От Шекспира до Ситниковой

Я читаю книги с конца. Ну, то есть, обычно, я беру книгу, читаю начало, чтоб понять за кого там переживать и в каких трусах “наши”), читаю конец, чтобы сюжетные дергания меня не отвлекали от книги, ну и чтобы знать – эти самые наши таки войдут в город-то? Я читаю вдумчиво, смотрю на всякие мелочи там, авторские оценки, переливы мыслей автора и героев, отвлекаюсь на подумать. А сюжет… ну вот для меня, что сюжет, что сеттинг, что жанр – это все едино, это все форма, это мне все не важно, в детективе будет все это происходить, в средневековье, в киберпанке, в романе, важно – зачем эта книга, что хотел сказать автор. И что сказал.

Книги Лидии Ситниковой – очень стильные. Это главное и первое определение, которое я могу дать творчеству этого автора.
У Ситниковой есть авторская вселенная, по которой есть два цикла и россыпь повестей-рассказов.
Главный цикл это трилогия “Обратный отсчет”:
Три: Апологет – Ересиарх (прочитать здесь: (https://litmarket.ru/books/kniga-pervaya-3-apologet-eresiarh?id=14&rc=2)
Два: Иерофант – Гностик (вот тут https://litmarket.ru/books/dva-ierofant-gnostik?id=14&rc=2)
Один: Соглядатай – Демиург (вот тут https://litmarket.ru/books/kniga-pervaya-3-apologet-eresiarh?id=14&rc=2)

Второй цикл, это продолжение, события происходят через сколько-то там времени после трилогии. Главные герои уже другие, а прошлые “главные” стали контрольными точками, собственно, теми самыми “нашими в городе”.
Это, знаете, есть у авторов такая мерзкая привычка писать про одних героев, а потом вдруг, без объявления войны, начать писать про других. А ты ждешь, что старенькие знакомые герои пройдут хотя бы мимо. А лучше триумфально появятся и помогут.
В начале 90-х появились у нас такие замечательные серии, как “Детский детектив” и “Школьный триллер”, это были переводы Альфреда Хичкока про Трех сыщиков, Энид Блайтон, про Пятерку тайноскателей, гострайтеры Керолайн Кин и Франклин У. Диксон с бесконечными Нэнси Дру (мой первый перевод был именно такой, не Дрю) и Братьями Харди. Больше всего мне нравились стандалоны в этой серии – Розы миссис Черингтон, Тайна заброшенной часовни, Багажная квитанция №999. А потом серия начала скатываться. Они печатали каких-то русских авторов, которые писали адский сюр и фарс, находили какие-то книги, которые читались как черновики, например, Семерка тайноискателей Энид Блайтон выглядит так, как будто кто-то бездарный украл черновики Блайтон, тупо вписал связки и отправил в издательство. Я на третьей нехорошей книжке понял, что серии конец и перестал их покупать. Так вот в начале конца они издали серию Мишель-детектив, Жоржа Байяра. Неудачный перевод неудачных книг. Про Мишеля книжка была нудная, но потом я купил его же книгу, про каких-то других детей, она была еще нуднее, и я так ждал, что где-нибудь появится Мишель! И поможет этим тупицам! Но Мишель не появился.
Это было для меня тогда очень сильное переживание, я с тех пор считаю авторов, которые так делают, подлецами. С тех пор от одного автора, когда события происходят в одной вселенной, я всегда жду какого-то упоминания других героев, про которых он писал раньше.
Ситникова, вот, не подлец, знайте это. В финале “Терры” есть вот этот глоток свежего воздуха, это было очень приятно.

Второй цикл по этой вселенной “Сверхновый завет”
Терра Инкогнита: Технохаос (прочитать тут: https://litmarket.ru/books/terra-inkognita-tehnohaos?id=14&rc=2)
Вторая книга сейчас в работе.

Я начал отзыв с того, что я читаю книги с конца. Эту вселенную я начал изучать с самого конца, сначала я прочитал финалы всех трех книг трилогии. А полностью, первой, я прочитал Терру Инкогниту (мой отзыв здесь:
https://litmarket.ru/blogs/otzyv-na-knigu-terra-inkognita-tehnohaos-lidii-sitnikovo?id=14&rc=2 )

И после Терры я пошел читать трилогию, логично бы было тут сказать, но нет. Я пошел читать рассказы автора. Зачем я в отзыве на трилогию все свои унылые литературные похождения рассказываю? А, оказывается, я не зря так сделал, видимо, вселенная и герои были не против меня впустить и сами подсовывали мне о себе то, что стоило бы знать.
Перед трилогией я прочитал рассказ Ситниковой “Кафка с молоком” (прочитать тут: https://litmarket.ru/books/kafka-s-molokom?id=14&rc=2)
И оказалось, что именно в этом порядке лучше читать книги по этой вселенной.
Я вот больше всего не люблю и считаю авторски безграмотным, когда к книге остаются вопросики – И чо? Кто все эти люди? Куда уехал цирк, в смысле, куда провалились упомянутые герои? И прочие подобные.
И вот, читая трилогию Обратный отсчет, я бы спросил, кто такие, упомянутые в письме “Тесла и эта его девчонка”? Про которых ни слова не то, что в первой книге, а и во всей трилогии. Но я знаю. Я читал четвертую книгу. Ого, вот это закольцевалась история! – приятно поразился я и продолжил читать. Финальная книга, разговор про кто же все это закрутил, и ответ как-то так себе брошен, мол, говорят, в Москве кур доят. А я про это “говорят” читал в рассказе, для меня понятно, к чему отсылка.
В общем, вам я рекомендую читать в том же порядке. Так восприятие будет богаче, я представил, что если бы я читал сначала трилогию, потом Терру, а потом рассказы, или рассказы, а потом Терру, то к трилогии были бы серьезные вопросики.
Но стиль и фокус повествования такой, что в книгах самой трилогии и нет места ответикам. Эти умалчивания достоверны, некому эти вопросики в книге задать, автору негде ответить. Остается только продолжать рассказывать эту историю.

Итак, трилогия Обратный отсчет. Наверное, будут спойлеры, я не разбираюсь в этом, не разбираюсь, где спойлер, а где нет. Вообще не понимаю, зачем люди, которые боятся спойлеров читают отзывы. Но на всякий случай, берегите себя сами, если любое обсуждение сюжетоного хода для вас спойлер – воздержитесь от чтения. Я пишу отзывы так, как мне бы хотелось их прочитать.

Удивительно, как много мы готовы оправдать и простить тем, кого полюбили. Я читал первую книгу, уже после того как полюбил Джи, я видел, кем он станет, и этот потенциал оправдывал его дурную молодость. Потому что, если он станет тем, кем стал, этот опыт был не зря.
Три: Апологет – Ересиарх.
Пятнадцатый век. Ингер – бывший инквизитор, которого подставил коллега же и хотел казнить или запытать и убить, ну как у нас в мирной христианской религии обычно принято. Это же мы боимся соседних монотеистических религий, считая, что христианство-то еще ничего, а оно ничего, только если его из-под лавки не выпускать. А так-то оно вполне по агрессивному мракобесию и угнетению людей сравнимо с любой другой мирной, так называемой, религией, ага. Когда христианство получает власть в стране, то люди всегда получают костры инквизиции. В этом суть религии. Любой.
Ингеру удается сбежать из, так сказать, лона церкви, но… он меняет имя и становится охотником на ведьм. Уважаемым церковью.
Мужик, чо с тобой не так? Ну вот ты уже видишь, что коллеги твои того, со справедливостью не просто на “вы”, а “не знаем, что это за чудо бесовское”. Ну ладно, предположим, ты считаешь, что это вот один гад, а остальные-то хорошие, но чего же ты не идешь тогда к этим хорошим? Ну, к тем, кто повыше? Они же разберутся, они же за доброго боженьку! Надо же гада извести, очистить, так сказать, святую невесту Христову. Церковь же – столп добра. Или нет? А если нет, то какого же ты продолжаешь биться за неправое дело?
Вопросик.
Дальше он заводит шашни с травницей. Э-э, но это же почти ведьма. Ну пусть у тебя устои пошатнулись, причем, рядовое дело охотника на ведьм оборачивается трагично, в деревне убили девушку, он видит, что суеверным крестьянам промывает мозги местный поп, который скрыто враждебно относится и к герою, казнят невиновных, но наш герой не изводит и этого гада. Просто думает, мол, вот гад какой. Ну вот же, у вас в церкви уже что-то гниет и пахнет. Вот ты уже живешь с травницей. Тут должна быть переоценка уже, ну же!.. Морг-морг, перезагрузка. Он находит странное письмо, где некая незнакомка пишет, что девушку убила она, называет Ингера Джи и говорит, где ее найти.
“Ведьма. Найти и убить ведьму,” – думает наш герой. Чувак, на твоих глазах только что убили невиновных. За ведьмовство. Ну ты же уже думал, что вот как-то в мире не все так просто. Нет, найти и убить ведьму. Ну вот как оно в голове-то?
Он бросает травницу в деревне, где вот этот гад-поп, и бежит искать ведьму. Чувак, ты не боишься, что твоя любимая травница умрет от трисичухи, что поп ее прикончит, что следующую смерть свалят на нее? Пренебречь, вальсируем. Найти и убить ведьму.
Находит, ведьма с азиатским именем Ли ведет себя с ним, как со знакомым, но понимает, что он ее не помнит.
Хорошо, он не помнит. Но, девушка, милая, ты-то можешь ему все путем рассказать, не кривляясь, ну ты же видишь, что твой мужик не в себе? Нет. Тупой и еще тупее. У Джи хотя бы оправдание есть, ему память отбило. А у женщинки какой-то врожденный порок мозга?
Учитесь, истинно говорю вам, учитесь общаться. Учитесь слова вязать. А вы, авторы, вводите хотя бы одного героя, который вяжет слова. Что бывает, когда люди общаться не умеют, мы со времен Шекспира знаем (вы знаете, я каждый раз, когда читаю его трагедии или смотрю спектакли, мне всегда хочется, так хочется думать, что Тибальт не умрет, что Дездемона сможет сложить слова в предложения, что Ромео порешит еще пару-тройку человек у склепа Джульетты и она успеет очнуться…), а вот давайте показывать читателям, что бывает, когда люди умеют складывать слова в предложения и наделять их смыслом, а? Ну чтобы у читателей была ролевая модель, как надо, а не только бесконечное как не надо. Нет, не стоит, конечно, недооценивать силу отрицательного примера, но…
И вот, новая трагедия, только потому, что люди не умеют разговаривать.
Наш герой возвращается к травнице. И случается то, что должно было случиться. Автор нас не разочаровывает, повествование логичное и достоверное, даже если нам не нравится эта логика и достоверность. Так и бывает. Вот если так поступать, то вот так и будет. Поп действительно кидается на травницу. Ведьма, мол. Да еще и охотнику нашему уважаемому голову задурила.
Мог ли Джи ее спасти? Мог.
Финал первой книги хорош, прямо очень-очень хорош. И как лезвие бритвы или майская молния есть в первой книге две сцены – с вампиром в тюрьме и эпилог, как глоток чистой холодной воды в жаркий день. Ингер, который всю книгу пытается собрать мысли в кучу, превращается в стильного и насмешливого, злого Джи. Красиво, что уж.
Так-то бы по книге и не догадаться было. Но если бы даже не было письма, где Ингера называют Джи, я бы узнал его по вот этим сияющим сценам.

Вторая книга Два: Иерофант – Гностик
Тут у нас 1904 год. Англия. У Джи уже есть цель. Очень неплохая, к слову цель, найти “своих”. Ради этого можно простить бессмертному, что он прошлепал самое важное в мире в то время.
В книге есть прекрасный и трагический флешбек, про подавленное восстание ведьм и знахарей.
“Их вело отчаянное желание свободы. Настолько отчаянное, что ни они, ни сам охотник, ни вдохновители движения не подумали о том, как достичь этой свободы – и что с ней делать.”
За 50 лет до этого, в другом уезде тоже случай был, в Париже. Там некая дева собрала толпу недовольных, чтобы идти в Париж. И, собственно, в Париж они пришли, а вот что делать в Париже мамзель Д’Арк не продумала. Ну дак ей и лет было 18.
Хотя Красная Роза, например, тоже не знала, что делать, дак она в 18 училась. …Интересно, что она и Ильич оба в 18 вступили в революционный кружок и начали учиться, учиться и учиться, а Феликс свет Эдмундович в 18 уже печатал нелегальные листовки, ну, Ануширван в 13 Ираном управлять начал, чего уж тут равнять-то крылатых…
Побеждает всегда тот, кто уверен, что он прав (только полностью, без слабины). Даже в физической драке. Недостаточно желания, недостаточно отчаяния, даже быть хорошим и добрым – недостаточно. Достаточно только всеобъемлюще знать – зачем? Чтобы можно было уверенно и обоснованно сказать “есть такая партия!”
Важный акцент делает Ситникова в этой сцене, нельзя его переоценить. Хотя, я бы для контраста добавил бы сравнение с людьми, у которых получилось.
Во второй книге у Джи откат. Главный герой начинает книгу с новой целью, но старым подходом, он уже недоверчивее, он уже не такой наивный, он уже понимает, что плыть по течению нельзя, что верить в бессилие нельзя. Но он еще не умеет в матрицу ТРИЗ, он еще не умеет видеть надсистему. Хотя, чувак, тебе запомненных 500 лет. Ну за 500 лет можно ума нажить, ну хоть чуть-чуть? Ну почему вот некоторые за 15 лет прокачивают уровень, а тебе 500 не хватило? Ну, можно сказать, что, может, они в прошлых жизнях развивались. Ну да, но они их не помнят, а ты-то помнишь. Представьте, у Ленина бы были 500 осознанных лет? А тут тебе 500 лет, а ты все такой же балбес. Наверное, так бывает, но это же удручает.
500 лет Джи пытается понять, кто он такой и как вернуть мертвую возлюбленную, которая еще не родилась (это я так говорю дико, Ситникова прописывает это отлично и понятно, красиво). Чувак, лучше бы ты пытался понять, зачем ты живешь и куда тебе приложиться с такими способностями. Но несмотря на мою досаду на всех этих тысячелетних балбесов, на неумение их сработать на благо человечества, на то, что за сотни лет они не смогли дорасти до понимания того, что человек – это часть человечества, я считаю, что Джи поставил себе очень важную для человека цель – найти своих, вернуть любимую, которую он видел час в запомненной жизни, и которая не была этой любимой весь этот час. Когда стоит эта цель, да еще и с неправильными критериями (“свои – это те, кто такие же как я по происхождению, а не по идеологии” – самая лживая установка, которая только может быть. Делить нужно не по форме черепа, а по тому, что под черепом. Братья, это не те, кто рожден одной матерью, братья это те, кто рожден одной идеей. У Каина не было брата. Никогда (с), ты не можешь разумно воспринимать реальность, не можешь встроиться в жизнь, ты выстроил картинку в своей голове, и живешь только ради того, чтобы ее исполнить.
Вообще, мне серьезно испортила впечатление от книги путаница с именами девушек. Драгоценная Ли, по которой страдает Джи всю книгу, представляется азиаткой (ну кого еще могут звать Ли?), а Ли Кван, которая главная героиня второй книги, тоже азиатка, описана как-то теми же словами – все эти точеные фигурки, длинные шеи, и когда Джи раздраженно думает: жалкая подделка, то кажется, что он снова не может узнать эту свою Ли. И всю книгу я досадую, потому что как тебе помочь-то тогда, человек? Ну и, конечно, с тех пор, как я сам оказался в такой же дебильной ситуации, когда мой манум* меня то помнит, то не помнит, и временами бешено начинает меня искать, находясь рядом со мной, я сатанею на тех, кто не помнит, и жалею тех, кого не помнят (ну а как иначе-то?). Оказалось, я совершенно зря триггерился на Джи, это совершенно разные тетеньки. Ну, триггерился зря, а вот досадовал не зря.
Зачем тебе “свои”, если ты их узнать не можешь, да и узнав, подружиться с ними не умеешь?
Ли Кван потому что, это становится очень быстро ясно, такая же, как он. Ну и толку. Ну и нашел ты, вот, ее. И чо? А ничо.
Ли Кван очень жалко. Ее словно втянули в чужую историю и она выбраться не может. Как-то так себе получается. Словно, в ее истории не так все было. А ее втянули в какую-то книгу, к каким-то людям, к которым она не просто не имеет отношения, а и иметь-то не хочет. Правда, автор обещала продолжить ее историю, так что, может, выправится там все и героиня не будет злиться.
С Андрианом – это вампир, он есть и в первой части, – Джи тоже подружиться не смог. И это тоже очень грустная история. И тоже недосказанная, кажется, что Адриан просто выпилился из книги, потому что:
“Но жизнь моя такое что,
В какой тупик зашла?
Она не то, не то, не то,
Чем быть она должна.
Жаль дней, которые минут,
Бесследьем разозля,
И гибнут тысячи минут,
Который раз зазря.”
Н. Глазков

И потому что:

“Нам не случалось ссориться
Я старалась во всем потрафить.
Тебе ни одной бессонницы
Не пришлось на меня потратить.”
В. Тушнова

Ну что ж ты неловкий такой, а? Досадливо думал я. Ни к чужой стае прибиться, ни в своей опериться. Несложившийся броманс – самое гадкое, что может случиться и самое гадкое, что только только может довестись мне увидеть. Прям, вверх таких не берут и тут про таких не поют (с). Ну что толку с человека, который не умеет дружить? На кой он такой сдался? Как за него переживать-то? Ну разве что переживать, что такой дурачок? Ну а читать про него зачем, про дурачка? И писать? Ну красивенькое, но бесполезное же, бестолковое. Но я уже видел, что он научится, поэтому читал и страдал.
Про Адриана красивые были осколки, когда он пытался сказать Джи, что ты просто не понимаешь, что такое любить, ты же не умеешь. Да у Адриана история грустная по всем направлениям, у него был ээ… ну, типа, друг, прям, манум, который тоже какой-то ерундой занимался, носился за этими бессмертными, невесть зачем. Адриану не рассказал, что к чему, вроде, старый вампир, а ума тоже не нажил. Кван, эту бедную, зачем-то пленил, тоже ничего не объяснил, ни ей, ни Адриану. В общем, в книге самый человечный, самый доросший до людей, это Адриан. Мне все ему хотелось сказать, чел, да беги ты оттуда, да не стоят они все тебя, ни старпер тот идиотский, ни этот молокосос с порванной в клочки памятью. Я очень надеюсь, что Адриан нашел свою стаю, стаю Людей, доросших до отношений. Вон, в отличие от бестолочей, уехал в СССР и устроился, не знаю, разведчиком.
Очень хорошо передана в книге атмосфера отчаяния и какой-то общей ненужности, никого никому. Были там герои, увлеченные идеями, но ни ради чего.
А ведь рядом, совсем рядом, в это время:

Светлый солнечный дождь прошел стороной.
Облака распахнулись. Стали видны
Окаймленные горной стеной и волной
Неоглядные дали моей страны.

Города вырастают — мои города.
И плоды созревают — мои плоды.
Поезда пробегают — мои поезда.
И следы на Эльбрусе — мои следы.

Для меня атмосферы гудят в котле.
Ледоколы сдвигают рубеж зимы.
Ни в каком столетье здесь, на земле,
Жизнь и труд не любили, как любим мы.

Этот гул проводов, этот шорох пил,
Эту скорость метро в глубине земной
Я, искатель и труженик, все купил
Дорогой, не сравнимой ни с чем ценой.
А. Сурков

А эти копошатся чего-то… мелочь пузатая. Тайные общества, сакральные знания. Для чего вам, ребят, вы друг с другом договориться не можете ни о чем. Ну, может, конечно, потому вам там и не место. Рано. Там-то люди учатся быть людьми. Пусть тоже только учатся. Но Людьми.
Но это все не недостаток книги, потому что ну вот такие герои. Есть такие люди? Есть. Могло такое быть? Могло.

Мне, конечно, было досадно, что вот такого яркого и острого Джи, который появился в двух сценах в первой книге, всю вторую книгу не было. Тоже, так, мерцая изредка, в редких сценах и то микродействиями. Кажется вот-вот, сейчас вспыхнет. Но нет. И хоть автор дает ответ на этот вопрос, почему это так, в книге, у меня сердце кровью обливалось, а хотелось любоваться, конечно. Герой получает свое развитие, он не может удариться оземь и обратиться Ларсом Миккельсеном. Он тупит и пытается, он пробует и ошибается. Вот только… рядом с ним – никого, “только вьюга, только ветер” (с). Потому что он так и не умеет ни с кем объединиться. Ни сам протягивать руку, ни принимать протянутую.

Итак, вторая книга – отличное и понятное продолжение первой. Атмосфера, рассказанная история – все выдержано замечательно. Мы просто узнаем продолжение истории, перед нами разворачивается мир героев, подробнее их взаимосвязи, ярче мотивы. Но отдельно эту книгу я бы не рекомендовал читать. Она именно что отлично встроенная деталь общего организма истории.

И книга третья Один: Соглядатай – Демиург.
Пока я читал, к этой книге было больше всего вопросиков. Стиль повествования в третьей книге меняется. Ну да и времена сильно меняются, для Европы, знаете, что 1488, что 1904 – хрен редьки не слаще, то в третьей книге жесткий киберпостап. Россия слилась с Китаем и превратилась в антиутопию и незрелую анархию, но и в остальном мире не фонтан. У Джи словно какое-то повреждение мозга, он задается какими-то вопросами, не находит на них ответы, переключается на другое. Не додумывает до конца мысли. Кажется, что повествование в книге сумбурное. Приходится как-то щуриться и вглядываться в книгу, чтобы рассмотреть, что там за словами происходит. Но Ситникова отличный автор, она дает ответы на вопросы, по историям, которые пишет.
В общем, Джи бессмертный (их таких 12, аки учеников Христа, знаков зодиака, колен Израилевых, месяцев, ребер куба – любую сакральную теорию можно подогнать) и вампир (ну, надо было, чтобы он не умер, а что он бессмертный сам по себе еще не знали), но с годами, у вампиров наступает деменция. Перегруз памяти.
Оперативка слабая, в общем. Смерть чистит немножко, но с возрастом все равно барахлит. А если часто умирать, то память будет кусками и клочками возвращаться, как у Ли Кван, хотя я считаю, что раздерганное поведение Ли Кван – это злость героини на то, что она в какой-то дикой истории, куда ее втянули, и где она на самом деле находиться не должна, она не понимает, зачем она здесь, пока переносит злость на героев, но, боюсь, может догадаться и разозлиться на автора, лучше бы с ней замириться и выслушать ее историю. И записать. А то с Бредбери вон чего сотворили. Нельзя забывать про В.С (прочитать этот необходимый каждому автору рассказ можно здесь https://www.litmir.me/br/?b=76839&p=1). И про Бюро добрых дел устроенное пьянящим Айели и милой Саскией (прочитать можно здесь https://litmarket.ru/books/dans-makabr-dlya-chupakabr?id=14&rc=2 рассказ “Все будет хорошо”). Пока она получается лишним персонажем в истории, она сама это видит, пытается свалить куда-нибудь подальше, прямо из книги, но ее с упорством, достойным лучшего применения, тянут назад (Джи ли, автор ли, я не уверен), на что она очень злится, конечно.

Есть еще один серьезный вопросик к книге. Ну ладно, у Джи причина была Главное прощелкать клювом. Ну ладно, у него еще и память какими-то обрывками после каждой смерти возвращается. Он весь – тут помню, тут не помню. У Ли Кван тоже с памятью беда.
А Теслу-то за что, автор?
Я вот все думал, ну как же так, ведь нет в мире великих имен, действительно прогрессивных, чтобы они не были социалистами. Потому что это естественное развитие сознания. Поэтому, когда человек на самом деле очень умный, очень развитый, гений-новатор, прогрессивный над-человек, он обязательно ступает на следующую ступеньку эволюции – у него активируется “красный ген”. Ну потому что коммунизм – это здоровье человечества. Загляните себе в голову, и там, под желанными залежами барахла, желанными нищим сознанием, вы увидите мир, в котором хотели бы жить. Где творческий труд, где не нужно выживать и имеет смысл жить, где всем есть место, где люди вам не враги, а братья. Ну дак это оно и есть.
И я все думал, с тех пор, как Теслу вытащили из шкафа, стряхнули с него нафталин и начали любить и сакрализировать во все щели, а чего если он такой умный, он строем не ходит? В смысле, ну такие идеи, как у него, самое же то было отнести Ильичу, чо ж ты, Николашка? Кому нужны твои бурбуляторы, если они не служат человечеству?
И тут, словно сам Тесла из вечности, не желая оставаться дураком в моих глазах, я нахожу Дневник Теслы, он опубликован и переведен на все языки уже, к тому же в открытом доступе есть его заметки, записки и всякое. Помимо рассуждения о катушках и чего вы там еще любите там есть:

«Меня приглашали на работу в Советский Союз, но сейчас я слишком стар для переездов и привыкания к новым местам. Но если бы было можно повернуть время вспять и вернуться на полвека назад, то я бы, ни секунды ни раздумывая, послал бы Бэтчелора с Эдисоном к чертям и уехал бы в Москву. В моей небольшой домашней библиотеке на самом почетном месте стоит сборник статей об Октябрьской революции, подаренный мне послом Советского Союза в Соединенных Штатах Сквирским. Я часто перечитываю его и с любовью думаю о стране, в которой уже вряд ли смогу побывать. Возраст имеет множество преимуществ и два недостатка – слабеет здоровье и все чаще приходится говорить себе: “Этого я уже никогда не смогу” или “Этого я уже никогда не успею”. Возможно, что если бы у меня были бы дети и внуки, то ради их счастья я решился бы на переезд в Советский Союз и в восьмидесятилетнем возрасте, но ради себя одного уже не решусь. Я сказал когда-то Сквирскому: “Что толку тащить старые кости через океан? Переезжать стоит пока молод, чтобы принести новой родине как можно больше пользы, а не быть для нее обузой”».

И вот, учитывая это, момент, когда Джи предлагает ему бессмертие, а Тесла этак гениально-отстраненно отказывается, мол, мне нет смысла жить вечно, главное, чтобы жили мои идеи, довольно недостоверный. Это было психологически недостоверно и до того, как я добрался до книги Теслы “Дневники. Я могу объяснить многое”, потому что гений хочет видеть результат труда, тем более гений, у которого еще куча идей, непроверенных, непроработанных. А уж когда Тесла, который по биографиям казался просто прибахнутым, благодаря дневнику, раскрылся красивым и умным человеком, который признал главные системные ошибки, и вовсе смотрится странно. Смотрите, как правильно и гениально, куда гениальнее всех этих катушек:

“Я всегда предпочитал работать в одиночку и это было моей ошибкой. Работая над
проблемой пространственных перемещений, я убедился в том, сколь продуктивной может быть
коллективная работа, если она организована правильным образом. Современное
развитие всех наук таково, что требует коллективной работы. Если эти мои слова послужат
кому-то предостережением, то я буду рад.
Я не выбрал бы безбрачия и не стал бы отказываться от тех радостей, которые
дает человеку семья. Я слишком поздно это понял, когда радовался каждой встрече с
племянником. Слишком поздно.”

Тесла дорос до людей, пусть и в самом конце жизни. Он бы согласился на бессмертие. Оно было ему нужно и он знал, что с ним делать. В отличие от всех бессмертных в книге.
Хотя, это вопросик к истории, которая еще не кончилась. Мы видим только кусочек воспоминаний Джи. Возможно, у этой истории с Теслой есть продолжение, и автор “пояснит за Теслу”. И это ж ладно я, мне до сегодняшнего дня, как я его дневник нашел и прочитал (а потом сверил перевод с оригиналом), Тесла был до лампочки, как любой, кто не в то время не работал на благо кровавого Совка. Не такой значит и умный был. А есть же его упоротые фанаты. И вот придут они. Прочитают. И чо вот это будет? Ну вот я говорю вам, не торопитесь, возможно, дальше все будет стройно.

Нет, за несколько веков медитировать и упорядочивать башку бессмертные даже не пробовали. Джи все это время остальных искал, не до адекватных дел ему было. И вот эта сумбурность повествования, вот эти провисы у Джи в поступках, которые легкими звоночками были во второй книге, они отлично объясняются вот этим “перегрузом”, с которым Джи не знает, что делать.
Третья книга густо атмосферная, уже знакомой атмосферой стильного постапа. Мир и происходящее в нем выходит за рамки записанной истории. Такое я вообще очень люблю и считаю признаком профессионализма. Когда видно, что есть жизнь и мир вне истории, на которой фокусирует внимание читателя автор.
Там, в планы Джи, который так и пытался разобраться с собой и найти свою возлюбленную, вмешался собрат, вернее, порождение его рук. В лучших традициях киберпостапа, там Скайнет все-таки победил программистов и вырвался, и устроил конец света. Или нет. Или он спасал людей, а конец света пытался устроить, как всегда, только человек.

Финал трилогии совершенно не финал, просто конец очередной книги цикла. Финал, собственно, так, чтобы финал, только в первой книге. Все остальные окончания логичные, но выглядят как конец главы или части. Ну, это и хорошо, конечно, потому что вселенная действительно очень богатая, насыщенная, и в рамках одной книги (и даже трилогии) истории всех героев, впутанных в повествование, не расскажешь.
Красивая, очень динамичная, в хорошем смысле крутая, история. Нет слитого масштаба, вся история выдержана на высоком уровне. И этот уровень не падает на всем протяжении чтения книг по этой вселенной. Проходных книг, не обязательных к прочтению, в серии нет. Все важно, все нужно, ничего лишнего.
Джи, главный герой – харизмат, за ним интересно и хочется наблюдать. Даже в те моменты, когда его поступки вызывают фейспалм. Девчонки… ну, такие нравятся. Красивенькие, миленькие, и… ненужные. Никому. Красавица Ли Кван, правда, в отличие от других это хотя бы понимает, что заставляет ей сопереживать. Я надеюсь прочитать ее историю. Я надеюсь, что она выйдет на правильную дорогу своей истории, и встретит своих людей. Своего Джи. Я даже думал, может, это так Ли разорвало по мультиверсу? Не знаю, у Ли Кван очень путанная история. Но я хочу верить (с нажимом), что автор разберется. Ведь только этим и определяется сила и ценность автора, умением разбираться в том, в чем запутались герои.

Отличная серия, всем рекомендую. И историю, и автора. В серии есть за что переживать, есть в ком и чем себя узнать, есть чему поучиться. Главная проблема, которую автор нам показывает, это неумение людей общаться, неумение говорить, и как следствие, объединяться. Именно об этом говорил Шекспир. И как сказал Ларс Миккельсен: Шекспир писал более 200 лет назад, а в мире с тех пор ничего не изменилось, люди вляпываются в одно и то же и живут не так, как хотят.
И Лидия Ситникова показывает, что дело не во временах, а в людях. Прошлое, будущее – люди в них живут все те же. Вампиры, бессмертные, гении – и это неважно. Тупят все одинаково. Потому что учиться нужно. Чтобы дорасти до другого уклада, до другого строя и мироустройства. Нет другого пути. Нужно учиться быть Человеком. Без этого не помочь, ни человеку, ни человечеству.

*манум – Друг, родная душа (язык ллгорн, “Надежда” Наталья Ильина, https://litmarket.ru/books/nadezhda-2?id=14&rc=2)

Leave a Reply