Флад. Эндрю Ваксс

#чтиво #книги
На русском здесь:
https://ridero.ru/books/flad
https://litmarket.ru/books/flad


Thomas Knorra

Die wunderschöne, dralle Flood tritt in das schwer auffindbare Büro des Privatschnüfflers ohne Lizenz Burke, was allein schon eine Leistung darstellt. So weit, so noir. Sie will, dass der undurchsichtige Ermittler mit hartem Ruf in New York City einen Mann für sie findet. Burke lehnt ab, und die selbstbewusste aber ortsunkundige Fremde zieht alleine los. Burke folgt ihr, haut sie aus dem erstbesten Schlammassel raus, in den sie gerät, und hilft ihr schließlich den Mann zu finden, den sie sucht: den Vergewaltiger und Mörder der kleinen Tochter ihrer ebenfalls verstorbenen Freundin und Schwester. Die Suche führt sie in sehr reale Nischen der Gesellschaft, wo Kinder nur Futter für die abseitigen Begierden skrupelloser Erwachsener sind. Burke sekundiert Floods Rachefeldzug.

Andrew Vachss erster veröffentlichter Roman schlug 1986 wie eine Bombe ein. Er belud ihn stark, nicht wissend, ob er eine zweite Chance etwas zu veröffentlichen bekommen würde. Trotzdem ist das, was der erste Band der Burke-Reihe werden und der dickste bleiben sollte, aufgrund seiner atmosphärischen Schilderungen und seiner faktischen Genauigkeit aus heute noch äußerst lesenwert. Die Option auf eine Verfilmung landete schnell in Hollywood, aber man traute sich an den Stoff bis heute nicht heran.

Der Roman ist zurzeit leider nicht auf Deutsch erhältlich. Er erschien seinerzeit, übersetzt von Georg Schmidt, bei ‘Ullstein’ unter dem Titel «Kata».

Andrew Vachss ist hauptberuflich Rechtsanwalt in New York City, der ausschließlich Kinder und Jugendliche vertritt, und in vielfältiger Weise für den Kinderschutz engagiert.

http://www.vachss.com/av_novels/flood.html
http://www.vachss.de/vachss/buecher/flood.html

Flood by Andrew Vachss, the first Burke novel.

VACHSS.COM

Flood by Andrew Vachss, a Burke Novel : The Zero 5.0laf — The Official Website of Andrew Vachss

Flood by Andrew Vachss, the first Burke novel.


Ради чего.

«Второе Основание» Цикл «Айзек Азимов «Основание»», №5 Айзек Азимов

У меня не бывает неоправданных ожиданий от Азимова, когда я беру в руки его книгу я точно знаю, я получу массу удовольствия именно от того, что он пишет. «Как» — это все же переводчики, но не сомневаюсь, что и в оригинале «как» прекрасно. Но его именно «про что», сама идея, зачем он вообще начал писать — всегда великолепно. Когда берешь в руки любую книгу Азимова, то ты точно знаешь, книга будет наполнена смыслом, красивым и достойным, и ты почувствуешь себя нормальным человеком читая про то великолепие, которое он создает. Он умеет красиво смеяться, он умеет красиво задумываться, он умеет красиво любить и рассказывает он о красивых людях и их поступках.

Трилогия Академия/Основание/Фонд (я сейчас говорю именно об основных трех книгах, о фундаменте откуда потом побежали различные повести) — шикарна! Я поняла какую допустила ошибку читая книги с большими перерывами, их надо было читать одну за другой, не потому что какие-то детали могут забыться, боже упаси, Азимов пишет так, что забыть что-то нельзя, ну или он напомнит забывшим, о чем он говорит, нет, важно другое, важна динамика книг. «Академия» — это момент осматривания, мы никуда не бежим, не торопимся, мы еще толком и цели-то не знаем, просто крутим головой чтобы осмотреться. Вся книга такая, само написание книги такое, сами поиски Первого Основания именно такие. «Основание и империя» — тут мы определили цель и начинаем движение к ней, все уже намного динамичнее происходит. Нет, это не монтаж ста кусков в секунду, чтобы мы вообще не поняли, что делает герой, это именно начало движения, которое перейдет в бег и при этом мы понимаем происходящее, автор не упускает ни кусочка информации. Он словно подрезает долгие планы… не знаю, как точнее объяснить. У нас сами герои становятся быстрее, они думают быстрее, принимают решения быстрее, сокращают свои фразы, не недоговаривают, а сокращается витиеватость фраз. Можно сказать — «Добро пожаловать», а можно «Добро пожаловать, многоуважаемый сэр». Вот Основание и Империя — это Добро пожаловать. А Второе Основание — это «Привет!». Тут динамика происходящего увеличивается даже внутренне, не только от первой части ко второй, но и во второй от начала истории, до ее конца и замирает на финише, такой красивый выдох получается.

Азимов и в первой, и во второй части истории крутит и вертит читательскими догадками, как наперсточник. И если в первой части про Мула и его падение, ты интригу все же просчитываешь, понимаешь, что должно произойти: как, где кроется обман и для чего. Можно сказать, что автор и не скрывается, да автор на самом деле нигде ничего не скрывает, то вторая часть не дает возможности тебе выдохнуть и просчитать происходящее. Действия в поисках Второго Основания, в побеге, в самих догадках выстроено так, что ты вроде как являясь головой, вертишься за шеей, которой является автор. Я видела несколько моментов, когда автор давал возможность подумать и найти ответ и я была близка к понимаю интриги, к самой так сказать ее сути, я держала в руках отгадку, но повелась заданному темпу и все что было нажито непосильным трудом выпало из корявых ручек. Вот в этом беда желания знать, чем все кончится и не дать себе времени на подумать, а потом сидеть и жалиться, ну как так вышло. Ну, просто побежала со всеми, не покрутив головой и не посмотрев по сторонам.

Азимов умеет создавать интригу, но точно так же он дает тебе возможность все понять. Он как фокусник, он творит фокус перед тобой и только от тебя зависит сумеешь ли ты увидеть, как он это делает. Вторая часть про Аркадию — это как раз фокус, автор тебя готовил к нему, он рассказал, чем будет пользоваться и хлоп, совершил его перед тобой и если бы ты не падкий на зрелище, обратил внимание на составляющие, то ты был бы в восхищении от таланта человека еще больше, потому что это удивительно создавать из очевидного так, что получается «Вуаля!».

Давайте, попробую, не раскрывая заранее всех карт, чтобы не лишить удовольствия от чтения и понимания таланта автора рассказать, что же в книге происходит. В первой части в «Поисках Мула» — происходит ровно то, что и написано и не стоит про это забывать читая. Мул, который одним своим существованием рушит выверенный план Селдона должен быть как-то ликвидирован и Второму Основанию приходится попотеть чтобы остановить этого мутанта не привлекая внимания, но все же, все же внимание привлечено и Первое техническое Основание начинает заниматься психологией и про это как раз рассказывается во второй части — «Поиск Основания». Казалось бы, что такого в том, что Основание занялось психологией? А в том, что это тоже рушит план Селдона, а заодно это не просто изучение, а изучение, чтобы выявить людей из Второго Основания, потому что подумать только, они смогли справиться с Мулом, который контролировал миры силой своей мысли! А ведь никто не хочет, чтобы его контролировали, чтобы он был лишен своей воли, своих мыслей и выводов, вот и начинается поиск Основание и борьбы с ним, ну хоть шапочку из фольги на голову и все бы получилось у Первого Основания, если бы не «но». Второе Основание тоже на месте не сидело и пыталось продумать и просчитать варианты и выходы из ситуаций и так как у них было больше опыта в этих делах и возможность подумать в отличие от первооснователей, то все произошло так, чтобы плану Селдона ничего не помешала, но надо сказать, что еще немного, еще чуть-чуть и неизвестно что было бы дальше, ведь просчитать одного человека, труднее, чем массу, это мы по Мулу очень хорошо поняли.

Великолепная книга. И даже не интригой, а именно зачем и что делалось, основная цель была хороша. Ради человечества. Ради всеобщего процветания, чтобы не случилось того загноения, которое произошло в Империи. Это не просто кто кого — это именно Ради Чего!)

Забыла добавить, я продолжила читать перевод Сергея Борисовича Барсова, во-первых, мне он в прошлый раз понравился, а во-вторых, так как есть имена людей, то мне не пришлось заново с ними знакомиться.

Господи, гениально.

 

Inbein ППЩ

^__^ <3

 

Albireo — Meine Kreative Gruppe

Когда письма помогают.

«Длинноногий дядюшка» Цикл «Роман в письмах», №1 Джин Уэбстер

Перво-наперво хочется сказать, что возможно Наталья Леонидовна Трауберг неплохой переводчик (оригинал книги не читала, сравнить мне не с чем), но самостоятельно разговаривает она абдя-абдя. Читать ее предисловие к книге, все равно, что в дурдоме оказаться. Я своим принудительно все зачитывала, потому что в одно лицо я так страдать не могла. Да я и с вами поделюсь этим взрывом.

Училась она в весьма привилегированной школе, по приятному и нередкому совпадению названной именем еще одной Джейн — леди Джейн Грей, внучки короля Генриха VII. Сюжета Золушки в ее жизни не было. Она долго писала без успеха, но это бы еще ничего, даже при подростковом стремлении американцев к успеху и славе. Печальней то, что личная ее жизнь была несчастливой. Только в 1915 году, тридцати девяти лет, она вышла замуж за шотландца (это — год «Милого недруга»). «Длинноногий дядюшка» издан в 1912 году, успех у него был оглушительный. Казалось бы к сорока годам — истинный «happy end», но бедная Элис Джейн умерла, рожая ребенка.

У кого не было сюжета Золушки? У внучки короля?
А следующее предложение? Что это вообще такое, как оно в голове автора звучало, чтобы казаться красивым и понятным?!
Дальше калейдоскоп с датами, мы как-то то вперед убежим, то назад, а потом просто умрем.
Ну нельзя же так разговаривать!!! И писать так нельзя. Если вы думаете, что это все, то нет, у меня для вас следующий абзац. Он идет вот сразу за «рожая ребенка». Так что у нас тут без перехода:

Представлять ее как Джуди и Салли — не стоит. Салли — рыжая и курносая, Джуди — неизвестно какая, но играли ее кругленькая Мэри Пикфорд (1919) и мальчишески-инфантильная Лесли Кэрон (1955). Джервисом был Фред Астор, похожий на сушеную рыбу.

Кто? Кто все эти люди! И если я знаю актрис, то я не понимаю, как все это прикрутить к тому, что говорит автор, про что она рассказывает, как вышло, что она начала без перехода говорить про книгу и героев в ней? Что это герои я уже поняла, прочитав книгу, до этого вообще имена как с потолка посыпались. Хочу напомнить, что предисловие — это то, что в начале книги написано. То есть вы кроме названия книги и автора, только отдаленно понимаете в чем там сюжет, хотя в принципе можете и вообще не знать, а вам «Представлять ее как Джуди и Салли — не стоит. Салли — рыжая и курносая, Джуди — неизвестно какая…» Да тут все неизвестно какое.
Вы меня не остановите, потому что мимо такого пройти нельзя, ибо всед за тем, что я цитировала выше, опять сразу, без перехода идет вот это:

Джин Уэбстер на фотографиях — просто лемур какой-то. У нее очень большие испуганные глаза и темноватое лицо, причем — красивое. Если красивая девушка испуганно смотрит в объектив и долго не выходит замуж, мы вправе предположить, что она не nобедительница и даже не героиня «американском мечты».

Наталья Леонидовна швыряется знаниями, словно у нее есть шапка с ними и она их рандомно достает и пишет. А потом ей в руки попалась шапка со словосочетаниями и отдельными словами и вышло вот это:

Вероятно, занижена цена, за такое счастье больше платят, но случается и чудо, причем — гораздо чаще, чем теперь думают. А уж хочет именно этого едва ли не всякая девушка.

И понимай как хочешь.
Теперь вы знаете, с каким опасением я бралась за книгу. Ну думаю, если она так слова вяжет, то это же страшно подумать, что она там напереводила. Удивительно, что переводные предложения сложены нормально.

Есть еще кое-что про перевод. У этой книги есть перевод «Длинноногий папочка» (точно по названию паука, об этом читай ниже). Если учесть сюжет книги, то пошленько звучит название-то… И я вот задаюсь вопросом, а чем думал этот альтернативный переводчик, когда такое писал? Кажется, совсем не думал.

Давайте, теперь уже о книге. Начнем с того почему же такое название у нее:

Тень эта до странности напоминала большого паука, которого называют «длинноногим дядюшкой».

Это описание главного героя в начале книги, когда все, что мы знаем, что его тень выглядит, как косиножка и он сам точно длинноног и богат. Пояснение дается в начале книги и поэтому название уже не вызывает недоумения. Может название паучка в действительности и звучит как «папочка», но надо же соотносить романтичность сюжета с «папочкой». Возможно в 1912 и не было «папочек», но после девяностых именно в России (мы же про перевод) уж действительно не хочется, чтобы девочка называла неизвестного благотворителя «папочка».
«Интригу» с тем как же «дядюшка» выглядит, автор постарается держать до самого конца книги, но это будет сделано не для читателя, а лишь для героини, чтобы дать ей вырасти, выучиться, начать самостоятельное шествие по жизни и понять, что в сердечке поселилась любовь. Дать время чтобы любовь проявилась, укрепилась. Дать время для того чтобы люди узнали друг друга. Для нас внешность не станет секретом, хотя интереснее, конечно же узнавать героя не только по тому, какие у него глаза или лыс ли он, а по тому, как он думает, как действует. И Джин Уэбстер нам это даст в полной мере.

До сих пор его благодеяния простирались исключительно на мальчиков. Мне ни разу не удалось заинтересовать его судьбой какой-либо девочки, даже самой достойной. Могу сказать, девицы его не интересуют.

Настоящее имя… попечителя — не Джон Смит, но он предпочитает остаться неизвестным. Для тебя он всегда будет Джоном Смитом. Писем от тебя он требует, потому что, на его взгляд, ничто не развивает так литературных способностей, как писание писем. У тебя нет семьи, с которой ты могла бы переписываться, и он хочет, чтобы ты писала ему. Кроме того, он хочет следить за твоим развитием. Он не будет отвечать тебе. Он ненавидит писать письма и не желает, чтобы ты стала ему в тягость.

С выделенным текстом, я кстати, полностью согласна. Ты ведь пишешь направленно кому-то, тебе надо донести до него то, что у тебя произошло, да еще и вспомнить, что у тебя значимого произошло. Так что это хорошая практика)

1. ВЫ ВЫСОКИЙ. 2. ВЫ БОГАТЫЙ. 3. ВЫ НЕ ЛЮБИТЕ ЖЕНЩИН.

Дорогой дядюшка!
Сердитесь Вы еще за стипендию? Никогда в жизни не встречала такого упрямого, безрассудного, настойчивого человека, неспособного принять чужую точку зрения!

Про главную же героиню лучше всего скажут написанные ею письма с перечислением ее дел и, пожалуй, вот эта цитата:

У меня теперь нерушимое правило: никогда не заниматься по ночам, сколько бы ни было задано. Вместо этого я просто читаю — приходится, ведь у меня за плечами восемнадцать пустых лет. Вы не поверите, как я невежественна. Сама я только начинаю это понимать. То, что почти все девочки, у которых есть семья, дом, друзья, библиотека, узнали без труда, мне совершенно неизвестно. Например, я никогда не читала «Матушку Гусыню», или «Дэвида Копперфильда», или «Айвенго», или «Золушку», или «Синюю бороду», или «Робинзона Крузо», или «Алису в стране чудес» или хоть слово из Киплинга. Я никогда не слыхала, что Генрих VIII был женат много раз, а Шелли писал стихи. Я не знала, что люди были обезьянами, а райский сад — только миф. Я не знала, что буквы Р.Л.С. означают: «Роберт Льюис Стивенсон» или что Джордж Эллиот — женщина. Я никогда не видела Джоконду и (это истинная правда, хотя Вы, пожалуй, не поверите) никогда не слышала о Шерлоке Холмсе.
Теперь я знаю все это и много чего другого, но Вы понимаете, сколько мне приходится наверстывать.

Благодаря этому проникаешься человечком. Ты уверен, что у нее все будет хорошо, за нее радостно. Потому что, увы, у нас даже те что гордо именуют себя родителями забывают о том, что у детей нет целого пласта знаний и в них надо это принудительно (увы) запихивать и проверять, что там до него дошло. А тут человек сам пришел к тому, что надо узнать больше, чтобы не быть ущербным, надо учиться и читать, заполняя пустоты в голове. Вообще, таких героинь мало. И тут возникает сожаление, что это мелодрама, а не что-то более серьезное, с более серьезными ситуациями и разъяснениями, чтобы героиня могла стать примером. За такой девушкой интересно следить, узнавать с ней мир, попадать именно с ней в разные жизненные ситуации и выходить из них уже с опытом.

Я сейчас брошу в вас еще одну цитату из книги:

Простите, что я заполняю все свои письма Стивенсоном, но я ведь как раз его читаю.

За все то, что она заполнила Стивенсоном я ее почти любила. Потому что до сих руководствуюсь правилом о любимых книгах и героях, которые и рассказывают о тебе. Если бы ей вдруг не понравился Стивенсон, то я к ней стала бы относиться с большим подозрением потому что очень подозрителен человек, которому не нравится этот автор) (Надеюсь не надо уточнять, что это про Роберта Льюиса Стивенсона?)

Теперь узнав о героях и о том, что будет в книге любовь и мелодрама, я думаю не надо пояснять в чем там суть (нет-нет, не только в полюбить и жениться! А в том чтобы стать достойной любви, дорасти до нее. Вы там, все не перепутайте).

Книжка милая, хорошая, но нельзя сказать, что полностью удовлетворяет, хоть и приносит удивительные открытия. Вот мне новое слово — «рацея». Удивительно, что мы все еще продолжаем узнавать собственный язык, открывать для себя слова и выражения.
Я вот молчу, что из книг еще дополнительно сыплются непрочтенные книги и ты мечтаешь о том времени, что было у главной героини для заполнения пустот в собственной голове)

Не мастрид, но читать будет увлекательно)

пожалуй, да.

 

Inbein ППЩ

May marmaid in August

#familyofchoice #art #семья

Albireo — Meine Kreative Gruppe
And there’re lots of mermaids over the artists profiles. And we are not an exception

Our artist @marik_albireo also sent a May mermaid sailing and now we share his piece of art with you

И снова русалки бороздят просторы страниц художников. И мы не исключение)
Наш художник @marik_albireo так же отправил в плавание майскую русалку и мы делимся его творением с вами)

#darkforeststories #darkforest #sketch #dark #fantasy #art #Illustration #artoftheday#graphicdesign #иллюстрация #челленджмай #челлендж #русалка #mermaid#mermay #арт #творчество #дизайн #AlbireoMKG #project #design #проект #открытка#postcard #pictures

Ярмарки, краски…

«Самолет без нее» Мишель Бюсси

Давайте, скажем честно, это развлекательная книга. Она как балаган, там есть и серьезные дрессировщики, и женщина с бородой. Поэтому невозможно серьезно воспринимать детектива, пишущего тетрадь-роман, причем очень неплохим стилем, так чтобы дух захватило. Невозможно серьезно воспринимать отношения Мальвины и Марка. Там автор — чувствует. Все эти санта-барбары с родственниками, мимо проходящими и близлежащими. Очень хочется поверить Лили с ее размышлением, кто она, но принять их серьезно тоже невозможно, потому что она и не рассуждает, а только намекает, что так думала. Нельзя воспринимать серьезно ни одного героя, они все как из мультика, у них если все из рук не выпадает, то обязательно закончится каким-нибудь трюком вроде того, что проделывает Дорожный бегун. Оценка довольно высокая, только потому что автор умеет перепрыгивать с трюка на трюк, ты легко перемещаешься в этом пространстве, оно тебе нравится, оно тебя кружит и окружает, но дайте себе время отойти от книги, и вы увидите, что все эти образы, только казались серьезными. Это просто балаган, из которого выходишь и осознаешь, что жизнь серьезней, ярче, интереснее.

Чтобы вы поняли про что я, то давайте я просто дополню аннотацию, чтобы вы были в курсе, кто все эти люди, которых я назвала выше и в чем собственно соль всей книги. Хотя, вы можете догадаться в чем соль, просто прочитав аннотацию и название, и все, можно не читать книги)
И так у нас есть детектив — Кредюль. Всю книгу он будет ныть о своем имени. Смиритесь, его не заткнуть, потому что он, точнее его творческая тетрадь будет нам проводником в прошлое. Он расскажет, как шло расследование, но расскажет художественно в свою пользу. Он познакомит нас с главными действующими лицами, и они же станут появляться на сцене, чтобы поведать, что же происходит в настоящем и, чем же в конце концов, дело кончится. Так что детектив у нас выступает чем-то вроде шпрехшталмейстера вызывающего следующего артиста на арену балагана.

Появится главная героиня Лиля, она же Стрекозка, она же Эмили и она же Лиза-Роза. Все события будут крутиться вокруг нее, она как главная красавица балагана, то, кем зазывают в это заведение, но если присмотреться, то пустая, потому что, глядя в нее, мы ничего не видим. Автор даже не дал нам возможности заглянуть в нее глубже, потом нам поведают о том, какая она умница, сколько всего умеет, сколько знает, как ей все это дается, как ее поддерживают, но что ею движет нам будет непонятно, хоть в какой-то момент на мир мы посмотрим ее глазами, но лишь для того, чтобы автор мог создать интригу с тем, что же она там задумала такого страшного… И лишь коснется, совсем поверхностно, одной фразой того, какие мысли у нее в голове на самом деле бродят и что ее мучит, но одна фраза… Вы уж точно знаете про то, что если 100 обезьянам дать печатные машинки и бесконечное число лет, то они смогут набрать шедевральный роман. Ну вот тут кажется так же, что что-то в ней одно может мелькнуть и мы как раз в это мгновение попали.

Будет у нас и главный герой (Марк), его глазами мы будем читать тетрадь Кредюля. Сравнивать с настоящим, обращать внимание на прошлое, сильно переживать за «она же, она же, она же». И рваться на части думая, а что лучше, чтобы была Эмили — сестра или Лиза-Роза — невеста? В какой-то степени — это нечто разумное во сей книги, просто немного тормозное разумное.

И нельзя пройти мимо главного действующего (ну там есть еще и другие злы) зла книги! Ну, вы там сильно не рассчитывайте, не такое это уж и зло. Миом Мальвины, девушки, которая отказалась взрослеть и постарела. Я тоже в шоке от такого сочетания, но вот так вот все объясняют то, что она хрупкая, маленькая и с придурью на голову. А кто в этой книги без придури? Да никто.
Будет странный момент с дружбой между Марком и Мальвиной, но еще страннее будет то, что Марк про это не расскажет Лили. Если бы не было нескольких месяцев жизни, то это можно понять, но они будут, как бы осень-весна — это подразумевают, но у нас Лили выглядит так, словно даже о том, что Мальвина существует — не в курсе. Очень странное окончание в этом плане у книги, если принять во внимание, что Мальвина стала важной фигурой в жизни Марка.

Вообще хочется говорить не о сюжете, а о некоторых местах в книге, которые привлекают внимание, но опять же не совсем к сюжету. Например вот эта цитата:

Этот вопрос вот уже почти месяц терзал Мариам — хозяйку бара «Ленин», расположенного на перекрестке Сталинградского проспекта и улицы Свободы, в нескольких метрах от входа в университет Париж-VIII-Венсен-Сен-Дени.

Когда начинаешь читать, то возвращаешься к фразе еще несколько раз, чтобы проверить не ошибся ли ты. Я и карту проверила. Все на месте, все улицы и перекрестки) Меня сильно впечатляет такое дивное соседство: Университет (образование дает свободу, это мы давно знаем, хоть сейчас, что только не несут и про свободу, и про образование, вы вон посмотрите на Швецию, там маленькая мизулина растет, а целый состав комитета нобелевки с ума сошел), Свобода, Ленин, Сталинград — все так красиво переплелось и соединилось, так правильно это смотрится. Но скажу честно эта цитата, тоже фокус из балагана, потому что автор будет не раз возвращаться к красной теме.

Ему не хватало Дьеппа — портового коммунистического города, в котором он вырос.

Я вот только понять так и не смогла за он или против. Потому что он умудряется восхвалять и тут же создавать довольно странные сравнительные моменты между капитализмом и коммунизмом.

Или вот цитата:

Его даже пришлось на два года отправить в исправительное заведение.

Сама по себе, она вполне вписывается в сюжет и ничего такого не несет, но если вы читали больше одной французской книги и там был хоть один подросток, который был не таким как все, то вы обязательно могли наткнуться на то, что родители засылали их в такие заведения. Тут как раз можно легко понять, что это не исключение из правил, а повсеместная практика. Не слушаешься, не учишься, еще что-нибудь «не» и тебя засылают в заведение. Почти трудовой лагерь, если судить по тем книгам, где они описываются. Говорю же интересные моменты вне сюжета)))

Но у меня есть цитаты и по сюжету, но они знаете, его не развивают совсем)

Матильда де Карвиль осматривала розы. Вместе с ней по темной земле перемещалась тень от креста, который она не снимая носила на шее.

Я до сих пор не могу себе представить этот крест, только как сюр, что это метафора на ее религиозные убеждения и она их тащит на себе как Иисус крест на Голгофу. Но так как это все балаган, то тут это скорее аттракцион клоунский. И ее религиозность, и сравнение это.

А вот тут как раз доказательства балагана, я считаю:

Назым Озан. Аиля Озан.
Его единственные друзья. И он убил обоих.
Что за жестокая насмешка судьбы!
Но ничего. Карвили за все ему заплатят.

В конце книги у нас появляется в настоящем детектив и вот сидит себе и думы думает. И «заплатят» — это не оборот речи обозначающий месть, а именно деньги. Это чтобы никакого шанса на романтизм вам не оставить) Попробую пояснить балаганность этой фразы. Во-первых, всю книгу мы следуем за рассказом детектива в тетради, и он предстоит вполне себе вменяемым мужиком. Во-вторых, его появление в конце книги с такими думами сводит на нет всю вменяемость. Это как если вы весь вечер смотрели на человека на арене цирка и думали, что у него на лице грим, а потом оказалось, что нет, это у него такое лицо перекореженное. Ну кто в здравом уме скажет, что он убил единственных друзей, кто вообще способен убить друзей. Они же ДРУЗЬЯ! Только сумасшедшие перевертывают понятия у слов. И кто перекладывает вину на судьбу? Кто потом думает о том, что он получит много денег? Самый вменяемый человек, конечно же)))

Это как квинтэссенция книги, которая и заявляет, что все это не настоящее, просто яркие, для потребы публики номера и артисты в них такие же.

Прочитать можно, просто не забудьте, что все это обычный балаган.

Выбирай свою дорогу-ниточку.

«Моралите» Барри Ансуорт

С этой книгой как-то странно получается. С одной стороны, про нее можно говорить долго, разбирая все, что хотел сказать автор, как это у него получилось, что я поняла из того, что автор предполагалось хотел сказать, с чем согласна, а с чем нет. Но тут же, мне совершенно нечего сказать по этой книге. Она для меня какая-то серая масса. Как будто огромное количество идей, так спутались, что нельзя выделить что-то одно и от этого уже посмотреть на остальной узор.

Давайте попробуем разбираться по мере усложнения узора. Начнем с простого, с названия. Я воспользуюсь старым словарем, там как-то люди чуточку лучше знали, что это такое. И так Моралите:

(фр. moralites). В конце средних веков: род духовных представлений, которые, в противоположность мистериям, изображали отдельные черты нравственности в драматической форме, причем, кроме действительных лиц из священной истории, являлись всевозможные олицетворения добродетелей и пороков.

Вот дальше о добродетели и пороках и поговорим.

Наверное, я уже оскомину вам набила, своим нудным повторением, что книга должна учить. Похоже, что Барри Ансуорт взялся за это дело — обучение, взялся так сказать наглядными примерами демонстрируя и даже без аллегорий. Расписывая все «хорошо» и «плохо» открыто. вот гнев, вот блуд, вон нравственность, вот мораль. Если читать действия поставленных представлений, смотреть, что автор через актеров демонстрировал, то не возникает вопросов, что в понимание его хорошо, что плохо и почему может произойти то или иное действие. Какие пороки или добродетели этому поспособствовали. Интересно ли это? Ну, что-то в этом явно есть. Можно проследить как думал автор. Как он вел читателя и толпу. Заодно и как менялись рассуждения его героев. Нет, моральные принципы у них оставались все теми же, интересней было наблюдать, как они, для самих себя раскрывали предоставленную им ситуацию. Как каждый герой к ней подходил, иногда выглядывая из-под заявленной для него маски. Мне всегда вот было любопытно как люди думают, тут как раз возможность, за полетом мысли проследить.

Но, если смотреть на книгу только под этим срезом, то можно упустить, как раз момент, снятия масок, когда люди уже не заявляют кто они, когда они скрываются и при этом нам легко их видно. И гордыню, и любопытство, и жадность, и трусость. И все это на фоне морали 15 века, но с заявочками из века 20-го. Тут довольно любопытное сочетание. Люди хотят справедливости, как это принято в нашем понимании, угу это в веке сплошной войны-то, на ситуации из своего. Особенно хорошо это видно, когда речь пойдет о королевской справедливости. Наш главный герой говорит судье «вы же его накажите?» и тут мне судья нашего болгарского электрика напомнил, который на вопрос «завтра придете?» начал ржать аки конь. Ну, чуть приличнее, но так искренне, что все равно, аки конь. И очень внятно, как специально для нас из другого века донес о справедливости королевской. С другой стороны, а чем она от сегодняшней отличается? Только званиями?
Для меня, так эта книга как раз ради этого момента и написана, но знаете, он такой продуманный, такой законченный, что не интересно рассуждать, а так ли могло быть на самом деле. А как же убийца, а как же насильник, а как же злодей? А что же там с личной жизнью главного возмутителя умов? О нет, тут ты начинаешь видеть, как это не интересно, пусто. Вы никогда не смотрели роликов от киностудии Дисней о том, как снимали мультфильмы в век без компьютера? Если нет, то сильно советую, а если да, то вы сейчас поймете, о чем я. Для мультика рисуют несколько задних фонов, которые смотрятся одним целым, но по существу отделены друг от друга. Их можно придвигать и отдалять, создавать разные иллюзии для движения. И вот книга, как такой же фон. С каждым наслоением, ты видишь картину больше и отодвигаешься от первоначальной точки. С чего начинается книга? С того, что мы встречаем священника, который очень сильно не соответствует собственной морали, да и нашему представлению о том каким должен быть священник. Что мы видим в конце, после того как прошли через представление далекое от правды? Да тоже самое, что и в начале, только масштабами больше. Да королевство с точно такой же прогнившей моралью, которое так же не соответствует представлениям о нем.

Если растекаться мыслью по древу (да знаю я, знаю, что это мысья и белка), то можно попытаться сделать вывод, что нам рассказали, что каков народ, такое и государство. Хочешь государство лучше, сам себя в начале поправь. Можно. Нужно ли? А почему бы и нет. А еще, мы можем закопаться в определение морали. В религию, и то как ее интерпретировать, тем более, что тут без нее и шагу ступить нельзя. Можно вообще начать разбираться с детективной линией. Можно задаться вопросом, где мозг был у насильника-то, когда он непроверенных с дороги подбирал. Можно поговорить, о том — да когда же люди нажрутся-то. Или вот совсем свернуть в сторону и попробовать разобраться в том, какую роль сыграл в книге черный рыцарь. Тут столько возможностей, столько узоров, что выбираешь те, что хоть немного пожирнее. Я выбрала мораль. Общую, без подробностей.

Кто-то скорее всего любит такие книги, когда куда не копни, можно потрясать и потрясать словесами и придумками о том, что же там автор нам придумал и что сказать хотел, и находить и находить разные темы. Но я какая-то однозадачная, я люблю, когда все просто, когда основная линия одна и я уже потом, могу наслаждаться и рассматривать ее под разными углами. С глаз разных героев. Поэтому я не могу сказать, что книга замечательная, для меня она серый перепутанный клубок идей.

Отрывок из 12 главы Сердце Кан-Дзиру

 

– Послушай, приятель, какую историю мне только что нашептал ветер, – хозяин «Местечка», сидевший за стойкой бара, оторвался от информационной волны и обратился к случайному одинокому посетителю напротив. – В одном мире, чем-то похожем на наш, жило племя бескрылых по соседству с крылатыми. Они такими рождались. Крылатые обладали обширными знаниями обо всем на свете и были высокомерными. Бескрылые были выносливыми и трудолюбивыми. Бескрылые жили на большой земле, крылатые же на летающем острове. Поговаривали, что когда-то все жили рядом, но однажды высокомерное племя отделилось и ушло от своих соседей, чтобы не делиться своими знаниями. Случалось так, что крылатые снисходили в большой мир и даже влюблялись в бескрылых, тогда бескрылый уходил со своим крылатым на летающий остров. Взобравшись на утес, откуда было рукой подать до летающего острова, бескрылый должен был сам сделать последний шаг в пропасть. Сделаешь шаг, и крылатые подхватят тебя, чтобы отнести в свою обетованную землю. Но только если ты достоин, если же нет, то полетишь ты в пропасть, так поговаривали. Однажды дочь крылатого вождя пришла в поселение бескрылых и влюбившись, увела за собой своего избранника, однако добравшись до вершины утеса, не смог он сделать последний шаг. Пара не вернулась к бескрылым, поселилась у подножия утеса. В одну ночь случилось несчастье, и крылатая занемогла. Схватив свою возлюбленную, бескрылый примчался к острову. Он кричал и молил о помощи, и на его призыв вышел сам вождь. Крылатую унесли, ничего страшного, она выздоровеет, просто воздух в предгорье не совсем подходил крылатым, им нужен простор поднебесья. Когда дочь унесли, вождь повернулся к бескрылому, долго вздохнул и сказал: «Когда же ты воспользуешься моим приглашением? Я все еще жду твоего решения, однако сколько бы я ни тянул тебе руку, если ты за нее не ухватишься, ты так и останешься позади».
Посетитель, молодой кандзировец хмуро смотрел на хозяина. У хозяина «Местечка», бескрылого с невероятными синими глазами была такая манера, разговаривать с посетителями, как со старыми знакомыми. Он мог вдруг попросить подсобить ближайшего посетителя или начать рассказывать о том, что он только что прочитал в информационной волне, а иногда, готовя что-нибудь новое, просил кого-нибудь оценить вкус. Различий между крылатыми и бескрылыми он не делал и никогда ни с кем не конфликтовал. Эмонк, так звали хозяина, прервавшись, вздохнул и продолжил:
– Понимаешь, я-то думал, что крылатые высокомерные зазнайки, не желающие ни с кем иметь дело, а оказалось, это наш герой высокомерная зазнайка… Эй-эй, Файр, ты зачем напрягаешься, у нас теперь есть волны, чтобы тяжести таскать, надо же пользоваться благами цивилизации, ради чего старается наш темный властелин?
Эмонк, заметив, что одна из помощниц тащит тяжелую флягу, отправил ей волну в помощь. Девушка, которая тащила флягу, ради того, чтобы ей помог один из посетителей, расстроенная, что ее план сорвался, буркнула:
– Может ты пойдешь отдыхать? Что-то ты долго сегодня работаешь. Я сама тут со всем справлюсь.

Прочитать можно здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru

hi_from_reality_117719708_134105128395074_4206424318659923645_n