Землянично-красный значит идеальный.

Красное.
Влекущее,
Сильное, властное,
Расшагаешься просеками, лесосеками, парсеками
от красного —
напрасно.
Манит красное, греет пламенем ясным,
Красное — в масть хоть кому,
В красное мечту заверну,
Что б сбылась прекрасная,
Начало всему.
Красное.
(с) Агата София
Как-то так получилось, что после первых нескольких страниц я начал прикладывать к этой книге самую высокую мерку. Ага, придираясь ко всему, что могло не соответствовать уровню, который я к ней уже приложил. Знаете, сильно не дотягивает. Обложка. И указанный жанр. И аннотация. И название. И тэги. У целевой аудитории просто нет ни единого шанса найти эту книгу. Потому что она выглядит, как очередное дурное писево про попаданку в другой мир. Любой, у кого интеллект повыше хлебушка посмотрит на девочку на обложке, которая смотрит в воду, на кота, и подумает, вот мне только этой бесконечной бабской эрофантазийной жвачки не хватало. И пройдет мимо своей книги и своего писателя. А сейчас, знаете ли, мироуклад такой, что встретиться читателям со своим писателем, найдя его из вороха бесконечного кондомного (ага, резинового и одноразового) писева очень сложно. А есть и наоборот, прибежит такая поверхностная девочка-феечка (позабыв про вес и возраст), думает, вот, книжка, котики, странное невыговариваемое название мира, романтические отношения, сейчас хапну хлебальцем картинок для одинокого почесывания романтичного органа. А там ей — бабах кайлом по голове! Серьезная психологическая проза. И все. И девочке между ушами больно сразу. Ну разве так можно?
Я брал книжку на марафоне #лит_рид, но в последний день и в рамках марафона прочитать уже не успевал, а взял я ее последней именно потому что ожидал фэнтезийный шлак, и еще сильно раздумывал еще брать ли. И в марафоне, как-то, в советах читателям предлагали как серьезную литературу — мою книжку и еще одну. Не эту. А надо было эту. А ту, вторую, не надо было в одно предложение со словами «серьезная литература» ставить.
Ну, во-первых, это книга, а не книжный продукт на коленке. Что редкость. Во-вторых, у книги интересный формат, там две части, и автор говорит, что начинать нужно со второй, хотя она и по хронологии позже, и писалась много лет спустя, после первой. И правильно, вы слушайте автора, он плохого не посоветует. И в-третьих. Во-о-от. В-третьих, это психологическая проза про жизнь. Героиня живет и комментирует свою жизнь, вспоминает истории из прошлого, к слову, давая оценки настоящему. Это архинужно и архиважно, как говорил человек, который умнее всех нас, вместе взятых. Именно оценивая взрослеет и развивается душа. Привет поверхностным инфантильным золотым рыбкам, которые любят «чувствовать момент и ничего и никого не судить» (так я и не понимаю, почему люди, которые бесстыжие в своем невежестве не стесняясь выражают свое «ценное» философское мнение о жизни, не зная даже значений слов. Ну правда. Ведь эти люди путают судить (выносить суждение, давать оценку) и осуждать (порицать), а туда же), им, конечно, эту книгу читать будет сложно и скучно. И даже, может быть, больно. А ну как на гладком мозгу извилина начнет прорезаться? Больно же, ну. И действительно, какие книги рыбкам? Идите, вон, очередные 50 оттенков серости читайте, тысячи их, во всех топах всех литературных площадок.
А это умная книга для умного читателя. Автор показывает нам душу героини, емко и точно, ее глазами, рисует психологические портреты людей вокруг нее, и так узнаваемо и точно, что кажется, что ты точно где-то таких людей видел. Словно невзначай в книге есть много-много маленьких таблеток от психологических проблем. Я не буду приводить «напримеры», чтобы читатель не начал кипеть возмущенным разумом (ах, ваши бы кипения да на благое дело), потому что он-то точно не такой (и вашу уникальность бы туда же), его-то не проведут эти все мозгоправы. Пусть, все-таки, незаметно пролечится, хоть чуть-чуть. А то надоело жить в больном мире одинаковых «не таких», «особенных», «не похожих».
Стилистический строй автора очень хороший, легкий, но не пустой (тоже редкость). Это современная книга, и в данном случае, как ни странно это слышать от меня, это не ругательство. Это по-хорошему современная книга.
Не менее важно то, что «Назад в Эрдберрот» — светлая книга. В ней бьется пульс жизни, она интегрирована в надсистему по матрице ТРИЗ, то есть, ты читаешь, и понимаешь, какая есть огромная жизнь за пределами этой истории. Эта книга не как вспышка в пустоте, которую читаешь и зябко ежишься, потому что герои одни-одинешеньки, даже если их толпа. И, кажется, шаг за грань истории — а там пустота. Нет, тут не кажется, тут книга часть большой жизни.
Мне сильно понравилось умение автора расставлять акценты. И это, опять же, редкость.
Ну и про сюжет. В общем, героиня, как и пугали обложка и аннотация, действительно в другой мир попадает, но не бросая этот. Во сне попадает.
Мир — идеальная проекция желаний героини. И у нее там есть два зверька — кошка и паук. Кошка — проводник. А вот паук… я говорил выше про бэкграунд и про умение автора расставлять акценты? — кошка говорит, что он хранитель, героиня маленько думает и говорит: то есть, он как оболочка этого мира? Кошка пытается тоже подумать своим кошачьим умом и соглашается. Всех героев-зверей в книге зовут по породе — Кот, Кошка, Котик. И только паук требует себе имя. И когда героиня пытается дать ему такое же общее имя, вдруг понимает, что у пауков общего имени нет. Мол, тараканов называют Стасиками, а вот пауков… «я не таракан,» — перебивает паук. Героиня дает ему имя Ананси. Ну, я понимаю, конечно, что вы тут все не Кирилл Серебренников и про Ананси вы могли слышать разве что различные вральные версии-эрофантазии распиаренных гейманов и иже с ним, кого вы там считаете тиликтуальным гуру современного писева. Так вот, Ананси — это бог-паук африканской мифологии. Демиург (на случай, если вы и тут не Кирилл Серебренников — это бог-создатель мира, творец). Создатель мудрости, сказок (и сказочных миров), дождя и солнца (для Африки это бог плодородия, считай. Что-то вроде славянского Рода, только паук). Всю книгу паук, с присущим им равнодушным коварством, несет: я безопасен, я — нытик, я вздыхаю, ною и плету салфеточки. У меня, конечно, с пауками психологический совпад, поэтому когда я, читая, думал: «что за странная манера пытаться так изобразить опасное? Ну не станет же паук от мультяшности безопаснее. Это же значит явная ложь», то практически видел, как Ананси ослепительно усмехается, и смотрит своим темным непроницаемым взглядом: тебе все равно никто не поверит.
Да, мой типаж очень редко говорит неправду, но нам больно верить, пауки очень часто врут, причем, тоже часто, без причины, но им верят.
В книге есть очень красивая символичная по-паучьи жестокая кульминация. Когда демиург сливает два мира в один, социопатически вышвыривая героев в картонный мир, мол, вам-то какая разница, посидите пока там.
Мне бы, конечно, хотелось про историю с его глаз почитать, про саму надсистему. Я, вообще, люблю истории с глаз контрольных точек смотреть, а не с глаз рядовых участников (обычно это главные герои). В Синистере (один из моих любимых фильмов, причем второй даже лучше, чем первый), например, мне было утомительно прорываться к истории Синистера через глаза этих эротоманизирующих хомячков, в Докторе Стрендже (кстати, у них с Синистером один режиссер) хотелось смотреть на историю дружбы Дормамму и Кецилиуса (и его верной девочки за спиной), а не на звездострадания увечного этого стада, в Звонке, мне хотелось смотреть на невероятно красивую и трогательную историю любви Садако и Рюдзи Такаямы (актер Санада тоже паук, кстати, психологически), а не вот это вот все.
Вероятно, автор, вообще, не закладывал идею с демиургом-пауком, но когда книга психологически грамотная, правдивые идеи оформляются сами и выходит, как выходит.
К концу книги пауку надоедает играть котика из Шрека и он чуть раскрывается. Героиня пытается ухватиться за эту мысль, за какое-то понимание, героиня у нас умница, но паук спохватывается и, мы все знаем (ну не все, те, кто меня знает чуть дольше литмаркета) как гипнотично пауки могут отвести глаза и отвлечь от чего им нужно, героиня послушно отвлекается.
Ах ну да, романтическая же линия там. Красивая. Трогательная. Поучительно-правильная. Искренняя.
Символично, кстати, что Эрдберрот, землянично-красный на немецком, — идеальный мир. Конечно, если мир идеальный, то он — красный. Все Человеки это знают)).
И есть еще одна важная мысль, я, с тех пор, как исполнил свой смысл жизни, об этом много думал. В книге важная часть отведена сакрализации знаков и апофении. Героиня видит судьбоносных мужчин в отражении в луже, вернее одного в отражении, другого во сне внутри лужи. С обоими заводит отношения. Потому что не может же быть это просто так! А может, убедительно доказывает нам автор. И в этом большая надежда для тех, кто погряз в каких-то квази-отношениях, потому что сакрализирует их, потому что были какие-то знаки судьбы, потому что сама Вселенная говорила. И теперь мы таскаемся с этим добром, подписанным «не может же быть это все просто так», и выбросить жалко, и есть противно. Бросайте. Вместе со знаками судьбы.
Выбирайтесь из лужи. В землянично-красное, в Эрдберрот. Там куда лучше. И правильнее. И реальнее. И честнее. И счастливее.
Очень нужная и красивая книга.
Автор, перестань скрываться от читателей, а то как Ананси, чесслово.
Найти и прочитать здесь: https://litmarket.ru/books/nazad-v-erdberrot-1?id=14&rc=2
Не верьте своим глазам, верьте мне. ^__^
Видали? Вот это обложка для такой умной книги. Аннотация еще хуже.11196_1600632483_5f67b6a313b32

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s