Закончен перевод киберпанк повести "Карбон"

В Городе — правительство как божество, в Секторе — анархия. Между этими мирами — мембрана. Некоторые пересекают ее, чтобы попасть в Сектор в поисках запретного. Другие пересекают ее, чтобы попасть в Город, ради шанса увидеть небо. Кто-то пытается остаться в Городе. Большинство умирает, пытаясь. В мире без документов имя нужно заслужить. Родившийся в секторе, Карбон был выкован жизнью, и жестокость его единственное удостоверение. Зная свои перспективы, Карбон рискнул всем ради шанса жить в Городе, с новым паспортом и измененной сетчаткой, но этот шанс имеет цену… цену, превышающую способность любого рожденного в Секторе заработать в одиночку. Он попал в тюрьму. Еще одна мембрана, требующая сделки с еще одним дьяволом, чтобы пересечь ее. Теперь, выпущенный на свободу, чтобы найти убийцу, чья модель поведения угрожает самому правительству, на самом деле цель Карбона — найти деньги, спрятанные его бывшей бандой. Только одна женщина знает это место. Она обменяет эту информацию на возвращение ее собственности… похищенного ребенка. Ребенок находится где-то в Чистой Зоне, диком месте, где работает магия, а огнестрельное оружие — нет. Зажатый враждебными мирами, Карбон войдет в Чистую Зону, поскольку он уже входил во столько клеток… войдет, внимательный и смертоносный для любого, кто встанет у него на пути.

Перевод на русский закончен! Скоро на Литмаркете и Ридеро.

Отрывок:
— Они мертвы? — спросил ребенок.
— Еще нет.
— Они умрут?
— Скоро.
— Почему ты это сделал?
— Из-за того, что они сделали.
— Вы имеете в виду, если бы они не…
— Да. Но их смерть придет от рук других. Падальщики придут забрать их вещи.
— У тебя есть нож?
— Почему ты спрашиваешь?
— Мы должны их убить, — торжественно сказала она.
— Почему … — начал я и осекся: — Они нам больше не угрожают.
— Но они умирают, — сказал ребенок. — Это должно быть больно. Мы могли бы спасти их от боли, если бы у нас был нож.
— Ты когда-нибудь спасала так от боли? — спросил я ее.
— Не … не человека. Кошку. Маленькую кошку Я нашла ее. У моей стены. Кто-то бросил ее о камни. Она была вся в крови. И плакала. Я думала, что ей больно. Очень больно. Я не хотела, чтобы ей было больно. И я не могла ей помочь. У меня был маленький нож. Не совсем нож, просто кусок лезвия. Это был не острый, но он подходил. Я… воткнула его в маленькую кошку. Сильно. А потом она перестала плакать.
— Вот почему ты плачешь сейчас?
— Я не плачу! — сказала она яростно, отказываясь двигаться.
Мне не нужны были мои ножи, чтобы сделать то, что она хотела.

мж и дв31-05

«Тоня Глиммердал» Мария Парр

У меня не круглая оценка книге, потому что у меня есть важная претензия к ней. В книге есть описание охоты, не так чтобы очень большое и даже не так чтобы очень кровавое, но все же невозможно ставить большие оценки книгам, где так просто рассказывают об охоте, словно это, как в магазин сходить, а ты вот только прочитал книгу «Песни черного дрозда«, где описываются души животных, их переживания, то что наблюдал человек, не выдумывал, и как и в Тоне там гибнет олень, красивый, сильный, удивительный. Ты не можешь это проигнорировать, ты соединяешь этих оленей.
И претензия не в самом убийстве, которое появилось на странице детской книги, а в том, что, когда автор отнимает у животных душу, делает их безликими, особенно в детской книге — это не воспитывает человека. А тут еще и создается диссонанс, птиц убивать нельзя, они живые, а оленя на стейки — можно. Как ребенку понять, что происходит, почему там можно, а тут нельзя. Почему убить одну собаку можно, а вторую при этом надо любить? Нельзя так писать детские книги, да и взрослые тоже, так писать нельзя, должно быть внятное обоснование поступкам. Особенно в детских книгах надо четко объяснять зачем в действительности нужна охота. Ребенок должен понимать и что такое животное, и что такое охота и когда она действительно оправдана. Для меня эта тема в книге оказалась более болезненной и важной, чем ребенок и его родитель.

Но надо отдать должное, что Парр как всегда очень хорошо прописала тему родителя и ребенка, показав опять же, что, когда люди не разговаривают, случаются такие недопонимая, что вплоть до разлуки, обиды и почти ненависти.

«Девочка и отец» — у Парр переходящая тема из книги в книгу, и она рассматривает ее со всех сторон. Очень интересно проследить развитие темы. И нельзя не заметить, что у нее «дочка и мать» — тема, описанная вскользь. Хоть в этой книге она сильно важна, но такое чувство, что Парр эта тема или не интересна (все про это знаю, что тут рассуждать), или как раз она про нее мало знает и поэтому старается пройти мимо.

Сама героиня повести, ничем не отличается от Ленки из Вафельного сердца, такая же егоза и такая же обаяшка. Удивительно, как взрослые не боятся за ребенка и это чем-то напоминает, как раз наши книжки, когда советские родители отпускали детей на все четыре стороны, лишь бы к обеду дома был) Но тут самое странное, наверное, то, что не только сама Тоня влезала в «дела житейские», а ей еще в этом помогал ее крестный. Для меня это немного сюр, потому что у нас взрослые брали ответственность за ребенка, старались научить думать головой, даже, если происходило что-то из ряда вон, а тут как два школяра, только один постарше и оба не думают о возможных последствиях.

Но книга все же светлая, теплая, умная, когда указывает на то, что бывает, если ты выбираешь обижаться, а не объединиться с человеком.

%)))

 

Image may contain: text that says 'идеальное преступление "где бы мне лечь, что бы представлять наибольшую опасность в доме" я думал сначала, что он в шторе завис, как ниндзя. и как теперь это развидеть?)'

Maryia Allgaierto Про нас с вами и хрен с ними….