Отрывок из Сердце Кан-Дзиру

У нас появился настоящий социопат. Нет, Райм-то давно появился, но Райм социально-адаптированный. А тут пришел, который не чувствует своей боли. 

– А. То есть ты не знаешь, как можно быть кому-то не нужным? – черные глаза Райма сверкнули, – нормально брать того, кого хочешь, если можешь и делать с ним, что хочешь?

Деос дал себе время подумать над ответом. Наверное, когда все это происходило в помещении и лицо его было в порядке, то можно было любоваться его чертами и чуть опущенной головой с полуприкрытый глазами и тем как вздрагивают его ресницы. Сейчас ничего этого не было, кроме мягко тающей улыбки.

– Не понимаю логики. Как одно зависит от другого? Брать что нравится? Нет, я дожидался разрешения. И если мы все ещё говорим об Эсветт, то мне ее полностью отдали. Я дождался разрешения. И меня очень разочаровало ее поведение. Печально было ее оставлять, но такое время, что не все своё можно забрать с собой. – Деос рассмеялся, и снова что-то внутри него выдало звук мурчание довольной кошки, – Если бы не обстоятельства, она тут одна бы лежать не осталась.

– Ее разрешения дождался? – усмехнулся Эдос.

Райм с резкой и теплой улыбкой обернулся к нему и снова посмотрел на Деоса.

– Зачем же, она хорошая девочка. За неё говорит воспитание и родители. Она не была предлагающей себя шлюхой. – улыбка Деоса стала снисходительной от узости понимания мира собеседниками.

– То есть, она для тебя не живая? – бархатно спросил Райм, – послушание важнее ее желаний? 

– Не понимаю первого вопроса. И важнее не желание и даже не послушание, а ее реакция. Звук рождённый ее телом, то что можно создать и что я создал из маленького несовершенства.

– А что со звуками рожденными ее душой? – усмехнулся Эдос, но одновременно с ним заинтересованно спросил Райм:

– А что ты создал? Из маленького несовершенства. 

– Разве ты не видел? Мое маленькое совершенство. Она была таким идеалом лёжа здесь… – Деос не смог сдержать довольной улыбки разрушающей образ милой светской беседы, проступили, даже сквозь изуродованную мешанину лица, узнаваемые маниакальные черты охотника коллекционирующего редкие виды и наконец-то заполучившего точные сведения где найти очередное животное, – пока вы все не испортили.

На последних словах светский добропорядочный кандзировец вернулся.

– Мне пока нравится все, что он говорит, – ухмыльнулся Райм, плотоядно осмотрел лицо Деоса. – То есть ты так видишь красоту? Когда она неспособна проявляться? Только лежать и булькать?

– Не понимаю ваших страданий. Разве вы не за любовь? А она любима, – в улыбке проступила усмешка, – в любом виде. Даже, как ты выразился – булькая. Не это ли главное?

Райм трескуче рассмеялся.

– Нет, щенок, главное, чтобы твоя любовь делала этот объект любви счастливым. А когда ты лезешь к кому-то, кому от твоей любви некрасиво, это жалко. Это не любовь, это попрошайничество. Ты требуешь красоты и совершенства от кого-то, кому не даешь это взамен. 

– Это не она тебя разочаровала, мальчик, – усмехнулся Эдос, – это ты ее разочаровал. 

– Меня не разочаруй, – ухмыльнулся Райм резко выпрямляясь и ставя ногу на гениталии Деоса, обернулся к своим, – ну что, мне подходит, забираем его отсюда.
Прочитать можно здесь: https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru?id=14&rc=2

Leave a Reply