10 глава Сердце Кан-Дзиру

#Сердце_Кан_Дзиру #книги Добавили 10 главу. Сердце Кан-Дзиру

— Разве моя мать кого-то угнетала? И если это делала она, то это делала и я. Мне осталось жить неделю или две? — Через небольшие, но ощутимые вдохи спрашивала она.
— Разве ты не знаешь? — Катана отстранил Ито чуть от себя, чтобы посмотреть на нее. — Не знаешь про проданных деревенских девочек горным поселениям, чтобы они не нападали на столичные поставки? Не знаешь про ее проект омоложения для кан-дзирок, что нужно умываться слезами самых здоровых девушек, серию этой королевской косметики Кристальная слеза? Не знаешь про ее заявленную поддержку идеи отца строить на плодородных землях парки отдыха для кан-дзировцев, сгоняя дзировцев на земли, на которых они не могли себя прокормить? И, в рамках помощи, хорошеньким детям бедных предлагала идти в серали для гостей? Что она ввела моду на живых слуг, вместо неживых волн?
Завоеватель говорил негромко, и, как обычно, спокойно. Только черные глаза, казалось, покрылись сияющей пленкой льда. На глазах у Катаны огораживали земли, любовно обработанные крестьянами, сгоняя людей просто куда угодно. Сады переставали плодоносить, зато везде росли дивные цветы, в парках для правителей и прочих избранных. Королевская семья чуть не уничтожила племя тотема лебедя, продав несколько поколений детей в наложницы, ради мира с разбойниками, живущими в горах. Разбойниками, которыми стали дети тех обнищавших крестьян, согнанных с земель. Король и Орден Феникса жестко контролировали магию и дзировцы, практически всемогущая, в плане выживания, форма жизни — страдали от голода. Хотя далеко не каждый мир даже знал, что такое голод. Кан-Дзиру — мир, наполненный исполнительными волнами, которые не имели разума, но могли воплощать желания жителей — поддерживать чистоту, становиться предметами, переносить с места на место, но их использовали немногие. Это считалось неприличным. Стол нужно было колотить себе из чего-то. Тогда это подчеркивало статус владельца и его вкус. Одежда была не нужна в этом мире, плотная кожа жителей не нуждалась в защите, но королевская семья ввела украшения и одежду в моду, и их стали обменивать, дарить, за них стали требовать услуги. Королева собиралась объявить даже волны собственностью королевской семьи, универсальной валютой, лишив дзировцев последних прав на независимую жизнь, но не успела. А ведь кан-дзировцы ничем не отличались от жителей без красивой приставки «кан». Более того, приставку можно было заработать верностью королевской семье. Отец Катаны был кан-дзировцем, мать дзировкой. У завоевателя не было никаких личных счетов с королевской семьей. Не было никаких трагичных историй в его жизни. Он просто не понимал, как нужно не любить этот мир, чтобы так с ним обращаться. И он отлично понимал, что вот так вести себя — гнусно. Он не видел другого примера жизни, хотя путешествовал и по другим мирам и планетам Кан-Дзиру. Правители были лучше и хуже, но везде было примерно одно и то же. Если жителей не загоняли в вещизм, не убеждали, что они должны выживать, то заставляли страдать, вечно питаясь их страданиями и эмоциями. Катана не понимал, почему в мирах, где бесконечное множество благ, всегда находятся те, кто искусственно устраивает их нехватку. Он читал истории миров, сравнивал уклады, продумывая по шагам свой. Потом он познакомился с Раймом и Кин. А когда они разработали свой план, узнали, что есть миры в бесконечной вселенной, правители которых думали так же, как они. И жили так, как предстояло жить Кан-Дзиру. Потом, с ними мы подружимся потом, решил Катана. И пришел в тронный зал. Завоеватель смотрел на принцессу столицы мира.
Ито готова была отстраниться еще дальше от черно-льдистых глаз завоевателя, ей было трудно представить, о чем он говорил. Она, действительно, прожила как птаха в королевском замке, не встречаясь ни с чьим ужасом, бедностью или унижением. Только если они не исходили от подданных, шедших против воли отца, но там она видела справедливое наказание. Она не интересовалась миром за пределами города. Видела, летала, но не часто и не далеко. Для нее существовали только Крылья и почти не существовало дзировцев. И если кто-то говорил, что ей следует знать больше, то отец отвечал, что пусть его дочь просто живет, получает удовольствие от жизни, любит, в конце концов. Ей нужно верить — это ее главная задача. Верить, как можно сильнее, как можно рьянее, чтобы Феникс откликнулся на ее зов. И Ито жила, и Ито любила, и верила. Может не рьяно, но ровно так, чтобы верить в справедливость Феникса ко всем. Только мир ее “всех” был ограничен.
— Я нет… Она не делала… — Ито провела ладонью по глазам, пытаясь скинуть морок от пера и сопоставить сказанное завоевателем со своей матерью, которая ни разу даже не ударила ее. Но зная завоевателя, трудно было ему не верить, он ни разу даже не сгладил правду, которой бросался в собеседников, как камнем.
— Показать? — предложил завоеватель, все так же спокойно.
Прочитать можно здесь:
https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru
https://prodaman.ru/Albireo-MKG/books/Serdce-Kan-Dziru
https://litlife.club/books/338653

#project #book #мирдолжензнатьчтоячитаю #чточитаешь #чтоячитаюсейчас #чточитать #книга #книги #AlbireoMKG #модночитать #bookstagram #книгидлявзрослых #fantasyerotic #fantasy #urbanfantasy #darkfantasy #фэнтези #городскоефэнтези #темноефэнтези #весна #crime #чтиво
#LuluAuthor #WritingCommunity
сердце кан-дзиру

Облачный дракон))

 

Image may contain: house, sky and outdoor

 

Шоколад–не место для компромиссов

Я вам рассказывал уже, что Красноярск делает настоящий шоколад. Пловдив този!!! Маленькая и самая бескомпроссная мастерская шоколада в Болгарии. На вкус не очень. Но да, настоящие какао-бобы чувствуются. Смотрите, разница между болгарским и английским. Шоб знали, буржуи %)), своим такого не пишут, свои засмеют же…

Image may contain: text that says 'кокосово мляко шоколад "гайо пловдив която работилница шоколад изработва истински шоколад, директно фини какаови зърна. едно шоколад нужни седмици: какаовите място мелят ce мелница получената маса зрее преди да излята ръчно форми. Gaillot Chocolate and most uncompromising chocolate factory Bulgaria. We're the bar chocolate producer Roasting, cracking, winnowing, stone grinding cocoa and resting are of chocolate. нерафинирана тръстикова какаово кокосово (20%), какаови Ingredients: Raw butter, milk хранителни стойности енергийна стойност 40,6 въглехидрати захари чини мазнини които наситени да съхранява 18C сухи помещения 45,9г 31,6г 0,06 11,2% 65,6% 158% 0,01% *референтни количества възможни сухо om ядки дневен'

 

Все бы хорошо, если бы не эпилог.

«Город богов» Цикл «Sel», №1 Брендон Сандерсон

Вот такое фэнтези я очень люблю!) Это не просто любовный роман, хоть любовь тут есть и причем разнообразная, это история мира, государства, людей. Тут люди поступают согласно тому, что в их жизни было и это дивно красиво, потому читаешь действительно историю.

Интересна история города, которая пусть большей частью все же фон, но позволяет проявиться каждому герою. Сама загадка города продумана. Ты можешь задать вопрос, как люди не могли понять в чем проблема и получаешь ответ, когда герои перелопачивают библиотеку и не находят важного — основы знаний. Не просто знаний, как включить кран, а знаний, откуда в этом кране вообще появилась вода, благодаря чему.

В истории интриги не шиты белыми нитками, причем там много интриг. И тем занимательнее читать, смотреть как люди попадают в ловушки, как продумывают выходы из них и этот процесс не останавливается. Герои все время реагируют на раздражители. Если что-то пошло не так, то они выстраивают новый план, и он точно их, в их логике действий. Нам могут сто раз повторить, что какой-то герой не хочет кровопролития и имея возможности выиграть за счет оного, он поступает согласно своему желанию, придумывает иной план. Только девушка из другой страны, с другими законами, может предложить отказ от рабства. Только человек, который все время заботился о людях, начнет их в любой ситуации собирать рядом с собой, продолжит о них думать. Они так устроены, это их жизненный путь и про это интересно читать. Потому что мир наполнен разными людьми, автор нам описывает разных людей. И в них веришь.

Любовь здесь тоже не из разряда «увидел-победил». Тут очень хорошее узнавание, сомнения, страхи, восхищение, притирание друг к другу. Конечно, главных влюбленных еще должны ждать трудности и опасности в семейной жизни, но их влюбленность основана на разговорах, на поступках друг друга, то как каждый наблюдал и вслушивался. И то как до Красного плаща доходит знание о его влюбленности — тоже дивно хорошо написано, там есть объяснение почему он заметил принцессу, что в нем отозвалось на эту девушку и это был не ее рост или цвет глаз, за что большое спасибо автору.

Не могу сказать, что я в полном восторге от того, что написал Брендон Сандерсон. Например, вот этот кусок, меня чуть ли не подпрыгнуть заставило и сказать, парень, ты в своем уме?

Новый король позволил знати сохранить дарованные Йадоном титулы, хотя поначалу он хотел упразднить дворянство. Его остановило то, что люди уже не могли помыслить, что больше не будет графов и баронов.

Да, конечно! Помыслить, что богов нет они смогли, за два месяца к свободе привыкли, всю жизнь без дворянства жили, а тут вдруг подумать не смогут, тьфу! Это самое некрасиво в книге, что вообще автор мог придумать. Это то, что испортило всю историю, хоть я оставила хорошую оценку книге, но посоветовать ее уже не смогу, потому что при всей той правде, что была до, автор все подвел ко лжи после. Он вывел двух красивых героев, которые могут управлять страной, один вообще увидел, как прекрасно равноправие, потому что всю книжную историю в коммуне прожил и вдруг вот такой конец. Логика встала и ушла.

Если спалить эпилог, то это будет интересная книга, про объединение людей, показательное, между прочим. С хорошей героиней, которая действует и думает, на своем уровне, не глобально, но она думает, проявляет самостоятельность, силу, и дурость ее мала, она вообще вон, на одного человека направлена. Тут описан путь к любви, в самих героях, как это до них доходит. Про основу знаний, которые не стоит принимать как должное и про знания в принципе. Главное не читать эпилога, но этого, конечно, сделать нельзя, автор высказался, а мы запомнили.