Оберег.

«Жена смотрителя зоопарка» Диана Акерман

Сделаю небольшое отступление в начале рецензии. Книгу написала американка, и поэтому часто в книге возникают такие моменты, что ты за голову хватаешься и прям видишь американщину. Причем в плохом смысле слова. Удивительно, но напиши книгу англичанин или серб, они те же моменты написали бы так, чтобы читатель не начал вопить — да как так-то!!! Удивительно умение англичан обходить острые углы и быть до предела вежливыми, а до сербов обучение по советской методике дошло и еще осталось думать) А теперь про книгу.

Это на самом деле не такая уж и плохая художественная биография. Диана Акерман действительно проделала неплохую работу по сбору материала о жизни Дианы и Яна Жабинских. И про быт Польши, она не мало прочитала и узнала. Хоть порой ты думаешь, что лучше бы она поменьше про абажуры читала и писала, а больше называла бы имен людей-героев, которые рискуя своей жизнью спасали людей. Таких как Ирена Сендлер. Про нее очень мало написано, но хоть она упомянута, спасибо за это. Но хотелось бы больше, больше этих имен, чтобы они наполнили книгу, и ты не мог от них отмахнуться, а читал и поражался сделанному людьми. И понимал, что это дело рук многих людей, что один не может спасти жизни, что нужно множество добрых и смелых рук, чтобы принять ответственность за чужую жизнь и один за другим передавали эту жизнь, пока не переносили на безопасное место. Это так важно и так нужно. Вроде бы и было про это в книге, но так мало, так не акцентировано, потому что основной акцент на жене смотрителя зоопарка и забывается, что одной ей все же было бы не справится со многим.
И опять же акцент не на силе духа этой женщине, а на чем? Что она не сопротивлялась тому, что делал ее муж? И в тоже время мы читаем, что он от нее многое скрывал, потому что она могла устроить истерику, мол убери это из дома… Эта книга должна была быть историей о герое невидимого фронта, том человеке, на которого опирались бойцы видимого. Книга должна была рассказать, о человеке, который отводил подозрение от дома полного евреев, от перевалочного пункта для взрослых и малых, для разведчиков, диверсантов, а оказалось, что чуть в сторону и эта книга вообще не о том, а как страдала женщина во время войны, а ее не ценили и это все. И вроде бы у писательницы было много информации, но американщина пересиливает, и она просто не понимает в чем действительно подвиг женщины, поэтому и написано коряво. И это ты умеешь отделить плевелы от зерен и понять атмосферу, автор нет, и она доказывает это раз от раза.

Пример с тем, что Антонина была обаятельной — просто провальный. Я понимаю автора, как-то же надо было подчеркнуть, что героиня — это женщина, но почему такой пример? Когда ее обаяние, которое должно было подействовать на немца, забирающего их зоопарк — не сработало? Куда ушло ее обаяние, если она не смогла уговорить и отвести от животных оставшихся в зоопарке этого же немца с друзьями, которые перестреляли их зверей. И знаете, выглядит жалкой попытка показать, что советские солдаты не были освободителями, а были такими же ворами, как немцы, только вот удивительно, что их она смогла остановить словами — «мать, сестра, жена», не обаянием брала, к реальности людей скинула. Да не остановила бы она подобных, они просто башку прострелили и продолжили грабить. И вот ты писатель, что же ты не можешь увидеть, как смотрится тобой написанное, да это было, да людей заносило, но что же ты так неумело все выстраиваешь, что от твоей работы другим стыдно?

Ян Жабинский смотрится в книге интереснее своей жены. Не потому что у него каждый раз приключения, и он такие дела проворачивал, что волосы на голове шевелятся, когда ты понимаешь, что он со смертью под руку просто шагал. А потому что, она автор его прописала с мотивацией, целью, ну человек сильно целеустремленный был. Слава всем богам, автор не могла написать его действия не озвучивая решения, зачем он что-то делает, для чего. А свою главную героиню она оставила без этой мотивации, она просто плыла по течению ничего не решая. Наверное, самым внятным поступком Антонины в книге стал поступок, когда она смогла выпроводить со смехом полицейских из виллы, когда загорелись стога сена и то, благодаря тому, что именно муж ее объяснил почему это круто, почему он опирается на свою жену и считает, что она со всем справится, почему он ее оставляет в этом доме с кучей людей, за которых их всех могут перестрелять не глядя. И страшно то, что это не она понимает, что происходит, а муж ее понимает, какая она. Ах, ну да, и про мужа еще, как же не написать, какой он нехороший человек, не ценил свою жену, мог бы чаще говорить какая она умница у него… ЧТО??? ЧТО ЭТО МАТЬЕГОТАКОЕ??? Да, конечно, доброе слово и кошке приятно, это понятно, но можно как-то соотнести время и человека? Можно как-то понять, что Ян к жене относился как к НОРМАЛЬНОМУ человеку, а не как к кошке. И скорее всего дурой он ее называл за то, что она не могла в голове сопоставить каких-то фактов. И насчет дуры, учитывая, что писатель брала информацию из дневников самой Антонины, я боюсь, что мы не можем этому полностью верить. Очень часто, без исключений, человек обижается на что-то свое в голове и говорит, что его другой человек обозвал, но, если заставить его повторить точно, что сказал человек, окажется, что там вообще не про это и его уж точно никто не обзывал. У меня есть знакомая, которая до сих пор, упорно считает, что ее мой отличный приятель назвал жирной, причем, ей напомнили, что сказал парень, но она упорствует. А парень сказал, что у девочки прокачана спина и надо бы живот до этого состояния тоже довести. В том смысле, чтобы она одинаковой была со всех сторон, а девочка считает, что он ее жирной назвал. До сих пор так считает. Именно поэтому ну не могу я считать за правду, что муж называл Антонину дурой. Так же как что сын тоже кричал ей, что она дура. Это уже включилась плакса какая-то, а нам писательница выдает это за правду, чтобы сказать, вот мол какая сильная женщина, ее не любили, не поддерживали, а она страдала и работала. Это так опускает героиню, что за автора опять стыдно.

Стыдно и за евреев, которых спасали тоже. Я думала, что стыднее «Мауса» уже не придумать ничего, но нет, Диана Акерман просто прибила их одной фразой:

Там он кормил до семнадцати человек одновременно, обеспечив разным набором кастрюль и тарелок тех, кто ел только кошерное…

ЧТО?! Я только что прочитала про то, как невозможно ничего достать из еды, с каким трудом ее вообще доставали и тут «кошерное»… Да вы братцы зажрались, вас в камере газовой удавить хотят, а вы условия спасателям ставите? Да я вас сама придушу, чтобы блин люди не мучились и не спасали неблагодарное го*но. И не надо мне тут про религию, религия во время такого только одна — благодарность людям, которые тебя вытаскивают из Ж, потому что ты уже попал и не в состоянии себя сам вытащить и не мешать им делать свою работу, потому что они своей жизнью рискуют. А тут «кошерное»…

Очень страшно было читать о человеке, который вроде бы умный, но поступал не соответственно. С одной стороны, его можно понять, он построил Детский дом, обучал там ребят и, конечно, он не может их покинуть, каким бы нужным для будущего страны он не был человеком, он не может покинуть птенцов, встает другой вопрос, почему ты не воспользовался предложениями всех, даже немцев, которым ты был дорог, чтобы хотя бы по одной душе не вывести из небезопасного места? И ведь написано именно так, словно он действительно этого не делал. И ты хватаешься за голову, понимая, что это обречение на смерть всех, кого он любил, ну он же умный!.. И вот за подобное описание ситуации стыдно. Автор действительно умудряется делать акценты не на том.

Даже с Беловежской пущей она умудрилась обос…ться. Если в начале книги, она хотя бы упомянула, что пуща и польская, и белорусская, то в конце книги про это не упоминает даже полусловом. Поляки, поляки, поляки, все поляки, но ведь, если бы белорусы не поддержали, то ничего бы и не было! Понимаете, автор совсем не осознает, что такое действовать сообща, ты читаешь книгу и видишь, как она орет о значимости человечка, не понимая, что все происходящее — это сила людей, взаимосвязь людей, она их разделяет, не объединяет, а ведь индивидуальность — это не разобщенность, не я не такой как все. Но кажется в какой-то момент, вся планета, вообще перестала понимать значение этого слова и теперь читаешь вот такие книги, когда автор не в состоянии показать красоту героя, даже когда герой ей нравится, получается какое-то куцее существо с плаксой, отдельное от всех, и ты не можешь проникнуться этим убожеством.

И вот после всего этого ты понимаешь, почему на обложке издания кадры из фильма, а не настоящее лицо героини. Русским за нее стыдно, и они ее скрывают, что сильно понятно, прочитаешь такую книгу и вообще удивляешься, что кто-то воевал. Но при этом, когда ты в состоянии понять, что действительно происходило, из тех кусочков, что все же прорываются через глупость автора, ты понимаешь, что знать историю зоопарка и оберега этого места в лице Антонины — надо. Только вот написал бы об этом человек, который действительно понимает, что такое быть оберегом, защищать место и быть равной мужчине рядом с тобой, чтобы ему не надо было еще и на тебя внимание свое тратить, когда он вытаскивает людей из гетто и ведет переговоры с подпольем.

Не могу советовать книгу, увы, тут надо обладать знаниями, понимать, о чем идет речь, когда написано так, что лучше бы все умерли. Это очень плохо написанная книга об очень хороших людях. И объясняя фразу в начале рецензии, что книга неплоха как художественная биография — если не смотреть на время действия, то узнать о быте, о людях, можно, просто это как песчинка в море, вы не сможете опираться даже на факты, только если они не о быте. Вы можете оказаться неправы, говоря, что муж обижал жену, но можете оказаться правы, если будете обсуждать абажуры. Вы можете оказаться неправы, если будете говорить, что Антонина нравилась мужчинам, но можете оказаться правы, говоря, что она была хорошей хозяйкой. Вы точно окажетесь правы рассуждая о разрушениях города, но никогда не ответите о том, кто восстанавливал город, потому что нарисовать чертеж дома — это не взять в руки кирпич и положить его на нужное место, это не дать деньги из бюджета на этот кирпич… Автор рассуждает местами как кошка перед холодильником — вот если бы не было хозяев, я бы жила в достатке. Но вы точно будет знать, что есть холодильник и продукты в нем. Так и с этой книгой. Вы будете что-то знать, что-то в общем представлять, но увы не понимать всего сложного организма, который на тот момент существовал в Варшаве, только если вы не умеете вычитывать это из того, что написано кошкой.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s