Злая мать.

«Разрисованная мама» Жаклин Уилсон

Мне бы хотелось, чтобы ты меня услышала. Тебе сейчас кажется, что ты все знаешь и понимаешь, но хотя бы попробуй задуматься над тем, что я пишу тебе.

Мать — это не тот человек, который рожает ребенка, а тот, кто берет ответственность за будущую жизнь, кто рожает в любви и берет в семью, пока человек сам не решит кто он и с кем. Кому придется отказаться от своих хотелок, да их у него уже и не будет, потому что он будет направлен в своих желаниях на людей.

Если ты сейчас гордо вскинешь голову заявляя, что рожаешь его для себя, то забудь об этом как о чем-то гордом и достойном уважения. Ты рожаешь ребенка в общество, мы все не отделимы от общества, и ты рожаешь его не для себя, а для людей, для себя ты можешь сделать бутерброд. И если у тебя есть плаксинское желание родить ребенка для того чтобы тебя кто-то любил, как тебе это представляется в голове, то мне стыдно за тебя и горько, что ты так и не поняла, что такое любовь. Нельзя кого-то заставить себя любить. Нельзя родить кого-то чтобы он тебя любил. Это все так же человек, человек, которого нельзя заставить делать как у тебя в голове, а вот жизнь сломать этим желанием — запросто. Возьми щенка, может он будет тебя любить, если ты с выбором не ошибешься.

Я не знаю какой ты стала, но когда перед тобой наконец-то открылся мир самостоятельной жизни, и ты выпорхнула в него убегая от моих жизненных устоев, то ты все еще ставила во главе угла свои собственные интересы. Но когда ты родишь ребенка ты уже не можешь быть и лелеять жизнь маленькой девочки. Тебе нужно будет быть взрослой, пусть и девочкой, но точно взрослее того, кто у тебя родиться и до тех пор, пока он не шагнет в свою самостоятельную жизнь. Тебе нельзя будет перекидывать на него ответственность за свою жизнь, требовать, чтобы он был твоим родителем, а ты ребенком. Готова ли ты к этому?

Могу представить, как ты скуксилась думая, что я призываю тебя стать мной. Мной ты не станешь. Я это осознаю и на этом не настаиваю. Также как я не призываю тебя отказаться от веселья. Само веселье живет в тебе, но оно должно видоизмениться, начать учитывать, что ты больше не одна, что ты больше не можешь, цокая каблуками и громко хохоча убегать в ночь до утра ни о чем не заботясь. Ты не можешь больше позволять себе каждодневные вечеринки с алкоголем и бездумной тратой денег (если они у тебя есть) на то, что тебе приглянулось. Нельзя оставаться маленькой девочкой и быть матерью. Ты либо маленькая девочка и ищешь себе того, кто будет тебя кормить, поить, одевать и гладить по головке убаюкивая на ночь. Либо сама должна стать таким человеком для того, кого рожаешь. Самостоятельность — это не решение уйти из дома. Это умение жить, брать личную ответственность, понимать последствия, принимать и решать их. Свободно, но сознательно и обоснованно действовать. Когда ты уходила от меня сознательности в тебе было не много, была только импульсивность.

Я все еще считаю, что человек цепляющийся за выдуманную любовь, неумеющий понять, что того, что он придумал никогда в его жизни не было не может быть достаточно адекватным, чтобы иметь детей. Он ведь живет в своей голове, не в реальности. А жизнь ребенка требует присутствия. Есть люди мечтающие, но крепенько стоящие ногами на земле. Из таких ли ты? На моей памяти нет. Ты не могла оценить трезво отношение к тебе людей, собственные поступки. Когда ты хоть раз поступила как взрослый человек? Твоя наивность, больше уже не выглядит милой, да уже и не является наивной, все же что-то ты от опыта прожитой жизни взяла на вооружение и это надо сказать некрасивые поступки: манипуляция, чувство вины. И при таких действиях сложно поверить, что ты наивна.

Я бы хотела ошибаться и узнать, что ты выросла, что удовлетворила наконец свою «хочу» и умеешь смотреть на людей рядом, учитывать их, но из такого быстрого разговора с тобой, мне этого даже не показалось. Я пишу все это тебе, чтобы ты осознала на что ты идешь. Чтобы рядом с тобой не оказался человечек, которому некуда будет убежать, мы все же живем не в будущем Ефремова, где можно рожать и не брать ответственность за эту жизнь, а отдать тем, кто уже взрослый, кто знает, как вырастить человека. Человек, которому будут говорить, что ты его мать и тебя НАДО любить такой: безответственной, расхлябанной, игнорирующей, пьяной, жаждущей внимания каждую секунду, не отслеживающей своих поступков, оставляющей его без еды, делающей его рабом своих поступков. Ты когда-то плакала в подушку именно потому что тебя заставляли любить твоего пьяного отца, который посмел поднять на меня руку. Помнишь ли ты как заливалась слезами и жаловалась мне на суде на свою бабушку, которая говорит, что он же отец, каким бы ни был, но отец. Ты до сих пор не хочешь иметь с ним никаких дел. А он до сих пор считает, что прав и не сделал ничего дурного. И нет, эти примеры, они не разные. Обрати внимание на это.

Дать жизнь человеку — это не игрушку в магазине купить. Задумайся об этом, хотя бы попробуй задуматься пока не оказалось, что ты хочешь совсем другого, что ты все придумала, а реальность, она как всегда другая и как всегда ударит тебя.

Ты себе даже представить не можешь как я хочу быть неправа насчет тебя. Но я люблю реальность, и она мне говорит, что если отцом твоего ребенка не будет человек, который понимает, что у него на руках будет два ребенка и не возьмет ответственность за вас, то твои дети обречены рыдать в подушку и не жить, а существовать, пытаясь удовлетворить твои потребности.

Как же мне не хватает мира Ефремова.

зы. Про рецензию хотелось бы уточнить, что имеет вымысел только ситуация с отцом, она не из книги, я ее выдумала как пример. Остальное в книге имеет место быть.

Семья

#семья #familyofchoice Вы не можете изменить людей. Однажды, став собой, они будут делать то, что им свойственно.

Но вы можете заставить их делать это где-нибудь в другом месте.

из книги Ударная волна.

Andrew Vachss

You can’t change some people. Once they’ve become themselves, they’re going to keep doing what they do.

But you can make them do it somewhere else.

.
AFTERSHOCK
http://vachss.com/av_novels/aftershock.html