Я всегда воображал Рай чем-то наподобие библиотеки (с) Борхес

Буква Щ и Всероссийский день библиотек (День библиотекаря).
Задание: Щ – щастливое. Щ – щёлкать.

Библиотекарям

Книжные люди, друзья мои ближние,
Верные слуги и маршалы книжные.
Милые тихоголосые женщины,
В книгах – всеведущи, в жизни – застенчивы.
Душ человеческих добрые лекари,
Чувств и поступков библиотекари.
Кажетесь вы мне красивыми самыми,
Залы читален мне видятся храмами.
Кто мы без вас?
Заплутавшие в замети
Люди без завтра и люди без памяти
Лев Ошанин

У всех интеллектуальных людей особые отношения с книгами.
Ну, очень много людей сакрализируют книги, строят с ними какие-то живые отношения. Это миры, это эмоции (а мы эмоции всегда одушевляем и оживляем, сознание так устроено, что где эмоции – там жизнь. Отсутствие эмоций для нас смерть, именно поэтому мы считаем, что плохие эмоции лучше, чем никакие, и когда нет возможности пережить хорошие, берем плохие, мол, ладно, лишь бы не ноль), это что-то такое личное и большее. Божественное. Доказательство духовной составляющей бытия. Доказательство бога (с маленькой буквы, потому что я имею в виду бога как абстрактный класс предметов, а не того одного разжиревшей секты, которого мракобесное правительство сейчас требует писать с большой буквы. Я не имею отношения к их воображаемому другу, вверх таких не берут и тут про таких не поют – как говорили на моей Родине).

Но если есть что-то сакральное и духовное, вокруг этого обязательно-обязательно сформируется секта. Обязательно появятся адепты. Которые будут это дело хранить и оберегать. Хорошо? Да просто прекрасно! Но как любая секта, она обязательно выродится в тоталитарного монстра с синдромом вахтера с лозунгом “запрещать и не пущать”.
Библиотекарь – какая это светлая идея, какая это красивая и важная работа. Хранитель богатства человеческих знаний. А ведь настоящим человеком, коммунистом может стать только тот, кто обогатится всеми знаниями человечества.

Я сторонник идеи Прометея. Знания нельзя скрывать от людей. Готовы они, неготовы. Нельзя скрывать знания. Пусть обожгутся, пусть даже сгорят. Но пусть знают. Да, я за получение знаний системно. Но пусть те, кто считает себя самыми умными, разобьются от знаний, к которым неготовы. И придут за ними, раненные, учить их с начала и системно. Но нельзя их скрывать. Нет опаснее преступления, чем сидеть на знаниях, ограничивая к ним доступ.
Нет хорошей причины ограничивать знания. Даже если так кажется. Это всегда закончится плохо. Полное знание освобождает и защищает.

Но почему часто бывает, что адепты любого сакрального хотят себе привилегий. И тогда хранители знаний превращаются в их гробовщиков, они заменят искру божественнего ритуалами, обрядами, формулярами, всем, что сделает допуск к их богам неудобным и неприятным. Так они хотят оставить этих богов только себе, ревнуя к людям.
Они пытаются захватить эту искру знания, и зазывают людей потом, чтобы те играли исключительно на их условиях.
Так часто можно видеть, что библиотеки умирают, что они непопулярны, что они никому не нужны. Так адепты-вахтеры сделали их такими. Они, эти адепты, существуют же, чтобы рассказывать как ценно то, чего они адепты. Но как только ты прибегаешь к ним: Ребзя, я с вами! То, что вы хвалите, офигеть, какое крутое! Ваша работа – нужная, вы – огонь!
Ребзя обязательно снобистски сделают губы писей. Чтобы человек не думал себе тут. Они с этим, чему адептят, в гораздо близких отношениях, а ты так, целуй пыль у порога.
И получается, что эти адепты не жрецы, а прокладки. Не нужные. И ты вступаешь в отношения с предметом культа в личные отношения без них. А они шипят только тебе вслед. Но тебе уже все равно, потому что ты уже на ты с их богами.
А ведь могли бы дружить. Если бы не снобизм.

Я люблю библиотеки. Я бы хотел там работать даже. Я даже чуть не устроился как-то в 90е в библиотеку. Но меня в жрецы не взяли. Рылом не вышел (в объявлении написали, что образование необязательно, а когда я пришел, сказали, что обязательно, а у меня, конечно, по возрасту его быть не могло, я только учился). Ну и действительно, Джигурда в библиотеке, ну.

На первом курсе юрфака нам сказали, что нам нужна какая-то книга, взять ее можно в библиотеке, без нее сдать экзамен будет нельзя (врали. Преподы универов отдельная ублюдочная каста, кстати. Я бы сейчас не смог учиться в универе. Возникает иногда такая мысль, но я ее давлю. Потому что я же задушу их там всех, кровопийц), и весь поток кинулся в библиотеку. И там сказали, что первокурсников не записывают.

Так что истории у меня с библиотекой такие себе.

Но это если ты с “улицы”, конечно и хочешь к ним. А если ты уже на ты с богами… мне, обычно, приходится быть на ты с богами, меня никакие адепты не любят потому что.
Нашу школьную библиотеку я обожал. Сидел там в перерывы, в окна уроков и после уроков. Помогал библиотекарям, писал плакаты. Однажды вышел конфуз.
Я тогда пробовал разные почерки и был у меня период, когда я писал т латинскую. И меня посадили писать плакат. Дети тупые. Я не подумал что-то, что такие закидоны надо при себе держать и плакат вот так дебильно написал. Библиотекарша (вы их теперь, как, библиотекарка или библиотекаркиня обзываете?) посмотрела на это кхм, говорит. И тут до меня дошло. Ну, переписал, конечно.

Краевушка наша, красноярская библиотека Ленина, а теперь с каким-то диким названием, Универсальная научная что-то там, невыговариваемое. Ласково Краевушка. Серьезно – так и осталась библиотекой Ленина. Подписывается в документах не своим именем, как и все мы, кто родился в Стране, которая сейчас ушла в Вечность. Так вот, Краевушка, невероятно красивое здание внутри, вместо того, чтобы замшело хоронить книги, рванула вслед за временем и стала настоящим интеллектуальным центром. Бесплатные кружки, группы по интересам, мастер-классы, экскурсии по библиотеке и Городу, лекции писателей, культурные встречи, игры в соцсетях, сами, собственно, соцсети. Отзывы, подборки. Настоящее литературное сообщество.
И любая библиотека могла бы так. Если повернуться к людям лицом, а не к лесу передом, к людям задом.

Я очень люблю библиотеки, очень люблю книги. Храмы эти, кажутся мне самыми красивыми – архитектурно, в том числе. Кстати, я считаю, что вот когда находят вот эти огромные заброшенные дворцы и тут же лепяшат: это сто пудов храм был, это, конечно, церковь. А то чего оно такое большое? – это ложь и невежество. Это, наверняка, была библиотека или какой-нибудь дом культуры, или, там, дворец пионеров минувшей цивилизации. Иногда даже структура комнат узнаваемая)).
А жрецы… как везде, разные, конечно.
И величие, и нужность их разные. Как говорили на моей Родине же: от спички и до Казбека, в зависимости от человека.

Поэтому всех Хранителей – я поздравляю с великой должностью и великим праздником.
А вот с зараженными синдромом вахтера что-то вам нужно делать.

Манник2022 #объединяйтесь_люди #capitalism_kills

Leave a Reply