Пересадка сердца

#семья #familyofchoice Купить на русском можно здесь:
https://litmarket.ru/books/peresadka-serdca
https://clck.ru/NUcts
https://ridero.ru/books/peresadka_serdca/

ht-cover-ridero.jpg

Andrew Vachss

If you look at bullying logically, then you can see it’s the root of all evil. Not money, but bullying. That’s all it takes: the imposition of your will, your desires, your wishes, on another human being by force or intimidation.

You can see it in Rwanda just as easily as you can see it in the schoolyard: «I can make you do what I want you to do, because I’m stronger than you. It’s not that I’m smarter or I’m more ethical or I’m more entitled. I’m simply stronger.»

.

HEART TRANSPLANT
http://vachss.com/av_novels/heart.html

«В прошлом…»

«Где ты, маленький «Птиль»» Сергей Вольф

Книга, из которой сильно веет духом времени, когда она написана. И жаргонные словечки оттуда «папаня», «телек», еще что-то такое же, ощущение анахронизмов, если думать о том, что действие происходит в будущем, а уже сейчас многие слова вышли из употребления. Есть еще кое-что, что немного расстраивает. Я понимаю, что в 90-х сложно было писать о объединенном Союзе, но ведь автор скорее всего вырос на Ефремове, не мог не вырасти и точно должен был знать, что нельзя полететь в космос на дальние расстояния, если не объединиться. Это ведь глобальная стройка. А ты читаешь о Земле, которая все так же не объединена и до сих пор Америка выделывает кренделя. Жалко. Печально и жалко. Особенно учитывая, что когда автор пишет о другой цивилизации, то там нет других государств. И опять же другие языки… Как же автор не смог понять идеи объединенного единого языка. Опять печаль и жалость.

А все почему? Потому что автор пишет о революции на другой планете. И оттого печальнее, что он не продумал устройство Земли, которая вроде как должна была служить примером того, как хорошо жить в равноправии всем. Сравнения надо сказать не сильно хорошее получается именно в конце книги, когда ты вроде бы с планеты с проблемами попадаешь на планету без проблем, а проблемки-то вот они, ртом героя проговорены.

Опять же читая о цивилизации обладающей знаниями странно читать о том, что они эксплуатируют и планеты, и «людей» на них (это я уже о планете с революцией). Опять же фашистки считают кого-то лучше расово. Те, кто обладает знаниями и историей, кто смог объединить целую планету в одно государство, кто строит огромные звездолеты, находит другие цивилизации, у него стремления должны быть иными — это правда жизни. И нарушенная правда жизни не позволила мне поставить книге оценку самую высокую. Потому что грустно и печально, что автор написал и не увидел странного. Ведь его планета полна ученых, которые были против эксплуатации иных существ. Он ведь сам это написал, но словно этим высказыванием и ограничился. Не стал смотреть на это в масштабе, в динамике.

Есть еще кое-что, что не способствует восприятию истории. Грубость текста. Я не о жаргонных словечках из девяностых, это можно было бы и понять, я именно о том, как автор пишет диалоги, мысли — это читать невозможно. Он сказал, она сказала, тут еще дополняются именами тех, кто говорит. Каждый раз вспоминаешь классику, ну ведь там тоже люди разговаривали группами, но ведь не было сплошных обрубленных «она сказала, он сказал» идущих друг за другом. Даже если взять военную прозу, чтобы провести некий знаменатель по движению происходящего, когда надо быстро понять, что происходит, отдать приказ, ведь опять же может присутствовать в диалоги больше двух человек, но написано так, что ты не спотыкаешься и даже если вдруг автор не сказал кто говорит, то ты понимаешь по тому, как этот человек говорит.

Есть моменты, когда ты не понимаешь, что с автором не так, он стесняется? Он маньяк? Это касается любовных сцен главных героев. Мальчик Митя как-то странно строит отношения с девочкой, которая ему нравится. Если у него вполне строятся отношения с теми, кто ему нравится и не целует, то с девочкой которая его целует ощущение не стеснения героя, а стеснения именно автора, у него герой деревенеет, не в прямом смысле слова, а именно в восприятии читателем. Отец же мальчика Владимир просто сходит с ума от того, что не видит свою жену. Я не против, я только за, когда люди любят друг друга, но тут маниакальность какая-то. Можно ведь было и это иначе передать. И от этого мне опять грустно, что такие искренние эмоции, автор так запорол.

И кое-что о революции. Сложно читать о таком непростом действии многих тысяч людей, когда нет лидера. Ты видишь, что люди собираются, как-то организовываются, но нет того, кто бы вдохновлял и направлял. Потому что опять же увы, должен быть кто-то вокруг кого объединяются, кто объединяет и знает, что делать. Нам попытались дать лидера повстанцев, но той невероятной силы или харизмы, правоты, которая должна была бы исходить от него не было видно. От этого нет ощущения, что на самом деле планета давно была готова взорваться против угнетателей, ей нужно было только найти устройство, которое нужно нейтрализовать и им как раз для этого не хватало двух человек с Земли, «другой взгляд», чтобы как раз все встало на свои места и наконец-то свершилось. То есть Митя и его отец должны были быть только двумя недостающими болтиками в этой машине. А получилось так, что видны были всегда болтики, детали, а самой машины видно не было. Опять же грусть и печаль, потому что я люблю книги про право дело)

Не подумайте, что книга плохая, раз я ее так ругаю, нет. Я просто считаю, что ее можно было сделать лучше. Сделать такой, чтобы читателей у нее не было всего 18 человек, а книгу ты находишь в списках забытых антиутопий. У автора была прекрасная идея, ее можно увидеть, почувствовать, ощутить, чем-то насладиться. Как бы я хотела сказать, что книгу надо читать, но могу лишь сказать, что неплохо полюбопытствовать.

Нас спрашивают %))

#творчество #Сердце_Кан_Дзиру #книги Secondhand Bookery asked.
Katana from The Heart of Kan-Dziru %)))))))

Литературная группа спрашивает — вас похитили, но вы можете позвать вымышленного персонажа, кого бы вы выбрали?
Я бы Катану выбрал. Ну, или Мера с Горы проклятых.
Ну и вы, если чо, зовите фебов или властителей.

Image may contain: text that says 'You've been kidnapped. You can call on one fictional character to make a rescue attempt. Who do you pick?'

Бальзак и Ремарк — особенно прекрасны %)))

#литературные_подражания
Красная шапочка в изложении классиков.

Эдгар По
На опушке старого , мрачного , обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

Габриэль Гарсия Маркес
Пройдет много лет, и Волк, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер когда Бабушка съела столько мышьяка с тортом, сколько хватило бы, чтобы истребить уйму крыс. Но она как ни в чем не бывало терзала рояль и пела до полуночи. Через две недели Волк и Красная Шапочка попытались взорвать шатер несносной старухи. Они с замиранием сердца смотрели, как по шнуру к детонатору полз синий огонек. Они оба заткнули уши, но зря, потому что не было никакого грохота. Когда Красная Шапочка осмелилась войти внутрь, в надежде обнаружить мертвую Бабушку, она увидела, что жизни в ней хоть отбавляй: старуха в изорванной клочьями рубахе и обгорелом парике носилась туда-сюда, забивая огонь одеялом.

Эрнст Хемингуэй
Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца.
— Вот, — сказала мать.
— Что, — спросила её Красная Шапочка.
— Вот это, — сказала мать, — отнесешь своей бабушке.
— Ладно, — сказала Красная Шапочка.
— И смотри в оба, — сказала мать, — Волк.
— Да.
Мать смотрела, как её дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому чтоона всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать её одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.

Ги де Мопассан
Волк её встретил. Он осмотрел её тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая всё ещё старается выдать себя за невинную. Но он верит в её невинность не более её самой и будто видит уже, как она раздевается, как её юбки падают одна за другой и она остаётся только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы её тела.

Джек Лондон
Но она была достойной дочерью своей расы; в её жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой.

Ярослав Гашек
— Эх, и что же я наделал? — бормотал Волк. — Одним словом обделался.

Оноре де Бальзак
Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал её из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил её на железные петли, которые в своё время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что её сделал собственной шпорой Селестен де Шавард — фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно.

Оскар Уайльд
Волк. Извините, Вы не знаете моего имени, но…
Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить?
Волк. Видите ли… Очень сожалею, но я пришел, чтобы Вас съесть.
Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен.
Волк. Но я говорю серьёзно.
Бабушка. И это придаёт особый блеск Вашему остроумию.
Волк. Я рад, что Вы не относитесь серьёзно к факту, который я только что Вам сообщил.
Бабушка. Нынче относиться серьёзно к серьёзным вещам — это проявление дурного вкуса.
Волк. А к чему мы должны относиться серьёзно?
Бабушка. Разумеется к глупостям. Но Вы невыносимы.
Волк. Когда же Волк бывает несносным?
Бабушка. Когда надоедает вопросами.
Волк. А женщина?
Бабушка. Когда никто не может поставить её на место.
Волк. Вы очень строги к себе.
Бабушка. Рассчитываю на Вашу скромность.
Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает её).
Бабушка. (из брюха Волка). Жалко, что Вы поспешили. Я только что собиралась рассказать Вам одну поучительную историю.

Эрих Мария Ремарк.
Иди ко мне, — сказал Волк.
Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость — тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью.
— Конечно, — сказала она. — Нам не на что надеяться. У меня нет будущего.
Волк молчал. Он был с ней согласен.

«Лунные хроники. Белоснежка» Марисса Мейер

За последнее время это единственный young adult, на который я ругаться не буду, потому что идея и исполнение мне понравились. Есть то, к чему придраться было бы можно, например, как так вышло, что со всеми имеющимися технологиями главная злодейка цикла так и не поправила свое лицо, за кучу лет своего правления. Или опять же про злодейку, как она усмирившая площадь на Земле не справилась с такой же площадью на Луне. Ну и в принципе отчего она такая нервная-то, если до этого мы читали о крайне хладнокровной женщине, которая постепенно от книги к книге стала все более истеричной. Или вот с научной точки зрения начать бубнить о том, что дома лунатиков не под землей, потому что разность давления под куполом и за ним такая, что стекло должно к чертям разорвать. Но эти вопросы не мешают наслаждаться переделкой старых историй и то как автор их переплела.

Многие пишут, вот мол старая история на новый лад, но читая ты видишь, что сменились лишь декорации, ничего действительно нового не происходит. Марисса Мейер в этом плане пошла дальше всех, она взяла за основу сказку, но рассказала эту сказку действительно по-своему, ее сказка новая. Ее героини новые и в новых обстоятельствах. И за этим интересно следить, смотреть на их взросление, сомнения, принятие решений. Пусть местами вышло не так интересно, как могло бы быть, если судить по книгам автора, например, про Красную Шапочку все слишком очевидно, слишком быстро, хоть потом автор попыталась исправиться и стала тормозить отношения Скарлет и Волка, как-то обыгрывать провальную книгу серии, но общее впечатление от цикла все же приятное.

В цикле Лунных хроник есть основные книги и книги дополнения и разъяснения, насколько я могу судить. Я читала только основную линию, потому что мне слишком не интересны герои по сторонам, но если вам будет интересно узнать еще какие-то истории, то они есть и можно долго себя радовать сказками на новый лад.

Если говорить именно о «Белоснежке», то тут история завершения пути Скарлет до власти, хоть она понятия не имеет, что делать. Хорошо, что у нее есть компьютер в голове и она быстро множество книг сможет прочитать и как-то в конце концов решить проблему своих незнаний. Белоснежка, то есть принцесса Зима, персонаж интригующий. Много ли вы читали книг о прекрасных красавицах, со шрамами на лице, которые им нанесла мачеха (ну как нанесла, заставила сделать это самостоятельно), таких, что шрамы красоту не портят, а только подчеркивают? Я вот все думаю, да где же эти шрамы были? А еще, что эти красавицы так добры и прекрасны, что никто не обращает внимание на их сумасшествие. А девочку сильно корежит, потому что она отказалась пользоваться лунным даром и гипнотизировать людей. Девочка на самом деле не так уж и глупа, она знает, как подмазаться к мачехе, чтобы оставаться милой и по возможности — незаметной, но продолжать ее раздражать. Этакая смесь невинности, коварства и чудного Шляпника.

Мне было читать интересно, потому что для меня главной линией была все же не грусть-печаль Зимы и вся ее сумасшедшесть с красотой, а революция. Ну и вопрос, почему Зола не вышла замуж за Кая, чтобы так сказать уберечь Землю от Леваны, ну устроили бы свадьбы фикцию, пока отвлекали и не было бы дополнительных дерганий пока занимаешься революцией и подъемом людей на сопротивление. Но герои маленькие и романтичные, а не циничные. Как видимо, и автор, которая решила, что людей можно поднять на сопротивление меньше, чем за день. Все прекрасные авторы, которые живут в двадцать первом веке забывают о том, что, если есть такие районы, где только труженики живут, которые и видят только завод и дом. То скорее всего там нет школ, которые образовывали бы людей. А значит любому революционеру потребовалось бы не мало времени донести до людей зачем нужна революция, потому что они легко могли бы получить то, что имел Ленин с сотоварищами, когда начал поднимать рабочих:

«Долой самодержавие, а царя оставить»…

Большая проблема не понимания, «как можно не понять?»)

Но сказка, есть сказка и поэтому люди легко поднимаются, цель видят, решения принимают и к цели идут. Все заканчивается хорошо, кроме нытья Золы про то, что она никогда не хотела быть королевой, но кровь ее заставила… Автор сильно намекнула, через Скарлет, что эта какая-то шизоидность, ведь можно все решать сообща, а не через престолонаследие на крови. Но автор не двинулась развивать мысль в этом направлении, хоть опять же, возьми пример 1917, как-то людям плохо не было, что царь ими не руководит. Создай идиллию, ведь ты и так этим занимаешься и напиши, как люди сказали, что в гробу кровушку родственников как признак власти видели. Но это уже не романтично. Это уже не корона на голове и бальное платье в пол, это уже долгий и неподъемный труд, когда рядом те, кому доверяешь и они понимают, что делают. Это когда не до свадьбы, поцелуев и рефлексии, а когда только работа и забота о людях на первом, да в принципе и единственном месте. А у нас все же сказка и она должна заканчиваться красиво. Марисса Мейер и так сделала невозможное, она написала хоть какое-то внятное сопротивление людей, хоть что-то похожее на революцию, когда это не пять человек в пещере боящихся крови, а действительно поднятые людские массы, которые понимали, что идут на смерть, но желали получить свободу от рабства. Мало того, она пока единственная, которая описала битву так в young adult, что я понимаю происходящий ужас и даже, если потом она переводит фокус на героев, опять же понятно, что рядом идет бой, а не все остановилось пока главные герои разговорами занимаются. Тут и разговоры достаточно быстрые, можно сказать не слова, а междометия, потому что не до долгих разглагольствований, когда тебя вообще-то убить могут в любую минуту, просто прилетевшим со стороны камнем.

Ну вы сами видите, в книге есть свои «но», как и во всем цикле, но автор придерживалась канонов сказки и у нее получилось написать нечто новое, интересное, пусть и на старых дрожжах. Когда меня спрашивают, что из этого жанра прочитать, то у меня теперь есть ответ не только Дженни Хан — Всем парням, которых я любила , но и цикл Лунных хроник. Ну вы ведь как-то сразу же понимаете, что в этом жанре драмы не получите, но хоть прочитаете что-то действительно продуманное-развлекательное)

8 глава Сердце Кан-Дзиру

#Сердце_Кан_Дзиру #книги Добавили 8 главу.

Ито грустно улыбнулась, как наивно Веента решила, что понимает и знает все планы завоевателя с чёрным сердцем. Он действительно подходил под образ сказочного героя, когда понятны все планы и знакомы все действия. Но завоеватель был живым, не придуманным, и он действовал согласно своей логике, а не сказочной. Даже, если представить, что это сейчас, на самом деле, развивается сюжет мрачной сказки, то он был именно сочинителем этой сказки, а не героем, следующим за пером и сюжетом. Он мог ломать сюжет по своему усмотрению. Устремляться, перепрыгивая главы, вперёд и возвращаться назад, исправляя ошибки. Так что присутствие ее среди живых в данной главе, не значило, что так и останется в следующей. От мучителя Ито ожидала чего угодно, не ставя ограничений. Он ведь мог и оригинальности ради, просто вырвать ей сердце или, заключая союз с кем-то, бросить в ноги союзника подарком, или просто забыть о ней, так же походя, как вырывал ее перья. “Чистка”, судя по названию, и могла означать ее конец. И не только ее. Ито посмотрела на Веенту, пытаясь понять, может ли она хотя бы представить, что, на самом деле, из уст завоевателя может означать это слово. Что это вполне могут быть реки крови, если он будет чистить мир, как чистил замок. Залить все чёрное красным, чтобы отмыть мир для своего правления или, возможно, просто ради забавы. И сказать ей об этом честно, легко придерживая за шею.

Веента выглядела, как обычно, невозмутимо. Ни одной волны страсти не исходило от нее, ярость и ревность бушевали внутри, так глубоко… нет, не так глубоко, как хотелось бы самой Золотой Деве. Она бы для себя тоже хотела выглядеть так бесстрастно, как выглядела для остальных. За спиной Ито расстилалась столица, и вот сейчас толкни ее, и все закончится. Или, вернее, начнется. Кончатся муки и начнется свободная жизнь. Веента смогла бы вздохнуть полной грудью. Дева глубоко и незаметно вздохнула. — Веента, ты знаешь, что это будет за чистка? — не умея сдержать волнения, из-за нахлынувших страшных воспоминаний спросила Ито.
«Которая началась с твоих ублюдочных родителей.» — подумала Веента.
— Ты ничего про это не знаешь? Ну да, почему-то не все это знают. Кан-Дзиру теперь сердце Катаны. Новый порядок, как новая Песня Феникса, должна дойти до всех. Чтобы у всех был шанс на новую жизнь. Сейчас, по новым порядкам перестраивается Кан-Дзиру. Но в какой-то момент, в любой, хотя, ты могла бы узнать у Катаны, когда именно, Катана избавится от всех, чье сердце не может биться в одном ритме с его. Кто не захочет тут жить — тех изгонят из Кан-Дзиру. И они больше не смогут найти наш мир. Кто будет мешать Катане — того уничтожат. Кто… решит притвориться согласным, но будет подрывать устои нового мира, желая продолжать наживаться на труде других — станет неразумной обслуживающей волной. Кем, он, собственно, и является. Это называется — проявление сути. Помнишь, наставники упоминали про эту страшную казнь в каких-то далеких мирах? Я спросила подробнее и они сказали, что об этом лучше не спрашивать. Я нашла книгу Сказок. И прочла про такое. Ты становишься тем, кем заслуживаешь быть, а не кем стал, — Веента говорила и мягко сияла, чуть переливаясь оттенками золотого. И золотые глаза чуть потемнели, той глубокой тьмой, как будто Катана смотрел через них. Или мог посмотреть в любой момент. Или просто от самого знания, что завоеватель может видеть что угодно, в любой момент, казалось, что из каждого взгляда жителя Кан-Дзиру тенью смотрит узурпатор.

Читать здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru

сердце кан-дзиру.jpg

#литературные_подражания


Обожаю такие штуки! Про пожары домов-музеев.

Есть еще красная шапочка в изложении классиков — тоже прекрасное)) найду ща и пойду 38 главу Все возьми продолжать писать ^__^

Алло, здравствуйте! Тут неподалёку, вперемешку с птичьим клёкотом и ненавязчивым шёпотом ветра, озаряя багрянцем зеленеющие волны берёзовой рощи, обдавая жаром, словно летнее солнце в разгар знойного июльского лета, распугивая лесных обитателей — работящих бобров, мудрых ежей и беззаботных свиристелей, догорает дом-музей Пришвина. Нет, высылать пожарных теперь уже не нужно.

* * *

Свечку бросила хозяйка

И ушла играться с зайкой.

Не задул её никто —

Так сгорел музей Барто.

* * *

Он как факел горит, словно солнце светится,

Языками огня озарив Арбат.

Ах, музей, дом-музей, больше с ним не встретиться,

Никогда не узнать, как же жил Булат.

* * *

Метель, сплетенье рук и жар соблазна.

На свечку дуло из угла огнеопасно.

Вот по портьере к потолку метнулось пламя

К дверному косяку, к оконной раме.

Достал чернил, залить огонь не смог — и плакал.

И битум с крыши на сугроб слезами капал.

Прощай, полёт крыла. Такое дело.

Горела дача в Переделкино, горела.

* * *

Пеплом несмелым подёрнулись угли костра —

Визбора дом догорел, расставаться пора.

* * *

Ночь, улица, туман, толока,

Бессмысленный и яркий свет.

Горит музей-квартира Блока —

Все будет тлен. Исхода нет.

* * *

Дачу! Спалили дачу!

Плачу. Плачу. Плачу.

* * *

А в переулке,

буднично

и неброско,

Догорает дом-

музей

Маяковского.

* * *

Смотрю, как пламени крыла

Объемлют куст рябины.

Там догорел уже дотла

Весь дом-музей Марины.

Кров, где она жила —

Пепел.

Зола.

* * *

Я твоё повторяю имя

по ночам во тьме молчаливой,

когда дремлет луна седая,

каплей застыв над пригорком,

а вдали над Гвадалкивиром

дом-музей догорает Лорки…

* * *

Спите, спите, медвежата,

и ежата, и ребята.

Не увидите сюрприза —

Как горит квартира Дриза.

* * *

Музей Вишневского уже слегка дымится.

* * *

…У Хармса тоже был дом-музей. А потом он взял и сгорел. Вот, собственно, и всё…

«Ворон» Евгений Рудашевский

Порыв души автора мне понятен, за него хвалю, но сама идея в целом как-то не выговорена что ли. У автора получилось и вашим, и нашим. Могу взять в пример «Песни черного дрозда», там настолько достойно рассказано о природе, что ты хочешь с ней слиться, хочешь ее понимать. Не тебе противно от убийства и мерещится всякое и ты жалеешь птицу, но как-то не сильно рвешься защищать млекопитающих, даже подумал гадость сделать собаке (???), противоречие наше все, подумать-то не получается, нечем думать-то, а ты именно хочешь понимать природу.

Тут нет изменения в человеке, он был трусоват, он трусоват и остался. Он как не мог в открытую пойти против, так и не смог. Он, как и не мог объяснить зачем ему охота, так же не может объяснить почему теперь он против нее. Это как сейчас всеми любимое «Против всего плохого, за все хорошее», без ответа на вопрос «зачем». А если нет этого ответа, то произойдет еще что-то эмоциональное и его снова переклинит на какую-нибудь еще сторону. Можно сделать скидку, ну он же подросток, но как-то не хочется, потому что ему не 12, а 14, уже надо на вопрос зачем отвечать. Что он скажет матери, которую в разные стороны плющит. Что он будет отвечать другу, который будет практиковаться на кошках. Что он будет делать дальше, когда выйдет из замкнутого пространства и опять столкнется с книгами своего любимого похоже автора. В книге есть хорошие мысли, но она рвется по швам, потому что нет конечного решения, конечного действия. Противостоять дяде и его друзьям зимой в сторожке… Они продолжают охоту, а ты против? Отлично просто. У нас сейчас весь мир такой — раскрасить аватарку в поддержку ему еще надо было.
Как желание на тему любви и защиты животных — это хорошо. Как книга о защите животных, зачем это надо, как к этому прийти, на что обратить внимание — это вообще не книга, а ошметки мыслей самого автора, которому их для начала собрать надо было в какую-то корзиночку, а не сразу орать, вот вам от меня книга.

Для умненьких ^__^

#светглаздраконов #Amnuel Книга, которая освобождает. Ну, не всех, конечно… лишь разумные свободны.

Павел Амнуэль

В издательстве «Товарищество научных изданий КМК» (Москва) вышло второе — исправленное и дополненное — издание моей книги «Вселенные: ступени бесконечностей».
Первое издание вышло в 2014 году. За прошедшие годы появилось много новых интересных исследований в области эвереттики (многомировой интерпретации квантовой механики), да и в фантастике немало опубликовано. Напоминаю аннотацию к первому изданию (оно же — к второму)

Эта книга – научная фантастика, но это не художественная проза.
Это научно-популярная книга, но большая часть научных идей и достижений, которые она популяризирует, — фантастика.
Книга написана в еще не существующем жанре фантастической научной популяризации. Она рассказывает о науке, зарождающейся на наших глазах. Науке, о которой физики спорят и еще не пришли к общему мнению. Наука эта призвана ответить на фундаментальные вопросы бытия. Живем ли мы в лучшем из миров? Существуют ли вообще другие миры, кроме нашего?
В 2057 году исполнится сто лет со дня выхода из печати статьи американского физика Хью Эверетта, вызвавшей споры, продолжающиеся и в наши дни. В год столетнего юбилея пионерской работы Эверетта выйдет в свет книга, которую вы держите в руках.
Это – фантастика, потому что наука может развиваться не так, как здесь написано.
Это – научно-популярная книга будущего, потому что наука может развиваться так, как написано здесь.
Читая эту книгу, помните о том, что фантастический роман Жюля Верна «Робур-завоеватель» вызвал в свое время немалые споры, потому что общепринятым было мнение: аппараты тяжелее воздуха никогда не смогут летать. Не прошло и четверти века – в воздух поднялся самолет братьев Райт…

Во втором издании есть несколько глав, которых не было в первом. Вот оглавление нового издания:

Предисловие
Введение

Часть первая Многомирия и наука

Глава 1 Предтечи
Глава 2 Типы многомирий
Глава 3 Первые эксперименты
Глава 4 Абсолютный антропный принцип
Глава 5 Казус Дубинина: мультивидуум
Глава 6 Мультивидуум: феномен Пейтона
Глава 7 Альтернативные теории: «просветы» Савранского
Глава 8 Единичные явления и эвереттическая эрратология
Глава 9 Симметрия ветвлений
Глава 10 Миры-фермионы и миры-бозоны
Глава 11Темная материя и Многомирие
Глава 12 Бердышев: теория склеек
Глава 13 Многомировый принцип неопределенности
Глава 14 Альтернативные теории: эфористика
Глава 15 Статистика многомирий
Глава 16 Инфинитная математика
Глава 17 Инфинитная математика и идентичные миры
Глава 18 Метанаука многомирий
Глава 19 Информационный шум
Глава 20 Информационный шум и склейки
Глава 21 Альтернативные теории: вселенные-клоны

Часть вторая Многомирия и сознание

Глава22 ЭПР-парадокс и сознание
Глава23 Квантовая эволюция и сознание
Глава24 Артефакты и сознание
Глава 25 Квантовая запутанность и сознание
Глава26 Сознание и функция вероятности
Глава 27 Сознание и множественные склейки
Глава 28 Сознание и отсутствие многомирия

Часть третья Многомирия и общество

Глава29 Институт Свидетелей
Глава30 Общество и хаос
Глава 31 Многомирия и криминалистика
Глава 32 Многомирия и искусственный интеллект
Глава33 Параллельное мышление
Глава34 Многомирия и предсказания
Глава35 Многомирия и медицина
Глава36 Многомирия и генетика
Глава 37 Многомирие и теология
Глава38 Параметризованные склейки
Глава 39 Обратные ветвления
Глава 40 Пограничные склейки
Глава 41 Институт поводырей

Заключение
Благодарности
Литература
Именной указатель
Предметный указатель

Вспышка без огонька.

«Огонь и заклятие, или Восемь дней с Люком» Диана Уинн Джонс

Интересная книга, вот только как же надо знать скандинавскую мифологию, чтобы нормально ее воспринимать (марвеловские комиксы не в счет)? Не могу сказать, что я совсем не знаю мифологии скандинавов, но в какой-то момент я бросила потуги запомнить, кто там кому, кто, да и угадывать это тоже. Определила для себя главных героев и на этом успокоилась, верно ли такое для детской книжки? По мне так нет. Это ведь должно быть знакомство детей с мифологией, погрузить их в это, познакомить, дать определяющие каждого бога, но не просто он одноглаз, а это его сына, а зачем они надо, как вышло, что они оказались так связаны и запутаны. И вроде бы Диана Уинн Джонс попыталась эти определения дать, но даже я, понимая, о чем идет речь, должна была приложить усилия, чтобы сопоставить ее объяснения со знаниями своими. Спасибо переводчику, что дополнила книгу пояснениями, пусть и в конце самом, но хоть стало понятнее что я вообще только, что прочитала и кто все эти люди.

Но если отбросить мифологическую составляющую книги и оставить взаимоотношения героев, то тут становится все куда лучше и интереснее. Тут тебе и про признательность, и про умение смотреть реально на человека. И про ответственность. И вот честно говоря, если бы было больше именно про это, а не приключения, то было бы в разы интереснее, потому что Дэвиду не помешало бы прокачать ответственность и умение смотреть на людей. И научиться не впадать в жалость. Даже решение с кем жить и как, принял не он сам, а это печально. В какой-то момент приключения перекрыли действия мальчика, который получал сведения, обдумывал их, попадал в ситуацию и анализировал ее уже через призму полученной информации.

Была интересная сцена, когда Дэвид обратил внимание на маниакальность Люка по отношению к огню и сделал вывод, что дружба с Люком — это ответственность, потому что нельзя просто что-то ляпнуть не подумав, он может это устроить и с последствиями. И вся ответственность дружбы выразилась тем, что он вывел его из транса восхищения огнем и смог потушить его. Дальнейшие события больше к этому не возвращались, дальше была обыкновенная дружба. Помочь всеми силами тому, кто для тебя стал другом — это нормальное поведение.

Или случай с оценкой людей. Если бы не Люк, он не обратил бы внимания на Астрид, но он и не проанализировал своих родственников. Уже понимая, что можно разглядеть людей, он сосредоточился только на одном человеке и выводов насчет других у него нет. Именно выводов, а не просто заметить, что они не такие уж и страшные.

В этом плане обидно, что приключения не переплелись с такими полезными для жизни умениями. Мы как будто первую часть книги узнаем умения, а вторую не практикуем их, как было бы правильно в продолжении приключений, а просто перемещаемся в приключения.

И получилась книга хоть и милой, но как-то ни про мифологию, ни про психологию. Серединка не половинку. Не так что бы плохо, но не замечательно.