Добавили 6 главу Сердце Кан-Дзиру

#Сердце_Кан_Дзиру #книги

«- Прячешься? — голос был красивым, но интонация резала, как наточенный жертвенный нож.
Она быстро обернулась, маленький кабинет чуть качнулся и поплыл перед ее глазами от резкого движения. Золотокрылый синеглазый молчал, словно ожидая, пока картинка мира восстановится перед ее глазами.
— Какая ты маленькая, — произнес юноша в тот же момент, когда кабинет перестал плыть перед глазами Ито, и подался к ней, погладил ее по щеке тыльной стороной пальцев, — дрянь. Хотя дрянь ты, как раз, большая.
Резко и сильно, не меняя выражение лица, он ударил ее только что ласкавшей рукой.
Ито, не ожидая подобного, только охнула и попыталась отпрянуть, но юноша удержал ее, схватив за волосы, настолько сильно, что ей пришлось задрать голову. Он присел рядом, холодно ее оглядывая. Вот сейчас слезы особенно близко подступили к глазам девы. Унижения завоевателя никогда не были настолько обидными. То, что он делал, было понятно. Это было право победившего. А необоснованные оскорбления того, кто был настолько близок, что был допущен до крыльев, было обидным до слез.
— Шлюха, — со злым смешком сказал Крыло, — Почему ты еще жива? Почему он еще жив? Вот ведь бесполезная тварь. Скорее всего, тебя уже радостно поимел твой охранничек, а ты не глядя, как впрочем и всегда, дала ему. Да? Он давно на тебя облизывался, я видел.
Юноша зло выдохнул, Ито хотела произнести что-то в оправдание, но он, увидев ее движение, тут же ударил девушку в живот и истерично зашипел.
— Заткнись, заткнись, сладкоголосая дзиру, не смей мне тут разливаться своей ложью, — он уткнулся лицом в изгиб ее шеи и нежно зашептал, — Почему ты с ним? Как ты смогла поверить этой ядовитой гадине? — он рассмеялся, отступая от нее и снова ударил голосом, как ножом — Тебе, в любом случае, не жить. Чтобы дальше ни было, ты сдохнешь. Я, конечно, попробую тебе помочь и сделать твою смерть проще, но ты этого не заслужила
Он хотел было уйти, но что-то еще вспомнил и внимательно посмотрел на деву.
— Я защищал тебя, но увидев тебя с этим, — юноша словно выплюнул последнее слово, — теперь даже не сомневаюсь, что ты действительно открыла двери этому зверю в сокровищницу кристалла, отвела глаза Фениксу и охране.
Ито только собиралась вскинуться, опровергая обвинения, но он, снова не меняя выражения лица, ничем не обозначая свое намерение, пнул ее в лицо. »

Прочитать можно здесь:
https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru
https://prodaman.ru/Albireo-MKG/books/Serdce-Kan-Dziru
https://author.today/work/76986
https://proza.ru/20…/…/15/919https://yapishu.net/book/244540
https://yapishu.net/book/244540

#project #book #мирдолжензнатьчтоячитаю #чточитаешь#чтоячитаюсейчас #чточитать #книга #книги #AlbireoMKG #модночитать#bookstagram #книгидлявзрослых #fantasyerotic #fantasy #urbanfantasy#darkfantasy #фэнтези #городскоефэнтези #темноефэнтези #весна#crime #чтиво
#LuluAuthor #WritingCommunity

No photo description available.

Праздные поиски

#праздные_поиски Шляпу нашли. 1500 лет назад, Рим-Египет.

…вот так.

Image may contain: hat and indoor

The Ancient World

 

Speaking of sunny days…
Here’s possibly the oldest known straw hat in the world. A 1,500-year-old late Roman grasswork «Panama hat» from Flinders Petrie’s 1901-2 field season in Egypt, donated to the Pitt Rivers Museum by the Egypt Exploration Fund. It has been radiocarbon dated to somewhere between 420 and 568AD.

Thanks to Professor Dan Hicks, Curator of the Pitt Rivers Museum
https://twitter.com/profdanhicks/status/1256150642193809408

Для умненьких.

#светглаздраконов #Amnuel

https://www.youtube.com/watch?v=_3i6YIp11IE&feature=youtu.be

Павел Амнуэль

На канале YouTube выложен очередной (девятый) ролик из серии «Наука и научная фантастика»,

«Тихий коллапс» и «Окончательный выбор»

В карликовой галактике Kinman Dwarf внезапно исчезла очень яркая звезда, светившая как 2,5 миллиона Солнц. Что это? Небывалое явление в звездном мире? Нет, это один из вариантов коллапса очень массивной звезды — без вспышки сверхновой. Очень редкое явление просто потому, что во Вселенной очень мало звезд такой огромной массы — более ста масс Солнца.

Фантасты, конечно, писали о взрывах сверхновых в окрестности Солнечной системы. Обычно — в апокалиптических тонах. Гибель человевечества, уничтожение цивилизации. Но возможен и другой вариант, такой, какой описан в моей повести «Окончательный выбор», отрывки из которой звучат в этом ролике.

Снежный человек — огненное сердце.

«Снежный человек» Раиса Торбан

Книжка не самая сложная в изложении и понимании, но объем данных в ней велик. Данных на то чтобы подумать, обратить внимание, сравнить. От самого простого, что такое дружба, до больших о том, что же такое Родина.

История тут не о снежном человеке, как мы привыкли, а о пограничнике Онни Люмимиези. «Люмимиези» по-карельски означает «снежный человек». А Онни так назвали потому что красноармейцы нашли его зимой в снегу еле живого, занесенного снегом рядом с его уже умершей матерью, которая сбежала из дома потому что на него напали белофинны пытаясь узнать сведения о ее старшем сыне, юном герое, который нес сведения о них в расположение Красной Армии, даже после того, как его поймали, раздели, избили и оставили умирать на снегу. Кажется, преувеличением, но может все вместе и преувеличение, но ведь по отдельности это все было, когда читаешь о героях Великой Отечественной, то читаешь ведь про таких же героев, и про такие же трагедии, там и там люди защищали родное и боролись за Свободу.

Онни рос мальчиком, понимающим собак и умеющим их построить так, что даже дворняга до этого бестолковая подносила ему то, о чем он ее просил. И его отправили изучать кинологию, и вернулся он уже в Карелию на границу знающим человеком с другом-собакой Диком. Красивым черным псом, который понимал его без слов, по движению пальцев.

На границе мирно жить не получается не только пограничникам, но даже лесорубам как нашим, так и канадским, которые приехали обучать наших первых самостоятельных в этом деле. Не потому что они чего-то не умеют, а потому что впервые советский человек учится отвечать за труд для страны, не для себя, а для всех и тут получается, надо думать, нельзя оставлять гниющее дерево, потому что это не целесообразно, это капиталисту, чем больше он нарубит хороший деревьев — хорошо, а для страны ты должен подумать о будущем, должен убрать дерево, которое может заразить остальные. И вот если пограничник пропустит диверсанта, то окажутся в прекрасной карельской древесине идущий на экспорт — гвозди, которые дали для строительства домов тем канадцам, что решили остаться в этой стране, потому что, а что они забыли там, на другой стороне? И ведь каждый кто остался прежде подумал, сравнил и принял решение именно на сравнении. Несогласным был оставаться в этом «захолустье» только Тодди, мальчик, которому пришлось выйти на работу ради того, чтобы поддержать семью, пока «хозяин» не соглашался платить его отцу. Он продавал газеты и потреблял те новости, которые говорили о людях, не нуждающихся в деньгах, трудно его винить, что он сделал вывод, что лучше стать гангстером, чем приличным человеком. (Кстати, очень трогательно, что даже в издании 1964 года у книги есть сноска разъясняющая кто такие гангстеры, люди похо же не знали и не понимали их, так же как не поняли игры с убийством детей карельские школьники).

И вот в этой обстановке становления юной страны происходят страшные вещи. Онни пытаясь задержать тех, кто в тихую переходит границу получает ранение, Дик так же пострадал, но из-за команды «фас», которую дал хозяин преследует врага, почти издыхая. Из-за хитрости и обстоятельств нарушителю границы везет и его принимают за своего в маленьком домике лесника. Тодди решаясь загладить вину перед людьми и отцом, потому что подвел всех и понимая, что в этой стране надо стать героем, ворует винтовку у учителя и попадает в лапы того, кто был раньше лесником, предателя. И теперь у лесника-предателя и новая винтовка и мальчик. Казалось бы, все катится в какую-то бездну, но храбрость, дружба, забота, умение попросить о помощи — распутывает все нити.

Я лишь накидала сюжет, он конечно и важен, и интересен, но в книге ценность в том, как поступают люди, как думают, действуют, что говорят, как принимают решения, их мотивации. Как работают с оболтусами, до которых многое долго доходит, пока носом их не ткнешь (кому они сейчас сдались? Думай, что хочешь, делай что хочешь. Быть дураком твое полное право):

— Но я не хочу сидеть с девчонкой, не хочу, чтобы девчонка брала меня на буксир.
— Тодди! — укоризненно воскликнул Иван Фомич. — Как тебе не стыдно?! В нашей стране мальчики и девочки — хорошие товарищи.
Тодди пожал плечами.
— Ну, слушай… — и учитель рассказал ему следующее.
<…>
В это время в поселок прибежала Мери и переполошила всех криками и слезами.
— Скорей, скорей, спасайте Тодди! — плакала Мери.
<…>
Скоро подошли вернувшиеся с облавы лесорубы и окружили избу. Кондий сдался только после того, как расстрелял все патроны.
Мери первая бросилась к Тодди и поцеловала его прямо в нос.
— И надо признаться, что ты, Тодди, в тот момент совсем не был красавцем, — заметил учитель, — нос у тебя распух от слез, под глазом был синяк, который не прошел еще до сих пор, а все лицо и руки были перемазаны сажей… Согласись, что Мери — молодец девчонка.
— Согласен! — протянул руку Тодди.

Это лишь один пример из книги, а ведь она вся такая, какие-то вещи проходят сквозь всю книгу и отдельной цитатой их не выделить.

Книга трогательная, светлая, хоть при этом в ней есть смерть, предательство, диверсии, глупость, но что восхитительно в детских книгах советского периода, что они не стеснялись говорить о довольно страшных вещах. Не замутить грязь, как сейчас принято и говорить, что это реализм, а показать, как не делать чтобы было грязно, как не бояться справляться с этим и это был реализм. Именно в умение строить погружали ребенка, а не обняться с плаксой и жаловаться, что жизнь несправедлива. Думать о многих, а не о том, что ты конфетку хочешь в одно рыло съесть.

Я люблю советские детские книжки. Мне нравится, что они возвращают меня к стабильным данным и учат быть и оставаться человеком. В сегодняшнем мире это трудно, но я хотя бы пробую ответить на вопрос о том, зачем я что-то делаю.