Я рисую, я тебя рисую (с)

Ну, как вы знаете, мы закончили недавно гей-роман “Все возьми”, сейчас я заканчиваю квантовый детектив “Лишние пазлы. Туда, где тебя ждут”. И у меня еще 3 переводных и 2 рецензируемых (профессионально, увы, а не подругайцы попросили почитать) проекта. Все нужно закончить вчера, конечно.
Но знаете, как с картинками бывает, увидишь ее и понимаешь, что это иллюстрация для твоей книги)) и вот бы и поделиться хочется, мол, глядите, ребзя, и думаешь, а ребзя-то не в курсе твоих незаконченных книг)))
Это надо же какой-то кусочек подобрать. А какой, если книга еще пишется, а это значит, что все может поменяться. Вон, “Я здесь” 4й раз переписывать будем. И фрагменты, возможно, в настоящую книгу и не войдут.
Но Линка говорит, все равно таким нужно хвастаться.
Ну лан, тогда буду.

  • Собираетесь ее убить? – спросил Инширах.
  • В мире Катана никто больше не умирает, – сказал Ладзой, Медеш улыбнулся.
  • Только если не убивает сам Катана или его компания?
  • Никто, значит никто, – улыбнулся Медеш.
  • А, так жаль, твоему дружку нужно было лучше прятаться, чтобы дожить до этого счастливого момента. Тогда бы он не умер. Как его… Ха… что-то такое светлое, Хейршид? Ты так с тех пор и один, да?
    Медеш снова улыбнулся.
  • Кто гибнет за Катана, тот не умирает. Разве ты не знаешь, что певчие свободы бессмертны?
  • Ах, ну да, в памяти освобожденных людей. Пока те живы, конечно, – иронично сказал Инширах, – сколько раз уже гибли самые умные и светлые люди, чтобы принести свет и свободу затравленному и запуганному отребью, и чем это всегда кончалось? Тем, что их проклинали как палачей, и отребье начинало новый цикл зла. Потому что отребье никогда не хотело ни этой свободы, ни света. Они хотели только поменяться местами со своими угнетателями. Ты же не против?
    Инширах брал еду с тарелки Ладзоя.
  • Угощайся, пожалуйста, – кивнул Золотое Крыло. – Все революции случаются для лучших людей. И умирают эти самые светлые и умные ради лучших людей. За то, чтобы зажечь свет в сердцах других.
    Ладзой сел удобнее.
  • Статистика такова, что два процента лучших умирают ради десяти процентов оценивших. Так что революция никогда не зря. Кто-то из новых десяти станет двумя для следующих десяти в других темных и загубленных глупцами мирах.
  • Ну и что же это дает? Куда они потом все деваются? Нет, что ни говори, а натура живого создания против ваших идеалов. Каждый хочет самого лучшего и вкусного только для себя, – махнул рукой Инширах, – поэтому вы всегда будете терпеть поражение.
  • Мы всегда побеждаем, Инширах, – улыбнулся молчавший до сих пор Эдос. – Потому что правы.
    Райм, занятый едой, словно невольно тоже улыбнулся.
    Инширах вскинул пытливый взгляд на Эдоса.
  • Когда нас скапливается по крупицам, по одному, по двое, и становится достаточно, приходит такой Катана. Вот к нему в мир мы все деваемся, – сказал Медеш.
  • То есть, это вы порождаете такое чудовище? Как вы это делаете? Коллективным бессознательным? Это воплощение ваших идеалов, как голем? – изумился Инширах, но в это изумление собеседники не поверили.
    Мужчины рассмеялись, и Инширах рассмеялся с ними. Со стороны казалось, что смеются старые друзья какой-то доброй шутке.
  • Можно и так сказать. Как только собирается достаточное количество порядочных людей, появляется такой Катана, – тряхнул головой Медеш.
  • Вот, а вы спрашиваете, зачем я работаю с каждой зверушкой, – вздохнул Инширах, презрительно оглядев «Местечко». – чтобы не дать вам собраться и породить вот это вот!
  • Работай, работай, чем активнее ты работаешь, тем чище будут ряды, – Ладзой похлопал Иншираха по плечу.
  • Только ты опоздал тут немного. Катана уже пришел. Так что тебе стоит направить свои силы на другой мир, – улыбнулся Медеш.
  • Возможно, и тут еще есть дела, – усмехнулся Инширах, – например, что, если бы кто-то предложил тебе вернуть твоего дружка из лап смерти? Не Катана.
  • А зачем не Катана, если то же самое предлагает и Катана? – усмехнулся Эдос.
    Инширах подпер рукой лицо, уставившись на него.
  • Чего ты-то, вообще, явился? Тебе-то что за дело?
  • А чего не помочь хорошему человеку, – усмехнулся Эдос, откидываясь на спинку лавки и спокойно глядя в пронзительные глаза искусителя.
  • А взамен?
  • Хорошим людям помогают просто так, когда взамен – это уже торговля, а не помощь, – усмехнулся Ладзой.
  • Ну а все-таки, какой смысл помогать хорошему человеку, если ты ничего не получишь взамен? – Инширах продолжал смотреть на Эдоса.
  • Взамен ты получаешь больше хорошего в мире. А в случае с Катана получаешь хорошее место для жизни, – сказал Медеш.
    Инширах дернул уголком губ, отмахиваясь.
  • Такая сладкая у него любовь? – продолжал Инширах.
  • Так проверь сам, – усмехнулся Эдос.
    Райм выдохнул ослепительную улыбку и тоже откинулся на спинку, протягивая руку и обнимая Эдоса за плечи.
  • Достаточно твоих рассказов.
  • Ну иди тогда ко мне, – подался резко Эдос через стол к мужчине. – Я же менестрель, напою тебе про его любовь.
    Инширах отшатнулся. Мужчины рассмеялись. Инширах тоже, но он резко оборвал смех первым и поднялся.
  • От вас никакого проку, – сказал он и прошел к столам, выискивая новую жертву.

Прочитать можно здесь:
https://litmarket.ru/books/serdce-kan-dziru
https://bookriver.ru/book/albireo-mkg-serdtse-kan-dziru?pid=GMYDK
https://prodaman.ru/Albireo-MKG/books/Serdce-Kan-Dziru

Яздесь #объединяйтесьлюди #capitalism_kills

Leave a Reply