Что ты сделаешь?

#Hi_from_reality

art by Ol Albireo
Не стесняйтесь писать свои истории
и давать артам свои названия

– Ито, я сделаю сакральную библиотеку Феникса публичной и сделаю общий набор в его школу. Мне нужно подобрать первые книги, – Катана, как обычно, смотрел Ито в глаза черным, холодным и твердым, как алмаз, взглядом. Новый повелитель Кан-Дзиру стоял у окна, едва присев на стол.
– Группа ученых-преподавателей… – Катана усмехнулся. – Еще только собирается.
– Они до смерти напуганы, – хихикнула Кин.
Райм одним движением зажал ей рот рукой и притянул золотую красавицу к себе, тепло улыбнулся.
Катана мазнул взглядом по играющей паре и снова перевел взгляд на Ито.
– Дзировцы…
– Ну знаешь, эти, простые, без приставки “кан”, – вырвалась и смогла вставить Кин. Порочный сексуальный вздох сорвался с золотых губ, серебристая паутина сверкнула в прозрачном воздухе тронного зала, обматывая лицо Кин, врезаясь в кожу, сияющей проволокой. Райм наблюдал, как золотая кровь течет по серым нитям.
Катана помолчал эти мгновения, в глазах, показалось, мелькнула тень улыбки, но наверняка это просто отблеск от серебряной паутины.
– Дзировцы не знают ни сакрального языка, ни законов Феникса. Многие смертны, многие живут в унизительной ловушке линейного движения только вперед – времени. Ты же посвященная, ты, наверняка, помнишь, с чего тебя начинали учить. Покажешь им.
Катана ждал подтверждения, что она сейчас кинется предавать Священный Орден тайных знаний Вечности.
В Кан-Дзиру очень долго правила династия ее родителей, все ее предки были правителями этого и близлежащих миров. Когда-то давно это был убогий и хаотичный мир, пока не появился Феникс и не принес Знание Вечности. Как управлять мирами, как создавать, как жить. Ее предки были хранителями этих знаний, они распространяли их среди избранных, самых способных, самых достойных. Лучшие из лучших становились Посвященными Феникса, обычно, дети правителей, сами правители, знать, и, наоборот, безродные, которых оставляли у ворот Ордена, неспособные из которых, оставались прислуживать, способные становились Золотыми Девами, мужчины – Золотыми Крылами. Орден гордился таким равенством. Мир поддерживался этими знаниями, развивался, Кан-Дзиру стал большой империей, богатой и цветущей. В школу было попасть нелегко, Знание Вечности было уделом избранных, благородные жители горячего мира назывались кан-дзировцы, все прочие, включая из порабощенных и присоединенных миров – дзировцы. Девы и Крылья хранили и защищали Знания Феникса. А потом коварный заговор все перевернул. Катана, придя к власти, уверил, что не будет разрушать Храмы и Святыни Феникса. Как всегда, он решил поступить еще ужаснее. Если бы он запретил Орден, разрушил Храмы, навязал другое учение – Орден бы затаился, и готовился возродиться, как и полагается Фениксу. Но Катана решил запереть его в ловушку, изнасиловать Орден, на глазах у всех. Видимо, это, вообще, его любимый стиль.
Она лишь раз отвлеклась на движение пары, и, снова тяжело смаргивая, продолжила прямо отвечать на тёмный взгляд завоевателя. И лишь дослушав, перевела его на красное солнце своего мира. Умирающего мира. Она уже видела, как он будет разрушен, камень за камнем. И разрушится этот ее мир, благодаря тому, что она скажет “да” и, действительно, это сделает. Она ненавидящая и презирающая Райма за предательство, сейчас сама станет предателем, ей казалось, что ниже, чем она упала, падать некуда, а оказалось, что в запасе у ее кошмара есть подготовленные ямы и глубже. Она погладила себя за плечи, от подступившего изнутри холода, и опустила руки, переплетая похолодевшие пальцы. Теперь она хотя бы поняла, зачем, в действительности, нужна была. Не за тем, чтобы сидеть у ног и демонстрировать милосердие и величие завоевателя своим присутствием, а чтобы открыть запертые двери. И она просто не знает, сколько ещё дверей можно открыть с помощью неё, и как долго это понадобится, если первые двери – это священные знания, то не так уж и долго. Солнце падало в море, раскаляя его докрасна, но все ещё, в самом центре, горели золотые отблески огромной звезды, как волосы ее матери. Ее собственные больше никогда не смогут так освещать мир, они поседели до полной черноты от того, что ей пришлось увидеть и испытать. Она представила, что может случиться, если она скажет «нет», кто ещё поседеет так же, и потеряет всю свою семью, ради закрытых на ключ книг. Ключ от всего мира. Она была сейчас ключом от всего своего мира. А ещё она была сейчас ключом от чьих-то жизней.
– Что ты сделаешь, если я скажу нет? – тихо спросила она, глядя уже в себя, пытаясь задушить собственное отчаяние от того, что ей придётся сделать.
Я здесь, АльбиреоМКГ

Leave a Reply