Пересадка сердца

Купить на русском здесь:
https://ridero.ru/books/peresadka_serdca/
https://clck.ru/Npwhu
https://litmarket.ru/books/peresadka-serdca

Прочитать бесплатно в нашем инстаграме, по тэгу пересадка сердца. https://www.instagram.com/albireomkg/

Albireo — Meine Kreative Gruppe

July 9 at 5:39 PM ·

Well, firstl of all, Vachss is a lawyer who protects children. And all his books are up to this aim — the child protection. You need to understand, that in modern it’s not enough just to make out protests and actions metoos and to demand that your needs must be satisfied. You need to know how to defend yourself and so many people talk about it, but so little talk how to do this. That’s why all these «you need to know how to defend yourself» usually look ridiculous. But Vachss gives us a useful working tool.

Now the comics are called «graphic novel», that’s so trendy. But it’s made, for sure, for easier perception. So that people won’t have to read a lot, there’re lots of pictures, just take it and use everything there’ written about.
The book is so vivid and there’re perfectly made accents and it truly can improve you life. So take it! And use it all in your life. Build a path for the bright future. Nobody will do it for you.
©Sonya Grona #livelib
❤️
Вообще — Ваксс адвокат, занимающийся защитой детей. И все его книги, они преследуют ту же самую цель — защита детей. Эта книга об эмоциональном и физическом насилии и о том, как с ним справляться. Понимаете, недостаточно в современном мире просто устраивать акции, смуту и просто требовать, чтобы тебя уважали. Надо уметь защищать себя, и так много людей об этом говорят, но так мало говорят о том, как это делать. Поэтому все эти «надо уметь себя защищать» — обычно выглядит смешно. Но Ваксс дает рабочий инструмент.

Сейчас комиксы модно называть графической новеллой, и это сделано, конечно, для упрощения восприятия. Чтобы людям не приходилось читать много, им добавили картинок, убрали текст, лишь бы брали и пользовались тем, о чем написано. Книга жизненная, у нее прекрасно расставлены акценты, и она действительно может помочь улучшить жизнь. Так берите же. Применяйте это все в жизни. Стройте себе дорожку к светлому будущему. Никто кроме вас этого не сделает )
©Sonya Grona#livelib
❤️
#насхвалят #Wearepraised #hearttransplant #пересадкасердца #girl #boy #project#translation #book #youth #teenagers #outsiders #Ваксс #книга #книги #книгидлядетей#книгидлявзрослых #AlbireoMKG #Vachss #дети #bookstagram

#раньше_и_теперь

Замело сто восемдесят Лениных,

Дядю Хо Ши Мина с дядей Ра,

Но светла, незыблема вне времени

Красная заезда.

Ни черта ни видно до окраины,

Замерзает молодость в снегу,

Собачонка мчится от хозяина

В жиденькую мглу.

Чуда не найдёт, не опечалится,

У неё другие есть дела.

Шарики на ёлочке качаются,

Мёрзнут до бела.

Вот и мы качаемся безродные,

Запрокинув головы назад,

Ни к житью, ни к армии не годные,

Без координат.

Каждый несчастливый, неулыбчивый,

Мраморный, холодный, восковой.

И блатным, опошленным мотивчиком

Колокольный звон

Над головой.

©Авданин Алексей

Комиксы

Читайте!

#familyofchoice #семья Алмазноглазый топит за библиотеки и чтеник. Грит, что эта магическая дверь открыла для него многие двери. ^__^
Очень вам рекомендуем.

Andrew Vachss

July 9 at 3:26 PM

As a child in Manhattan, the library was one of my favorite refuges, a truly magical place whose open doors opened many doors for me.

My first novel was published in 1985. Unlike the textbook that preceded it, the novel was a real success. Since then, I have been fortunate enough to be able to represent children exclusively, using the proceeds from publishing to make up the deficits.

The novels are Trojan horses; an organic extension of my law practice. And I, like every other writer in America, rely on the library community to make my work available and accessible to many others.

Куча из листьев и щепок.

«Человек, рисующий синие круги» Цикл «Комиссар Адамсберг», №1 Фред Варгас

Не могу сказать, что я довольна книгой. Написана она очень сумбурно. Кто, где, кому, за что? Сидишь читаешь и думаешь только о том, что все это похоже на кучу листьев по осени, когда все листья собирают в одну кучку, а потом ветер что-то опять разметает по тротуару. Вот такая и книжка. Все в куче и что-то по воле автора-ветра выметено за пределы повествования.

Но при этом есть какая-то притягательность в том, что хочет рассказать автор. Я, наверное, прочитаю и вторую книгу из цикла чтобы понять, согласна я мириться с таким рассказчиком, стал ли он лучше или ну его в пень (точнее ее, потому что автор женского пола), лучше сериал на французском посмотреть и субтитры к нему поискать, чем вот так мучится с этой кучей листьев.

Здесь даже нельзя сказать, что вы прочитаете страниц, ну пусть, хоть 50 и свыкнетесь со стилем рассказчика. Нет, такого не будет. В его стиле нет легкости, нет плавных или мягких переходов. Он как дерево рубит и щепки летят. Где побольше, где поменьше. Вот только вы читаете о Матильде и на те вам пожалуйста, уже о комиссаре… или слепом? Тут еще надо угадать про какого из мужчин автор решила написать, потому что она может сорваться и неожиданно начать рассказывать совсем даже о третьем человеке — инспекторе и его близнецах. Мало того, она может из настоящего времени удариться в прошлое, посреди разговора какого-нибудь, причем опять непонятно о ком. Такое повествование, вначале напрягает, потом раздражает, а в конце, вы перестаете вдаваться в детали, а просто вычленяете главное, потому что просто устали от этой чехарды. Так точно писать нельзя. Я подозреваю какой стиль хотела в своей книге использовать автор. Это когда ощущение не единого повествования, с важными фактами и мелкими детальками, словно из общей картины действия повыдергали кусочки. Но если у нее все это повыдергали и нет единого повествования, то вот тут же я читаю Кира Михайловская — Переводчица из «Интуриста» и там продемонстрирован этот стиль повествования со всей красотой, когда ты понимаешь, что нам не рассказывают не нужных подробностей, когда мы понимаем, что пропущены дни, но то, что рассказывает рассказчица восполняет потерю, мы представляем, что происходило до того. Потому что в общее повествование вплетены мелкие детальки, кусочек воспоминания, кусочек жизни рядом с героиней, даже такое трогательно, казалось бы, не значимое замечание, что у милиционера-регулировщика перчатки без единого пятнышка, несут море информации о том пространстве в какое нас приглашает автор. И пусть ее рассказ дерганный, но он ровный, линейный, понятный, насыщенный и наполненный. А вот Фредерик такого создать не смогла. У нее комиссар не может внятно двух слов связать.

Знаете, у многих есть желание создать героя не такого как все. Я могу понять это желание, только в этот момент я всегда вспоминаю анекдот где выводом было: «Умом выделяться надо. Умом». Поэтому, когда главный герой мычит, неряшливый и некрасивый — это не делает его не таким как все. Это делает его мычащей замарашкой. И его не делает не таким как все «я чувствую, что от этого пахнет плохо». Это делает его глупым, потому что он не может объяснить, что не так с этими кругами на асфальте. Знаете, почему наши сериалы про полицейских лучше зарубежных? Потому что наши до сих пор объясняют на что они обратили внимания, ни как зверьки, я так чуйствую, а могут перед любым спрашивающим объяснить, что их настораживает. Настораживает частота, настораживает то, что обведено в круге. Настораживает, что нет какого-то арт призыва, а есть направленность действия, больше ведущая к трагедии, чем к желанию славы. И когда главный герой мычит и не телится, то это грустно, потому что ты вместо него объясняешь себе, как он действует, а автор… а автор просто сама не понимает механики работы мозга героя, потому что ее задача сделать его — не таким как все! Почему мы до сих пор читаем Агату Кристи и не можем расстаться с Холмсом? Потому что там авторы объясняют, как действуют их герои, как думают и о чем. Они их действительно выделяют умом и нам не важно, что один наркоман с небольшим количеством знаний в голове, а у Кристи вообще один из героев напыщенный человечек. Они выделяются, мы их отличим из общего числа расплодившихся детективов, но для этого им не надо страдать и выглядеть, словно они себя на мусорке нашли)))

И еще, есть то, что опять же направлено, видимо, на то чтобы поразить, шокировать читателя, ну, и, наверное, направить его по неверному следу:

— …Я хотел, чтобы в глаза всех окружающих проникло гниение, и я уничтожил все, что было сделано нашей группой в области исследований опорно-двигательной системы кошек. Понятное дело, это не принесло мне полного удовлетворения.
Я был разочарован.
— Какого цвета были ваши глаза?
— Черные, как крыло стрижа, черные, как ночное небо.

Вот такие вот мерзкие выкрики героев. Появление их в описании природы. Ну и самооценка некоторых. Это некрасиво. Это мерзко и совсем не привлекает читателя. Хотя может эмоциональные наркоманы и подтянуться, но как же скучно понимать, что все это уловки, неумение создать красоты, пусть с чем-то протухшим, человеком или компостом, но все же красоты. Очень похоже на подростковые выкрики и кидания грудью на стену, лишь бы услышали и увидели, потому что сказать-то нормально не может, что он хочет. Так и тут.

А вот эта цитата до сих пор меня удивляет. Я не могу понять, благодаря мычащей Фредерик, что же хотел внятного сказать ее герой, если он несет сплошные противоречия. Но ведь что-то важное хотел сказать, а получилось:

— Допустим, у вас замечательная интуиция, — произнес Данглар. — У вас нюх полицейского, в этом вам не откажешь. Тем не менее, вы не имеете права постоянно пользоваться этой способностью, это слишком рискованно, да и просто отвратительно. Даже когда вам уже гораздо больше двадцати, вы не можете утверждать, что досконально знаете людей.

Ничего кроме «чтоооо?» я на подобную фразу выдать не могу. А это понимаете говорят умные по идее своего положения люди… Не дай-то бог чтобы все полицейские были такими калеками на язык и все писатели такими неумехами в выражении своей истории.

Кстати, нельзя сказать, что и раскрытие загадки, кто же убийца, какое-то невероятное, только, если по своей случайности. Опять неожиданно пришел нужный человек, опять рядом с ним крутились самые злющие подозреваемые… Как-то это все за уши притянуто, словно герой не может без подобных случайностей вычислить того, кто же действительно убийца. Словно ему всегда таким способом надо помогать и подпинывать. Грустно.

Я не могу советовать это читать. Совсем. Да, я хочу прочитать вторую книгу автора, чтобы увидеть есть там дальше прогресс или нет. Чтобы понять, что привлекло меня в самой истории, может быть это просто магия самого Парижа? Да и в конце концов, за что ее наградили премией-то?! Но вам-то это необязательно делать) Ведь достойных книг для чтения много и подозреваю некоторые вы должны были прочитать еще вчера)