Бальзак и Ремарк — особенно прекрасны %)))

#литературные_подражания
Красная шапочка в изложении классиков.

Эдгар По
На опушке старого , мрачного , обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

Габриэль Гарсия Маркес
Пройдет много лет, и Волк, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер когда Бабушка съела столько мышьяка с тортом, сколько хватило бы, чтобы истребить уйму крыс. Но она как ни в чем не бывало терзала рояль и пела до полуночи. Через две недели Волк и Красная Шапочка попытались взорвать шатер несносной старухи. Они с замиранием сердца смотрели, как по шнуру к детонатору полз синий огонек. Они оба заткнули уши, но зря, потому что не было никакого грохота. Когда Красная Шапочка осмелилась войти внутрь, в надежде обнаружить мертвую Бабушку, она увидела, что жизни в ней хоть отбавляй: старуха в изорванной клочьями рубахе и обгорелом парике носилась туда-сюда, забивая огонь одеялом.

Эрнст Хемингуэй
Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца.
— Вот, — сказала мать.
— Что, — спросила её Красная Шапочка.
— Вот это, — сказала мать, — отнесешь своей бабушке.
— Ладно, — сказала Красная Шапочка.
— И смотри в оба, — сказала мать, — Волк.
— Да.
Мать смотрела, как её дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому чтоона всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать её одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.

Ги де Мопассан
Волк её встретил. Он осмотрел её тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая всё ещё старается выдать себя за невинную. Но он верит в её невинность не более её самой и будто видит уже, как она раздевается, как её юбки падают одна за другой и она остаётся только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы её тела.

Джек Лондон
Но она была достойной дочерью своей расы; в её жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой.

Ярослав Гашек
— Эх, и что же я наделал? — бормотал Волк. — Одним словом обделался.

Оноре де Бальзак
Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал её из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил её на железные петли, которые в своё время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что её сделал собственной шпорой Селестен де Шавард — фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно.

Оскар Уайльд
Волк. Извините, Вы не знаете моего имени, но…
Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить?
Волк. Видите ли… Очень сожалею, но я пришел, чтобы Вас съесть.
Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен.
Волк. Но я говорю серьёзно.
Бабушка. И это придаёт особый блеск Вашему остроумию.
Волк. Я рад, что Вы не относитесь серьёзно к факту, который я только что Вам сообщил.
Бабушка. Нынче относиться серьёзно к серьёзным вещам — это проявление дурного вкуса.
Волк. А к чему мы должны относиться серьёзно?
Бабушка. Разумеется к глупостям. Но Вы невыносимы.
Волк. Когда же Волк бывает несносным?
Бабушка. Когда надоедает вопросами.
Волк. А женщина?
Бабушка. Когда никто не может поставить её на место.
Волк. Вы очень строги к себе.
Бабушка. Рассчитываю на Вашу скромность.
Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает её).
Бабушка. (из брюха Волка). Жалко, что Вы поспешили. Я только что собиралась рассказать Вам одну поучительную историю.

Эрих Мария Ремарк.
Иди ко мне, — сказал Волк.
Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость — тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью.
— Конечно, — сказала она. — Нам не на что надеяться. У меня нет будущего.
Волк молчал. Он был с ней согласен.

«Лунные хроники. Белоснежка» Марисса Мейер

За последнее время это единственный young adult, на который я ругаться не буду, потому что идея и исполнение мне понравились. Есть то, к чему придраться было бы можно, например, как так вышло, что со всеми имеющимися технологиями главная злодейка цикла так и не поправила свое лицо, за кучу лет своего правления. Или опять же про злодейку, как она усмирившая площадь на Земле не справилась с такой же площадью на Луне. Ну и в принципе отчего она такая нервная-то, если до этого мы читали о крайне хладнокровной женщине, которая постепенно от книги к книге стала все более истеричной. Или вот с научной точки зрения начать бубнить о том, что дома лунатиков не под землей, потому что разность давления под куполом и за ним такая, что стекло должно к чертям разорвать. Но эти вопросы не мешают наслаждаться переделкой старых историй и то как автор их переплела.

Многие пишут, вот мол старая история на новый лад, но читая ты видишь, что сменились лишь декорации, ничего действительно нового не происходит. Марисса Мейер в этом плане пошла дальше всех, она взяла за основу сказку, но рассказала эту сказку действительно по-своему, ее сказка новая. Ее героини новые и в новых обстоятельствах. И за этим интересно следить, смотреть на их взросление, сомнения, принятие решений. Пусть местами вышло не так интересно, как могло бы быть, если судить по книгам автора, например, про Красную Шапочку все слишком очевидно, слишком быстро, хоть потом автор попыталась исправиться и стала тормозить отношения Скарлет и Волка, как-то обыгрывать провальную книгу серии, но общее впечатление от цикла все же приятное.

В цикле Лунных хроник есть основные книги и книги дополнения и разъяснения, насколько я могу судить. Я читала только основную линию, потому что мне слишком не интересны герои по сторонам, но если вам будет интересно узнать еще какие-то истории, то они есть и можно долго себя радовать сказками на новый лад.

Если говорить именно о «Белоснежке», то тут история завершения пути Скарлет до власти, хоть она понятия не имеет, что делать. Хорошо, что у нее есть компьютер в голове и она быстро множество книг сможет прочитать и как-то в конце концов решить проблему своих незнаний. Белоснежка, то есть принцесса Зима, персонаж интригующий. Много ли вы читали книг о прекрасных красавицах, со шрамами на лице, которые им нанесла мачеха (ну как нанесла, заставила сделать это самостоятельно), таких, что шрамы красоту не портят, а только подчеркивают? Я вот все думаю, да где же эти шрамы были? А еще, что эти красавицы так добры и прекрасны, что никто не обращает внимание на их сумасшествие. А девочку сильно корежит, потому что она отказалась пользоваться лунным даром и гипнотизировать людей. Девочка на самом деле не так уж и глупа, она знает, как подмазаться к мачехе, чтобы оставаться милой и по возможности — незаметной, но продолжать ее раздражать. Этакая смесь невинности, коварства и чудного Шляпника.

Мне было читать интересно, потому что для меня главной линией была все же не грусть-печаль Зимы и вся ее сумасшедшесть с красотой, а революция. Ну и вопрос, почему Зола не вышла замуж за Кая, чтобы так сказать уберечь Землю от Леваны, ну устроили бы свадьбы фикцию, пока отвлекали и не было бы дополнительных дерганий пока занимаешься революцией и подъемом людей на сопротивление. Но герои маленькие и романтичные, а не циничные. Как видимо, и автор, которая решила, что людей можно поднять на сопротивление меньше, чем за день. Все прекрасные авторы, которые живут в двадцать первом веке забывают о том, что, если есть такие районы, где только труженики живут, которые и видят только завод и дом. То скорее всего там нет школ, которые образовывали бы людей. А значит любому революционеру потребовалось бы не мало времени донести до людей зачем нужна революция, потому что они легко могли бы получить то, что имел Ленин с сотоварищами, когда начал поднимать рабочих:

«Долой самодержавие, а царя оставить»…

Большая проблема не понимания, «как можно не понять?»)

Но сказка, есть сказка и поэтому люди легко поднимаются, цель видят, решения принимают и к цели идут. Все заканчивается хорошо, кроме нытья Золы про то, что она никогда не хотела быть королевой, но кровь ее заставила… Автор сильно намекнула, через Скарлет, что эта какая-то шизоидность, ведь можно все решать сообща, а не через престолонаследие на крови. Но автор не двинулась развивать мысль в этом направлении, хоть опять же, возьми пример 1917, как-то людям плохо не было, что царь ими не руководит. Создай идиллию, ведь ты и так этим занимаешься и напиши, как люди сказали, что в гробу кровушку родственников как признак власти видели. Но это уже не романтично. Это уже не корона на голове и бальное платье в пол, это уже долгий и неподъемный труд, когда рядом те, кому доверяешь и они понимают, что делают. Это когда не до свадьбы, поцелуев и рефлексии, а когда только работа и забота о людях на первом, да в принципе и единственном месте. А у нас все же сказка и она должна заканчиваться красиво. Марисса Мейер и так сделала невозможное, она написала хоть какое-то внятное сопротивление людей, хоть что-то похожее на революцию, когда это не пять человек в пещере боящихся крови, а действительно поднятые людские массы, которые понимали, что идут на смерть, но желали получить свободу от рабства. Мало того, она пока единственная, которая описала битву так в young adult, что я понимаю происходящий ужас и даже, если потом она переводит фокус на героев, опять же понятно, что рядом идет бой, а не все остановилось пока главные герои разговорами занимаются. Тут и разговоры достаточно быстрые, можно сказать не слова, а междометия, потому что не до долгих разглагольствований, когда тебя вообще-то убить могут в любую минуту, просто прилетевшим со стороны камнем.

Ну вы сами видите, в книге есть свои «но», как и во всем цикле, но автор придерживалась канонов сказки и у нее получилось написать нечто новое, интересное, пусть и на старых дрожжах. Когда меня спрашивают, что из этого жанра прочитать, то у меня теперь есть ответ не только Дженни Хан — Всем парням, которых я любила , но и цикл Лунных хроник. Ну вы ведь как-то сразу же понимаете, что в этом жанре драмы не получите, но хоть прочитаете что-то действительно продуманное-развлекательное)