Отзыв на «Слепая зона» Натальи Ильиной

on

Слепая зона. Очень слепая.

Прочитал пронзительную книгу Наташи Ильиной «Слепая зона». Избитое такое название, казалось бы. Но только казалось.

Знаете, автор уже стала в тот ряд писателей, про книги которых ты просто пишешь два-три предложения. Потому что, а чо тут размазывать? Ребят, есть вот такая у нее книга, бегите, читайте! Во, книга! Ну правда, вот, например, ты книгу Булычева прочитал, ну какой, блин, отзыв? И надо, освещать-то надо, люди же, как котята сейчас, тычутся во все эти 50 оттенков серости, и, как следствие, живут так же.

Но как на такое писать отзыв? Какой отзыв, это надо читать, обсуждать, не соглашаться, находить психологические основания и удивляться или грустить.

В общем, слепая девушка Света с обостренными другими чувствами становится свидетелем убийства. Но убийц было два. Второй убивает мертвое — пожирает душу? Не ясно. Расследование ведет следователь — Максим, — никакой не спойлер, что между ними завязываются отношения. Тут, как раз, ясно. Очень психологично прописано зарождение и развитие отношений. Очень трогательно.

Герои, вообще, вызывают множество эмоций. Не всегда однозначных. Например, мать главной героини появляется в первой сцене и там такое стандартное описание с глаз этой Светы, что маму не остановить, и да, мама врывается, начинает права качать и ты думаешь — блин, теперь эта квочка будет всю книгу квохтать и мешаться. И никто ее не одернет, небось, потому что в жизни таких не одергивают, потому что онажемать слепой. И тут же автор красиво и безжалостно, в первой же сцене, словами этого следователя, обрывает истерику матери — «а-а, моя доченька, а-а не имеете права издеваться над инвалидом» — сказав: «вашей доченьке, вообще-то, 24 года.»

Почти катарсис. Это то, что я очень люблю в книгах. Я это вскрытием психологического нарыва называю. Иногда читаешь что-нибудь и думаешь, правдоподобно, да, так в жизни и бывает, да, но пусть, пусть хоть кто-нибудь в книге это вскроет, остановит, прекратит, в конце концов, этот тупой шаблон, покажет читателям, что делать, если их втягивают в этот абсурдный круг Кафки!

И вот. Это просто вздох облегчения. Или глоток свежей воды.

А потом еще один пронзительный ход. Я знаете, такой ход редко вижу, но ужасно люблю. Мне он в фильмах запомнился, а вот в книгах сходу и не назову, знаете, когда герой себя как-то ведет, ну, гадко, и ты думаешь, да ну что же за чудло такое! А потом про него показывают какую-то историю, и ты переоцениваешь все действия героя и в прошлое и в будущее. Обычно, в кино, конечно, это заслуга актера бывает. Потому что часто эта линия никак не развивается (значит это заслуга не сценариста и не кто там сейчас ответственный за повороты в кино). В «Притворщике» (один из моих любимых сериалов) есть злодей — Маркус, — вот, прям, злое зло. Типа. И вдруг, есть сцена, где он пронзительно и сдержанно рыдает над фотографией дочери, то ли умершей, то ли девшейся куда-то. И его не просто жаль, и не просто ты его понимаешь, а он просто переворачивает весь взгляд на сериал, и я дальше смотрел уже с учетом его основания. В простеньких «Солдатах», невероятно талантливый Мадянов играет злое зло, и ты думаешь, да что ты пристал к этой главной паре пионерят! А потом он сидит в больнице у этой девушки, к которой лез весь сериал, она там в коме, и у него такой пронзительный монолог про любовь, такой высокочеловеческий, что ты думаешь — хоспади, мужик, беги, беги от этой куклы, ну она же кукла, она не стоит этих чувств, ну пусть эти двое тупиц живут вместе, они друг друга заслуживают! Найди же себе человека с той же глубиной души! И дальше уже смотришь весь сериал с его стороны. «Миротворец», с невероятным Марселем Юрешем, который играл реального сербского народного героя, по мнению Америки, террориста. Он даже весь взгляд на причины терроризма переворачивает. У него тоже пронзительный монолог, который, если у тебя интеллект повыше хлебушка, сбивает тебя даже с переживаний за всеобщего любимца — Клуни. Вот и здесь. Эта доставучая мамка, когда ее дочь начала слепнуть, вернее, когда стало известно о заболевании, продала квартиру и стала тратить все деньги на то, чтобы свозить ее везде, чтобы та успела увидеть как можно больше. Могла ли мать сделать больше? Могла. Надо было девчонку дальше учить. Потому что все эти впечатления должны были стать базой системных знаний. А они остались, судя по мышлению Светы, только впечатлениями. Но нельзя требовать больше — Свете было меньше 10, а мать, вероятно, устала и так. Но само это решение, оно сразу заставляет на мамку смотреть иначе, да пусть квохтает, этот человек сделал все, что было в его силах, даже, может, чуть больше.

Мужские герои какие-то все замечательные. В смысле приметные, и всех понимаешь. Главный герой не бесит ни в одном кадре. И дружить умеет. Что, вообще, у героев редкость. Не, все вот это, как вы привыкли: «мы в город Изумрудный идем дорогой трудной» — это не дружба. В общем, с главным героем в разведку можно.

Главная героиня прописана до боли живо. Вы слышали про потенциал? Это позитивное слово. Но если бы вы могли понять, насколько это удручающе на практике. Потому что имеешь-то ты дело не с тем, когда потенциал раскрыт и человек уже ого-го, а прямо сейчас, когда воспользоваться этим ого-го невозможно. Изумительная по красоте сцена между убийцей и главной героиней.

«Заходить в парадное он больше не собирался, просто хотел оказаться немного ближе и был в двух шагах от девушки, когда она внезапно замерла на месте. Полуоткрытая железная дверь упиралась ей в правое плечо. Одну ногу она успела перенести через порог, вторая всё ещё оставалась снаружи. Лом тоже застыл, интуитивно ощутив опасность.

Медленно оглянувшись через плечо, словно могла что-то увидеть, она напряжённо произнесла:

– Я знаю, кто вы. Знаю ваш запах. Вы – убийца.

В тот же миг рассыпался весь морок. Девчонка была не просто хуже остальных, всего лишь неестественных глупых кукол – она была хищной, опасной соперницей. Она тоже несла в себе смерть»

Но такое мы читали много раз, про разных героинь, и это часто необоснованные слова доброго автора. Но тут есть завершающий штрих, обоснование мнения:

«Маленькие, но сильные пятерни ухватились за его руки в попытке разорвать стиснувший горло захват. В тусклом лестничном свете он заглянул ей в глаза, ожидая увидеть, как жизнь уступает место самой главной силе в этом мире – смерти, но широко открытые глаза ему солгали. Они были мертвы и равнодушны, а маленькие руки продолжали отчаянно бороться. Лицо покраснело, ноздри раздувались, тщетно пытаясь втянуть воздух, губы кривились – прижатая снизу челюсть не давала рту раскрыться, но глаза оставались холодны ко всей этой пантомиме. Неподвижны. Мертвы.»

Какой же ты будешь красивой, Света, когда дорастешь до человека!

Такие изумительно красивые эти вспышки разума, которые показывает автор! Но эта искра красоты разума от Светланы была последней, дальше вспыхивает огонь другой души.

 

И как в тех фильмах, когда я услышал пульс разума Твари, мое внимание устремилось к ней, акцент сместился, для меня главный герой сместился (они, вообще, у меня часто смещаются), оценки увечной девочки (дело не в слепоте физической, но в слепоте моральной, в этом главное увечие) в стиле «ой баюс, баюс, какое же ты злое зло. О бози, оно мною манипулирует!»
Да что с тебя взять, болезная? Я, вообще, никогда не мог понять вот какие-то претензии от одних к другим — ой, кто-то хочет меня использовать. Да как? Как вас, обыкновенных людей, можно использовать-то? Хоть бы рассказали. Я, вот, всегда спрашивал таких — ага, и в чем же тебя можно использовать? Вас, блин, даже приложить некуда, ненуженок таких, а то еще пластаться, что-то выдумывать, чтобы… чтобы что, кстати? Вот именно. Ничего. По буквам — Нина, Инна, Харитон, Ульяна, Яков. Ничего. Тем более как может использовать человеческую самку всемогущее существо? Научиться? Там есть у героини мысль — чего же Тварь не прицепилась к убийце? Ну, может, думала, что ты Человек Разумный? И сама хотела таким стать? Попытка общаться со стороны Твари — невообразимо красивая. Реакции и оценки героини — невообразимо досадные. Но если бы они были другими — это была бы другая книга, другая героиня. Психология художественного полотна такая цельная, что досадливо стонешь. Хэппи-энда не будет. Для героини. И она даже не поймет. А может поймет? Хищница с мертвыми глазами, может, поймет? Когда-нибудь…

Это есть такой же по силе пронзительный, досадливо точный, рассказ у Амнуэля, там человек становится мультивидуумом и женщина его становится мультивидуумом. И они стоят вместе в суперпозиции. И ты думаешь «божеж, как же им повезло, ведь они теперь могут идти в вечность, взявшись за руки» И вдруг женщина говорит: «баюс, баюс, давай просто выберем какую-нибудь реальность и будем там жить счастливо до старости.» Черт тебя возьми, а потом?! Зачем тебе, вообще, жить с человеком, с которым ты не хочешь идти в вечность? В кои-то веки получилось отвернуться от этих бесконечных, дурацких визуализаций сознания, и ты выбираешь снова не жизнь, а иллюзию! И мужчина выбирает для них счастливую реальность, в которой они невежественные наблюдатели первого уровня (то есть участники одной реальности). То есть мужчина снова закрывает путь к освобождению, они забывают свои знания, они становятся… ну вот, как мы с вами. Чтобы меньше ста лет играться ни во что. А зная, как работает мультиверс — это и вовсе глупо, это она сейчас счастливая реальность, а через два-три выбора от нее можно очень далеко убежать, и не никогда в нее больше не вернуться. «Паша, ну зачем же так-то?!» — спросил я тогда. «Ну, такие люди, что я сделаю?» — ответил мне Амнуэль.

Так и здесь, Света не может сожалеть о том, что она потеряла. Потому что она никогда этого и не имела. Она не знает, что это такое. У нее есть свой хэппи-энд.

Но ведь Света, Максим, Вощин, Тварь могли бы изучать миры друг друга, могли бы стать друзьями, квантовой системой! Могли бы… но нет. Если бы могли — стали бы. В том и сила автора — изобразить логичные оценки в рамках типа мышления.

Особенно красиво изображено уродство ксенофобии. Тварь — «злое зло», не сделала ни одного подлого или паскудного поступка, с момента, как обрело разум. Но из-за ксенофобии все, как заведенные, талдычат — это зло, это зло, это злое зло. И даже когда не могут отмахнуться уже от факта, что Тварь там защитила, сям вылечила, они просто промаргиваются, и продолжают талдычить — это злое зло. А я, с момента, как Тварь сверкнула разумом хотел уже читать историю с ее глаз, а не с глаз девочки, которая оценивает в рамках своего уровня развития. Хотя для контраста того, что происходит и как человек оценивает происходящее, так и нужно показывать.

Кто этот разум, из какого мира, как оно там живет, герои не узнали. Но они так боялись, что у них и шанса не было узнать.

Рон Хаббард писал, что страх правительств перед знаниями, образованием и могуществом человека — это страх, что оно не сможет контролировать всемогущее существо. Поэтому мы имеем все эти дурацкие запреты и античеловеческие законы. Это страх, что человек станет всемогущим, если будет развиваться. Но Закон Жизни в том, про него не раз писали нам Светочи человечества — Ефремов в «Сердце змеи», Амнуэль во «Взрыве», — что всемогущество дается только морально доросшим до него. И Наташа силой своего таланта показывает это же. Как только Тварь вспыхивает разумом — в ней сразу начинает гореть и моральный закон. Да, это закон безжалостного существа, не обремененного писанными законами и не подсаженного на жалость к тем, кого жалеть нельзя, этот тот закон, про который упоминал Кант.
И к концу начинаешь понимать глубину точности названия. Никакое оно не избитое. Это явление избитое. Слепая зона. Слепая зона в самом важном — умении понимать иное. Это так страшно, когда не такие, как все, не способны понять других не таких, как все.

А разум бессмертен, конечно. Смерть — всего лишь беда невежественного восприятия.

Кто раз стал разумным, кто выбрал смерть ради кого-то, кто понял, что живое может стоит жизни — не может умереть.
Читайте, узнавайте себя, и становитесь ближе к Человекам. Большая книга.
Прочитать можно здесь: https://litmarket.ru/books/slepaya-zona

 

6193_1593644927_5efd177fbfc58

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s