8 глава Сердце Кан-Дзиру

#Сердце_Кан_Дзиру #книги Добавили 8 главу.

Ито грустно улыбнулась, как наивно Веента решила, что понимает и знает все планы завоевателя с чёрным сердцем. Он действительно подходил под образ сказочного героя, когда понятны все планы и знакомы все действия. Но завоеватель был живым, не придуманным, и он действовал согласно своей логике, а не сказочной. Даже, если представить, что это сейчас, на самом деле, развивается сюжет мрачной сказки, то он был именно сочинителем этой сказки, а не героем, следующим за пером и сюжетом. Он мог ломать сюжет по своему усмотрению. Устремляться, перепрыгивая главы, вперёд и возвращаться назад, исправляя ошибки. Так что присутствие ее среди живых в данной главе, не значило, что так и останется в следующей. От мучителя Ито ожидала чего угодно, не ставя ограничений. Он ведь мог и оригинальности ради, просто вырвать ей сердце или, заключая союз с кем-то, бросить в ноги союзника подарком, или просто забыть о ней, так же походя, как вырывал ее перья. “Чистка”, судя по названию, и могла означать ее конец. И не только ее. Ито посмотрела на Веенту, пытаясь понять, может ли она хотя бы представить, что, на самом деле, из уст завоевателя может означать это слово. Что это вполне могут быть реки крови, если он будет чистить мир, как чистил замок. Залить все чёрное красным, чтобы отмыть мир для своего правления или, возможно, просто ради забавы. И сказать ей об этом честно, легко придерживая за шею.

Веента выглядела, как обычно, невозмутимо. Ни одной волны страсти не исходило от нее, ярость и ревность бушевали внутри, так глубоко… нет, не так глубоко, как хотелось бы самой Золотой Деве. Она бы для себя тоже хотела выглядеть так бесстрастно, как выглядела для остальных. За спиной Ито расстилалась столица, и вот сейчас толкни ее, и все закончится. Или, вернее, начнется. Кончатся муки и начнется свободная жизнь. Веента смогла бы вздохнуть полной грудью. Дева глубоко и незаметно вздохнула. — Веента, ты знаешь, что это будет за чистка? — не умея сдержать волнения, из-за нахлынувших страшных воспоминаний спросила Ито.
«Которая началась с твоих ублюдочных родителей.» — подумала Веента.
— Ты ничего про это не знаешь? Ну да, почему-то не все это знают. Кан-Дзиру теперь сердце Катаны. Новый порядок, как новая Песня Феникса, должна дойти до всех. Чтобы у всех был шанс на новую жизнь. Сейчас, по новым порядкам перестраивается Кан-Дзиру. Но в какой-то момент, в любой, хотя, ты могла бы узнать у Катаны, когда именно, Катана избавится от всех, чье сердце не может биться в одном ритме с его. Кто не захочет тут жить — тех изгонят из Кан-Дзиру. И они больше не смогут найти наш мир. Кто будет мешать Катане — того уничтожат. Кто… решит притвориться согласным, но будет подрывать устои нового мира, желая продолжать наживаться на труде других — станет неразумной обслуживающей волной. Кем, он, собственно, и является. Это называется — проявление сути. Помнишь, наставники упоминали про эту страшную казнь в каких-то далеких мирах? Я спросила подробнее и они сказали, что об этом лучше не спрашивать. Я нашла книгу Сказок. И прочла про такое. Ты становишься тем, кем заслуживаешь быть, а не кем стал, — Веента говорила и мягко сияла, чуть переливаясь оттенками золотого. И золотые глаза чуть потемнели, той глубокой тьмой, как будто Катана смотрел через них. Или мог посмотреть в любой момент. Или просто от самого знания, что завоеватель может видеть что угодно, в любой момент, казалось, что из каждого взгляда жителя Кан-Дзиру тенью смотрит узурпатор.

Читать здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru

сердце кан-дзиру.jpg

#литературные_подражания


Обожаю такие штуки! Про пожары домов-музеев.

Есть еще красная шапочка в изложении классиков — тоже прекрасное)) найду ща и пойду 38 главу Все возьми продолжать писать ^__^

Алло, здравствуйте! Тут неподалёку, вперемешку с птичьим клёкотом и ненавязчивым шёпотом ветра, озаряя багрянцем зеленеющие волны берёзовой рощи, обдавая жаром, словно летнее солнце в разгар знойного июльского лета, распугивая лесных обитателей — работящих бобров, мудрых ежей и беззаботных свиристелей, догорает дом-музей Пришвина. Нет, высылать пожарных теперь уже не нужно.

* * *

Свечку бросила хозяйка

И ушла играться с зайкой.

Не задул её никто —

Так сгорел музей Барто.

* * *

Он как факел горит, словно солнце светится,

Языками огня озарив Арбат.

Ах, музей, дом-музей, больше с ним не встретиться,

Никогда не узнать, как же жил Булат.

* * *

Метель, сплетенье рук и жар соблазна.

На свечку дуло из угла огнеопасно.

Вот по портьере к потолку метнулось пламя

К дверному косяку, к оконной раме.

Достал чернил, залить огонь не смог — и плакал.

И битум с крыши на сугроб слезами капал.

Прощай, полёт крыла. Такое дело.

Горела дача в Переделкино, горела.

* * *

Пеплом несмелым подёрнулись угли костра —

Визбора дом догорел, расставаться пора.

* * *

Ночь, улица, туман, толока,

Бессмысленный и яркий свет.

Горит музей-квартира Блока —

Все будет тлен. Исхода нет.

* * *

Дачу! Спалили дачу!

Плачу. Плачу. Плачу.

* * *

А в переулке,

буднично

и неброско,

Догорает дом-

музей

Маяковского.

* * *

Смотрю, как пламени крыла

Объемлют куст рябины.

Там догорел уже дотла

Весь дом-музей Марины.

Кров, где она жила —

Пепел.

Зола.

* * *

Я твоё повторяю имя

по ночам во тьме молчаливой,

когда дремлет луна седая,

каплей застыв над пригорком,

а вдали над Гвадалкивиром

дом-музей догорает Лорки…

* * *

Спите, спите, медвежата,

и ежата, и ребята.

Не увидите сюрприза —

Как горит квартира Дриза.

* * *

Музей Вишневского уже слегка дымится.

* * *

…У Хармса тоже был дом-музей. А потом он взял и сгорел. Вот, собственно, и всё…

«Ворон» Евгений Рудашевский

Порыв души автора мне понятен, за него хвалю, но сама идея в целом как-то не выговорена что ли. У автора получилось и вашим, и нашим. Могу взять в пример «Песни черного дрозда», там настолько достойно рассказано о природе, что ты хочешь с ней слиться, хочешь ее понимать. Не тебе противно от убийства и мерещится всякое и ты жалеешь птицу, но как-то не сильно рвешься защищать млекопитающих, даже подумал гадость сделать собаке (???), противоречие наше все, подумать-то не получается, нечем думать-то, а ты именно хочешь понимать природу.

Тут нет изменения в человеке, он был трусоват, он трусоват и остался. Он как не мог в открытую пойти против, так и не смог. Он, как и не мог объяснить зачем ему охота, так же не может объяснить почему теперь он против нее. Это как сейчас всеми любимое «Против всего плохого, за все хорошее», без ответа на вопрос «зачем». А если нет этого ответа, то произойдет еще что-то эмоциональное и его снова переклинит на какую-нибудь еще сторону. Можно сделать скидку, ну он же подросток, но как-то не хочется, потому что ему не 12, а 14, уже надо на вопрос зачем отвечать. Что он скажет матери, которую в разные стороны плющит. Что он будет отвечать другу, который будет практиковаться на кошках. Что он будет делать дальше, когда выйдет из замкнутого пространства и опять столкнется с книгами своего любимого похоже автора. В книге есть хорошие мысли, но она рвется по швам, потому что нет конечного решения, конечного действия. Противостоять дяде и его друзьям зимой в сторожке… Они продолжают охоту, а ты против? Отлично просто. У нас сейчас весь мир такой — раскрасить аватарку в поддержку ему еще надо было.
Как желание на тему любви и защиты животных — это хорошо. Как книга о защите животных, зачем это надо, как к этому прийти, на что обратить внимание — это вообще не книга, а ошметки мыслей самого автора, которому их для начала собрать надо было в какую-то корзиночку, а не сразу орать, вот вам от меня книга.