Wonderful idea!

But Russia, as always, а fkng lost country, for everyone, of course, there is no fkng golden autumn as iconic one, but Shishkin, Bears in the forest.

Culture Trip

If you love maps (and art) this is for you!

A thing of real dazzling beauty, the graphic features some of the most iconic and well known paintings for each European nation.

This Incredible Map Shows Europe’s Most Iconic Artworks


Дорога к свободе.

#Amnuel #Свет_глаз_драконов

Для умненьких

передача: https://www.youtube.com/watch?v=_T2SqeHIyzI&feature=youtu.be

статья: http://fan.lib.ru/editors/a/amnuelx_p_p/text_0150.shtml

Павел Амнуэль

На YouTube выложен очередной выпуск серии «Наука и научная фантастика».

Речь пойдет об эффекте бабочки в научной фантастике и науке.

Раздавив бабочку в далеком прошлом, герой рассказа Рэя Брэдбери «И грянул гром» изменил будущее. Небольшие флуктуации в природных процессах приводят (и гораздо чаще, чем многие думают) к катастрофическим последствиям. Вселенная возникла в результате флуктуации в ложном вакууме. Галактики, звезды, планеты, жизнь, разум — результаты флуктуаций, часто случайных. «Бабочка» постоянно машет крылышками, и мироздание меняется…

В заключение — отрывок из повести «И сверкнула молния»

16 глава Фургончика

#Переводы

Рик дергал головой назад и вперед, намного медленнее теперь, испуская горестные стоны. Крыса сидела на его щеке, прогрызая путь через его лицо и глазницу. Скоро несколько других крыс обнаружили свежее мясо. Несколько начали пировать на его травмированной ноге, а другие присоединились к своему брату на лице Рика.

Рик закричал с новой силой, Бриджит наблюдала с удивлением.

— Черт! Этот ребенок феномен! Я почти выросла, прежде чем у меня было первое убийство. А у нее два, меньше чем за день. Эта девочка не боится дерьма!

— Ты совершенно безумна, — сказала Таби. — Я надеюсь, что она скормит тебя тем чертовым крысам.

— Им не понравлюсь я. Я слишком милая. Им можешь понравиться ты, так как ты пахнешь, как дерьмо. Крысам больше нравятся отбросы, ну, знаешь.

Мэдди наблюдала, как крысы едят Рика заживо.

Прочитать можно здесь:

https://prodaman.ru/Albireo-…/books/PerevodTMillerFurgonchik

https://proza.ru/2020/06/29/1107

https://yapishu.net/book/217603

https://author.today/work/53648

Оригинальный постер — Татьяна Красина

Благодарность за помощь в оформлении Кудрин «Huker» Михаил и группа Goddess Of Godless

Прослушать полностью: https://vk.com/horrorextreme…

#project #book #мирдолжензнатьчтоячитаю #чточитаешь#чтоячитаюсейчас #чточитать #книга #книги #AlbireoMKG #модночитать#bookstagram #книгидлявзрослых #fantasyerotic #fantasy #urbanfantasy#darkfantasy #фэнтези #городскоефэнтези #темноефэнтези #весна #crime#чтиво

#LuluAuthor #WritingCommunity

Image may contain: text

Обрати внимание на пошлые подробности.

«Скиппи умирает» Пол Мюррей

Нельзя сказать, что книга трудна в восприятии, просто это опять книга о том, как все плохо и одновременно она написана так, что ты до самого конца книги не понимаешь, зачем тебе все это количество людей, в чем их смысл.

Интересно, что книга «Матери«, в которой показана беспросветная жизнь подростков не воспринимается как «все плохо». В ней был определенный период жизни страны, ты его знаешь и понимаешь, он отразился именно на всех, и это считывается как сама среда. И само сердце книги — это учительница, которая несла в себе хорошее, пыталась создать его в детях. Очень тягостно смотрится книга, когда нет таких персонажей, которые определяются, как что-то пусть не светлое, но хотя бы нормальное. Некий спокойный разум, когда рядом все рушится и ведет себя в любом возрасте как подросток. Должна быть основа, а дальше, хоть трава не расти. «Тайная история» как раз тем меня и смущала, что не имела среди всего скопища персонажей одного, кто бы мог разумно смотреть на происходящее, за кого мы как читатели/зрители могли бы держаться. Здесь мы тоже имеем котомку персонажей всех мастей с наклонностями к алкоголю, но больше все же к наркотикам и лишь наметки на персонажа, который бы смог оценить происходящее как нормальный человек, а не зависимый от всего и всех с кучей грехов за плечами. Только начинаешь думать, ну вот вроде бы ничего так человек, и бац, вторая смена, у него тоже все плохо, он не может увидеть картину, он со своей причудой в голове. И ко всему этому на первых порах ты не понимаешь, зачем автор ввел так много персонажей, почему так подробно рассказывает о каждом, даже уже после того как Скиппи умер. Аннотация обещает разобраться от чего же он умер, но однозначного ответа нет. У нас нет того, кто подведет итог, кто скажет, что все случилось из-за совокупности событий. Одно потянуло второе, третье, четвертое и этот снежный ком привел к тому исходу, что мы имеем. Но сам автор и не хотел подводить такой итог, его идея была несколько иной и о ней он говорит в самом конце книги, чтобы наконец-то объяснить почему столько героев, почему о каждом так подробно сказано:

Она вспомнила, что сказала тогда себе, что нужно запомнить слова Поля Элюара, потому что это показалось ей важным. Но такие вещи, как мир-внутри-нашего-мира, чересчур велики, чтобы удержаться в голове просто так. Нужно, чтобы кто-нибудь другой напомнил тебе об этом или, наоборот, чтобы тебе понадобилось рассказать об этом кому-нибудь, и тогда вы будете говорить об этом друг другу снова и снова, в течение всей жизни. И если говорить об этом, то эти вещи постепенно свяжут вас в одно целое, как крошечные невидимые струны, или как фрисби, который бросаешь взад-вперед, или как слова, написанные сиропом на полу. СКАЖИ ЛОРИ. СКАЖИ РУПРЕХТУ.
А может, все состоит не из струн, а из разных историй, из бесчисленного множества крошечных ярких историй; когда-то давно все они являлись частью одной большой, гигантской суперистории, а потом она раскололась на миллиарды кусочков, поэтому ни одна история в отдельности уже не имеет смысла, так что в жизни нам приходится изо всех сил стараться и снова сплести эту историю, сначала мою историю нужно вплести в твою историю, наши истории — в истории тех людей, которых мы знаем, и так далее, пока наконец не получится нечто такое, что покажется Богу, или кому-нибудь еще, кто на это посмотрит, буквой или даже целым словом…

Как сплетение историй, как создание этого объема жизни, что не бывает человека отдельно от других, что рядом другие вселенные или планеты, которые влияют на тебя — это прописано удивительно хорошо, когда подводится итог, обращается внимание. Я страдала от того, что нет одного героя, но на каждый период времени автором был дан кто-то, кто все же давал стабильные данные. Жаль, что это был не кто-то один, жаль, что потом этот кто-то сходил с ума по своим причинам и ты не мог опереться на его рассуждения. Именно от того, что нет опоры, я страдала читая книгу, хотя казалось бы надо страдать от того, какой наш мир, как люди устраивают свою жизнь, но повторюсь, тут все сумасшедшие, так что как-то их даже пожалеть нельзя.

Но в книге есть удивительные точные моменты, на которые делает упор или, если хотите, обращает внимание читателей автор. Например, заставляет задуматься, что на самом деле находится за фасадом старинных зданий. На это уже обращал внимание Джеймс Крюс в книге «Тим Талер, или Проданный смех» (да и не только он), но в детстве ты можешь пропустить этот момент, а когда уже не ребенок, то мимо пройти довольно сложно, а дальше просто надо понять, что такие дома по всей Европе, а не один какой-то дом. Не игнорировать знания и сопоставления:

Любые фантазии в духе Гарри Поттера здесь неминуемо испаряются: жизнь в Башне, в этом старинном сооружении, состоящем по большей части из одних сквозняков, начисто лишена всякого волшебства. Тут властвуют сумасшедшие учителя, хулиганы, грибок на ногах и так далее.

И о том, как люди живут вместе, они порой не помнят как общаются друг с другом, игнорируют, что уже давно не общаются:

Да, точно — именно так он обычно ведет себя с ней. Теперь он вспомнил. Они уже довольно давно общаются только при помощи замечаний, упреков и колючек. И важные вещи, и пустяки одинаково разжигают споры — даже когда никто и не собирается спорить, даже когда он или она лишь пытается сказать что-нибудь приятное или просто констатировать безобидный факт. Их отношения напоминают неисправную деталь какого-то прибора, который при включении лишь беспорядочно жужжит, а когда пытаешься выяснить, в чем же состоит неполадка, бьет тебя током. Самым простым выходом было бы просто не включать этот прибор, а поискать ему замену; впрочем, Говард пока не готов рассмотреть такое решение.

Особенно страшно, что зная, что все разладилось, никто не налаживает ничего или не отказывается от подобных отношений, а жрет этот кактус, страдает и пытается выставить такую жизнь подвигом. Лицемерие в отношениях есть у многих людей, просто в книге это виднее. Это написано. Написано очень четко и именно так чтобы выставить нелогичность суждения:

В самом деле, отчего они не поженятся? Нельзя сказать, что Говард ее не любит. Любит. Он готов ради нее на все — если до этого дойдет, он готов жизнью для нее пожертвовать…

Эти слова про пожертвовать жизнью, но не жениться на той, кого любишь, дивно хороши. Неужели жениться это намного больше, чем лишиться жизни? Причем жениться не на подкинутой инопланетянами девушке, а тобой выбранной, про нее ты говоришь, что любишь. И так у многих, не только парней, но и девушек. Они бьют себя пяткой в грудь, но не делают чего-то простого для тех, кого «любят». И хотелось бы надеяться, что, читая книгу, они увидят, как это выглядит. Как они сами выглядят, когда такое несут в массы и самим себе. Как это все фальшиво и некрасиво.

Пол Мюррей не только обращает внимание на отношения между людьми, но и на мир, как выстроен он, на что мы любим обращать внимание и от чего отворачиваемся:

Этот кабинет — просто храм, посвященный гармоничному устройству мира: тут собран целый арсенал, описание множества фактов и процессов — природных, научных, сельскохозяйственных, экономических, причем все они мирно сосуществуют на этих стенах, тогда как человеческие результаты и побочные эффекты всех этих взаимодействий — принуждение, истязания, порабощение, с которыми связан каждый заработанный доллар, каждый шаг на пути к пресловутому прогрессу, — все это оставлено для его, Говардова, предмета — истории, этого темного двойника, кровавой тени географии.

В книге много тем, кроме основной, но как говорилось выше, все взаимосвязано и поэтому нельзя проигнорировать темы заданные автором.

Книга насыщена, при всей гипюровости повествования, она очень плотная. Если вчитываться, а не гнаться за прячущимся смыслом, за историей, ну что, что же там произошло, то можно много для себя понять и увидеть. В этом плане она очень хороша, и моя придирка, конечно, субъективна, но все же я страдаю, без разумного и стабильного в книгах, для меня важно знать, что такое существует во всем том безобразии, что творится, потому что тянуться хочется к таким людям, они дают сил не опускать лапки, потому что если все так плохо, то есть ли смысл исправлять это плохое, если не для кого это делать?

Книга из разряда таких, когда советуешь ее прочитать, то сразу говоришь на что обращать внимание, потому что без этого, сложно ее посоветовать, на тебя могут посмотреть с сомнением дочитав книгу) Так что, если вы беретесь за эту книгу вспомните, что она важна подробностями, а не общей идеей)