Человеки

репост от директора: #Человеки Айна — охуенна просто! Так приятно видеть образованных красивых, крылатых людей. Вот они, Человеки, и сейчас.

Блядь, как же радостно на них смотреть))

Помогайте РСД, если хотите хоть что-то хорошее в своих бессмысленных жизнях сделать. Хоть маленький кирпичик в постройку лучшего будущего вложите. Для пиздюков своих, хотя бы. Ведь вы живете сейчас так, как живете, потому что вы же в прошлых жизнях не вложили этот кирпичик для себя.

Все за вас крылатые бьются, паразиты вы. Ведь все хорошее, что у вас есть, даже сраный Интернет, в котором вы не образовываетесь, а сраных паразитов-котиков смотрите, это ведь все благодаря вот таким образованным Айнам, ребята.

Image may contain: 5 people, people walking and outdoor

Ayna Spirit

February 12 at 10:34 PM

КОММУНИЗМ КАК ВЫСШАЯ СТАДИЯ ГУМАНИЗМА.

Видела в ленте несколько раз мнение, что хуйдожник Максим Кантор когда-то был охранителем и осуждал Болотную, а потом стал марксистом за Макарона (лол). Шняга, конечно, полная. Как был реакционотой, так реакционотой и остался, никакой эволюции персонажа, просто поменял подданство: «То, что сегодня называют «левым» протестом во Франции, есть совершенно деструктивный люмпенский манифест, служащий ультра-правым силам в большей степени, нежели кому бы то ни было. Деление мира сегодня невозможно проводить по принципу «левый-правый», этих вех более нет. Остается простой принцип: гуманистический»

Как говорится — узнай дерево по плодам, а птицу по полету. Или по помету, как в данном случае. Хоть я и сама сетую на непонимание многими того простого факта, что ядром коммунизма является гуманизм, но в наше время, когда левым называется все, что угодно, от откровенного зигачества до зюгачества, как раз нужно нужно (в смысле, жизненно необходимо) ЧОТКО отделять овец от козлищ, в смысле, левых от правых. Разница между этим понятиями есть, она огромная и понимается как раз с позиции того же гуманизма. Хотите точных критериев водораздела? Их есть у меня. Итак, перед вами со 100% вероятностью правый, если вы находите в риторики оппонента подобные признаки:

1) Максимально абстрактная терминология и отказ от классового мышления. То есть, в том месте, где нормальный левый говорит о классовой борьбе и интересах широких народных масс, правые пихает в каждую дырку только обтекаемые понятия вроде «справедливость», «гуманизм» или даже просто «бобро» (типа «мы за все хорошее, против всей муйни»). Поскольку язык — это не только средство коммуникации, но и инструмент мышления, подобные неточности в терминологии ведут к общему искажению мировоззрения и целеполагания. То есть, не «долой эксплуататоров», а «компрадорская буржуазии мешает нам жить» или там «панду геть». Не «превратить империалистическую войну в гражданскую», а просто «я против войны». Или наоборот — не «империализм, как высшая стадия капитализма», а «русофобская агрессия Запада/кровожадного восточного деспота» или вот «фашизм на экспорт» (бгг). Даже там, где слова использованы правильные, правый умудряется поменять их значение и оперировать ими не для обличения неравенства и эксплуатации, а для апологии оных. То есть, слово «феодализм» для подобных персонажей — это не отдельная экономическая формация, а свойство «неправильного капитализма» (или, скажем, «глобализация»), а «люмпен» — это не представитель низшего слоя пролетариата (по Марксу), а что-то вроде синонима слова «редиска».

2) Отказ народу в праве (кстати, закрепленному на словах даже во многих буржуазных конституциях) быть источником власти и вершить свою судьбу. Левый прекрасно понимает, что вывести массы пачками драться на баррикады не так-то просто. Большинство людей предпочитает до последнего манкировать гражданским долгом, делегируя эту власть другим. В жизни встречаются иногда непримиримые бунтари, которые будут бузеть в любом случае просто из принципа, но среднестатистическому человеку обычно не так много надо — чтобы работа, досуг, крыша над головой, еда на столе, с семьей все в порядке и немного самоуважения. Он не будет из прихоти рисковать всем этим вкупе с возможностью получить по голове дубинкой, лишится свободы или жизни. Если он это делает, то значит имеет веский железобетонный повод. Значит реально задрали или лишили чего-то, что он считает своим правом. Да, левый может признавать, что массы были обмануты буржуазными идеологами, поэтому пошли, например, за националистами или купились на ложные обещания, но сам повод и первопричины он отрицать не будет. Правый же скажет, что-то вроде: «тупое неблагодарное быдлишко поднялось на царя-батюшку, а ведь нормально же сидели!». Кантор хочет сказать, что все эти десятки тысяч бунтующих — люмпены? Хорошо, даже если (ДАЖЕ если!) так, то кто же в этом виноват?

3) Защита принципа иерархического общества, как «естественного порядка вещей» и нарушение принципа универсализма.

Например, ни один левый не скажет, что буржуи должны страдать потому они буржуи. Напротив, он был бы рад, если они добровольно, без принуждения откажутся от эксплуатации других и присвоения прибавочной стоимости, перестав быть таким образом хищниками в общем лесу. Но поскольку понимает, что в реальности этого не происходит и вряд ли произойдет, то с ними надо бороться любыми средствами. Правый же начинает песню в защиту права хищников, попутно одергивая «хулиганов», посмевших протестовать без разрешения генерал-губернатора. Снова Кантор: «Это просто онтологические хулиганы, не востребованные на профессиональных работах. Иное дело, что государство )социальное) будто бы подрядилось их кормить. Происходит по всей Европе (миру) дискредитация статуса социального государство — это трагедия». Ну ты понЕл — только крупные капиталисты, профессионально присосавшиеся к нефтянке, или присосавшиеся к капиталистам хуйдожники должны грести деньги лопатой, «рабочая скотинка» не должен требовать себе даже минималку или снижения цен на бензин, чтобы приехать вымыть за Кантором загаженный туалет. «Рабочая скотинка» должна априори быть перманентно в дерьме, это же нормальный ход вещей!

Набор групп, которые правый защищает и тех, кого об кого он рекомендует вытирать ноги, может меняться. Так его могут возмущать яхта Дерипаски или золотые батоны Януковича, но ничуть не смущают золотые парашюты и яхты топчиков западных корпораций (это же они все сами, вот этими самыми руками!). Или наоборот. Путина по их мнению свергнуть надо, даже если бы пришлось для этого заровнять ковровыми бомбардировками пол-России, а Макрона не надо — это же «умные люди» посадили, высшая раса, не чета всяким скотоподобным унтерменшам. Или опять же наоборот: русские господа — это богоугодно, духовно и соборно, Господь жги всех этих европ***в без разбора. А даже если он против и тех, и других, то появляется еще масса людей, которым правый (в зависимости от мировоззрения) прописывает свое место в иерархии — быдлишко, рабочие, интеллигенция, женщины, дети, национальные и сексуальные меньшинства, другие нации в политическом смысле и т.п. Неизменно одно — есть волки, есть зайцы, есть угнетаемые, есть угнетенные, есть элита, а есть недочеловеки, есть господа, а есть те, кого нельзя пускать дальше людской. Все равно кто же должен быть ущемлен по-любому. Более того, отрицается даже сам факт ущемлений, ибо они «естественны» и «нормальны». Себе-то правый уже прописал место среди элиты, «цвета нации» и нибелунгов, которые рассматривают других в качестве ступеней к своим целям, указывая, когда тем надо потерпеть и «держаться», когда смириться со своей участью, а когда и отправится в качестве пушечного мяса. Мысль о том, что люди все равны и никто не должен подвергаться угнетению, эксплуатации, дискриминации и нарушению их естественных базовых прав (минимальный доход к ним, кстати, относится даже в буржуазном понимании) способна не прийти в голову правачья.

Иными словами, человек может ходить с серпом, молотом и «Капиталом» Маркса, профилем Ленина, радужным флагом, иконой Сталина или портретом Володимира Красно Солнышко, но это все вторично и не так важно. Когда я слышу в его риторике все эти нотки, то и без всяких опознавательных знаков безошибочно узнаю в нем не просто своего политического противника, но и попросту вонючее реакционное говно. Считайте это границей — целой стеной размером с Великую Китайскую.