Судьбе вообще плевать, должны сожалеть люди.

«Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач» Пол Каланити

Казалось бы, аннотация так и кричит о том, что это ода Смерти. О том, что жить зная, что умрешь — не страшно. Но по сути своей это какое-то минорное перебирание струн на гитаре и подвывания. Тут до оды, как до Луны пешком.

Я понимаю и скорбь, и страх человеческий, но честное слово, книга построена не для того чтобы предать сил или успокоить, она как желание еще, еще что-нибудь оставить о себе любимом. Как бы объяснить… Все звания, регалии, достижения, тут как потрясание бумажкой перед честным народом о том, что вот Кузьма-то пьяница и не пьяница-то вовсе, а великий человек. Жалко, очень жалко это выглядит. Поступки, деяния должны говорить за человека, а не отметки и дипломы. Читая художественную биографию Илизарова («Не измени себе«), ты хочешь знать об этом человеке все. Ты хочешь ему лапу пожать, ты сожалеешь, что не можешь уже увы этого сделать. Ты хочешь оказаться с человеком рядом в его работе, помогать ему. Потому что то, что он делал — это важно, нужно, ничто человека не останавливало, хоть очень многое хотело его сломать. А тут… нет никакого желания узнать человека лучше, понять его научные и литературные труды. Он для меня не личность, он масса, которая хочет выделится. Ужас весь в том, что он считал себя личностью. И есть люди, которые его считают личностью. И ужас в том, что теперь слишком мало надо, чтобы тебя считали кем-то. А ведь читая книгу понимаешь, что вот мать героя намного больше личность, чем он. Она больше сделала для людей, чем Пол Каланити, хотя, казалось бы…

И мало того, что ты читаешь про нечто пустое, так еще есть раздражающий факт в стилистике, которая, видимо, приобрела популярность в биографических книгах в США. Это КРУПНЫМИ буквами, так сказать на повышенных шрифтах, повторять какую-нибудь фразу, которую издатель посчитал важной. Хотя так в принципе можно выделить любую, бестолково и только раздражает, как эхо на страницах книг. Надеюсь эта дурость быстро себя изживет.

А теперь о том, почему для меня эта книга на самом деле — мусор. Что хоть как-то читается мной между строк, но книгу если не читали, то можете и не браться, ничего не потеряете и не приобретете.

Имена пациентов, их возраст, пол, национальность, профессия, семейный статус, место жительства, история болезни и/или диагноз, а также имена коллег, друзей и лечащих врачей доктора Каланити, кроме одного, были изменены. Все совпадения с живыми или умершими людьми, возникшие из-за изменения имен и деталей личной жизни, являются случайными и ненамеренными.

Па-ба-ба-пам, па-ба-бам-пам! Что это вообще такое? Как я могу верить в то, про что читаю? Как я могу верить в мысли автора, если он мне рассказывает про случаи смерти и рождения, а они не настоящие и к реальности не имеют отношения??? Как я могу верить в его цепочку совпадений и пониманий, если он говорит, такая-то женщина, в таком-то возрасте погибла и тогда я смог посмотреть на себя, ведь я того же возраста. А он не может, потому что возраст тоже изменен, и профессии изменены! Как я могу верить книге, когда мне сразу говорят, что тут все перекроено?! Как вышло, что весь такой прекрасный человек, как мы узнаем дальше из книги, не смог договориться с людьми, которых упоминает, чтобы они ему дали согласие на описание именно их, потому что они дали ему толчок к пониманию своей жизни и смерти? Значит не такой уж он и прекрасный был, может это и утрированный вывод, но другого не сделаешь.

Вообще очень сложно серьезно воспринимать книгу, без скепсиса, не только из-за слов о том, что тут все изменено, но еще и потому что предисловие, которое расхваливает автора, его стиль письма, саму книгу написано не просто литературным критиком, а литературным критиком Пола Каланити. Ааа? Как это вышло? Как я могу доверять мнению человека, который является конкретно литературным критиком Пола Калатини. Может человек подписью такой, хотел подчеркнуть, что он вот знаком был с этим товарищем, что он не просто так, а руку ему жал, но выглядит — ужасно! Так же, как и слова этого критика, что я так хотел быть его другом, но понимал, что все его силы сейчас должны уходить на семью. Что?! Да прекратите, прекратите уже насиловать во все щели слово друг. Не хотел ты быть его другом, ты не знаешь, что означает это слово. Потому что тогда ты бы им стал. Именно в этот момент, когда понимал, что у тебя так мало времени, ты бы бросился к нему (да и в любом другом случае тоже). А так, это просто слова о том, что я хотел бы приятельствовать. Или не знаю, плакать ему в жилетку, о том, что я този, този умру, у меня този рак. Ты меня понимаешь?
Ой, это ужасно противно читать.

И продолжаем разговор о ситуациях, которые продолжают плодить ложь.

– Я предлагаю сперва провести функциональную рентгенографию в положении флексии и экстензии, возможно, она выявит истмический спондилолистез.
В отражении в настенном зеркале я увидел, как она забивает название болезни в Google.

А в это я могу верить? Или это просто такой штрих, что наш герой намного героистее и умнее тех, кто рядом? Я могу ужаснуться тому, какое «прекрасное» обучение в США на врача? Что тут правда, кроме может того, что действительно конкретно его, Пола Каланити, врача не было на месте? Как мне относиться к этой сцене, учитывая то, что написали в самом начале книги?

Ну ладно, пусть какие-то вехи в жизни нашего героя обыграны художественно. Можно как-то поохать и проигнорировать их. Но куда мыслишки-то героя деть? Ведь они настоящие. Они уже не ситуативные, а именно рожденные его головой. Тут именно сам человек, то какая он масса, а не личность, то из-за чего я не хотела бы с ним рядом как говорится, на одном километре в кустиках сидеть.

Хотя Люси говорила, что любит меня, несмотря на акне и все остальное, я понимал, что личность человека определяется не только работой его мозга, но и внешностью. Мужчины, который любил прогулки в горах, походы и бег, который выражал любовь огромными объятиями, который легко подбрасывал в воздух смеющуюся племянницу, больше не было. В лучшем случае я мог надеяться снова стать им через какое-то время.

Понимаете, он любит не человека, а внешность. Он любит не его мысли, стремления, а его внешность. То есть на самом деле, он скорее всего свою жену бы бросил в этой ситуации. И то, что он в книге говорит о ней хорошо, что удивительно, не с любовью, а именно — хорошо, это лишь потому что эта присоска рада была, что его Люси как он бы поступил не поступила, это лишь некий жест благодарности в ее сторону. Она ему нужна для самоутверждения, для понимания своей значимости, для использования ее как свиноматки. Я уверена, что многие этого не увидели, но если вы вчитаетесь, если всмотритесь, то все это увидите так же ясно, как и я.

Знаете, что самое прискорбное в ситуации выше? Что человек через страницу пишет о том, какие книги он прочитал, как много он читал, как он продолжал читать. И тут ты прекрасно понимаешь выражение, которое тебе взрослые в детстве говорили, чтобы как-то вдолдонить в твою бестолковку, что надо ЧИТАТЬ и ДУМАТЬ! «Смотрю с книгу — вижу фигу». Пол Каланити, провел кучу времени за книгами, причем художественными, теми что как раз развивают опыт, понимание, взаимоотношения — впустую. Он так и не понял, что такое любовь. Для него она просто внешность. Для меня человек с такими выводами — убожище. Даже если взять как оправдание, что он же вот болел, переживал, что не тянет, то менее убожистым он не стал, только еще больше, потому что тут тогда у него еще и плакса включилась, скажите мол, что вы меня и таким любите и я вам дорог. Да иди ты в лес! Увы, я не вижу красоты в этом человеке, и я не про внешность, а про внутреннее содержание потому что именно оно делает нас, именно с этим содержанием мы дружим, именно это содержание мы любим, именно это содержание делает дела.

Смотрите, они с Люси могли усыновить ребенка, раз так его хотели. Вырастить человечка, который уже есть и в них нуждается, но что делает он? Он пытается укрепится в этом мире не таким путем, а передачей своих клеток. И понимаете, он знает, что есть дети без родителей. Он нам про это в книге своей писал, так же как писал, что не стал интересоваться, что так расстроило плачущую девушку, ему показалось, что достаточно показать, как он хорош уже тем, что он услышал плачь из всех в группе, обратил на него внимание и нашел источник. Ему кажется, что он уже много сделал, что взял за руку человека и послушал как он говорит набор цифр, не попытался узнать, что же человек пытается сказать, а именно послушал его. Вот его предел помощи. Знаете, у меня есть знакомые, которые живут в Израиле и у них порой отсутствуют деньги на еду. И когда они об этом пишут, их израильские знакомые пишут в ответ — обнимаю. Вот у нашего героя такой же уровень доброты, понимания и действия. Как бы он себя не бил пяткой в грудь, именно на таких мелочах, казалось бы, он весь как раз и виден.

Этот человек очень глупый. Можно сколько угодно иметь степеней, но если ты не понимаешь значения науки, если ты не умеешь ее применить к человеку, к его жизни, то ты дурак. Если ты кричишь, что вот бог, вот что нужно душе, то ты идиот. Душе нужен не бог, а друг с тобой рядом, только как тебе это понять, если ты «обнимаешь».

Ученые могут выдвигать теории о веществах и энергии, но научные знания неприменимы к экзистенциальной природе человеческой жизни, которая уникальна, субъективна и непредсказуема.

А советские ученные могли. Они интегрировали науку в жизнь человека, для ее улучшения, для ее понимания. Делали жизнь человека удобной. Советские писатели (которые большей частью были ученые) знали какую пищу дать уму и душе. Просто для этого нужно смотреть глубже, нужно брать ответственность за свои поступки. Да вообще — нужно ПОСТУПАТЬ! Ой, фу, короче, чем дальше я понимала мироустройство в голове нашего героя, тем более неприятным он становился для меня. Хорошо, что книжка маленькая, простите, но вот для меня он как-то вовремя умер, чтобы книга не затянулась.

Возможно, только возможно, кому-то эта книга поможет, как «обнимаю», когда нужны деньги на еду. Я таких людей просто не знаю, но мало ли, вдруг они действительно существуют.

По мне правильно было бы, если бы человек написал так.

Но он не смог, да что не смог, он не захотел.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s