Разговоры о Человеке.

«Фарсаны» (сборник) С. Слепынин

Давайте начну с того, что мне нравится научная фантастика и особенно Ефремова. И когда я нахожу что-то такое же светлое, направленное к высшим идеалам, то счастью моему нет предела. Еще я люблю удивительный мир литературы СССР тем, что книги печатались не только в Москве и Ленинграде, по всей стране были большие издательства и писатель из Пемзы, Красноярска, Иркутска, Свердловска мог оказаться оцененным и напечатанным, и его могли узнать после не только в его области или крае, но и по всей стране. Лукьяненко между прочим вылез благодаря Красноярскому издательству, но честно говоря, то что я читала мне жуть как не понравилось, какой-то он убогий. Но тут не о нем, конечно разговор, а об удивительном Слепынине, авторе, которого первым узнал Свердловск.

Фарсаны — начнем с того, что это произведение 1966 года и похоже первое у автора. В нем очень много отсылок к произведениям Ефремова. Возникают такие же восхитительные танцующие девы, такие же разговоры о красоте и значение красоты. Мысли о человеке, и кто он. Это дивно красиво читать, но чувствуется повтор, не совсем свое. Хотя, когда возникают мысли автора, переработанные в себе, то это выглядит очень красиво, уникально и при этом это все еще продолжение того мира, что создавал Ефремов.

Если говорить кратко о сюжете, то тут у нас имеется планета, в которой беляки захотели все же еще раз власти и превратить не таких как они (фашинюги проклятые) в рабов и себе в помощь сделали роботов, которых не отличить от людей. Но не отличить только потому что они собирают информацию о человеке с самого человека, из его мозга и тем самым убивают живых людей. У роботов цель одна — завоевание.
И если на планете нашего главного героя получилось победить эту мерзость упустив только одного фарсана (название робота), то сама опасность все же осталась, потому что этот робот оказался тем, кто производит подобных себе, а тут полет на нашу Землю — просто волшебный случай для фарсана и вот он оказывается на корабле, летящем сквозь космос к Земле.

Самым интересным в этой истории является то, как командир корабля относится к людям. Ведь только его любовь к ним, внимание, то как он на них смотрит помогло ему понять, что перед ним не люди, а роботы. Это удивительно следить за тем, как человек слышит отсутствие человека, то насколько он был действительно внимателен к тем, кто был рядом с ним. И его любовь к живому и разумному так велика, что он делает все возможное для тех, кого даже не увидит никогда и спасает удивительную для него Голубую планету. Для нас это лишь тунгусский феномен, для него наши жизни, спасенные от порабощения.

Красивейшее произведение о прекраснейшем порыве души человека.

Второе пришествие — уже не первый раз фантасты обращаются к такой грандиозной фигуре как Иисус. Но это всегда истории не о человеке, а об уме человечества, о человечности. Вот и Слепынин обратился к «богу».

До чего же красиво рассуждает автор именно о любви к человеку, о человеческих качествах. Его рассуждения о том, что же делает нас нами, тем большим ЧЕЛОВЕКОМ, каким мы на самом деле хотим быть и одновременно он указывает и на наши недостатки. Трогательно и порой больно читать эту историю, пусть в ней есть юмор, но в ней есть и правда, которая как обычно горька. Но все же эта история дивно хороша, и тем как человек думает и то как он принимает и исправляет ошибки и то, какие они люди, которые имеют ум и пользуются им и про дружбу — это ведь всегда красиво. Этой историей можно зачитаться.

Мальчик из саванны — наверное, самое серьезное произведение автора в этом сборнике. Оно серьезно не тем, о чем или как написано, а скорее концентрацией и того и другого.

У нас тут много психологии, много мук творчества, мук взросления. Себя найти не просто в своем времени, а тут оказаться среди сверхрасы со своими скудными, казалось бы, познаниями каменного века. Приходится пройти сквозь много страданий и открытий чтобы понять, что ты достоин тоже называться человеком сверхрасы. Поиск себя, своих людей, своей семьи, которая заключается не в крови. Тут каждую минуту учеба, рассуждение, страх и маленькие победы. Тут любовь и дружба. Тут страх человека и как оказывается человека из любого времени. Нет ничего индивидуального в страхе, у нас у каждого он как под копирку, значит и бороться с ним можно по подсказке книжной.

Сильное произведение, потому что оно о каждом из нас.

Автор удивительно красиво пишет, так что найдите время прочитать его повести.

репост от директора

#Поэзия
Читаю Арнаудова «Психология литературного творчества».

Ну, на самом деле, я смотрю всякие интервью знаменитых людей, для эссе по теме про Око силы (не пропустите))), но когда от этого вопиющего невежества устаю, то читаю советскую книжку, чтобы напомнить себе, что разум где-то есть. Не в нашем мире, но есть.

И там сейчас тема про безыдейную поэзию. Бодлер, Фет, мол, несли идею, что писать надо только о вечном-бесконечном, что поэзия нужна только для того, чтобы будить самое высокое в человеке и быть отрезанной от реальности и от истины. Ну, про лютики-цветочки, про любовь и чувства. И типа, там был некий вася, а, Теофил Готье, который топил сильно за это. И на восхищенный обзор Гюго говорил — ах вот что вы сейчас поэзией называете, ну-ну. И писал свои безжизненные стишата.
И ведь знаете, когда-то и я был таким незрелым, в школе еще. Скучал по Вечности, был один, не любил читать ничего, что было связано с фи-вселенной, тоже считал, что поэзия не для этого. Витю Малеева, мол, одно читать, а поэзия должна быть полностью абстрактная. Жадно читал Шефнера и Асадова, но думал, что это истории в стихах, а поэзия, это… люблю грозу в начале мая. Поразительно незрелая точка зрения. Безжизненная хуета хует это, ребята. Ну, до 20 лет можно такое читать. Базовые настройки абстрактной эстетики чтобы уловить. Ну, пусть до 30 еще можно тупить. Но должен наступать момент зрелости, когда перехватывает горло от нежности строк: «а вы сыграть ноктюрн могли бы на флейте водосточных труб».
А если после 30 лет вы не понимаете, что такое поэзия, что умение находить абстрактное в конкретном, и конкретное в абстрактном и есть поэтика… то ограниченный тут не поэт, который пишет про земное, а не горнее, а кое-кто другой.
Это я к чему, мне-то в 20 с небольшим стыдно стало за тупость. Я решил рассказывать, как пример незрелости, а оказывается были поэты-классики, которые бесстыже, на серьезных щах за убогость топили. Прикиньте.
Не, Арнаудов, как полагается советскому диалектику осуждает, конечно. Что взять с красного пропагандона? ❤ ^__^

Image may contain: ocean, cloud, sky, beach, outdoor, nature and water

Click to expand the hidden item

#мотивашка_с_утра

 No photo description available.