Отрывок из Сердце Кан-Дзиру

#сердце_Кан_Дзиру Добавили 19 главу.
– Эдос, — счастливо улыбаясь выдохнула принцесса Запада.
Мужчина улыбнулся, теперь ласково и бережно целуя глаза Лиссы, и погладил ее по волосам. Он вышел из нее, удовлетворенно по-мужски вздохнул, подождал, пока Лисса приведет дыхание в порядок или дымку, если нужно и убрал золотистый столп вокруг них.
Пара огляделась, да даже не успела оглядеться, оба наткнулись на черный взгляд. Катана сидел на скамье, положив щиколотку на колено и опираясь виском на указательный палец. Завоеватель смотрел на них, и, очевидно, ему золотистый столп не мешал видеть, что происходит внутри. Тонкие губы были жестко сомкнуты.
– Да Феникс тебя… — Лисса от неожиданности чуть отпрянула назад. — тебе надо как у этих… — Дева провела ладонью у горла, — коров! Колокольчик носить. Нельзя же так подкрадываться.
Завоеватель вперил темный спокойный взгляд в женщину, начал подниматься. На самом деле движение было стремительным и легким. Но выглядело это тяжело, долго и угрожающе опасно.
– Я могу взять свои слова про корову обратно! Только сиди!
Рассмеялся Эдос, снимая угрозу ситуации.
– Дольше пятнадцати минут, — сказал Катана Эдосу.
– Ну, дело такое, — хмыкнул Эдос.
Катана коротко кивнул.
– Надеюсь, Эдос оправдал впечатление обо мне, — обратился он к Лиссе.
– А? — дева нахмурилась, — а нет, конечно. Причём тут ты? Ой, ну в смысле… Нет, это не объяснить нормально никак похоже. Он оправдал себя. Потому что, ну куда нам третий-то лиш… не нужно нам былотретьего. Да, Феникс, заткни ж ты меня уже. — Лисса прикрыла ладонью Эдоса, которую сжала увидев Катана, свой рот.
– Ну перестань ты пугать девчонок! — рассмеялся Эдос, провел ладонью по лицу Лиссы, и обратился к Катана, — нормальное желание единения, если человек тебя только увидел.
– Ну хорошо, — снова коротко кивнул завоеватель. — Теперь, надеюсь…
– Ты понимаешь, ради чего Катана завоевал мир, чтобы между всеми была такая искренняя близость, — перебил его Эдос, улыбаясь Лиссе.
Глаза девы слегка затуманились.
– Ага… Что? — Лисса посмотрела на Катана слегка с сомнением, — нууу, спасибо что ли, это дивно приятно. Чувствую себя крайне неадекватно и это злит, ну я же нормальная!
– Добро пожаловать в Столицу, — усмехнулся Катана, он распрямил ладонь, посмотрел на пальцы, с тыльной стороны ладони, словно думал, на чьей шее ее сжать, и посмотрел на Лиссу снова, — теперь моя очередь, заберу твоего партнера, пересечетесь позже.
Прочитать можно здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru
Image may contain: tree, plant, sky, outdoor and nature

Огромный шаг человечества.

«Пылающие бездны» Николай Муханов

То, что 50 лет назад воспринималось лишь
в забавно-сказочном плане, ныне считается
азбучно-научной истиной, а еще через полстолетие,
возможно, будет определяться как врожденная
элементарная идея, разумеющаяся сама собой.

1924 год. Всего 7 лет прошло с тех пор как разгорелась революция. Год смерти Ленина. Еще два года будет жить Дзержинский. Еще не пришел и не поругал трудов революционеров Сталин (если вы читали труды Ленина вы меня поймете). Алексей Толстой только год назад написал свою «Аэлиту«, а Беляев лишь через два года напишет «Властелин мира«. В кинотеатрах гремит «Стачка» Эзейштейна, лишь через год на весь мир грянет «Броненосец «Потёмкин»». В театральной жизни о себе уже заявил Мейерхольд и авангард. Малевич директор Ленинградского государственного института художественной культуры.
Почувствуйте этот год, этот мир, этих людей. Кажется, что именно сейчас должна звучать сюита Свиридова «Время, вперед!», но пока звучит иная музыка, это еще пока оркестры и большие залы, это премьера симфонии № 6 Мясковского, музыка иная, но такая же зовущая, напряженная, похожая на взвинченную пружину, как само время.

Почувствовали это время перемен? Это время устремлений? Когда мир у ног и нет преград. Поэтому вдруг неожиданно открывается космос и труды Циолковского говорят: «Можно!» И писатели летят, творят и распространяют время и свой мир так далеко как только это возможно. И вот из-под пера Николая Муханова создается Земля будущего — 2423 года (если книга опубликована в 1924, то есть подозрение, что начинал ее писать автор в 1923, поэтому у будущего такие числа). И мир созданный писателем звенит тем, что так волнует его. Волнует тем, что люди все еще не избавлены от желания воевать. Что нет еще в их душах мира и покоя. И цветут мечты писателя. Мы видим не государства, мы видим единую землю с городами, что устремляются ввысь. Людей, что парят среди облаков. Видим его желание выставить разум, науку на первый план, что именно это должно руководить прекрасными и удивительными, теми кто разумней и не мелочен.

Нельзя предъявлять к книге знания сегодняшнего дня. Люди только теоретически знают о том, что их там, в космосе, ждет. Они могут только гадать, представлять, придумывать. Поэтому допустите в свой мир марсиан, что живут там так долго, что видели несколько закатов культуры Земли, что им пришлось даже сражаться с атлантидами, которые желали покорить Марс. Мы ведь сейчас допускаем иные жизни в будущем и в нашей системе и за ее пределами. Представьте, что шаг в космос в 1924 году, даже для писателя, был огромен, такой же как для сегодняшних писателей шагнуть с наукой в обнимку за пределы нашей вселенной, представить иные законы и возможности.

Поэтому, надо вспомнить, что в 1924 много чего не было, вот лазеров, например, о них только начинают говорить и то, теоретики, и то, они говорят о возможностях и не более того. Читая книгу лучше всего читать человека. То что для человека 1924 года, кажется правильным в 2423. Ему кажется правильным, что у мужчин нет шевелюры, потому что это не нужно. И только у женщин осталась эта красота. Он описывает женщин удивительных, стройных, спортивных и в то же время утонченных и чувственных. Описания отношений, влюбленности и даже гнева, конечно, полны того, что было модно в начале прошлого века и женщины с их нравом оттуда, только автор мечтает об идеале, о том, что можно создать за годы эволюции. Женщины как статуэтки, как некое воплощение мечтаний Пигмалиона.
А что же мужчины? Самые идеальные, конечно, умны и заботит их мир и спокойствие. Физические законы — это именно то, что должно быть их миром. Возможно именно поэтому автор понимает, что в жизни этих мужчин не может быть женщин, по крайней мере тех, что он описал. Не может быть той, что может предать, не может быть маленькой девочки, которой надо все объяснять, не может быть той, которую ты создаешь сам, пусть идеальную, но ты знаешь, она на самом деле не такая, она не прошла весь путь, чтобы стать идеальной, такой нужной, такой величественной, правильной, отзывчивой, такой — ЖЕНЩИНОЙ, когда она товарищ в делах, а не простое украшение дома. Жаль, что автор не смог такой написать, это как же наш пол его разочаровал, хоть он и стремился нас хоть как-то пристроить, а не получилось.

Одновременно в книге проглядывает и то, что революция и война были совсем недавно, что отголоски фашизма уже долетают до людей и умных это пугает. И сквозь эту призму читать книгу, конечно, интересно и удивительно.

Я довольно обще говорю о героях книги, иногда только как-то выделяя женщин, потому что герои мужского пола хоть и разнообразны, но выступают большей частью как один человек в разные периоды своей жизни. Стариков трудно отличить, так же как и молодых друг от друга. Нельзя сказать, что они картонные или их не любовно выписали, просто за образец был взят именно один человек и на него смотрелось в разном возрасте с внучкой или сыновьями, с женой или наукой. Он чувствует больше умильности или наоборот слишком озабочен. Или же он в гневе, в желании быть властителем всего, но это все один человек, ну или если хотите — прототип.

Кстати, уже из книги в книгу наблюдаю интересное заблуждение, которое почему-то не искореняется из человечества. Это что война будет длиться неделю. Да, книга художественная, но читая воспоминания реальных людей, я не раз натыкалась на фразы, которые говорили реальные люди и о первой мировой и о второй, что война не продлится больше недели, мы их разгоним/завоюем за это время. Не могу пока понять почему такой срок, может потому что бог умудрился за это время землю создать и поотдыхать? И все же, почему этот срок прицепился к войне, к разрушению, а не созиданию?

Сюжетная составляющая, не какая-то новинка. Она опять же продиктована временем. Это не просто война, потому что две планеты что-то не поделили, а еще желание одних укрепиться над другими, как высшей расы. Тут будут и сражения, и любовь под мирный шепот струй. Тут будет сражение двух умов и победит, конечно, тот что за мир, более успокоенный, не поддающийся агрессивным эмоциям. Много интересных описаний и Земли, и Марса. Но, конечно, от книги исходит дух старины. Мы так не говорим, не думаем, не поступаем. Читать надо всегда с оглядкой, помнить год написания.

Я, конечно, за то, чтобы знакомиться с корнями. С тем, что было платформой для удивительной советской фантастики. Вот одна из первых космоопер, наивная, трогательная, охватившая небольшое количество времени и всего два мира, а потом будет 1966 год и Люди как боги (сборник) , которые захватят и больше времени, и больше миров, и физических законов. Иная книга, которая выросла из вот такого первого росточка)