«Имею право на…»

«Бремя любви» Марго Эрванд

Постараюсь объяснить отношение к книге.

В принципе я осталась сильно равнодушной к ней, меня вообще сложно развести на страдания. Особенно, когда я чувствую не сильное погружение в тему. Может быть, автор действительно знает про тему не понаслышке, но и я как бы с этим близко знакома и частично я вижу лишь нагнетание. Да, бывают разные люди, бывают разные ситуации, но как бы данное раскрытие темы прошло мимо меня, ну и плюс вопросы к происходящему, которого на моей памяти не происходит. И еще, раз в сотый, наверное, приведу пример с фильмом «Чистилище», все в нем было хорошо и тема была животрепещущая, но из-за того, что насилия было с перебором, фильм в конце концов перестал восприниматься мозгом страшным, чтобы было страшно, надо ужаса не больше трех секунд показывать, а потом давать зрителю отдыхать, тогда новые три секунды ужаса с новой силой восприниматься будут, а если ужаса пять секунд и больше — идет привыкание. Так и тут, одно событие ужасное за другим, и ребенок больной и парень бросил, а второй мужик вообще бьет, а потом и дочка попала в зависимость и ее бьют, ребенок ненавидит, ну и убийство. Ну и как вишенка на торте — я так потолстела, к своим 80 кг еще 20 прибавила, это уже не воспринимается чем-то ужасным, хотя человек сам больным стал, а уже становится какой-то пародией на всю книгу. Лучше выбирать какую-то одну беду на семью и раскрывать ее со всех сторон, а то читателю уже просто все равно на происходящее становится и так понятно, что там у них как-то все плохо.

Не могу сказать, что мне понравился «Замок Броуди» но там как пример как раз развитие беды в одном конкретно взятом доме. Там есть надежда, хоть все происходящее просто ужасно и заканчивается прискорбно. И развитие идет постепенное, а после пика идет успокоение читателя и снова нагнетание до пика. Понравилась мне «Замок Броуди» или нет, но работа по развитию действа проделана там отлично. Вот когда не придерешься, только если с каким-то любимым писателем не сравниваешь, но это уже совсем иная история.

Тему «кто виноват» я рассматривать не буду, тут все с приветом и разговаривать не умеют. Это проблема раскрывается в каждом произведении, если бы люди умели разговаривать проблем бы не было) Попробую просто пройтись по моментам, которые привлекли внимание, естественно в главной героине, потому что в основном все расписано от ее лица, и она вспоминает и пытается понять, а что же не так-то, и кто виноват. Понять, что мы имеем дело с особой не самостоятельной и нервной можно уже вот по этой цитате в начале книги:

Лидией мама называла мою бабушку, свою родную мать. Мне это всегда казалось странным, и в двенадцать лет я отстояла право называть ее мамой.

Ей как-то сильно хотелось, чтобы было как у всех, чтобы она была ребенком, под крылышком, потому что иначе какие проблемы называть кого-то по имени, если это идет с самого детства? Сильно плаксивое замечание про отстаивание называть кого-то мамой. В таком плаксивом состоянии героиня и проведет всю книгу отстаивая свое право и не глядя на происходящее трезвым взглядом, у нас будет только сторона «я так хочу», без стороны, как будет удобно для всех, включая ее и окружающих.
Да, такие героини имеют место быть, только хорошо бы писать о них не в таком временном перепрыгивании с места на место проворонивая много второстепенных событий, которые сильно на понимание влияют. А то автор у нас в желании понаркоманить эмоциями героини, уделяет внимание только этому. Прискорбно. Если бы мы понимали упущенный кусок о том, где же ребенок учился перед школой, а он где-то должен был учиться, как не крути, было бы много полезно и автору, и читателям. Потому что получается, у нас он из пеленок сразу в школу прыгнул — так не бывает. Так же как не бывает, чтобы главная героиня за все эти годы не встретилась с такими же мамашами как она, даже на тех же массажах! А у нас полная консервация — это не жизненно. И естественно не вызывает сочувствия и принятия книги и истории.
Опять же перепрыгивания, даже в самих воспоминаниях из одного воспоминания в другое и обратно выглядит ужасно. Потому что мы не можем проследить временную шкалу и не понимаем сколько ребенку лет. Причем даже не одному. Мне пару раз показалось, что сама автор забыла про разницу в шесть лет между детьми главной героини, и они как-то развалились. И совсем уж непонятно во сколько лет стал убегать Виталик из дома. Говориться что в 12, но как-то по воспоминаниям ему в первый побег было намного больше. Выглядит все это некрасиво, мусорно и опять же никакого сочувствия, только хаос. Я бы советовала автору временную шкалу событий хотя бы для себя прописывать, чтобы потом у читателей не было подозрений, что его за нос водят. Ну или они просто путали все года разом из-за хаоса происходящего в голове главной героини.

Еще один прекрасный момент из книги, когда я опять поморщилась:

…о свадьбе, которой у меня не было.

Автор, окстись))) Свадьба у нее была и мало того, она могла ее забабахать какую хотела. Но начну с другого обмана и нагнетания не нужного, которое не выстрелило.
Автор у нас зачем-то уточняет, что самый первый парень главной героини был младше ее, когда она училась в институте. Он учился тоже в институте, то есть получаем, что девушке где-то 19, а парню 18, или же ему 17, ей 18. Это такая смешная разница в возрасте, что я не понимаю этого акцента. Вот если бы она влюбилась в пятнадцатилетнего — это хоть как-то было бы понятно. Действительно разница в возрасте, действительно проблема, он вообще школьник и его мамка из дома не пускает. Он отцом-то быть не может, только стручок пихать не думая. А последствия — это думать далеко и больно) Но мы имеем уже студента, который от мамки ушел. Мало того, мы видим сильно влюбленных молодых людей. И вот вопрос, как так вышло, что вы не расписались перед рождением ребенка, ведь про синдром непонятно кого вам сказали не сразу. Намного позже того, как вы о беременности узнали? Это такое откровенное вранье про всю эту любовь и мимимишность, что аж передергивает. Вы молоды, вы наивны, вы желаете делать все правильно — вот в это я верю, когда читаю про мимимишность. Значит свадьба должна была быть. А мы причин почему молодые не расписались просто не имеем. Ну хотя бы было бы, что мать молодого человека его как-то встречала на улице перед институтом и мозг ела, должно было быть. Но этого нет. Автору удобно про это не писать, это же больше нагнетания при уходе человека из жизни главной героини, но это выглядит враньем. Не то из-за чего он ушел, а сам кусок жизни, который опять удачно посеян, как детсадовский возраст Виталика.
Дальше о втором браке главной героини. Там нам пишут, что она с мужиком расписалась. Теперь вопрос, а кто помешал сделать себе свадьбу как воображалось? Ты швея, ты можешь себе платье сшить какое хочешь. Мало того время до свадьбы у тебя есть, в конце концов хоть месяц с момента подачи заявления. Но мы имеем эту фразу. Я не говорю, что человек не может так думать. Может. Я говорю, что у нас автор опять потерял кусок из жизни героини, который нам объяснил, что не так было со свадьбой или же что так и мы бы поняли, что героиня совсем с плаксой обнялась и не хочет ничего учитывать. Но у нас нет этого куска жизни, на который нас ссылают. Опять же мне как читателю подобное не нравится, я вижу фальшь, вижу, как меня искусственно заставляют испытывать эмоции.
И раз уж я коснулась второго мужа, то хочу коснуться еще одного обмана. Как вышло, что героиня, которая бьет себя пяткой в грудь за своего мальчика не заметила, как относился ее возлюбленный к ее сыну? Ведь судя по воспоминаниям очень даже как заметила. Хорошо так заметила. Но судя по всему, опять автор не отметила для себя фактов о каких писала в начале и какие написала через несколько глав дальше. Потому что, когда она писала о влюбленности, то там не было сомнений, что возлюбленный понял и принял ребенка, а потом вдруг оказывается, что так не было с самого начала их знакомства! Это вспоминает одна женщина в один день, а не по прошествии лет. То есть тут именно авторский косяк. Когда история не расписана по плану, а пишется вот сейчас и что-то забывается. Очень плохо, так быть вообще не должно. Если бы это были мысли молодой героини и героини в возрасте — это одно, но мы-то имеем именно взрослую героиню, которая уже все про своего мужа знает и все уже переоценила и поняла.

Еще про не состыковки. У нас долгая глава о том, как ребенок не спал ночами, что его укачивали только два часа прогулки днем. А потом выясняется, что героиня ночами рыдала в подушку. Да, я понимаю, что не всегда ребенок рыдал ночами, что были моменты, на поспать и порыдать. Но это выглядит так искусственно, так нарочито, что вообще нет сострадания ни в одном случае. Слишком клишировано.
К знаменитому второму мужу подскакивает его поклонница и давай всякую ерунду спрашивать. Первое, если ты поклонница, как вышло, что ты не знаешь, что он вот на этой рядом стоящей бабе женат и чисто из вежливости хотя бы с ней не здороваешься? Второе, как вышло, что ты поклонница не знаешь, что у него дочь?! Сильно над этой искусственной сценой унижения ржала. Она реально сильно искусственная и добавлена для нашей жалости к героине. Не красиво.
Некоторые сцены с очень добрым ребенком, который не видит подлостей, ну как-то притянуты за уши местами. Особенно в пубертатный период ребенка, я не верю в любовь и понимание. Там же гормоны так шкалят, что хоть вешайся. Даже у самого спокойного и милого. А еще, скажите мне, как вышло, что половозрелый мальчик и девочка до сих пор спят в одной комнате?! Ну я про сцену с медведем молчу, которая должна была как-то мать привести в чувство, что надо деток расселять.
И меня волнует вопрос с образованием, опять. Так она нашла учителя для своего особенного ребенка или нет? Он так необразованным и остался? Через какое время она его повела в центры образования? Или одного неудачного похода хватило, чтобы больше его никуда не водить и не развивать? Кстати, учитывая отрывок про решение задач, как ребенок вообще добрался до третьего класса, где уже проходят совсем не сложение и вычитание. Он же не знает программы первого класса!
Я закрываю глаза на то, что героиня у нас сама не доучилась, клиентов растеряла, откуда они у нее появились, тоже непонятно, я даже пропускаю мимо то, что она потеряла работу в ателье и работает в магазине. Но вот чего я не пойму, откуда там сверхурочные? Что это за прекрасный такой магазин? Так же я уже смирилась, что у нас никакого желания ребенка вытащить из этого, пытаясь бегать по больницам, об этом никаких упоминаний нет. А это ведь часть жизни матери с особенным ребенком. У нас все ограничивается только таблетками какими-то и непонимающим персоналом. Да и такой персонал есть, но опять же я знакома с проблемой близко и как это не странно, но персонал встречала только добрый к этим деткам и их мамам.

И еще кое-что, я диссертацию прочитала об анализах по выявлению различных синдромов у плода. Так вот, диссертация говорит, что вся прелесть в том, что как раз могут сказать эти анализы какой синдром у плода, если он есть. Мало того, никто не потрясает, что они дважды там что-то проверили. А дается направление в специальную клинику, на повторную и точную проверку. Это я знаю точно, потому что в поликлинике, в которой наблюдалась моя хорошая знакомая были только подозрения на то, что у плода могут быть отклонения и ее тут же на анализы отправили в специализированную клинику! А не выстраивались рядком (про это вообще первый раз слышу, сколько бы беременных не встречала) и не начинали голосить — аборт, аборт! Для меня это из разряда фантастики, надеюсь у автора тоже только для красного словца.

Мой вердикт. Плохо, когда все делается ради эмоций, появляются пробелы в истории, упускаются важные факты. Если бы этого не было, история могла сложится интереснее, объемнее, полезнее, чтобы можно было посмотреть со стороны на человека, чтобы было видно, что тот, кто был рядом, был действительно нормальным, что это обида искажает факты. Что погружение в себя не дает увидеть и осознать действительность. Тут пока все мазками. Пока много сумбура, много того, что сделано не продуманно от начала и до конца. Что-то просто не проверено в надежных источниках, ну так кажется со стороны. Даже фраза полицейского про двадцать четыре часа, кажется не живой, а взятой из сериалов. Хотя да, полицейские могут, пытаясь расшатать свидетелей и ее сказать, потому что действительно так и есть, это важные часы в работе над убийством. Видно старание, видно желание автора сделать хорошую книгу. За старание — пять, за исполнение — два. Слишком много — не верю. Слишком много — как это произошло? Это разрушает целостность книги и естественно не возникает желания ставить большую оценку и книгу советовать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s