяду вам на лицо», может в определенные исторические моменты повезти на короткой дистанции. Ну чисто чтобы не орали, а то уши закладывает. Но в целом это все к вопросу о том, «как вести дискуссию так, чтобы тебя на пушечный выстрел не подпустили к принятию решений»

Канал Павла Амнуэля

#Amnuel #светглаздраконов #real_sci_fi Подписывайтесь.
Очень помогает жить без страха и придать смысл вашей  вашей жизни.
https://t.me/pavelamnuel

Image may contain: drawing

Image may contain: drawing

No photo description available.

No photo description available.

No photo description available.

+4

Павел Амнуэль

Yesterday at 12:06 PM

На своем телеграм-канале (Павел Амнуэль) выложил кое-какие свои научно-фантастические повести и рассказы.
«И никого, кроме…» («Искатель», № 10, 2013)
«Пещера» («Искатель», № 2, 2016)
«Что скрылось во тьме» («Искатель», № 6, 2016)
«Элфи» («Наука и жизнь», № 10, 2017)
«Полет пяти» («Искатель», № 12, 2017)
«Колония» («Наука и религия», № 4, 2018)
«Айзек» («Млечный Путь», № 4, 2018, в сокращенном виде под названием «Эксперт» опубликован в «Науке и жизни», №№ 11-12, 2018)
А также пять рассказов из научно-фантастического детективного цикла об инспекторе Сельверберге и эксперте-криминалисте Розенфельде.
«Чисто научная экспертиза» («Искатель», № 6, 2014)
«Проблема наблюдателя» («Наука и религия», №№ 7-8, 2016)
«Дело об аневризме» («Искатель», № 12, 2016)
«Песчинка» («Искатель», № 6, 2018)
«Дело о дурном взгляде» («Искатель», № 11, 2018)
Полностью все рассказы цикла опубликованы в книге «Чисто научное преступление», изд. Солон-пресс, 2018

О повести «И никого, кроме…» литературный критик, переводчик и популяризатор науки Рафаил Нудельман написал: «Получил большое удовольствие. Повесть очень хороша, я бы даже сказал — замечательная повесть. И смотрите, почему (по-моему): вы опять нашли ситуацию (кстати, в высшей степени оригинальную), позволяющую создать психологическое напряжение, вызвать волнующий интерес к герою, к событиям, так что вся повесть до самого конца читается, как говорят, «на одном дыхании». И хотя в ней меньше научного материала, но он подан не в виде лекций, а в органичной для ситуации форме. В общем, на мой взгляд, это большая удача, я бы занес эту повесть в список НФ классики, обязательной для чтения каждому любителю жанра».


Демоны

#семейное вот так они и живут, Саши, в смысле)))))

Alexander Taver

Yesterday at 3:05 AM

Меня часто спрашивают (с): «Как дела?»

А я отвечаю: «Как у Саши.»

То есть, постоянная движуха с примесью абсурда и всегда есть с чего поржать схватившись за голову. Некоторыми эпизодами можно даже поделиться.

Дела «как у Саши» это, например, вот так.

— Доброй ночи.

Имя на водительской карточке было русским, поэтому и обратился я к таксисту по-русски.

— Доброго, — не по-ночному приветливо откликнулся тот.- Только уже час ночи, никакой не вечер.

— Помилуйте! Я же сказал именно «ночи». Специально репетировал.

— Ах, конечно! Видимо, я не расслышал.

— В каком-то смысле даже обидно. У меня была та еще неделька, я вымотался, и заучивание фразы стоило изрядных усилий.

— Так… Куда мы едем? Ага…

Мы едем-едем-едем в далекие края,

Хорошие соседи…

как там дальше?

— …веселые друзья.

— О! Точно! Они самые!

— Веселые друзья — это здорово. И хорошие соседи… о-о-о… Вы знаете, быть соседом сверху — такая ответственность. То котлету на балкон уронишь, то трубой протечешь, то топаешь над головой как слон. Сложно… Даже соседи через два этажа страдают. У меня под окном голуби сидят и гадят им в цветы.

— Через два этажа летит? — восхитился он как ребенок.

— Именно. Птицы — дуры и у них нет сфинктера.

— Чего нет?

— Сфинктера. Они не могут сжать задницу и вообще никак не контролируют процесс. Все вылетает по мере поступления.

— Прямо на соседей!

— Именно. Очень глупо ссориться из-за того, что тупая птица не в состоянии сжать свою пернатую задницу…

Я уже собрался было рассказать, как начал выпускать на окно дежурного кота, чтобы прекратить безобразия, но спохватился:

— Извините. У меня нынче недержание речи. Это была та еще неделька, и наконец-то нынче вечером я расслабился. Вот оно и поперло. А тут еще и упомянутые веселые друзья…

— Расслабляетесь?

— Ага.

— Сто грамм, да?

— Нет. Я не пью алкоголь.

— Почему?

— Невкусно.

— Еще бы, — развеселился водитель. — Ведь алкоголь это что? Продукт брожения? Понимаете, все эти дрожжи и микроорганизмы. А они туда делали что?

— Гадили.

— Именно! Писали и какали туда. Зачем такое пить?

— Помилуйте! Этак можно всю еду разобрать на такие составляющие.

— Ну, почему же? А яблоки?

— Яблоки — это половые органы растений. Они ими размножаются.

— Но мы же не едим косточки.

— Да, мы обгладываем половые органы растений, которые человек видоизменил в угоду своим нуждам.

— Пока мы не едим косточки, это не считается. И яблоки, в отличие от дрожжей, не писают и не какают вам в еду.

— Вы правы. Но я не пью алкоголь совсем из других соображений.

— А как же вы расслабляетесь?

— Ну…

Первые несколько вариантов пришлось отбросить. Хотелось ответить красиво. Покопавшись в памяти, я ответил:

— Бездействую. Сейчас, наконец-то, я могу никуда не нестись как ошпаренный и немного поделать ничего.

— Бежали? — восторженно переспросил таксист. — Зачем?

Вы живете страстями?

— О, да…

— Страсти-мордасти?

— Еще какие мордасти…

— А иначе никак?

— Иначе неинтересно.

— Но ведь можно спокойнее, построив долгосрочные планы.

— Можно. Но спокойствие меня не цепляет.

— Почему?

— Темперамент такой. Вечно чем-то увлекаюсь.

— Но ведь это отнимает много сил.

— Определенно. Но иначе ничего не выйдет. Когда увлекаюсь-рву вперед и сворачиваю горы. Потому что знаю, что через несколько дней или недель мне надоест и брошу затею. Тогда наступает апатия. До следующего увлечения.

— Зря вы так. Если строишь жизнь на много лет вперед, она намного спокойнее. Есть такая книга… Называется «Гита»

— Вы имеете в виду Бхагават-Гиту?

— Да! Именно.

— Вы кришнаит?

— Да

— А скажите, пожалуйста, Храм в Ариеле еще действует?

— Конечно! Семнадцатого числа у нас будет проходить…

— Нет-нет, я не собираюсь на мероприятия. Но ведь вы там бываете?

— А 27 числа к нам приезжает…

— Постойте! Мне это неинтересно. Скажите лучше: Бала Кришна прабху там бывает?

— Конечно! Он же там живет, в Ариеле. Живет и здравствует. Женился на дочери уважаемого…

— Про это знаю. Вас не затруднит передать прабху привет?

— Конечно. А что сам?

— Сам — это не то же самое, что через случайного общего знакомого. Так пафоснее выходит, понимаете?

— Так может, вы ему напишете?

— Это еще зачем? Когда мне понадобится ему что-то сказать, я просто позвоню. Телефон есть где-то.

— Так позвоните.

— Мне нечего ему сказать. Много лет назад мы были довольно близкими друзьями и имели общий бизнес. А сейчас дороги разошлись и живем в параллельных плоскостях.

— И что же? Вы никак не пытались преодолеть это отторжение?

— Какое еще отторжение? У нас отличные отношения. Мы до сих пор дружим и раз в несколько лет обещаем заехать в гости. Просто пути разошлись. Это не хорошо и не плохо. Просто факт. А неожиданный привет ему будет приятен.

— Я про отторжение Кришны.

— Вы ошибаетесь. Я его не отторгал и не принимал. Мое отношение к Сознанию Кришны не является хорошим или плохим.

— Это называется «нейтрален».

— Правильнее сказать «равнодушен», но это будет не совсем точно. В отрыве от личности прабху, я по отношению к обществу Кришны нейтрален. Однако, к прабху я отношусь с большой симпатией, которую частично переношу и на вас.

— Очень правильно. Мы — как семья. Не семья, в которой родился, а…

— Понимаю… Семья по выбору.

— Тут другое. Он — ученик… — он скороговоркой назвал имя, которое ничего мне не сказало. — Они составляют ту, другую семью…

— Извините, возьмитесь, пожалуйста, за руль хотя бы одной рукой.

— Да держусь я за руль!

— Вы, должно быть, не обратили внимания, но сейчас вы повернулись ко мне и жестикулировали обеими руками сразу, а машина продолжала ехать. Это жутко нервирует.

— Да что вы говорите? Я не заметил! Все, все, смотрите: я держу руки на руле. Видите?

— Ага. Так о чем мы? Он выбрал учителя и они семья. Это именно то, о чем я вам толкую, говоря про семью по выбору.

— Нет, тут другое. Понимаете, есть еще и карма.

— А что — карма?

— Вот вы съедаете яблоко. Остается косточка. Из нее вырастает что? Яблоня с плодами. Понимаете? Новая жизнь прорастает из остатков старой.

— Вот тут вы не по адресу. Я считаю рассуждения о карме и перерождениях — профанацией и плодом невежества. Мы — организмы. Когда в нас закончатся физиологические процессы и мы умрем, останется только немного грязи и никакой души.

— Но как же? Вот представьте два стакана. Один с землей, а другой — пустой. Земля может сама переместиться из одного стакана в другой?

— Можно пересыпать.

— Нет, без посторонней помощи, сама?

— Ей это не свойственно.

— А если законы Вселенной изменятся так, что она сможет сама перемещаться?

— На таких условиях может.

— Ну вот!

— Простите, не понимаю.

— Кто переместил землю? Ну?

— Я запутался. Мы скоро приедем и вы не успеете закончить метафору, если я буду угадывать.

— Хорошо, я закончу метафору. Итак, у вас есть два стакана. Представили?

— С землей и пустой?

— Да. Сама она не перемещается?

— Нет.

— Но если в землю кое-что добавить? Понимаете…

— Нет.

— Ну, вот умер человек, развалился в грязь. Но что-то же осталось?

— Ничего, кроме грязи. Мы приехали. Остановитесь вон там.

— Так от кого передать привет?

— Он знает меня под именем Ладон.

— Письмо-то писать будете?

— Нет. Найдется что сказать — позвоню.

— Доброй ночи!

— И вам доброй ночи.

Спасибо за то, что она была.

Спасибо вам. Поздравляем красноармейцев с праздником.
23 февр

Новый перевод. Пещера людоедов. Скотт Николай.

#translation начал с ученицей переводить «Пещеру людоедов: истории чужаков, иных, проклятых и обреченных», Скотта Николая, степень по археологии, степень по английскому, индеец племени Навахо, писатель, переводчик, невероятно красивый мужик (ну, для меня, субъективно, конечно, пауки, вообще, самые красивые).
Я уже дошел до того, чтобы не стесняться со сносками)) Так что помимо хорошей психологической мистики подтянете всякие знания. Как я знаю, Скотт проверяет все факты и всю лингвистику, когда пишет (сам несколько раз помогал ему в изысканиях). Так что это редкое качественное чтиво.

No photo description available.

переводы

#translation начал с ученицей переводить «Пещеру людоедов: истории чужаков, иных, проклятых и обреченных», Скотта Николая, степень по археологии, степень по английскому, индеец племени Навахо, писатель, переводчик, невероятно красивый мужик (ну, для меня, субъективно, конечно, пауки, вообще, самые красивые).

Я уже дошел до того, чтобы не стесняться со сносками)) Так что помимо хорошей психологической мистики подтянете всякие знания. Как я знаю, Скотт проверяет все факты и всю лингвистику, когда пишет (сам несколько раз помогал ему в изысканиях). Так что это редкое качественное чтиво.

No photo description available.



От прекрасной Айны

Image may contain: text

Ayna Spirit

На Кавказе уже давно встречаются бассейны и фитнес-клубы с раздельными часами посещения Эм и Жо, или даже просто с разными зонами. В Грозном целые раздельные пляжи, например, есть. Чтобы женщина, значит, не засматривалась на всяких сухопутных и водоплавающих кОчков, а они не смотрели на ее жопу во время становой тяги. Ну и в заботе о женщине в первую очередь, само собой — баба, она же дура, о ней надо заботиться именно таким образом. А вот в Питере нет Кадырова, но тамошние феминистки оказались гораздо прогрессивней в этом направлении, открыв кафе только для женщин в рамках борьбы с «насилием и дискриминацией». «»Женские» кафе могут быть безопасным пространством, где девушки и женщины смогут уединиться»

Очень актуально, а то бывалача заходит гражданка в кафе, а ее сразу порога в рыло и под стол насиловать (это в Питере так, серьезно что ли?). Пофиг, что большая часть случаев насилия над женщинами происходит в домашней обстановке и со стороны знакомых партнеров/мужей — зато они могут потом пойти безопасно выпить стаканчик «латтессы» или «какаини» (плять, плять, плять!). Это все меняет. А уж борьба с дискриминацией путем обратной дискриминации (я бы даже сказала, что самодискриминации) — зачет! Как трахаться за девственность и всякое такое. Очень слаженно поют буржуазные феминистки, националисты и Кадыров в защиту «прав женщины (зачеркнуто) бизнеса». А я давно говорила о блядском характере всех этих категорий, но тут уж прямо совсем глаза режет

Тем же соц.-демовским дурачкам, которые хотят поддержать этот омерзительный жест, хочу напомнить, что если им не нельзя, то и Стерлигову льзя. А уж от всего этого один шаг до табличек про «черным, ирландцам и собакам» или «нижним чинам вход воспрещен» (что к нашим реалиям еще ближе)

if you buy something at Amazon, do it right)

Image may contain: text

Legislative Drafting Institute for Child Protection

February 14 at 6:28 PM ·

Did you know that when you shop at AmazonSmile, Amazon donates to The Legislative Drafting Institute for Child Protection? Support us every time you shop by visiting https://smile.amazon.com/ch/81-1811456

Когда вы впервые в джунглях…

#семейное Когда вы впервые в джунглях, вы вдруг понимаете, что над вами навес из листьев и виноградных лоз, настолько густых, что он блокирует солнце.

Пока вы неопытны, этот купол создает иллюзию безопасности. Вы слышите самолеты над головой — суда снабжения, везущие еду, торговцы смертью с ракетами под завязку. Но вас это не тревожит: вы их не видите, так разве они вас видят?

Если вы проживете достаточно долго, то узнаете, что единственное, что защищает этот навес в джунглях, — это собственный молодняк. Он не остановит бомбу и не сместит ракету с цели. У этих носителей смерти есть свой способ вас увидеть.

А этот тенистый подлесок идеален для создания замаскированных смертоносных ям, утыканных колышками с ядовитыми наконечниками, ожидающими любого, кто сделает неверный шаг.

Но если вы идете по неверному пути, каждый ваш шаг неверный.

Andrew Vachss

4 hrs

From SHOCKWAVE

(http://vachss.com/av_novels/shockwave.html)

When you work a jungle for the first time, you find yourself under a canopy of leaves and vines so thick it blocks out the sun.

Until you learn better, that canopy creates an illusion of safety. You can hear the planes overhead–supply ships carrying food, death-dealers packing missiles. But you don’t worry about sounds: you can’t see them, so how could they see you?

If you live long enough, you learn that the only thing that jungle canopy protects is its own undergrowth. It won’t stop a bomb, or turn a missile off-target. That kind of delivered death has its own vision.

And that shade-shielded undergrowth is perfect for constructing camouflaged dead-falls, with poison-tipped punji sticks awaiting anyone who takes a wrong step.

If you walk a wrong path, every step is a wrong one.