Отзыв на повесть Яны Иконниковой «И горше боли будет радость»

on

Про автора я слышал хорошее от двух авторов, которым я доверяю. Поэтому я тоже поперся читать, конечно, — было бы логично сказать, но нет. Потому что все авторы, которые общаются, обычно хвалят друг друга. А чего с хорошим человеком не пообщаться, верно? Это же не значит, что он хороший автор.
Но мы с автором были вместе в мафиозной структуре под названием Йольник, это как якудза, только круче, и мне понравилось чувство юмора автора. Человек с таким чувством юмора не может писать плохо, решил я и вот тогда пошел читать.
Как обычно я это делаю, я сначала прочитал несколько рассказов, одобрил легкость слога и умение автора вязать слова и тогда уже взялся за повести.
Мне название, конечно, очень понравилось. Я люблю названия фразами. Я сразу себе по такому названию книгу в башке пишу и радуюсь. Неважно, что книга бывает про другое, главное, чтобы она была не хуже.
Вот знаете, вот это моего любимого Гарольда Робинса — И я не осуждаю тебя…
Или любимого и странного Анатолия Димарова — И будут люди.
За ночью темной день вставал (Дмитрий Гразкин), Возгорится пламя (Коптелов Афанасий), С солнцем в крови (Михаил Лохвицкий), Феликс — значит счастливый (Юрий Корольков), И услышал голос, В пучину вод бросая мысль, Что-нибудь светлое (Павел Амнуэль), ну, я вот такие люблю названия.
У некоторых (неперечисленных здесь, потому что вверх таких не берут и тут про таких не поют) авторов, бывает, названия сильнее книг, но чаще, все-таки, если годное говорящее название, то и книга годная. Я только одну парочку давнопишущих авторов знаю, у которых крутые названия и унылые книги.

«И горше боли будет радость» название парадоксальное. Радость будет более горькой, чем боль.
Название взято из стихотворения в книге, вторая строка тоже несуразная — когда тебя не станет вновь.
Но именно такие рифмованные, но не точные строки ссылают нас в зловещий мир «Джейн на каминной полке» помните, самую загадочную главу в Мери Поппинс, когда Джейн попадает в фарфоровый мир? Все эти зловещие детские считалочки (Никогда не спите, дети), песенки барышень, вампирских, оборотневых, мертвых («юным леди надо знать, чужакам не доверять», «через трудности и опасности я шла к городу гоблинов»), завораживающий ритм которых сразу рисует нам интуитивно понятную страшную романтическую сказку.

А про что же книга?
Сюжет городской и бытовой (я неоднократно говорил, что не стоит недооценивать важность бытового нарратива). Девушка-дизайнер — Леська, — получает в наследство бабкину квартиру. А у нее и своя есть. А есть вся эта недвижимость, потому что она всех пережила — мать, сестру, бабку. И все у нее хорошо, секс без обязательств с приятным мужчиной-врачом, поток клиентов, живи да радуйся, что она, собственно, и делала. Да еще и наследство в виде квартиры, полной антиквариата.
А сестра ее была этакой томной фифой и покончила с собой. Экзальтировано, не хотела выпиливаться, но помочь ей не успели. Автор делает на этом акцент и это правильно. Нужно напоминать трагическим снежинкам, что ставить ультиматумы в нашем мире в смысле «делайте мне хорошо, а то я не играю» чревато. …Стоит бы еще раскрыть тему, когда после таких выступлений не умираешь, а остаешься калекой, а то ж эти духовно тонко-организованные личности считают, что они после смерти в мир чудесных пони попадут.
Итак, Леська приходит в наследную квартиру, там, среди прочего хлама, старинные часы, она пытается их завести, чтобы проверить работают они или нет, и проваливается во временной пролом. Буквально на несколько минут.
Рассказывает об этом своему любовнику, но тот скептически к этому относится. Ну да и с чего бы нет.
Но тут внезапно появляется парень ее покойной сестры, лопочет, что скучал (не говорит по кому только), говорит, что медиум. Ну, тут мы, конечно, напрягаемся сразу. Да еще мертвая сестра начинает сниться и говорить: я тут всегда жить буду. Ну и постоянно Леську как-то сравнивает с мертвой Анечкой, постоянно о ней напоминает. Леська хоть и считает парня поехавшим малость по сестре, но не гонит. К тому же, с кем, как не с ним ей поговорить о странных часах? Парень, к слову, действительно дает ей дельный совет, чего с этим делать.
Ну и, естественно, понятно, чего может задумать поехавший по мертвой медиум.
Дальше все как в хорошем семейном фильме.
Кстати, из повести бы можно было разработать отличный сериал. С Батыревым в роли врача Димы.

До прочтения книги я читал отзывы (я обожаю спойлеры), и по ним пытался понять — чо там, в книге-то? Иногда, кстати, у меня вполне получается вычислять про что книга, даже несмотря на распиаренную ерунду «только без спойлеров!» и очень боялся, что я встану на сторону этой неудачливой парочки «злодеев», которые хотят преодолеть смерть. Но нет, автор, прям, строго как я люблю показал в каких трусах играют «наши». Очень достоверно показаны характеры, и злодеев не жалко. Они обоснованы, да. Но это не те люди, за которых я бы мог переживать. Да и не люди еще. Так что за Леську с Димой радуешься безоговорочно искренне. Между «злодеями» не было любви, которая сильнее смерти. И никакой созависимости там нет (вы бы знали, как я бомблюсь на ненуженок, которые про умеющих любить и дружить говорят созависимые… хм, а чего вы бы знали? Мяукните как-нибудь рядом со мной и не пропустите, и узнаете). Просто те, кому рано еще быть людьми, докопались до нормальной здоровой пары. Ну, как паразиты.

Я такие книги люблю. Бытово-светлые, такие, ну, про жизнь. Ну и подпишусь под претензией других читателей, которые говорили, что повесть короткая, хотелось бы больше, хотелось бы какой-то большой роман по теме. А это повесть. Не знаю, недоумевает ли автор, слыша эту претензию, мол, да что такое-то? Ну повесть, идея прописана, история рассказана, чего тут на роман тянуть? А я скажу, почему эта претензия есть. Эта повесть написана как роман. Слог и структура повествования как у романа. Читаешь и забываешь что это повесть. Поэтому она кончается совершенно внезапно. Форма подачи не совпадает с идеей содержания. Читатели ошеломляются и сразу несут панамку своего ошеломления автору. Средства художественной выразительности выбраны неправильно — бесспорно! — но я не могу сказать, что это плохо. Потому что очень уж они замечательные! В том смысле, что было очень приятно читать. Может, если бы стиль повествования был как мы привыкли читать у повести, было бы скучнее. Мы бы знали, что нам многое не расскажут. А так, средств художественной выразительности хватило, чтобы «дописать» историю в голове. Это тоже редкий и красивый навык писателя, суметь заставить читателя домыслить в строгих рамках сюжета.

Итак, книга кончилась. Ответы получены, новые вопросы поставлены. В мире одной хорошей повестью больше. Вот только…
Мы все знаем, что планы злодеев никогда не исполнятся в нарративе. А если исполнятся, то на этой зловещей ноте нарратив заканчивается. Ну там прыг да скок, удрал хорек в Расколотых снах, Сидни Шелдона, бесконечная смена зеркального отражения и человека. А мне бы хотелось, чтобы когда-нибудь злодеям удалось то, что они задумали. И чтобы продолжалось. Чтобы показал автор, как они будут жить с этой «исполненной мечтой». Может, тогда злодеев станет меньше, может, тогда и они поймут, что как воде суждено мочить нас, а огню нас жечь, так и Боги азбучных истин придут, подъявши меч.

Повесть можно прочитать здесь: https://litmarket.ru/books/i-gorshe-boli-budet-radost?id=14&rc=2

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s